?

Log in

ПРОЩАНИЕ С ХОДОРКОВСКИМ

Данный текст, вместе с тем, что ниже, про Украину, под названием «Спецоперация», перевожу в ранг «постоянных», хотя, естественно, тоже на некоторое время.

Делаю это потому, что хорошо бы «Прощание с Ходорковским» читать, как это и было написано, перед всей украинской темой. И, думаю, если это кому ещё самому не ясно, через несколько недель у меня получится объяснить причинно следственную связь подробнее.

СПЕЦОПЕРАЦИЯ

ЗНАМЯ

Читать дальше...Свернуть )
Достижение, на самом деле, прорывное и как тема для продолжения беседы очень важное:

Ученые из Израиля с помощью принтера 3D восстановили из пепла самый древний свиток с отрывками библейской книги Левит.

Обугленный свиток был найден при раскопках синагоги неподалеку от Мертвого моря еще 45 лет назад.

— Представители департамента древностей Израиля сообщили нам, что ученые провели 3D-сканирование обугленного свитка, найденного 45 лет назад при раскопках синагоги Эйн-Геди. Возраст свитка составляет около 1,5 тысячи лет, — рассказали в ведомстве.

После того, как остаток свитка просканировали, его отправили профессору Бренту Силзу из университета Кентукки, который разработал программу, позволяющую виртуально «развернуть» обугленный лист.

После этого свиток расшифровывали целый год.

— Какого же было удивление ученых, когда им удалось прочитать сканированные надписи! Представленный текст оказался отрывком из начала самой древней библейской ветхозаветной книги Левит, — добавили в Министерстве туризма.
Господа! Прошу прощения, я тут решил смотаться на недельку в Лиссабон с окрестностями, покормить жену катапланой.

Это оказалось не так уж и просто, выяснилось, что катаплана здесь не столь уж и распространенное блюдо, как врали. Потому буду слегка занят, беру небольшой отпуск от общения в интернете, вернусь, поговорим поподробнее.

Хотя, конечно, в принципе, я на связи, и если его срочное, то пишите, пожалуйста.

Ваш А.В.
(Начало здесь)

Тяжко согрешил Иерусалим, за то и сделался отвратительным; все, прославлявшие его, смотрят на него с презрением, потому что увидели наготу его; и сам он вздыхает и отворачивается назад.
На подоле у него была нечистота, но он не помышлял о будущности своей, и поэтому необыкновенно унизился, и нет у него утешителя.

Вспомнил Иерусалим, во дни бедствия своего и страданий своих, о всех драгоценностях своих, какие были у него в прежние дни, тогда как народ его пал от руки врага, и никто не помогает ему; неприятели смотрят на него и смеются над его субботами.

Видите ли всё это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне; всё будет разрушено.


…Развалины Иерусалима догорали. Три башни и кусок западной обводной стены, с несколько издевательской хозяйственной предусмотрительностью оставленные Титом почти нетронутыми, несомненно оживляли и даже украшали картину, однако не сильно меняли её настроение. Основные работы по демонстративному назидательному сравниванию остатков руин с землей ещё не начинались, но осадная техника была уже отведена из центра, поскольку дел явно оставалось немного – все поработали на славу.

Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Титаны Возрождения

Теперь народ стоит на Рафаэля.

Стесняюсь признаться, но я к его творчеству совершенно равнодушен. Кагда в юности годами еженедельно ездил в Питер пошататься по Эрмитажу, то меньше всего было желание останавливаться у картин Рафаэля. Хотя их там, да и во всей стране, только две, небольшие и довольно ранние, но и тогда под очарованием великого имени они привлекали относительно повышенное внимание публики.

Однако я запомнил только народные клички Мадонны, одна «с безбородым Иосифом», другая «Конестабиле», и на том посчитал для себя знакомство с этими шедеврами достаточным. Уж слишком это всё для меня сладковато.

Ну, да Бог с ним, мои вкусовые пристрастия здесь никакого значения не имеют. Людям нравится – пусть смотрят, по-любому лучше, чем портвейном в подворотнях нажираться.

То есть, это я так думал, что лучше, пока не увидел случайно сегодня телерепортаж. Сначала множество интервью, взятых корреспондентами у стоящих в трех-пятичасовой очереди, несколько раз опоясывающей музей, при не самых теплых градусах десяти с самого раннего утра. Всё без исключения говорили о своей тяге к прекрасному и готовности претерпеть любые лишения с трудностями, ради счастья духовного соприкосновения с великим искусством.

А потом камера переехала уже непосредственно в зал самой выставки. И я с большим удовольствием, на весь последующий день улучшившим мое настроение, понаблюдал, что подавляющее большинство, ну, вот честно, абсолютно подавляющее, как только оказались перед картинами, стали дружно заниматься одним и тем же делом.

Они эти картины фотографировали и немедленно (!), тут же (!!), даже не сделав шага в сторону (!!!) выкладывали фотки в Инстаграм со своими восхищенными комментариями. Но и потом не очень занимались лицезрением живописи, а в основном продолжали смотреть в айфоны, ждали, сколько соберут «лайков».

Господи, уж стояли бы в очереди к «поясу Богородицы», много более естественно, искренне и, как ни странно, даже умнее смотрелось бы…
Вот это настоящие добрые партнерские отношения. Американцы по ошибке разбомбили войска Асада у Алеппо. Жутко извинялись, что, действительно, как-то неловко получилось.

В ответ «ни российская, ни сирийская авиация не нанесли никаких авиаударов по гуманитарному конвою ООН на юго-западной окраине Алеппо».

Я в своё время тридцать пять лет провел за рулем. Особыми успехами и достижениями хвастаться не приходится, никаких вершин мастерства не достиг, однако прекрасно это осознавал, потому всегда ездил предельно спокойно и аккуратно.

А подавляющее большинство моих знакомых водили машину значительно, иногда очень значительно, лучше меня. И умение свое использовали по назначению, совершая маневры, которые мне не снились, на скоростях, которые я и представить себе не мог.

Они никогда не были виноваты в авариях. Но регулярно чинили свои автомобили, некоторые одновременно или предварительно чинили и себя, а кое-кто и из машин, и из водителей восстановлению уже не подлежал и пошел на списание.

У меня реальных аварий не было, и помру я точно от другого. Даже если в автомобиле, то не за рулем.

Единственное, что интересует, да и то чисто теоретически, сначала по ошибке бомбы упадут на Москву или первым делом не будет нанесено никаких авиаударов по Вашингтону?
Как очень многие американцы и, подозреваю, ещё большее количество патриотов России, я тоже за Дональда Трампа. В смысле, что считаю очень полезным его избрание президентом США. О чем, впрочем, уже неоднократно упоминал.

Правда, боюсь, основания и причины моего мнения по данному поводу принципиально расходятся, если не сказать прямо противоположны, с причинами и основаниями того же самого у практически всех, мною названных.

Однако сейчас у меня нет сил и времени писать сам рассказ, так, чисто теоретически, в принципе мною запланированный, но далеко не первоочередной. Если он всё-таки когда-нибудь окажется написанным, то вот там я и объясню подробнее собственную позицию, и расскажу ещё кое-что интересное уже по фактической стороне вопроса.

А сейчас всего лишь хочу несколькими строчками застолбить тему и основные реперные точки сюжета, дабы кто, как это почти всегда бывало, не похитил моего приоритета. Прекрасно понимаю, что для общественного мнения это бесполезно, даже в абсолютно наглядной и бесспорной ситуации с «Историей украинской революции» мне это не удалось, и моя пальма первенства так и сталась пыльным фикусом в углу кабинета. Но очередная бессмысленная попытка не будет дорого стоит, потому предпочту всё же потратить на неё пару свободных минут, уж вреда точно не принесет.

Вопреки наиболее распространенной версии Трамп не является и всего лишь наследником гигантского состояния своего отца, и полностью самостоятельным великим как бизнесменом, так и строителем. Унаследованное им дело было довольно скромным, но, тем не менее, очень стабильным, надежным и относительно своих масштабов вполне прибыльным. А вся его собственная деятельность является исключительно гигантской (кстати, даже тут больше мифологии и рекламы, по объемам и изысканности в тех же Штатах было не мало гораздо более блистательных и крупных) аферой.

Если внимательно проследить за всеми затеями Трампа, то реально успешных среди них по количеству будет меньше десяти процентов, а по общему финансовому результату и того меньше. В основном же это непрерывная череда крахов, банкротств, надувалова и разводилова. И на переломе веков это стало понятно уже практически всем серьезным людям, несмотря ни на какие агитационно-пропагандистские фокусы.

Казалось, карьера пусть и относительно крупного, но всего лишь жулика неизбежно стремится и закату и уже начали просвечивать очертания кое-каких весьма серьезных неприятностей, вплоть до элементарной уголовщины.

А потом происходит нечто не совсем понятное. Ну, то есть, естественно, на поверхностный и посторонний взгляд, а так, на самом деле, не особый-то и бином Ньютона.

Трамп почти одновременно начинает и выпутываться из устроенного им же коммерческого беспредела, и заниматься политикой. То и другое одинаково невероятно и противоречит элементарной формальной логике, но это беда не для Дональда, а для вероятности с логикой. И именно здесь завязка сюжета.

А далее всего несколько имен с отчествами и фамилиями, и я пока заканчиваю, на время предоставляя поле для ваших собственных фантазий, вы же впоследствии сами сможете убедиться, насколько фантазии эти окажутся близки к суровой прозу скучной реальности.

Владимир Семенович Голубев, «заслуженный тренер России по боксу и заслуженный строитель России».

Игорь Иванович Сечин, в те времена заместитель руководителя администрации Президента России.

Оксана Геннадьевна Федорова, тогда капитан милиции, победительница конкурса «Мисс Вселенная 2002».

Араз Искандер оглы и Эмин Араз оглы Агаларовы, семья, которую не надо в России никому представлять, тем более, что это во многом и представить себе невозможно.

Андрей Михайлович Бородин, таинственный якобы сотрудник администрации Президента РФ.

Это, конечно, так, крайне поверхностно и пунктирно, лишь в виде самого туманного намека, но для серьезного аналитического ума может оказаться вполне достаточно, по крайней мере хотя бы как обозначение направления движения мысли.

«Я — частная компания, и никто на самом деле не знает, сколько я стою», — сказал про свое финансовое положение бизнесмен Дональд Трамп в июне 2015 года, вступая в борьбу за пост президента США.

Наивный. «Никто…». Он просто со мной не знаком.

Загадка века

Тут рядом со мной в «Ветерке» только что «выстрелами из пистолета был убит лидер украинской организации "Оплот" Евгений Жилин. Мотив убийства неизвестен, стрелявший с места преступления скрылся».

Это смешно. То есть не то, естественно, что убили, при любом убийстве смех не самое уместное чувство, а что «мотив не известен».

Написать подобное о любом деятеле из «Оплота» вообще, а о Жене Жилине в частности и в особенности, мог только человек с очень уж извращенным чувством юмора.

Это как сказать, что причины беременности шлюхи не установлены. Тайна великая и не будет раскрыта никогда.
Ведь я почему раньше такой злой был? Потому, что не имел велосипеда. Нет, велосипед, у меня, конечно, не появился, но мне это стало настолько безразлично, что теперь я добрый.

Я почему, собственно, столь невнятно и уклончиво изложил свои мысли в трогательном этюде про «своих и чужих»? Боялся больше всего, чтобы меня не заподозрили в интересе к процессу, который они называли «предвыборной кампанией», и тем более, в попытке как-то на него влиять или кого-то к чему-то призывать.
Омерзение охватывало от одной только возможности подобного подозрения.

А теперь, когда все позади, могу спокойно и просто изложить то, что конкретно имел в виду. До самого последнего времени оставался, хоть и уже предельно узкий, но всё-таки реальный круг людей, которых, несмотря на бесчисленные, порой даже самые принципиальные разногласия, я мог назвать «своими».

И вдруг практически все они, по совершенно разным, однако уже абсолютно не трогающим меня причинам, принялись в тоже абсолютно разных, но одинаково идиотских формулировках объяснять, почему нужно идти на эти «выборы».

Нет смысла составлять какие-то списки, поскольку вполне достаточно уже употребленного обозначения «практически все». От Бориса Акунина и Виктора Шендеровича, до Дмитрия Орешкина и Михаила Козырева.

Даже не удивительно, а просто мило, что почти единственным исключением стала Ксения Анатольевна, но я это списываю на благотворное влияние беременности, искреннейше желаю доброго здоровья ей и её ребенку.

А теперь тоже все и они же снова с плохо скрываемым смущением неловко принялись рефлексировать по поводу своей бесконечно затянувшейся инфантильности. И выглядит это как-то совсем уже малопристойно.

И всё-таки мне хочется ещё раз уточнить, что говорил вовсе о другом. Только о том, что как-то разом не осталось «своих». Видимо, вся надежда лишь на беременных.
Подобного столько, что классифицировать, анализировать и ранжировать не только давно стало стишком тягостно и сложно, но по сути вовсе бессмысленно.

Помните, когда-то довольно часто и в устных высказываниях, и в публицистических текстах появлялись фразы типа, «ну, до большего маразма дойти уже нельзя», «такую дурость не превысишь» или «полный предел беспредела». Нынче такое почти не встречается, привычка побеждает эмоции.

Это, знаете, как в спорте. Любой рекорд производит впечатление только если предыдущий держался достаточно долго. А, представьте, результаты бега на стометровке начнут улучшаться и обновляться по нескольку раз в день. Никто же не станет на них обращать внимания.

Я сам был грешен. Когда Путин с Чапмен и компанией спели хором про Родину, то написал, что лучшей иллюстрации для состояния этой самой Родины не придумаешь. Наивный, не подозревал, какой убогой довольно скоро покажется казавшаяся тогда шедевром картинка на фоне новых эпических произведений.

Потому не стану использовать сравнительные, а уж тем более, превосходные степени. Просто отмечу, что на данный момент, на мой вкус, найдена прекрасная фраза-формулировка, при помощи которой можно очень удобно и, главное, универсально отвечать на любой вопрос об интеллектуальной, политической, да, в принципе, и какой угодно ещё ситуации в России:

«Медведев забанил Навального в Твиттере».
Жалкие остатки штрафного батальона прорыва, в решительный момент атаки оставленного без поддержки и брошенного на произвол судьбы основными силами, попавшего в окружение, потерявшего подавляющее большинство личного состава, всё-таки пробились к какому-то островку ещё не занятой врагом территории, настолько крохотному и убогому, что оккупантам просто лень было тратить на него силы и время. Пока лень, но хотя бы пока.

Огляделись. Более не по сторонам, да и на что там, собственно смотреть, а пристально вглядываясь друг в друга. Зрелище, конечно, жутковатые. Выжили считанные единицы. Остальные или погибли, или сдались врагу, или дезертировали в совсем уже неизвестном направлении. Да и уцелевшие не сказать, что самая отборная элита, разные попадаются, очень разные. И всё-таки…

И всё-таки они единственные, кто сумел уцелеть и с честью выйти из боя. Потому каждый может с кем-то не соглашаться и спорить до последней хрипоты, кого-то любить, а кого-то почти и ненавидеть, понимать с полуслова или, наоборот, не понимать совершенно, возможно что угодно, ни малейшего единообразия или даже хоть какой-то общности. Но зато каждому можно безусловно доверять, и каждый достоин уважения. Здесь всё по большому счету свои.

Но идёт время. На островке вполне можно существовать, а кто-то вполне способен считать это и полноценной жизнью. У врага руки и ноги до столь отдаленного захолустья так всё и не ходят. Однако изредка у кого-то из маргиналов, неважно идейных или вынужденных, всё равно по той или иной, иногда относительно объективной и в какой-то степени предсказуемой, иногда совершенно личной и неожиданной порой до парадоксальности, причине, но сдают нервы. Люди исчезают.

Не имеет значения, исчезают морально или физически, но перестают быть своими. В какой-то момент остаются совсем уж немногие. Переглядываются между собой, понимают, как их мало, зато уж эти-то последние бойцы, пусть давно переставшие быть именно бойцами в прямом смысле слова, однако уж такие свои…

А за периметром другой, враждебный мир существует по собственным законам. Кажется, будто и эти законы, и он сам не имеют никакого отношения к островку. Там чужие, какое может быть до них дело.

И вот, казалось бы, без особых что внутренних, что внешних поводов, но почему-то одновременно в очень короткий промежуток времени почти все оставшиеся, за редчайшим исключением, начинают говорить странное и поступать странно. То есть, сначала больше говорить, но уже потихоньку и поступать, однако явно, что это «потихоньку» - лишь начало.

Нет, нет, никакого предательства или подлости, всего лишь признание сперва того, что те, вражеские законы нельзя игнорировать, потом, что их все же следует в определенной мере учитывать, далее, что, возможно, на них даже есть способы как-то повлиять, ну, а затем…

Тогда до тебя, наконец, доходит, что на острове своих практически не осталось.

Всё течет, всё из меня…

В Москве происходят великие, грандиозные и судьбоносные инфраструктурные преобразования. Захватили власть и правят бал люди, надменно называющие себя «урбанистами». Они презрительно отметают любые не то, что возражения, но и малейшие замечания с стороны темного народа, не понимающего своего счастья.

Как недавно написала одна из самых прогрессивных отечественных публицистов, «наконец Собянин начал превращать город в удобное место для жизни людей».

Да, я и не спорю хотя бы потому, что и не с кем, и не спрашивает никто. Вот только в блоге могу тоскливо постукать пальцем по клавиатуре, да и то потому, что во время сигареты под первую чашку кофе нет охоты заниматься чем-то более серьёзным.

Сегодня с утра отключили холодную воду. Не знаю точно во сколько, но часов в восемь её уже не было. Из крана идет только крутой кипяток, руку поднести невозможно.

Дабы не утомлять подробностями, скажу лишь, что, как человек кое-что понимающий в этом деле, умудрился всего минут за пятьдесят связаться по цепочке со всеми соответствующими службами до максимального уровня, доступного рядовому гражданину моего типа без подключения специальных связей и знакомств. В Западном округе ответственный товарищ, не дожидаясь моего вопроса, сразу ответил:

- Если вы насчет воды, то мы ни при чем, это Москва отключила.
- А когда…
- Москва не сообщает.

Вообще-то, в таких сложных инженерных системах, как водоснабжение мегаполиса, всё может случится. Правда, за последние пару с лишним десятилетий я не помню, чтобы подобное происходила в современных домах. Но и это не о чем не говорит, первый инфаркт тоже потому и первый, что случается впервые. Умиляет именно абсолютное совершенство и блистательная герметическая завершенность формулировки:

- Москва не сообщает.

P.S. Около двенадцати воду дали.

Если кто не знает

А то дурацки получается. Все повторяют название картины, но никто даже не упомянул автора. Некрасиво.


«В цеху».

Николай Васильевич Овчинников (1918-2004).

Советский живописец, график, академик, кандидат искусствоведения, профессор. Заслуженный деятель искусств Чувашской Республики. Заслуженный художник Российской Федерации. Народный художник Чувашской Республики и Российской Федерации. Лауреат Государственной премии Чувашской Республики им. К. Иванова. Родился в 1918 году в д. Мижули Мариинско–Посадского района Чувашской Республики. Учился у профессора Р. Р. Френца и народного художника СССР А. М. Герасимова. Много лет заведовал кафедрой изоискусств (живописи) Чувашского педагогического института. Являлся председателем правления Союза художников Чувашии. За большие заслуги в развитии чувашского искусства в 1989 г. занесен в Почетную Книгу Трудовой Славы и Героизма Чувашской АССР.

Главной темой его произведений является современность. «Его живопись, основанную на мировосприятии родного народа и достижениях мирового реализма, отличает солнечный оптимизм, светлое начало» (Национальная академия наук и искусств Чувашской Республики.– Чебоксары, 2002. - С. 320). Включен в число 200 выдающихся людей России ХХ века.

Участник международных, всесоюзных, региональных выставок. Персональные выставки прошли в странах Европы и Америке. Действительный член Национнальной академии наук и искусств ЧР. Работы находятся в 39 музеях, а также в музейных и частных собраниях за рубежом.

И не про пал

(Окончание. Начало здесь).

А теперь, когда пал, как таковой, возможно не слишком подробно, но обсужден, и, главное, после предыдущего текста под ним ещё осталось неограниченно места для продолжения его обсуждения отдельно, я попытаюсь покороче объяснить свое отношение к действительно любопытной для меня ситуации.

Ещё как только впервые недавно услышал, что в Краснодарском крае. Адыгее и ещё некоторых местах начались иногда хулиганские, а, порой, и откровенно бандитские вооруженные, нападения на пожарных, сразу заподозрил, что всё же там история не такая простая.

А когда к обозначению «пожарные» начало прибавляться определение «добровольные», то сомнения только усилились. Вообще, я сам когда-то в глубокой юности был членом «Добровольной пожарной дружины». В местах, куда «недобровольные» меньше чем за сутки добраться не могли, это бывало очень распространено по безвыходности. Но тут, похоже, какая-то другая история, пожарные явно не местные, но это и не те волонтеры, которых обычно привлекает МЧС во время действительно массовых стихийных бедствий…

Да и народ у нас, конечно, диковатый и невежественный, однако не первобытная Африка всё-таки, где до сих убивают врачей, делающих прививки, случаи, чтобы калечили пожарных, пусть и пришлых, как-то не слишком обыденны.

Короче, потребовалось некоторое время, чтобы картина для меня полностью прояснилась. Если совсем без подробностей, то она такова.

Народ устраивает традиционный осенний «пал». С традиционными же стандартными последствиями, не хуже и не лучше, чем всегда. А тут приезжают непонятно откуда совершенно посторонние люди, называются подозрительным иностранным словом «гринписовцы» и начинают пытаться агитировать, читать лекции, раздавать брошюры и листовки с разъяснениями о вреде и опасности пала. Утверждают, что плюс ко всему там в огне гибнут ещё и всякие краснокнижные птички, прочая редкая и полезная живность, в общем нагоняют страху и накаляют обстановку.

И, что уже совсем невыносимо, когда местные очередной раз или взяв брошюрку для лучшего розжига, или сразу послав, устраивают пал, чужаки бросаются огонь тушить и пускают всё тяжелую и небезопасную, но представляющуюся народу полезной до необходимости, работу насмарку.

Сразу, во избежание двусмысленности, заявляю, что считаю нападавших подонками и преступниками, достойными самого сурового уголовного преследования и максимального наказания. Но сейчас принципиально не о них, точно так же, как ранее подчеркивалось, не о полезности или вредности пала.

Суть вовсе иная. Только для простоты примем чисто теоретически условие, что пал однозначно вреден для природы в целом столь же, как и для хозяйственной деятельности в данной местности в частности, одновременно представляя опасность, порой даже смертельную, для конкретного проживающего там населения.

И чего?

Помогать кому-то или спасать кого-то, по моему глубочайшему убеждению, имеет хоть малейший смысл только если этот кто-то хочет этих помощи и спасения. В идеале, конечно, желательно ещё, чтобы помощь со спасением могли пойти на пользу, а спасаемые были потом благодарны, но это уж с одной стороны несколько избыточно, а с другой – не всегда нам дано решать и предвидеть, потому достаточно хотя бы желания и просьбы.

А вот всё эти «они сами не понимают своего положения» и «мне велит мой внутренний долг независимо от желания темных людей, невежеством своим опасных для самих себя» - то лишь гипертрофированное самомнение, глупость, инфантильность и прочее подобное, иногда по отдельности, иногда в различных сочетаниях, а иногда и полным комплектом.

Всё равно гораздо лучший и более полезный жизненный опыт у переживших кораблекрушение самостоятельно, чем у предупрежденных об опасности и оставшихся на берегу, и даже чем у тут же после аварии пересаженных с тонущего корабля на спасательные шлюпки.

А уж если человек тонет, но не понимает этого и отбивается от желающего помочь, то, спасенный насильно, он точно будет уверен, что ему только помешали, возненавидит своего спасителя, не вынесет из произошедшего никаких уроков, обязательно ещё раз полезет в подобную ситуацию и уж тогда с ещё большей вероятностью пойдет ко дну.

«Идти в народ», несомненно, очень благородно во всех формах и видах, имею в виду отнюдь не только отечественное классическое «народничество» девятнадцатого века, здесь и временные рамки, и национальные традиции гораздо шире и многообразнее, но при всем этом многообразии имеется одна общая черта. И я лично знаю, и вообще в истории известно множество случаев, когда такого рода деятельность крайне положительно (в основном, правда, как раз наоборот, но это сейчас тоже оставим) влияла на развитие личности, становление характера и даже всю дальнейшую судьбу самих деятелей. Но и мне самому неизвестны, и та информация, к которой за жизнь я имел доступ, не дает таких примеров, чтобы «хождение в народ» приносило реальную, значительную и долговременную пользу самому народу.

После серьезных раздумий и сомнений, но я всё-таки посчитал возможным предельно кратко упомянуть, что это для меня не только абстрактные теоретические рассуждения, но в определенной степени и личное.

Моя дочка ещё с институтской юности постоянно моталась с волонтерами и спасателями по всему миру от Краснодарского края до Юго-восточной Азии, где происходили какие-то стихийные бедствия, разгребала от грязи и ила утонувшие поселки, доставляла продовольствие, строила дома для пострадавших и прочее подобное.

Иногда это было связано с достаточно серьезным риском не только для здоровья, но и для жизни, случалось, что и мы с женой, очень мягко излагая, не слишком хорошо себя в те моменты чувствовали, но, хотя напрямую это никогда в семье не обсуждалось, уверен, дочка ощущала и понимала, что мы морально с ней и на её стороне.

То же самое было, когда в свое время мы ходили на одни и те же демонстрации и митинги, когда дочку задерживали и отправляли в ментовку, когда она нарывалась на неприятности у памятника Абаю, хоть я сам уже категорически к тому моменту отказался участвовать хоть в чем-то такого рода.

И уж совсем откровенно скептическую усмешку вызывала у меня её участие в агитационных компаниях каких-то «демократических» партий и организаций, работа в качестве наблюдателя на выборах, а потом и члена избирательных комиссий…

Но я помалкивал, отвечал только, если меня спрашивали, причём достаточно настойчиво, и в общем, как и подавляющее большинство родителей, придерживался основного принципа – «главное, чтобы ребенок был здоров», остальное чепуха и мелочи.

Однако после украинских событий изложил всего один раз, но предельно четко: «Продолжать участвовать в спасательной операции, когда спасаемые этого не просто не хотят, а ещё за это тебя и ненавидят, значит просто не уважать себя». А все дальнейшие попытки разговоров без малейшего намека на дискуссию сводил к максимально конспективному пересказу текстов, которые в то время размещал в своем Журнале.

Отнюдь не уверен, что именно я повлиял на выводы моей дочери, которые в результате она сделала, и действия, которые затем осуществила. Но сами эти действия представляются мне вполне разумными.

Ах, да, к чему я это всё. Последние годы всё чаще слышал от неё, мол, конечно, папа, прекрасно понимаю, о чем ты говоришь, но ведь надо что-то делать, а кто, если не я.

«Кто, если не мы?». Или ещё более гордое героическое «Кто, если не я?» Успокойтесь, есть «кто». Не надо излишней гордыни, она, как ни странно, иногда доводит до утраты элементарного чувства собственного достоинства.

Имеет ли смысл, стоит ли, нужно ли, умно ли, достойно ли (любое подобное наиболее вам близкое и уместное каждый может сам подставить по вкусу и желанию) бросаться грудью на пулемет? В любом случае вопрос нелепый. Поскольку ответ на него зависит от бесчисленного количества условий и обстоятельств. И всё же в целом и предельно кратко здесь нет никаких особых сложностей – когда-то имеет смысл, а когда-то не имеет.

Но всегда глупо делать это во благо пулемета.

Пал или пропал

Прекрасно понимаю свои глупость и бессилие в просьбах оставить в покое белую обезьяну.

Как только прошу не отвлекаться на обсуждение какой-то темы, без упоминания которой не получается обойтись, но сама она не является предметом разговора, а только запутывает его и уводит в сторону, так обязательно только вокруг неё и возникают споры. Любые мои усилия воззвать к сердцам и умам читателей бесполезны и ими презрительно отметаются, я же остаюсь в одиночестве со своими мольбами и чувствую себя полным идиотом.

Хорошо, попробую по-другому. Для того, что я сейчас хочу сказать и действительно попытаюсь сказать в дальнейшем, вопрос пала, то есть, полезно или вредно жечь сухую траву, сам по себе не имеет никакого значения. Но поскольку не упомянуть сейчас о пале я не могу, а в том, что любые мои просьбы оставить историко-культурную, техническую, сельскохозяйственную и экологическую суть проблемы в покое не будут услышаны, я абсолютно уверен, то попытаюсь сразу высказать свое мнение. Хотя сразу ещё раз подчеркну – пал, как таковой, здесь вообще не при чем.

Есть такой инструмент – бритва. Имеются определенные основания считать, что человечество пользовалось им с незапамятных времен. Но мы сейчас оставим в покое кремневые скребки, у меня вообще очень скептическое отношение к подобным археологическим фантазиям. Однако, например, считать некоторые медные изделия, найденные на территории Индии и датированные тысячами тремя лет назад, реальными приспособлениями именно для бритья вполне возможно. Египетские же бронзовые, а впоследствии и железные греческие бритвы, особенно времен Александра, - уже почти (!) несомненный факт.

Всё это дело потихоньку совершенствовалось со своими взлетами и падениями довольно долго, впрочем, все равно оставаясь на довольно жутковатом уровне до того, как примерно во второй половине восемнадцатого века французский мастер по изготовлению специальных, в основном хирургических, инструментов Жан-Жак Перре довел до ума множество предыдущих идей с технологиями и запустил в массовое производство ту самую клинковую бритву, которая впоследствии, после изобретения в конце века уже девятнадцатого станка со сменными лезвиями, стала несколько несправедливо называться «опасной», хотя именно она-то и была первой хоть относительно безопасной.

Ну, а остальное вам, уверен, уже и напоминать не нужно, поскольку большинство, в отличие от меня, успешно при помощи этого инструмента морочит себе голову и улучшает настроение.

Полезна или вредна бритва? Думаю, любой нормальный человек удивится, мягко говоря, странности вопроса. Да, конечно, вряд ли кому сейчас придет в голову мучить себя не только кремниевым скребком, не только древнеегипетскими или более подними римскими бритвами, но и стальными слегка серповидными средневековыми инструментами, которыми весьма успешно были отправлены в свое время на тот свет множества самых высокопоставленных, вплоть до царствующих, особ, неосторожно допустивших не тех брадобреев слишком близко к своему горлу.

Любители «опасных» клинковых бритв ещё остались. Но всё-таки лишь или среди совсем уже ветхозаветных товарищей в самых оторванных от цивилизации местах, или наоборот, среди особо изысканных эстетов. Но подавляющее большинство последних всё-таки уже предпочитают не рисковать самостоятельно, а пользуются услугами специалистов, кстати, очень классных, но и столь же дорогих, скажем, в Москве, в паре салонов, где до сих пор осталась подобная услуга, она стоит порядка полутора-двух тысяч рублей.

Отдельно, видимо, следует отметить, что не только клинковая, но и «безопасная» бритва, особенно отдельно её лезвие, могут быть действительно реально очень опасны в неопытных руках даже для самого человека, пользующегося этими инструментами по прямому назначению, уже не говоря о том, что способны иногда служить весьма эффективным оружием для убийства или орудием многих иных видов преступлений. А также упомянем, что хождение по городским улицам или иным оживленным местам с опасной бритвой в руках, особенно раскрытой, обычно не сильно приветствуется и окружающими, и органами правопорядка.

Понимаю, что аналогия несколько грубовата, но таковы уж они все, эти аналогии, идеальных не существует, однако общие принципы, несомненно, сходны. Пал, причем отнюдь не только как выжигание сухой прошлогодней травы, везде существует издревле, а с начала оседлости и земледелия становится довольно распространенным инструментом.

Имеется ли необходимость или даже потребность пользоваться им сегодня? В высоко цивилизованных обществах, при современных технологиях, особенно в сельскохозяйственных целях, говорить об этом нелепо.

Вреден ли пал для земли и общей экологии? Ну, вред, конечно, если и есть, то не слишком великий или принципиальный, примерно, как говорила одна моя подруга, кстати, сама прекрасный парикмахер, виртуозно владевшая опасной бритвой, «сушить волосы феном не слишком полезно, но большинство умирает всё-таки от другого».

Опасен ли пал? А вот это уже более серьёзно. Когда это превращается в неуправляемую и нередко не слишком трезвую народную забаву, особенно или в густонаселённых местах с плохим противопожарным обеспечением, или, наоборот, в труднодоступных районах повышенной вероятности лесных пожаров, то да, несомненно, опасен и очень.

Но при всё этом, конечно и для любого вменяемого человека очевидно, что в определённых условиях и при определенных обстоятельствах профессионалы и специалисты иногда вполне успешно могут использовать пал для решения самых разных задач, а в исключительных случаях это может быть даже необходимо, и являться единственно возможным способом.

И напоследок просто картинка для иллюстрации, дабы несколько сгладить занудство предыдущего текста. Между моим деревенским участком и двумя другими по краям, принадлежащими приятелям, нет заборов или вообще каких-то ограждений. Потому очень наглядно получается. У них рабочие каждую весну сгребают прошлогоднюю траву с листьями (там ещё и довольно много деревьев) в огромную кучу, а я у себя запрещаю прикасаться к чему бы то ни было.

Это чистая эстетика, никто из нас ничего не выращивает, просто делает так, как каждому приятнее для глаза. И потом у них новую траву регулярно подстригают, а у меня все так же не тронуто. И в результате у них всегда довольно реденький, хоть и весьма аккуратненький газончик практически исключительно из одной только травки. А у меня постоянно сменяющаяся буйная растительность, то одни цветы расцветут, то другие, где-то трава так ляжет картинно под ливнем или сильным ветром, где-то сяк распушится, где-то что-то совсем причудливое изобразит…

Ну, что тут говорить, у каждого свой вкус, внутри нашего общего забора полная свобода и демократия.

Однако, несмотря на всю демократию, я категорически настаиваю, чтобы их кучу старой травы и листьев на участке не жгли, а вывозили как мусор на свалку, тем более, что, к чести нашего сельсовета (вот видите, когда что хорошо, я ведь попусту не критиканствую) с этим проблем нет, служба налажена идеально.

Впрочем, есть легкое подозрение, что меня иногда дурят, и что-то всё-таки порой втихую жгут, но, поскольку исключительно в мое отсутствие и потом тщательно заметают следы, то идеалистически считаю, будто ничего, что не вижу, и нет.

Но полностью от страданий меня это не избавляет. Все соседи палят постоянно и нещадно. Возможно даже добавляя в огонь заодно ещё какую постороннюю и не слишком растительную гадость. И я частенько по безвыходности вынужден всё это нюхать. У них там, за забором, свои свобода и демократия….

Ну вот, попытка сделана. И я намеренно сейчас опубликую сейчас этот текст предварительно и отдельно, дабы любой, кто хочет высказаться по поводу пала сухой травы, сделал это свободно, со спокойной душой и не опасаясь малейших моих упреков.

Однако этим умоляю и ограничиться, поскольку всё дальнейшее, действительно, в отличие от пала, меня интересующее, о чем я собираюсь написать далее, никакого отношения к сути упомянутых выше вопросов с проблемами не имеет. Хотя я и не смогу обойтись там без упоминания о пале, будь он неладен!

(Окончание следует, но, возможно, не сегодня, уж очень меня этот пал утомил и достал).

Простота простоты

Только очень боюсь, чтобы у меня не получилось, как у Невзорова…

Написал, и сразу вспомнилось классическое «не бойся, как у Эйзенштейна не получится». Да, я и сам знаю. Хотя, если бы мне за наукообразную издевательскую пургу платили столько же, сколько Александру Глебовичу, то, глядишь, ещё оставался бы шанс. Но, с другой стороны, мне могут возразить, что ты сначала достигни в этом балагане такого уровня, как он, тогда и тебе столько заплатят. Однако, а как достичь без столь серьезных материальных стимулов?..

В общем, тут получается такой замкнутый круг, покоящийся на столь фундаментальном основании и случая, и удачи, и высшего предназначения, что туда и соваться бесполезно. Потому я уж как-то так, по-простому, в меру собственных скромнейших возможностей и без малейшего гонора, зато искренне, как на духу.

Есть такая замечательная (без малейшей иронии) женщина – Елена Теодоровна Соколова. Она кроме всех своих самых громких научных званий и университетских должностей много лет является ещё и действительно реальным клиническим психологом и психотерапевтом с неплохими практическими результатами. Конечно, отнюдь не она является основателем или даже хоть одним из столпов когнитивной психологии, но я упомянул именно Соколову потому, что последнее время только она так настойчиво не то, что пропагандирует, это слово совсем не подходит, но употребляет у нас в определенном контексте термин «когнитивная простота» и объясняет, почему видит в этой простоте корень многих отечественных современных проблем не только отдельных личностей, но и общества в целом.

Я не собираюсь заниматься невзоровским веселым шарлатанством (вот видите, всё-таки опять не удержался, похоже, где-то в глубине души грызет меня зависть, грызет, чего уж тут лицемерить), так что не стану вдаваться в пространные объяснения, интересующиеся данным разделом психологии, могут почитать соответствующую литературу самостоятельно, её более чем достаточно. Ограничусь самым примитивным определением, уточнив, что лишь его и имею в виду, когда под когнитивной простотой подразумевается, что «люди понимают и интерпретируют происходящее в упрощенной форме на основе фиксации ограниченного набора сведений» или «черно-белое восприятие» (последнее уже как наиболее любимое и чаще всего употребляемое выражение самой Елены Теодоровны, которое многими нынче перенято, даже не слышавшими Соколову и уверенными, будто они просто такие умные).

Да, конечно, скорее всего (понимаю, сколь утомительны мои постоянные такого рода оговорки, но. Простите, для меня они неизбежны и обязательны), черно-белое восприятие и неумение с неспособностью понимать и интерпретировать происходящее в предельно сложной форме, на основе максимально неограниченного набора сведений, являются большими недостатками и причинами многих и личностных и общественных бед. Чего уж тут спорить, окружающая действительность постоянно дает тому бесчисленное количество примеров.

С другой стороны, мой практический опыт показывает мне и несколько иные ситуации. Мужик избил свою жену. Реакция моя всегда абсолютно черно-белая – удавить гада! Но мне начинают рассказывать, причем, нередко, та самая жена, что я слишком категоричен и не учитываю множества нюансов, мол, вообще-то он на самом деле и жену любит, и отец хороший, и работа у него тяжелая, и сама баба повела себя не очень, короче, нельзя так уж однозначно и просто воспринимать происходящее, а требуется «в предельно сложной форме, на основе максимально неограниченного набора сведений.

Посадили человека за то, что он не совершал, у меня опять «черно-белое» мнение – козлы, подонки и преступники! Но опять меня поправляют, мол, он и сам не ангел, и наворотил всякого жуткого, но за то его не смогли прищучить, так пусть за другое посидит, хоть в этом и не виновен, и вообще, для общества только полезно, а на свободе он опасен…

Я более приводить примеров не буду, бессмысленно, потому как нескончаемо. Упомяну только, что много раз писал о классическом случае Веры Засулич, обсуждаемом не первый век, причем в разные периоды с преобладанием разных диаметрально противоположных точек зрения. То она пламенная революционерка и великая героиня, то почти прародительница и основатель отечественного терроризма, источник всех последующих кровавых ужасов страны.

Моё же черно-белое мышление всегда утверждало, что если среди мужиков в стране не нашлось никого, кто бы как следует набил Трепову морду, то женщина, не имеющая на то физической возможности, была совершенно права, пустив Федору Федоровичу пулю в задницу. И здесь мою уверенность не сможет поколебать никакая когнитивная сложность.

Прошу заметить, тут тоже получается своего рода парадокс. Говоря о собственном виде «черно белого мышления» я, вместе с тем, начал один из предыдущих абзацев со слов «с другой стороны…» Получается, сам себе противоречу. Но прежде чем начать оправдываться и попробовать пояснить, почему противоречие здесь мнимое, хочу проиллюстрировать свою уже не какую-то там «когнитивную», а бытовую личностную простоту восприятия совсем свежей историей.

Звезда американского футбола (не соккера, потому у нас парня и не знают, а там он действительно звезда) Колин Каперник не только отказался вставать во время исполнения национального гимна перед матчем, но и опустился с траурной физиономией на одно колено, что у них там по местным понятиям что-то уж совсем грустное и тяжелое. Да ещё потом, чтобы кто не усомнился в намеренности его поступка, дал пояснение:

«Я не собираюсь вставать, чтобы показывать гордость за флаг страны, которая притесняет темнокожих людей и вообще цветных. Для меня это больше, чем футбол, и было бы эгоистично с моей стороны не замечать всего того, что происходит. Людей убивают на улицах»...

Сразу начинаю умолять и самим не заниматься оценкой поведения футболиста-бейсболиста вместе с оценкой степени угнетенности чернокожего населения США, и от меня не ждать этого. А сейчас совсем о другом.
Народ жутко возмутился и тут же разделился на два противоположных лагеря. Одни потребовали немедленно Колина Каперника сжечь, даже не осознавая остроумия ситуации, другие сразу записали в герои и продажи футболок с его изображением мгновенно выросли раз в пятнадцать.

Однако ихний главный по футболу сразу изложил предельно четко и жестко: «В нашей лиге нет регламента поведения во время исполнения государственного гимна». И добавил себе под нос, отвернувшись от журналистских микрофонов, что-то совсем матерно-неспортивное. Правоохранители всех мастей, видов и уровней вообще сочли ниже своего достоинства хоть как-то на эту тему не то, что реагировать, а даже высказываться.

А вот уже чуть более известный у нас баскетболист Кевин Дюрант, чемпион и победитель всего, чего только можно, да к тому же пару лет назад «самый ценный игрок НБА», почти естественно, тоже негр, вроде бы тоже однозначно встал на сторону Каперника, однако попрошу внимательно прочесть, каким образом:

«Я поддерживаю всех, кто отстаивает то, во что верит. Колин Каперник отстаивает то, во что верит. Это и делает нашу страну великой, да? Мы имеем роскошь так поступать. Он не извинялся, но в его защиту могу сказать, что не думаю, что он хотел кого-то оскорбить. Думаю, он хотел показать свою точку зрения. И я поддерживаю всех, кто этого хочет».

Это, между прочим, я специально уточнял, не спичрайтеры ему придумали, не пресс-служба клуба или лиги ему сформулировали, а двух с лишним метровая двадцатисемилетняя черная обезьяна, всю свою жизнь только и лупившая по мячу, изложила совершенно спонтанно и от души.

И тут Каперник совсем воспарил духом, почувствовал себя неуязвимым героем и вышел на поле в носочках, на которых мелко, но вполне отчетлив, так, что телекамеры воспроизвели без проблем, был изображен белый полицейский со свиной мордой. И герою мгновенно вкатили серьезнейший штраф, в письменном виде категорически предупредив, что при повторении подобного вылетит из команды и лиги к чертовой матери. А знаете почему? Нет, политика или что-то ещё высокое вовсе не при чем. Но в договорах однозначно прописано, что во время игры форма на всех спортсменах должна быть одинаковой до последней мелочи, включая носки.

Не знаю, насколько я внятно выразился, вероятнее всё-таки опять не сумел донести свою мысль до читателей в удобоваримом виде. Однако это уже, видать, судьба, приходится мириться, бунтовать поздно и глупо. Всё, что могу, это под конец ещё раз совсем кратко изложить сказанное в нескольких словах.

Да, наверное, при сборе, интерпретации, восприятии, анализе и иного вида обработке информации для дальнейшего формирования собственного мнения и образа действия эффективнее и по большому счету правильнее избегать излишней простоты и «черно-белости», здесь когнитивная сложность вряд ли способна оказаться излишней (хотя, естественно, как и что любое иное, её тоже без особого труда можно довести до маразма).

А вот на основе уже сформированного мнения, как конкретной частности, и всего мировоззрения в совокупности, мне кажется когнитивная простота в самом что ни на есть черно-белом виде гораздо более продуктивна для определения своей позиции в этом мире.

Избившего жену мужика надо удавить. Веру Засуличь, со всеми мыслимым оговорками и сопутствующими действиями, но отпустить. Альфонсо Капоне, если уж не удалось доказать убийств, посадить за неуплату налогов, но именно за совершенную им неуплату, стопроцентно доказанную и даже, что почти по тем временам невероятно, с основным эпизодом преступления, заснятым на камеру, а не за мое любимое изнасилование кенгуру. А не получится, то тоже отпустить. Ну, и всё такое прочее, предельно для меня простое и чёрно-белое.

Иначе грозит самая с моей точки зрения большая опасность – размывание моральных и нравственных критериев, в конце концов неизбежно ведущее к банальности зла.

А с другой стороны… А с другой стороны всегда будет находиться задница генерала Трепова, в которую, по моей глубочайшей искренней уверенности, будет совершенно справедливо всадить пулю. Вот так, просто когнитивно.
Поэты и музыканты обычно первыми чувствуют надвигающееся. Не всегда могут толком сформулировать по сути и мысли, но, несомненно, ощущают много раньше и острее остальных.

Естественно, относится это отнюдь не ко всем, а только к талантливым, порядочным и одновременно умным, которых в таком сочетании подавляющее меньшинство.

Надежда и опора всей отечественной демократической общественности, великий правозащитник и нынче глава Центральной избирательной комиссии Элла Александровна Панфилова «допустила возможность проведения референдума о введении в России обязательного голосования на выборах. По ее словам, участие в выборах – это обязанность гражданина, прописанная в Конституции. Об этом Памфилова сказала в эфире НТВ».

Идея хоть и не новая, но прекрасная. Однако у меня возникает пара вопросов.

Если правильно понимаю, то, кроме бесчисленного количества прочего, для проведения референдума требуется собрать ещё и определенное количество подписей с народу. А в этом деле пока тоже полный бардак. Что, получается, кто-то своевольно может подписаться, а кто-то и нет? Тогда нужно сначала провести референдум относительно обязательности письменного высказывания своего мнения по поводу необходимости референдума об обязательном голосовании. Но для того предварительного референдума тоже надо собрать подписи. Короче, работы хватит на всех и навсегда.

И второе, самое главное. Вот они провели референдум, а, несмотря на все сложности, если захотят, то проведут быстро и без проблем, и объявили, что отныне каждый обязан ходить на выборы и голосовать. А коли нет, то что?

Ну, штраф тысяч десять-пятнадцать я ещё потяну. К тому же, нам с женой, как пенсионерам, может и скидка выйдет. А детишек как-нибудь отмажу через медкомиссию военкомата, там люди стальные, никогда не подводили при любом режиме.

А если несколько миллионов или тюремный срок? Это уже совсем не по возрасту. Что, готовиться не к внутреннему, а к самому реальному и практическому подполью? На всякий случай стал прикидывать, где легче затеряться, в сибирской тайге или чукотской тундре…

Однако прошу отметить и запомнить, что даже под угрозой расстрела варианта ходить на ихние обязательные выборы я не рассматриваю.

Кенгуру в интерьере



Я не настолько владею этой темой, чтобы утверждать относительно всего мира во все времена, но в истории России в любых её ипостасях точно впервые вооруженные люди в масках пришли в здание одного из наиболее важных подразделений Центробанка и вынесли все документы, которые хотели. Причем с полного одобрения государства и не вызвав малейшего волнения или хоть удивления, что в обществе, что в самом Центробанке.

Более того, когда всё-таки кто-то из наиболее любопытных и пронырливых журналистов начал задавать вопросы, то пояснили подробно и откровенно. В эти пояснения попрошу, потратив всего несколько лишних мгновений, вчитаться повнимательнее, думаю, некоторые заодно смогут ещё получить и отдельное дополнительное удовольствие:

В начале года Центробанк отозвал лицензию у «Международного акционерного банка». У последнего потом украли диван, вазу и картину. Возбуждено уголовное дело, начато следствие, в рамках которого и произведена данная выемка документов.

Я, когда прочел про диван, вазу и картину, то мгновенно ощутил, что чего-то, вернее, кого-то в этом интерьере не хватает. Но тут же вспомнил:

«Дело о зверском изнасиловании и убийстве старейшей кенгуру в Московском зоопарке в ночь с 14 июля 1789 года на 5 января 1905 года».

Когда в семьдесят пятом это оказалось сформулировано, то даже ещё до публикации было воспринято уже помянутыми обществом с государством как злобная шутка в форме доведенного до абсурда гротеска. Автору грозили серьезные последствия.

А сегодня авторам уже не только ничего не грозит, но и сами они грозят кому угодно и чем угодно. Считаю произошедшее серьезнейшим прогрессом и несомненным доказательством того, что любую самую фантастическую идею, казавшуюся когда-то абсолютно безумной, сегодня с легкостью и успехом можно претворить в жизнь.

Первая перемена

Меня почему-то всегда до слез возмущала, удивляла и оскорбляла фраза: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идёт на бой!» Видимо, я слишком рано первый раз прочел эту книжку, как и многие другие, но сейчас не о том. Просто вспомнилось.

Мне лет десять, может, немного больше. Заканчивается первый урок, в классе довольно сыро и прохладно до ознобливости, за окном ещё толком не рассвело, какая-то темно-серая мерзковатая муть, а я с ужасом жду звонка.

С ужасом потому, что, как только он прозвенит, мне придется идти на перемену в коридор, где орущая толпа будет с бессмысленными глазами хаотически носиться на бешеной скорости, прыгая, толкаясь, гримасничая и, что самое ужасное, искренне при этом веселясь и прекрасно себя чувствуя. А я мечтал лишь об одном, чтобы было тихо и, если уж по невозможности не безлюдно, то хотя бы предельно спокойно.

Сразу скажу, что здесь не комплекс ребенка, которого обижают. Довольно долго я был весьма крупным и рослым для своего возраста и особенно магаданского окружения мальчиком, при этом ни у кого обычно своим видом или поведением не вызывающим раздражения, абсолютно одновременно и неконфликтным, и не агрессивным, и не виктимным, так что ко мне в общем-то никто особо не цеплялся, даже старшеклассники.

Но когда кто-то совершенно случайно врезался в меня или хотя бы просто задевал на бегу в процессе того, что учителя, несмотря на строгие формальные окрики, снисходительно называли «надо же ребяткам размяться между уроками», я ощущал чисто физиологическое отвращение, мгновенно переходящее в ненависть, которая в свою очередь переводила стандартное мое при раннем вставании подташнивание в явную и сильную тошноту.

И вот сидел я в тоскливом ожидании и ещё более тоскливом предчувствии предстоящей первой перемены и думал: «А если я сейчас не хочу никуда идти, в том числе и на бой, то что, совсем не достоин счастья и свободы? Какое же это счастье и свобода, когда они для меня как раз в том, чтобы никуда не идти?»

Признаюсь, по детской наивности и непосредственности я изначально делал попытки что-то объяснить учителям. Понятно, не такими словами, всё же не настолько был наивен и непосредственен, а придумывал какую-нибудь отмазку, типа, неважно себя чувствую, голова болит или, там, спину вчера ушиб во дворе на горке, а один раз, почему-то даже запомнилось, придумал трогательный сюжет, будто случайно впопыхах надел старые ботинки, и они мне страшно жмут… Короче, под любым предлогом старался уговорить оставить меня в классе, но успеха в большинстве случаев не имел.

Однако довольно быстро сообразил, что кроме прямого вранья должны существовать и иные способы решения проблемы. Тогда было (не знаю, как сейчас) такое понятие, как «дежурный по классу», которому по обязанности полагалось остаться, проветрить помещение, вытереть начисто доску, смочить губку, обновить при надобности мел, ну, и тому подобные мелочи. Составлялся какой-то график, но большинство считало эту обязанность неприятной и утомительной, потому с удовольствием соглашалось переложить её на меня. И я оказывался счастлив и свободен без всякого боя.

Правда, тут не могу не заметить, что, хотя учителя обычно не обращали внимания на подобную чепуху, некоторые наиболее сообразительные одноклассники иногда понимали мою заинтересованность и по принципу Тома Сойера делали вид, будто сами только и мечтают выполнить свой священный долг дежурного. Впрочем, эта проблема решалась уже совсем легко, у меня был такой непобиваемый козырь, как отдать свой завтрак, что на Колыме шестидесятых работало безотказно.

… Особенно любил я ту перемену, по-моему после третьего урока, которую называли «большой». За несколько минут справлялся со своими обязанностями дежурного и потом долго-долго сидел в одиночестве и почти тишине, аккуратно и тщательно до предела растягивая каждое мгновение, наслаждаясь ими, мгновениями этими, по отдельности и складывая в единое, казалось, нескончаемое удовольствие… Счастливый и свободный, как вряд ли когда после.

А Хемингуэя я прочел, похоже, вовремя. Хотя, конечно, уже совсем точно не помню, но, несомненно, во много более сознательном возрасте, потому что сразу понял и, главное, мгновенно воспринял и ощутил и суть названия «Там, где чисто и светло», и строки:

«Он не любил баров и погребков. Чистое, ярко освященное кафе – совсем другое дело. Теперь, ни о чем больше не думая, он пойдет домой, в свою комнату. Ляжет в постель и на рассвете наконец уснет».

Метки:

Вам жить

Давно перестал писать о событиях и явлениях, даже находящихся в центре общественного внимания и бурных обсуждений, но уж слишком для меня омерзительных и зачастую просто физиологически отвратительных.

Так не могу себя заставить изложить что-нибудь про выборы, про отечественное здравоохранение, особенно детское, про усыновление сирот и прочее подобное. Старею, надо беречь нервы, от которых, как известно. все болезни, а у меня впереди ещё самые велики свершения, потому озабочиваюсь самосохранением.

И о произошедшем в Беслане на последнем «юбилее», когда гордые горцы в погонах стали хватать неправильно себя поведших матерей, не стал писать по той же причине. Однако сегодня случайно услышал в эфире несколько фраз из больницы от Елены Костюченко, корреспондента «Новой», которую избили после того самого мероприятия, и всё-таки решил обратить внимание на один упомянутый журналисткой нюанс.

Но вопрос о её мнении, почему свои же, осетины, среди которых многие друзья, соседи или даже родственники, не только не защитили взбунтовавшихся женщин, и сами активно участвовали в их травле, Елена, кроме прочего, отметила один момент. Что общество там расколото ещё и следующему признаку. «Терактники» (местный неологизм, который я услышал впервые, но он мне понравился) получили денежные компенсации (точных цифр не нашел, но из того, что удалось выяснить, похоже, в среднем из всех источников до полутора миллионов рублей на пострадавшего), а многие ещё и квартиры. Так что, кто-то им и элементарно позавидовал, но большинство всё-таки просто посчитало, что это не очень честно. В смысле, если взяли деньги у Путина, то нехорошо его оскорблять и называть палачом.

Вот только не надо про «Они это получили не от Путина, а от государства». Подобное любят многие диссидентствующие, принимающие награды со словами типа, это орден не от Путина и вообще не от властей, а от нашей страны. Даже не лицемерие, а какая-то примитивная детская глупость.

От путина, от путина, от того коллективного путина, которым являются и те самые осетинские менты, что хомутали матерей погибших детей, и остальные сограждане, с разными чувствами, но одинаково покорно при этом потупившие взоры, и бесчисленное множество прочих соучаствующих, включая, кстати, и помянутых награжденных диссидентствующих.

Взять хоть что-то из рук палача… Я намеренно поставил многоточие вместо знака вопроса потому, что принципиально не хочу давать ответа или хоть намекать на него. Это представляется мне столь же неэтичным, как давать советы и высказывать свое мнение по поводу интимных моментов чужой супружеской жизни.

Могу лишь заметить, что подобные темы и дилеммы отнюдь не уникальны, например, в свое время они обсуждались в Израиле по поводу компенсаций от немцев, или в Штатах они иногда возникают из-за особенностей их юридической системы, когда оправданный в уголовном суде может проиграть иск в гражданском, как случилось с Симпсоном. А уж если взглянуть на историю, даже не самую далекую…

Ладно, короче, думаю, всё понятно. Продолжать, а, тем более, продолжать морализировать вредно, поскольку всё-таки, вопреки моему желанию может проявиться мое личное никому не нужное отношение. Так что, по теме, напоследок хочу сказать лишь одно. В независимости ни от чего, от любых личных ответов на любые вопросы, самое ненужное и даже опасное – это пытаться обмануть самого себя, делая вид, когда берешь, будто не понимаешь, что берешь и у кого берешь.

А Елене Костюченко, хорошему человеку и профессиональному журналисту, хочется пожелать выздоровления и удачи. Её последняя книга называется «Нам здесь жить». А я всё-таки думаю, что «здесь» достаточно второстепенное, главное – жить, а для каждого значение данного слова настолько своё, что именно в этом «своём» и есть ответы на все вопросы.

Хотя возможно, это и слишком тонко для нашего цирка.
Лет пятнадцать, а, может, и больше, мы горя не знали с тяжелыми сумками и были застрахованы от забывчивости, даже когда она ещё не казалась старческой.

Раз в месяц жена заказывала в сети «Седьмого континента» на дом всякие там соки-воды, молоко, крупы, растительное масло, консервы, прочую такую муть, что постоянно потребляется в больших количествах, столь же постоянно и неожиданно заканчивается, но не требует холодильника и прекрасно чувствует себя в кладовке.

А сегодня привезли очередной набор коробок и попрощались навсегда. Всё, говорят, мы закрылись Руководство посчитало, что больше развозить продукты нет смысла. Их и так не в избытке, раскупят при любой погоде, дойдут сами до магазина, не графья.

Не, наверное, что-нибудь придумаем, да и потребности у нас уже далеко не те, дети разъезжаются, гостей всё меньше…

Так что, даже не знаю, почему вдруг стало немного грустно.

Фейсом об тэйбл

Подозреваю, что многие люди, даже имеющие какое-то представление об исламе, а то и просто считающие себя мусульманами, не знают или особо не задумываются, что обычно используемый мною перевод первой части шахады как «Нет бога, кроме Бога» или в более привычном виде «Нет иного Бога, кроме Аллаха» является предметом самых серьезных теологических споров на самом высоком уровне и отнюдь не единодушно приемлем для всех даже в общих чертах.

Да, конечно, во многом причина здесь в переводе с арабского, где и «اله» и «الله» (извините, что морочу голову вязью, обещаю больше не хулиганить) отнюдь не абсолютно равнозначны русским «Бог» и «Аллах». Но это проблема всеобщая, как и в одном языке не бывает совершенных синонимов, так, тем более, любой перевод приблизителен, полных соответствий в разных языках не существует, даже «стол» не всегда «table» и в чистом виде, не говоря уже о словосочетаниях. Так что уж совсем нелепо надеяться на безупречную идентичность «Бога» с чем-либо иноязычным, от «God» до «גאָט» или «Элохим» (отдельных знатоков иврита умоляю не дергаться).

Однако и внутри самих носителей непосредственно арабского отнюдь не имеется единого мнения или хоть относительно сходного набора толкований. Начиная от того, что некоторые считают Аллаха древним божеством Каабы, суть которого из чисто прозелетических соображений Мухаммед скрывал, используя «китман», то есть «ложь во имя ислама», и заканчивая мнениями великих мудрецов, типа Гейдара Джемаля, утверждающих формулировку «Нет бага, а есть Аллах», одновременно ещё имея претензии к самой по себе концепции Бога (какие лапочки!). А между этими позициями и у них по краям располагается ещё множество не менее увлекательного и полезного.

И, наконец, тут я даже не подозреваю, а практически уверен, то, во что и как верил Пророк, как это воспринимали его прямые последователи, и современный ислам в любых видах, сколь бы эти виды не были различны вплоть до взаимного отрезания голов, - всё это между собой имеет довольно мало общего, если не сказать совсем ничего (но последнего и не скажу, вы же знаете мое нежелание хоть кого-то обидеть).

Однако я не собираюсь далее злоупотреблять вниманием достопочтенной публики. Для специалистов и посвященных подобный легкомысленный самодеятельный уровень смешон и неприятен (надеюсь, хоть не оскорбителен), а остальные уже вижу, как начинают зевать. Но в связи со сказанным я хочу уточнить всего лишь один вопрос, который, на самом де, имеет отнюдь не теоретическое абстрактное значение, как многим может показаться, а более чем практическое и насущное, особенно нынче.

Оставим в покое высокие умствования и исторические экскурсы. Уточним тупо и примитивно. Подавляющее большинство современных мусульман веруют в того самого Бога, в которого верил Авраам? Считают ли они, что Аллах — это имя (пусть единственно правильное) именно того Бога, а иудеи (мы здесь христиан не станем трогать исключительно для экономии места и времени), да, конечно, и верят неправильно, и всё понимают через задницу, а уж о том, как себя ведут, вовсе рассуждать нечего, но Бог всё-таки тот самый? Или того Бога вовсе не существует, а есть Аллах, никакого отношения ко всей той еврейской придури отношения не имеющий?

То есть, ещё проще, является современный ислам авраамической религией или нет?

И напоследок ради справедливости хочется отметить, что назвав войну среди иных причин, допускающих ложь или, по крайней мере, утаивание, сокрытие части истины «с мысленной оговоркой», Мухаммед не изобрел ничего нового и не совершил никакого открытия. Как и мусульмане этот принцип отнюдь не монополизировали. Доступ тут всеобщий, бесплатный и открытый круглосуточно.

А вот когда война закончится… Ну, тогда всё понятно, тут у меня вопросов нет.

Метки:

По ряду личные причин в круге моего общения количество инвалидов выше среднего. И по тем же, сугубо бытовым, объективным причинам, а отнюдь не из-за моей особо высокой нравственности и душевности, разговоры и, особенно действия, касающиеся инвалидов, часто задевают меня больше, чем многих.

Однако в связи с устроенной истерикой по поводу Паралимпиады у меня возникло несколько отдельных соображений и даже, признаюсь, сомнений. И относятся они уже к самим инвалидам.

Только сразу следует отметить, что речь не идет о любого вида психических заболеваниях и прочем хоть как-то смежном. Тут понятно, несмотря на все оговорки и размытость понятий нормы. Хотя несомненно, что даже просто плохое самочувствие, не говоря уже о тяжелых хронических заболеваниях или, тем более, серьезной искалеченности, типа отсутствия руки, влияют и на психику, и на характер, и на иные свойства личности. Но всё-таки я имею в виду условно интеллектуально дееспособных и вменяемых людей, обладающих физическими недостатками, прямо не связанными с функционированием головного мозга.

Так вот, отношение к и инвалиду, который говорит глупости и гадости, совершает непорядочные поступки, короче, ведет себя (понятно, что в вашем понимании, но, думаю, подобные уточнения в данном случае излишни, поскольку они всеобщие) недостойно, порой до уровня подлости, должно быть каким-то иным, по сравнению с отношением к человеку, в стандартном понимании инвалидом не являющимся?

И тут есть ещё один, намой взгляд, довольно тонкий момент. Одно дело, когда это происходит в твоем доме. У тебя за столом инвалид несет такую пургу, что уши вянут. Понятно, что ты не положишь ему за это менее вкусный кусок, не скажешь, чтобы убирался вон и не откажешь в чисто практической услуге и помощи, если он попросит. Но следует ли на всё кивать, соглашаться и поддакивать, лишь бы не обидеть и не расстроить человека только потому, что он инвалид и «ему и так плохо»?

А если ты узнаешь, что этот самый инвалид совершил в отношении тебя или близких тебе людей нечто нехорошее, откажешь ли ты ему в доме и в той же помощи, или постараешься не обращать внимания опять по причине «и так плохо»?

И несколько иной момент, когда инвалид становится общественной, публичной фигурой, которая уже вещает на массы и последствия её речей, а то и непосредственных действий, представляются тебе вредными и опасными для многих людей, кстати, в том числе и инвалидов тоже. Уместно ли сказать такому человеку, что он хоть и инвалид, но дурак и сволочь? Или в данном случае тоже следует делать скидку на инвалидность?

Сразу скажу, что у меня с супругой на эти вопросы нередко бывают совсем разные ответы. Что, впрочем, не сильно влияет на практическое проявление расхождения в взглядах и мнениях…

Allons enfants de la Patrie!

Уже неделю мешает засыпать тревога за происходящее в Габоне. А если всё-таки удается заснуть, то просыпаюсь тоже с одной единственной мыслью и надеждой. Чтобы там у них в Габоне получилось без особой крови, хотя первая уже пролилась.

А вот вам ничего про Габон рассказывать не буду. Поберегу нервы, уж очень близко к сердцу происходящее там воспринимаю. Кто захочет, сам узнает, а кто проникнется, может считать меня своим другом и всегда рассчитывать на моральную поддержку.

Уроды, свободу Габона народу!
Я тут недавно употребил выражение «называющие себя либералами». И один читатель, ошибочно приняв это определение исключительно на свой счет, счел нужным уточнить: «Я никогда не называл себя либералом. Я говорил, что некоторые мои родственники с "патриотическими" убеждениями так считают».

И, если я правильно помню, тому же читателю принадлежит и вовсе, на мой вкус, гениальное высказывание: «Я не могу (пока во всяком случае) назвать себя либералом, но, наверное, могу назвать себя сочувствующим».

А другой товарищ написал: «Забавно, что современные "либеральные" круги считают, что существование богом избранных мест "настоящей свободы", вроде этой самой 57-й школы, только и может быть гарантией того, что в "этой стране" будет лучше».

В ответ же на мое кроткое замечание по этому поводу, что вот же повезло читателю по жизни с какими-то удивительными "либеральными" кругами общаться, третий товарищ категорически заявил: «А других либералов и нет».

Сам я, всегда однозначно и категорично причислявший и причисляющий себя к либералам (правда, когда-то пытаясь уточнить, что вместо французского Liberté мне больше нравится обычное отечественное «свобода», но давно бросил такого рода мелочность и вкусовщину), неоднократно и очень подробно формулировал свое отношение к либерализму. Хотя было это ещё в те романтические годы моего первоначального приобщения к интернетовскому пространству, когда казалось, что какие-то в этом пространстве формулировки способны иметь пусть и малейшее, но значение.

Сейчас не стану даже пытаться искать те старые тексты, они, наверняка, слишком пространны, скучны и серьезны. А все три перечисленных признака нынче считаю совершенно избыточными и неуместными до уровня вредности.

И всё-таки, обнаружив сегодня у себя в Журнале любопытную тенденцию, проявившуюся случайным совпадением внешне вовсе несовместимого, в виде приведенных изначально читательских реплик, я решил ещё раз предельно кратко обозначить основные принципы собственной позиции.

Либерал –это не болезнь, не идеология, не политическая платформа и даже не мировоззрение. Это состояние души. И биолого-физиологическая константа, типа цвета глаз или варианта обмена веществ. Естественно, что всё на конкретный момент.

Либерал не тот, который, со всеми мыслимыми оговорками, вроде кончика чужого носа, признает или воспринимает как данность свободу других, а кто полностью и без всяких оговорок ощущает собственную свободу. А уж чего там будет с чьим носом, дело минимум второстепенное, тоже, знаете ли, нужно думать, куда и при каких ситуациях соваться с нежными и чувствительными своими органами.

И те, для кого «либерализм» несомненный признак того, что они считают одним из видов сексуальных извращений, изобретя термин «либерасты».

И те, кто вполне осознанно, просвещенно, опираясь на богатейшую философскую и культурно-историческую традицию, искренне воспринимают либерализм порочным заблуждением, гуманно отнюдь не отказывая либералам, как таковым, в праве на физическое существование.

И те, кто вовсе принципиально не против и даже, порой, сочувствуют, но внутренне не могут (а, кстати, это почти наверняка свидетельствуют, что так никогда и не смогут) преодолеть отчуждения от истинного и в их понимании слишком экстремального и беспредельного либерализма.

И многие прочие, не могу написать «подобные», поскольку часто у них между собой слишком мало подобного, но просто многие с любой точки зрения, не желающие и не способные однозначно, без особых мудрствований и затей обозначить себя либералами.

Все они на самом деле и есть настоящие либералы. Просто или до конца, или вовсе этого не осознают. Каковое неосознание и дает им истинную личностную свободу.

Один единственный нюанс. Это либерализм, лишенный высшей мудрости. Но тут вступают в силу уже совсем иные понятия, приобщиться к которым дано лишь избранным. И разговор о которых возможен лишь с избранными. А возможность и необходимость такового пока для меня не абсолютно очевидны, потому отложим, очень хочу надеяться, что на не слишком долгое время.

Пьяное, помятое…

«Он мог бы танцевать на балах и драться на дуэлях, но ему выпало работать в КГБ и учиться в Литературном институте».

Это не дословно и не полностью, но по смыслу, поверьте, точно из рекламного анонса предстоящего концерта Вадима Степанцова на «Рен-ТВ».

Только очень прошу, не надо начинать обсуждать личность, взгляды и творчество этого поэта и певца. Дело совершенно в другом.

Конечно, ни в каком КГБ он никогда не работал. Правда, действительно ещё в восьмидесятых проходил срочную службу в подразделении связи, формально относившемся к комитету, но довольно быстро прикинулся шлангом и слинял оттуда в «дурку». Кстати, правильно сделал, никаких по этому поводу упреков, а только честь и хвала.

Однако ещё не так уж и давно Вадиму Юрьевичу и в страшном сне не приснилось бы позиционировать себя таким образом, а если кто другой этим занялся, то куртуазный маньерист наверняка бы возмутился и открестился.

А нынче «работал в КГБ» - это уже почти как орден. Ну, если ещё не «Герой России», то точно более почетно, чем «народный артист».

Такой вот концерт.
Я вот почему терпеть не могу тем, подобных истории с пятьдесят седьмой школой или ловлей покемонов в храме. Потому, что как будто ново и злободневно, а на самом деле полнейшая пошлейшая тягомотина.

Даже не очередной вариант миллион раз случившегося и проговоренного, а просто спичка из огромного нескончаемого коробка, которую глуповато рассматривать на предмет отличия от предыдущей и последующий. Возможно, под микроскопом там и можно обнаружить какие-то отличия и особенности, но смысла в том нет ни малейшего, сначала горят они абсолютно одинаково, а как потом выглядят в пепельнице, уже и совсем никому не интересно.

Так что, ничего принципиально нового никому изложить не дано, однако приходится, поскольку вроде бы общественно значимая новость, так и получается пустое переборматывание банальностей, от которого, уверен, давно подташнивает не только меня. Но я всё-таки плюну на это муторное физическое состояние и попробую в последний раз как-то обобщить многократно на подобные темы написанное.

Историю с Соколовским, которого даже некоторые, называющие себя либералами, считают достойным «пятнадцати суток», искренне полагая такое наказание гуманным, следует четко разделить на три совсем разные части.

Во-первых, в интернете, в некоторых СМИ и даже мне умудрились пару раз прислать ссылку, активно распространяется подметный текст под названием «Ройзман и Навальный заступились за растлителя малолетних, наркомана и экстремиста». А менты в вдогонку ещё и подпустили версию про «шпионскую авторучку».

Тут, простите, я совсем не в курсе. Может быть этот юноша, кроме того, что наркоман, совратитель и шпион, ещё ограбил пару банков, убил взвод охраны и поджег детский сад, естественно, одновременно занимаясь рытьем тоннеля из Бомбея в Лондон. Более того, ничуть не удивлюсь, если все эти обвинения окажутся ему предъявлены в самом ближайшем будущем.

Но давайте всё-таки сохраним остатки самоуважения и пока оставим подобный бред в покое. Факт мы имеем совершенно конкретный – Соколовскому вменяются статьи УК 148 и 282. На этом и остановимся, дабы иметь хоть малейшую надежду не сойти с ума окончательно.

Собственно, именно данные статьи и разделяют оставшееся по обсуждаемой теме ещё надвое. Сначала непосредственно о поступке юноши в храме. Поскольку 148-я, особенно со своей второй частью, повествует как раз об этом:

«Публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих… в местах, специально предназначенных для проведения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний».

Но тут вынужден сделать небольшое отступление. На сходные темы и в связи с делом Пусек, сейчас перепроверил, я написал в свое время минимум десятка два довольно пространных текста, хотя, наверняка, много больше, но это только те, что не поленился пометить тэгами «Pussy Riot» и «Религия». Среди прочего там подробно пояснил, почему сам с ранней юности никогда не бываю в любых религиозных заведениях типа храмов, синагог или мечетей, несмотря на с тех же времен глубочайший интерес к церковной живописи и, особенно, архитектуре. Так что, добавить тут мне совершенно нечего.

Однако у истории с Соколовским и Пусями сходство даже не внешнее, а просто откровенно ложное. Юноша прошел, уткнувшись в свой смартфон по почти пустому помещении, где элементарно не смог даже теоретически никого оскорбить, поскольку на него никто не обратил ни малейшего внимания, и столь же незамеченным тихонько вышел. После чего ни один присутствовавший там (если кто-то и был) верующий хотя бы постфактум не заявил об оскорбленности.

Зная любовь некоторых читателей к развитию смежных, или кажущихся им смежными, тем, сразу предупрежу, что проблему, кстати для меня очень серьезную, использования любых гаджетов и прежде всего, конечно, телефонного типа в общественных местах во время публичных мероприятий мы сейчас затрагивать не станем. Хотя как-нибудь с удовольствием об этом подробнее поговорю, так как и вправду достали гады. Но в данном случае классическое, как говорят доминошники, «дубль-пусто». Ничего не произошло. Вот совсем ничего. Потому и обсуждать нечего.

И, наконец, акт третий марлезонского балета, определяемый статьей 282-й:

«Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам … отношения к религии, … совершенные … с использованием… информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети "Интернет"».

Ну, тут всё по-честному, никаких вопросов. Парень видеоролик, и далеко не первый, в интернете разместил, где довольно грубо матерится в адрес «группы лиц по признакам отношения к религии». Насколько это действие дотягивает до «возбуждения ненависти» или «унижения достоинства», я сказать не берусь, наверное, в нормальном обществе с вменяемой правоохранительной, в том числе и судебной, системой должны были бы выяснять и решать следователи с прокурорами, адвокатами и судьями…

Но в том-то и дело, что вменяемые ничего выяснять и решать бы не стали, хоть большинство нашего населения уверено, что «вон в Америке вообще мужика посадили за несколько строк критики Обамы в какой-то соцсети». Однако дело даже совершенно не в этом.

А в том, что если вы посмотрите любой федеральный телеканал (а имеется ещё и специализированный «Спас», уже непосредственный рупор «оскорбляемых и унижаемых», очень рекомендую, заслушаться можно), то там практически с утра до вечера всюду не то, что льется, а прямо-таки извергается бешеным водопадом такой поток возбуждения ненависти и унижения достоинства по признакам отношения ко всему, чему угодно (кстати, в основном тому, что лично я считаю святым, но это так, к слову и можете сразу забыть – прямой связи с данным делом не имеет), что и никакого суда не требуется. Поскольку никто ведь этой ненависти с оскорблениями не скрывает, а, наоборот, всячески их подчеркивает. И там каждый давно уже наговорил на пожизненное.

Так вот, когда и если они все получат это самое пожизненное, я, возможно, без лишнего озлобления как-нибудь выслушаю чьи-то претензии по поводу того, нравится им или нет, что и каким тоном в своем блоге изложил некий юноша из Екатеринбурга. А пока…

А пока ад следует за нами; и дана ему власть над девятою частью земли. Поэтому столпы духовности и отечественной патриотической нравственности, призывающие сгноить Соколовского на каторге, не вызывают у меня совершенно никаких эмоций.

А вот гуманисты и либералы, считающие, что следует ограничиться «пятнадцатью сутками», очень даже вызывают. Нехорошие эмоции вызывают, совсем нехорошие. Так и подмывает посоветовать или крестик снять, или трусы надеть. Но удержусь, чтобы уровень пошлости сего текста не превысил вовсе уж запредельного уровня.

P.S. Если можно, по поводу спанья с малолетними продолжим другой раз, единовременно говорить на две одинаково бредовые темы - физического здоровья не хватает.
Это об одном и том же. Нирвана.



Скандал вокруг посвящения с раздеванием разгорелся сразу после того, как фотографии с мероприятия на базе отдыха Подъяково попали в Интернет. Мнения студентов насчёт нестандартного обряда разделились: одни утверждают, что их буквально принудили к стриптизу, другие восприняли процедуру с юмором и сами сняли одежду.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Сентябрь 2016
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel