?

Log in

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )
Вот снова, при упоминании о Лю Сяо Бо, возникает разговор о том, является ли идеологический отдел ЦК КПК репрезентативным, легитимным и достойным представителем китайского народа, ответственны ли за него все китайцы, как народ, и Китай, как страна и государство, а также стоит ли предъявлять претензии к птичке, выросшей в клетке, за неумение летать.

И это естественно, вопросы базовые, не решенные и, мне кажется, так до конца и не решаемые в виде единой универсальной формулы. Я искренне уважаю тех, кто ими задается и никогда не пытался тут выступить в роли безапелляционного судьи. Только личные ощущения без малейшей назидательности.

В июле сорок второго в Париже и пригородах произошло одно из ряда кровавых омерзительных массовых деяний по уничтожению евреев, позднее названное облавой «Вель д’Ив». Я не стану сейчас рассказывать подробностей, любой желающий может в интернете посмотреть самостоятельно, написано об это достаточно, если данное слово вообще пригодно в подобных случаях.

Упомяну всего лишь несколько моментов. Арестовали более 13 тысяч человек, четыре тысячи из них – дети. Отправили сначала в концлагеря, потом в лагеря смерти. Подавляющее большинство погибли. Да, идея и указание были немецкие, но исполнение и рвение, проявившееся при этом исполнении, исключительно французские, вишистские, сами немцы практически никакого участия в процессе именно «облавы» участия не принимали.

При де Голле, перед которым, как и перед всей страной стояла задача вернуть остатки самоуважения, постаравшись забыть тон и смысл фразы Кейтеля «А что, этим мы тоже проиграли войну?» тема относительно участия французов в тех или иных мерзостях была, понятно, вовсе табуирована. Мужики, блистательно просравшие родимую Францию, выместили свои комплексы на несчастных бабах, или реально не устоявших перед естеством, или просто попавших под горячую нечистую руку, побрили их налысо и, всех себя объявив героями Сопротивления, начали строить новое свободное государство.

Но потом, несколько оклемавшись, кое-кто из наиболее вменяемых взял себя в руки и понял, что историю того массового позора всё же так просто не спишешь. И ещё в середине девяностых Жак Ширак публично признал вину именно французов за многие мерзости, в том числе и связанные с уничтожением евреев. А даже за пару лет до этого Франсуа Миттеран, человек с довольно сложной и, как нынче принято говорить, несколько неоднозначной репутацией по отношению к событиям времен коллаборационизма, официально объявил 16 июля «днём памяти жертв расистских и антисемитских гонений, совершённых под руководством так называемого "Французского государства"».

С тех пор этот день стали отмечать траурным митингом. Но хотя событие уже стало почти рутинным, рана как-то совсем уж окончательно не заживает, и каждый раз слова политиков, особенно глав государства на этом митинге становятся поводом до очередной волны то ли дискуссии, то ли просто разговора, ну, даже не могу точно сформулировать чего, однако свидетельствующего, что тема не закрыта и больное место саднит.

И в этом году Макрон сказал, что «Виши – это тоже Франция». На самом деле никакой особой сенсации, пять лет назад на семидесятилетии «облавы» Олланд тоже заявлял, что «это преступление было совершено во Франции, Францией», но эффект слов Макрона всё равно оказался весьма значительным. Видать, для французов важно постоянно «сверять часы» по этому поводу и чувство вины, вернее, размышления на тему, имеет ли право на существование и смысл это чувство вины, до сих пор актуальны и жизненно важны.

Я своего мнения на эту тему высказывать очередной раз не стану, делал это, возможно, даже слишком часто и ничего нового изложить не имею. Для меня тут нет никаких проблем. Никто из ныне живущих не ответственен за Францию Петена точно так же, как не осенен героизмом Франции де Голля. Но это никак не отменяет того очевидного факта, что отнюдь не одни немцы участвовали во всех зверствах той Войны, а Виши, конечно же, тоже Франция, это даже обсуждать смешно и нелепо.

Я знал людей, нет, не нынешних манкуртов и выродков влюбленных в Сталина и вовсе не понимающих, о чем речь, а действительно умных и достойных людей, у которых в голове к концу жизни сформировалась четкая картина. На которой имелась страна великих ученых, поэтов, художников и прочих героев разного рода труда и творчества, а у этой страны существовал отдельный раковый отросток из палачей, лагерей и стукачей, который к той истинной России не имел никакого отношения и достоин лишь брезгливого забвения.

Картина, которая может показаться спасительной для психики, но почему-то на самом деле в подавляющем большинстве случаев приводила она как раз к обратным результатам. К определенного рода шизофрении, раздвоению сознания и в конце концов к смерти без умиротворения в душе.

Любая попытка успокоить себя и создать комфортную иллюзию, для человека с мозгами и совестью, обречена на провал и, на мой взгляд, вредна до уровня опасного. Но и в этом моем утверждении, как и во всем вообще, нужна мера и здравый смысл.

Иначе, после того, что человечество натворило за время своего существования, даже ночь не должна быть временем отдохновения, а только калейдоскопом обрывков мучительного ужаса. А проснувшись, ещё до того, как сходить в туалет и умыться, каждый должен немедленно начинать каяться и молить даже не о прощении, а хотя бы о малейшей пощаде и крохотном смягчении наказания.

Занятие, конечно, благородное и необходимое, но, боюсь, не самое эффективное и продуктивное. Вполне достаточно, плотно и вкусно позавтракав, после хорошего кофе сигаретой и всех прочих соответствующих утру процедур, не бросаться с новыми силами участвовать самому во всевозможных пакостях и мерзостях. А если получится ещё при желании и возможности им противостоять, то совсем хорошо.

Не обязательно рвать рубаху у себя на груди для того, чтобы не мародерствовать и не рвать её на груди чужой.

Суки

В совсем другие времена и в другой стране, хотя и было это всего лишь осенью десятого года уже этого века, я написал о некоторых подробностях вручения Нобелевской премии Лю Сяо Бо и реакции на это моей страны.

Сейчас по смыслу я не изменил бы ни единого слова, но тон представляется совершенно неуместным. Слишком много эмоций и пафоса. Видимо, тогда я ещё был достаточно молод. Чему не знаю, радоваться или стесняться. Потому остается просто признать факт.

И так же констатировать, что за прошедшие несколько лет не только в России, но и по всему миру множество мудрейших и милейших людей постоянно продолжали восхищаться успехами китайского народа и государства. Успехами во всех областях, от чисто технологических и даже научных, до общественных и можно сказать практически гуманитарных.

А Лю Сяо Бо продолжали там потихоньку убивать. И вот убили в конце концов и потребовали от всего мира не устраивать по этому поводу спекуляций. Прах рассеяли над морем, но не по воле покойного, а по решению идеологического отдела ЦК компартии, дабы не возникло у кого из врагов соблазна потом спекулировать ещё и на могиле предателя.

Но эмоций с пафосом у меня совсем не осталось. Потому я не буду писать ничего подобного тому старому тексту о человеке, которым восхищаюсь, и которого больше нет. Могу только порекомендовать желающим прочесть несколько строк, написанных на эту тему прекрасным журналистом Василием Головниным. Да и то, порекомендовать так, мягко, без малейшей настойчивости. Не хотите, не надо.

А китайцы эти со всеми своими гигантскими замечательными достижениями мне всё равно глубоко омерзительны. Поскольку же их очень много, то и самочувствие с ощущениями соответствующие.

Кому мало россии

Сразу должен предупредить, что это важно и выходит за рамки обычной болтовни нынешнего унылого времени.

Кто бы что последние годы ни говорил о Юлии Леонидовне, я продолжаю считать её искренним и талантливым человеком, пусть не без некоторых заблуждений, однако не со зла и без корысти. И если ответы её мне нравятся далеко не всегда, то вопросы она очень часто задает довольно точные.

Например, в последней своей передаче Латынина, говоря о Стрелкове, и, надо признать, сказав много справедливого, задалась именно тем вопросом, который, несмотря на его простоту и очевидность, почему-то практически ни у кого публично не возникал с самого начала. То есть, если Гиркин такой крутой реальный пацан, почему же он мгновенно добровольно слился по одному указующему движению начальствующего пальчика, на каком же это таком интересном и сверхнадежном крючке был подвешен великий воин Новороссии?

Ну, на эту тему свое мнение сейчас высказывать не стану, достаточно подробно писал о ней ещё в разгар донецких событий и ничего нового не скажу. Уверен, что здесь как раз тот идеальный случай, когда не надо множить сложности и что-то придумывать про стадо зебр. Игорь Всеволодович, как действующий офицер конкретных служб был направлен в командировку для проведения определенной спецоперации и после завершения своего задания из командировки отозван. Ничего более, остальное – пустая болтовня и самодеятельная конспирология.

Но совершенно вне зависимости от этого, даже если кто-то считает, что Стрелков есть материализация свободолюбивого духа Донбасса, посланный свыше в трудные времена, которому обрезали белые крылья недальновидные кремлевские чиновники, дальнейшие события, думаю, мало у кого могут вызвать слишком различные толкования. Александр Владимирович Захарченко, посаженный на место Гиркина, уж точно несет в себе мало мистического и загадочного.

Он даже и в штате не был, рядовой спящий агент, завербованный ещё во время условного пребывания в неком Донецком институте МВД, специально для таких вещей и предназначенном, назначен соответствующим отделом кадров на такую высокую должность и по причине совпадения многих случайных факторов, но и по абсолютной уверенности в его полной послушности, управляемости и отсутствию в голове любых собственных излишних фантазий. Захарченко человек надежный, верный, в их понимании, и аккуратный. Принципиально ни на какое даже легкое хулиганское инакомыслие не способный, романов не пишет, фантастикой не интересуется.

Потому я несколько удивлен реакцией некоторых даже вполне здравомыслящих людей на заявление о создании Малороссии. Хотя реакция эта достаточно широка, от того, что просто Захарченко с перепоя сморозил какую-то глупость, ни с кем не согласованную, от которой даже в Кремле слегка прибалдели, до того, что это некая пропагандистская провокационная разводка заскучавших московских политтехнологов для оживления увядающего интереса к разговору со стороны Запада. Но, уверяю вас, тут любые мудрствования тоже совершенно пусты и нелепы. Не надо ничего придумывать. Тут нет никаких крашеных коров.

Товарищ получил приказ и выполняет его. Начался очередной этап всё той же Спецоперации. Причем, начался не сегодня и не с этого, но именно нынче утром был обозначен и публично сформулирован. Потому я сразу и сказал, что это важно. И любые пространные фантазии здесь неуместны, как и малейшая ирония. Уже давно отсмеялись, пора дать губам отдохнуть.

А разные там штатские, если бы были действительно такими умными, как они сами думают, то ходили бы строем и правильно заправляли койки.

Метки:

Путин и дети

Вот и вождь решил поближе пообщаться с детьми. Прямую линию собирается организовать. Попытка войти в контакт не первая, но, как я понимаю, наиболее масштабная. Видать, чего-то ему от них нужно. Пионеры и комсомольцы всегда были лучшим резервом партии, а гитлерюгенд в свое время прекрасно дрался под Берлином.

Но злорадствовать и просто какие-либо пакости на эту тему говорить не хочу. В самом по себе таковом намерении и желании Путина не вижу ничего плохого. С детьми нужно разговаривать, это для всех полезно. А упрекать власть в использовании морального или идеологического давления на детей смешно. Это спекуляция, даже отбрехиваться лень.
Однако терпеть не могу рассуждать о детях вообще. Как, например, о женщинах, гомосексуалистах, евреях или футбольных болельщиках. Есть только конкретные люди, а остальное от лукавого. И, тем не менее, смешно было бы отрицать, что у всех детей, женщин, гомосексуалистов или болельщиков (относительно евреев не столь уверен) имеются определенные общие черты и признаки.

Я сейчас здесь подробными исследованиями заниматься не стану, пока достаточно того, что у большинства детей впереди просто элементарно по времени и силам впереди больше, чем позади и опять же как бы большинство и как бы имеет лучшие шансы на какие-то внутренние изменения, чем взрослые. На изменения якобы в лучшую сторону. Все эти «как бы» и «якобы» приводят к тому, что обычно имеются в массовом количестве большие разочарования и рухнувшие надежды.

То, что обычно начинается «вот вырастет новое поколение и станет лучше нас и, соответственно, жизнь сделает тоже лучше», не менее обычно и стандартно заканчивается «нет, не та нынче пошла молодежь, вот мы в свое время…» И то, и другое полная чепуха. И мы в свое время были ничуть не лучше, и они ничем таким особо хорошим не станут, соотношение сволочей и идиотов на душу населения есть величина достаточно постоянная, а исторические временные и географические флюктуации с изменением агрегатного состояния определяются не нашими жалкими потугами, а физическими природными законами совсем другого порядка и силы.

Более того, я уверен, в чем за жизнь убедился на основании всего своего опыта, что у детей гораздо меньше нравственных оснований, они в основном не заложены от рождения, а вырабатываются волей и судьбой. Но далеко не факт, что вырабатываются непременно такого рода, который, лично мне, например, представляется положительным.

Так что, у меня совершенно нет веры в светлое будущее при лицезрении нынешних детей в принципе. Но вот что любопытно и почему, собственно, захотелось это отметить. Именно последнее время, разглядывая конкретных детей, оказывающихся рядом со мной, и разговаривая с ними достаточно серьезно и основательно, без особых скидок на возраст, я всё чаще могу сказать, что про десятилетних, что про уже семнадцатилетних, вот, мол, этот быдлом не станет, на него вполне можно рассчитывать.

Конечно, способен ошибаться. Но вообще-то такое со мной бывает не часто.
Довольно давно поисковики стали даже не знаю, хуже ли, но явно по-другому работать, по крайней мере, с Живым Журналом точно. Раньше, если я забывал какой-то конкретный свой текст, но хотел что-то найти по теме, то тупо забивал свой никнейм и несколько ключевых слов, после чего что Яндекс, что Гугл практически всегда и весьма точно выдавали нужные ссылки. А сейчас бесполезно.

Вот хотел восстановить свою заметку, написанную сразу после того, как только появились первые намеки на какие-то «русские следы» относительно Трампа. И я там называл несколько фамилий, обращая основное внимание на шоу-бизнес, как понятие, и Агаларовых, как субъектов. Меня тогда не то, что высмеяли, а просто никто никакого внимания не обратил, решив, что занимаюсь пошлой и слишком примитивной конспирологией. Но я ведь всего лишь поделился знаниями.

Той своей заметки найти не смог, но факт остается фактом. Информация начинает просачиваться. И след этот имеется весьма реальный. Ведь дело совершенно не в том, какие взгляды излагает или каких придерживается нынешний президент США. А в том, что, как предприниматель, Трамп жулик и авантюрист очень хорошо известного типа, у нас представленного целой когортой блистательных деятелей, типа Полонского, Чигиринского или Исмаилова.

И никакой малейшей политики нет в том, что у Трапа и Агаларова имеются пересечения финансовых интересов. Во всяком случае, Россия это никак во вред Америке использовать не сможет, что не значит, будто никто не сможет использовать никак.

Хроника

Более полувека назад Дюрренматт написал свою пьесу «Визит старой дамы». Несмотря на то, что произведение далеко не комплиментарно по отношению к зрителю в самом широком смысле, оно стало очень известно во всем мире и даже популярно. Соответственно и обсуждаемо.

Через пару десятков лет после этого Маркес опубликовал «Хронику объявленного убийства». Текст довольно сложный и как бы по внешним признакам не слишком массовый, однако по многим, сейчас не обсуждаемым причина, и он оказался чрезвычайно растиражирован и тоже давно и подробнейше комментируемым.

Вне зависимости от всех, порой, принципиальнейших различий, оба текста, на мой вкус и взгляд, относятся к истинному искусству, к настоящей литературе, потому, естественно, каждым реагирующим воспринимаются достаточно лично и индивидуально, в зависимости от множества иногда весьма посторонних факторов. И всё-таки, в основном, о «Визите» говорили как о в некоторой степени социально-психологической драме с налетом темы женской мести и прочими подобными сопутствующими мотивами и обстоятельствами, а о «Хронике» как более о трагедии в древнегреческом понимании, о судьбе, роке, фатуме и предопределенности, ну, и всё такое страшно умное и трогательное.

Я же, особенно сейчас и здесь, меньше всего хочу изобразить чего-нибудь литературоведческое или хоть критическое и поговорить про литературу.

Однако для меня, опять же по множеству совершенно внетекстуальных причин, оба эти произведения были всегда очень близки между собой и символизировали исключительно массовое разложение личности, приводящего к изменению агрегатного состояния общества, прекращающего народ в население, в случайное собрание обессмысленных существ в одном месте в одно время.

Упоминаю об этом только по одному чисто практическому соображению. Чтобы наглядно проиллюстрировать примитивнейшую мысль. Сейчас широко и публично обсуждается ряд идей и высказываний на некую единую общую тему, имеющую отношение к Алексею Навальному. То есть, выдана ли уже лицензия на убийство, сделана ли отмашка, а то и произнесены ли какие-то конкретные слова, сформулировавшие приговор, окончательно ли он обречен или есть пока какие-то варианты. Совсем не желаю участвовать в обсуждении такого рода идей, а только искренне желаю Алексею Анатольевичу здоровья и многих лет жизни.

Но ведь дело совершенно не в этом. Уже сам по себе факт, что возможное убийство человека обсуждается таким совершенно спокойным тоном и абсолютно никто не впадает от этого в истерический ужас, а исключительно на уровне обмена мнениями, предположениями и прогнозами, свидетельствует однозначно и неопровержимо о том самом массовом разложении личностей, бывших когда-то народом.

Самопохмеление

Один из читателей почему-то решил и написал об этом, что мой текст актуален «на фоне развернувшейся дискуссии после того, как известный Быков Д. сказал, что "выбирая между Че Гевара и Энн Рэнд, он бы выбрал Че"».

Я, честно говоря, этой речи Быкова не слышал, последнее время для меня он тяжеловат в больших количествах, я, по слабости духа и интеллекта, уже не всегда могу соответствовать, но данная мысль меня заинтересовала, и я решил уточнить.

Оказалось, что, действительно, в последней передаче на «Эхе» Дмитрий Львович нечто подобное сказал. Но, естественно, не столь примитивно, а довольно аргументировано и пространно. Для ленивых не стану давать ссылку, а позволю себе достаточно полную цитату:

«…Дело в том, что к левакам я отношусь лучше, чем правакам. Наверное, потому что левакам более склонна, более присуща, более органична для них самокритика, а правакам — самоупоение. Если мне предложат выбирать между такими крайне левыми, как Че Гевара и такими правыми, как, скажем, Айн Рэнд, либертарианка, я выберу Че Гевару. Хотя кому-то ближе, безусловно, «Атлант пожал плечами» — как, собственно, и следовало бы переводить название.
У меня есть определенное на этот счет самооправдание, знаменитая фраза Леонида Филатова, мне когда-то тоже в интервью сказанная, и с тех пор ставшая довольно популярной: «Художнику проще и правильнее быть левым, потому что сердце слева». Не знаю, это тоже, конечно, социальная демагогия. Я не думаю, что Северная Корея левое государство. Государство, в котором все блага узкому слою царьков и главному царьку, а все проблемы народу — оно вряд ли может быть названо левым. Если уж на то пошло, в качестве такого левого государства можно рассматривать Советский Союз конца двадцатых, второй половины двадцатых, даже, может быть, начала двадцатых, а потом уже, конечно, Сталин — абсолютно правый тех времен и по тем масштабам. Но в России эти вещи традиционно путаются.
Не нравятся вам леваки — могу их понять, могу и вас понять. Как мы уже знаем из разговора об Алексиевич, в данном случае понять — не значит простить, значит — я понимаю вашу логику. Но терпите меня такого, какой я есть, ничего особенно хорошего, конечно, во мне нет, но все-таки мне кажется, что левачество таит в себе — во всяком случае для художника, для индивидуума, а не в масштабе мировой революции — таит в себе меньше опасностей, чем правачество. У правачества есть риск самоупоения».


Устраивать дискуссии на подобные темы в принципе абсолютно беспредметно. Но если в беспредметности представить себе наличие отрицательных величин, то символом такого рода бесконечной величины может стать попытка такого рода дискуссии с людьми подобными Дмитрию Быкову (заранее прошу прощения за слово «подобными», оно никак не покушается на предельную исключительность и уникальную индивидуальность Дмитрия Львовича, а лишь свидетельствует о предположении, что люди такой интеллектуальной и психической организации высшего уровня время от времени в этом мире все же встречаются).

Однако несколько слов не по теме, а именно и лишь по поводу существования разных, порой противоположных мнений и, главное, отношений к крайне условным «левизне» и «правизне» я, мне кажется, могу сказать.

И, прежде всего, как уже справедливо заметил в своем комментарии один из читателей, довольно нелепо сравнивать даже свои личные эмоции по отношению к крутейшему мужику, большую часть жизни бегающему по миру с автоматом в руках, и к женщине с авторучкой, сочинявшей романы. И не нужно мне тут рассказывать стандартные трогательные истории про Геббельса, который тоже лично никого не убивал. Это пустые и глупые спекуляции, Рэнд вовсе не Геббельс и пустословить на данную тему мне нет никакой охоты.

Но это всё мелочи и частности. Я всего только пару замечаний по сути сказанного Быковым. У меня лично оно не вызывает какого-то особого личного отторжения или неприятия. Как раз тот случай, о котором упомянул и сам Дмитрий Львович, говоря об Алексиевич. Вне зависимости от собственных эмоций и знака этих эмоция, я вполне могу понять и что Быков имеет в виду, и почему его отношение к Че Геваре и Эйн Рэнд таковое, как им сформулировано.

Но вот основные аргументы писателя, одновременно и основные претензии, на мой взгляд, довольно спорные. И прежде всего, естественно, я имею в виду, как и Дмитрий Львович, «самоупоение». Вот уж в чем и сами люди типа и уровня Быкова, и леваки всех времен и народов, кстати, зачастую по совсем разным и зачастую вовсе не сходным основаниям, но вот уж никак не отдадут пальму первенства любым самым самовлюбленным «правокам». С «самоупоением» тут не просто полный порядок, но и более всего в таковом упоении и кроется и соблазн, и заразительность, и вообще главная нутряная сила и энергия как левачества, так и творчества, заставляющего творцов испытывать непреодолимую эмоциональную тягу к этому самому левачеству.

А вообще-то, Быков вполне достаточно умен, чтобы и самому всё прекрасно понимать. И недаром он употребляет выражение «социальная демагогия». Понимает, но сделать с собой ничего не может. Да и не хочет, поскольку даже в некоторой степени слегка кокетливо гордится.

Имеет полное право. Никаких претензий.

Судьба человека

Вчера супруга моя весь день купалась и загорала. А сегодня посидела растерянно, поразводила руками: «Ну, вот, какое недолгое оказалось наше лето…» и уехала с сыном в Москву.

А я всё-таки остался. Буду пить водку под дождем и думать о судьбах родины. Будь она неладна.

Simplicitas

В самом начале двадцатых годов прошлого века в Крыму самым подлым и бесчеловечным образом были убиты по разным данным от пятидесяти до ста двадцати тысяч так называемых «белогвардейцев», а на самом деле в основном просто безоружных к тому моменту людей, уничтоженных по социальному, классовому или любому иному признаку, не имеющему никого отношения к их реальной личной вине или невиновности в чем бы то ни было.

Обычно исследователи называют первыми среди главных преступников, осуществивших этот террор Розалию Самойловну Залкинд по кличке Землячка и Белу Куна. Но вне зависимости от меры и степени ответственности руководителей, а так же истинных побудительных мотивов каждого из них, нет никаких сомнений, что в убийствах участвовали многие тысячи исполнителей разного ранга, вплоть до самых условно «простых». И они, естественно, тоже руководствовались самыми разными соображениями.

Конечно, были элементарные садисты с уголовным мышлением, которым зверства элементарно доставляли самые низменные удовольствия. А кто-то действовал из чисто шкурных и меркантильных соображений, заодно воруя и грабя. Кто-то, возможно, преследовал карьерные соображения, кто-то имел личные мотивы, в таких случаях сложно всё понять, подсчитать и проанализировать, мерзость человеческая слишком многогранна и разнообразна.

Но я абсолютно уверен и основанием для этой уверенности служит и одновременно весь мой жизненный опыт, и вся та информация, все те конкретные знания, которые я за эту жизнь смог получить, что среди убийц было множество тех, кто действовал с совершенно искренними добрыми намерениями и хотел в результате только хорошего. Они руководствовались абсолютной уверенностью, что «белогвардейскую заразу» необходимо уничтожить любым способом ради счастья своей страны и своего нарда, а вообще-то и всего человечества, и наоборот, если этого не сделать, то неминуемы всяческие беды и трагедии самого страшного по сути мирового масштаба.

Когда нацисты всех уровней и видов уничтожали евреев, то причины, что у главарей, многие из которых позднее оказались лично привлечены к ответственности, что у рядовых исполнителей и соучастников, многие из которых так и остались не только не понесшими наказания, но и вовсе неизвестными, у всех были самые разные. И тот же садизм с уголовщиной мышления, и большое количество примитивной корыстности, всё остальное такого рода, что мы упоминали.

Но, опять же, несомненно, и тому есть бесчисленное количество свидетельств, очень многие были совершенно уверенно, что поступают во благо. Евреи – это враги и страшная опасность, которую необходимо уничтожать под корень. С мировым злом нужно бороться любыми способами. Понятно, что во имя добра и справедливости.

Надеюсь, мне не придется долго и подробно просить прощения, объясняя, что я никаким образом не хочу проводить прямых параллелей и ставить на одну доску эти и подобные им страшные кровавые преступления с тем, что сейчас происходит в России. Я не идиот и не собираюсь изображать из себя клоуна в истерике. Хочу всего лишь донести очень простую мысль, которая одинаково наглядно иллюстрируется как вселенскими ужасами, так и чисто бытовыми пакостями казалось бы достаточно мелкого, почти бытового уровня.

Мальчишку, который дежурил ночью в штабе Навального, избили как будто без всяких видимых причин несколько громил, а потом в больнице ряд медицинских работников отнеслись к нему с явным враждебным издевательством. И сразу множество комментаторов стали объяснять такое кажущееся иначе совершенно необоснованным поведение уже упомянутыми мною причинами. Мол, так поступать могут только садисты, получающие удовольствие от насилия как такового вне зависимости от любых оснований. Или всем прекрасно понятные мелкие личные корыстные интересы, типа выслужиться перед начальством, а то и вовсе только лишь, от противного, чтобы не навлечь на себе неприятности со стороны этого начальства, короче, в любом случае лишняя лояльность не повредит.

Я, собственно, не спорю. Всё это и многое подобное вполне может иметь место. Единственное, на чем настаиваю, что есть достаточно большое, если не сказать, что нынче в нашей стране подавляющее, количество людей, которые в таких ситуациях действуют с самыми лучшими намерениями и добрейшими побуждениями. Навальный и все, кто с ним связаны, являются прямыми и непосредственными агентами самых отвратительных, враждебных нашей стране и народу сил. Бороться с ними необходимо любыми способами. Исключительно во имя добра. Так победим.

Это смерть

Я всегда довольно скептически относился к Антону Носику. Конечно, более к его деятельности, особенно политической, поскольку лично знаком не был, а в чисто интернетовских аспектах не очень разбираюсь.

Однако какое-то время, которое кажется сейчас уже совсем забытым и посторонним, хотя прошло всего не многим более пяти лет, вынужденно, в связи с задачами, которые тогда ставил перед собой в этом Журнале, изредка упоминал о нем в своих текстах, так что даже пришлось отвести на эту фамилию отдельный «тэг», который до сих пор там находится. Но сейчас посмотрел, последняя заметка относится к осени одиннадцатого года.

После этого, видать, Антон Борисович уж вовсе перестал меня интересовать и, может, не совсем полностью выпал из поля моего зрения и внимания, но оказался на той периферии, которая не давала повода и чисто физической возможности быть отраженной в текстах.

Хотя следует честно признать, что именно Антону Носику я обязан днем своей самой большой, почти триумфальной известности в интернете. Тогда меня достаточно регулярно перепечатывали десятка два электронных средств массовой информации, некоторые даже вполне популярные, но ни одна из этих публикаций по количеству прочтений и комментариев не смогла даже сравниться с тем случаем, когда мою небольшую заметку разместил со своим предисловием сам Носик в своем блоге. Я тогда узнал о себе много интересного и даже получил определенное удовольствие.

А потом, видимо, заглянув более подробно в мой Журнал, Носик обнаружил там ещё один текст, посвященный в какой-то степени ему, то есть, на самом деле встрече с Медведевым группы деятелей искусства и интернета, в которую Антон входил, и почему-то прислал мне чуть ли не извиняющийся, во всяком случае объяснительный комментарий. На который я, как мне кажется, достаточно подробно и уважительно ответил.

На этом всё. И было уже давным-давно. Так что, точно не мне писать о нем некролог или воспоминания. Да и вообще я последние годы зарекся заниматься чем-то подобным даже относительно много более близких и хорошо знакомых людей. Уж очень многие из них уходят, не хочу превращать Журнал в мартиролог и колумбарий.

Но вот сегодня, почему-то, узнав о смерти Носика, не сдержался. Как-то уж очень тоскливо стало. И безумно жалко не только его, но и самого себя. Странновато, но так. Причин сам толком не понимаю. Или уж очень не хочется понимать.

Мир праху Вашему, Антон Борисович, и светлая память! Простите, если что не так.

Дурь

Простите, что о столь интимном, но просто наболело за жизнь и всё-таки решил, жутко стесняясь, однако поделиться.

Я терпеть не могу снимать туфли у кого-то в гостях. Предельно уважительно отношусь к трудам хозяйки по поддержанию чистоты в доме, но тут у меня или какой-то вид шизофрении, или вовсе врожденное наваждение. Вытираю обувь очень тщательно, могу подождать, когда она просохнет, если на улице слишком сыро, но снимать не хочу. Нет, спасибо, мне не нужны ваши тапки.

Ведь, в конце концов, в своих штанах я тоже сидел в общественном транспорте и на них могли попасть не только капли дождя, но и грязи из-под колес проезжающей мимо машины, однако перед тем, как я сяду на ваш стерильный диван или стул, вы же не просите меня сменить мои брюки на ваши тренировочные или домашние.

И в своем доме я очень прошу гостей не разуваться. Разве что кто-то из близких пожалуется, что ноги устали, хочется что-нибудь помягче и посвободнее, ну, тогда ладно, хотя и без большого восторга. А чтобы не возникало лишних разговоров, типа, «ой, я у вас тут натопчу», у меня в гостиных уже много десятков лет лежит испанская плитка, идеально имитирующая паркет, и я сразу объясняю, что «натаптывать» можно сколько угодно, всё протирается шваброй за пару секунд и никаких проблем.

Но история с переодеванием в тапки ещё полная чепуха по сравнению с «у нас пол чистый, можете проходить в носках». Я не хочу ходить в носках! Хотя, поверьте, они у меня всегда чистые и не рваные. И ноги не мерзнут. То есть, это не практические какие причины, а исключительно нежелание. Ничего более. И вас я в носках у себя за столом видеть не хочу. Даже если и не видеть, а просто знать, что вы сидите напротив меня без обуви. Мне это портит аппетит и настроение.

Так что, когда человек, зайдя в гости, моментально снимает туфли и говорит, что, спасибо, тапок не надо, я привык ходить в ноская, мне сразу плохо становится до озверения. Я уже ни о чем другом думать не могу.

А вы говорите – политические взгляды, исторические концепции, эстетические вкусы… Нет, конечно, я и сам могу о подобном говорить. Но сначала наденьте обувь и прекратите ходить в носках, вашу маму!
Редко так удачно и наглядно происходит. Ещё вчера, практически сразу после моей предыдущей записи вышло интервью с Андреем Мовчаном, которое, как мне кажется, прекрасно иллюстрирует, не только его точку зрения, но и то, что именно я и имел в виду.

Но сразу и прежде всего. В этой беседе, как практически всегда и везде Андрей Андреевич проявляет все свои лучшие и личностные, и профессиональные качества. Он, на мой взгляд, блестящий специалист, да и вообще очень умный и порядочный человек. Плюс к тому, что нынче уже не слишком часто, прекрасно владеет русским языком и практической ораторской логикой, что делает сказанное им ещё более доходчивым и убедительным.

Ну, короче, всё правильно говорит, и не может быть к нему никаких претензий. Тем более у меня, отнюдь не авторитета в чем бы то ни было, особенно в экономике такого масштаба и уровня, как у Мовчана.

И всё-таки в этом великолепном тексте, тоже как обычно, имеется как раз то, что лично мне не позволяет с удовольствием и достаточно часто потреблять подобные блюда. Я не стану сейчас заниматься крохоборством и подробным анализом, упомяну всего несколько моментов.

Сначала просто цитата, как заданная тональность:

«Давайте исходить из фактов, да? Вот, факты показывают, что китайцы а) абсолютно не склонны ни к агрессивным, ни к силовым, ни враждебным переговорам или действиям по отношению к России, ничего подобного не происходило уже очень много лет».

Тут я, собственно, и не спорю, вопросы чисто музыкальные. Не слишком ли однозначно и категорично? И «уже очень много лет», это сколько? И сколько требуется для того, чтобы столь уверенно «исходить из фактов»?
Ну, да ладно, суть, конечно, не в этом, тут только легкий оттенок соуса. А вот несколько ближе к основному блюду:

«Вы знаете, я, во-первых, очень не люблю и очень плохо умею комментировать политику, потому что, с моей точки зрения, политика – это просто уличная демонстрация амбиций, а за кулисами делается экономика, которая очень часто прямо противоположна».

Меня это всю жизнь восхищало и писал я о подобном бессчетно. У соседей глава семьи алкоголик, супруга его блядь, дочка наркоманка, а сын с малолетки не вылезает из зоны по хулиганке. Ну, и, понятно, живут не слишком богато, постоянные проблемы, ни на что не хватает, жратва плохая, долги, за квартиру давно не плачено, в общем, ситуация постоянно ухудшается. И вот родственник ихний, все понимающий, но сочувствующий и желающий добра, приходит к другому соседу, человеку уважаемому, солидному, главному бухгалтеру крупного предприятия. Хочет посоветоваться, что делать и как помочь этому несчастному семейству. И разговор этот начинает с перечисленного про пьянство и блядство. Но бухгалтер его сразу прерывает, мол, «это просто уличная демонстрация амбиций», а давай-ко про настоящее и реальное, то, что «за кулисами», какие у семейства доходы, кто где работает, что может делать, какие методы и перспективы совершенствования профессионального мастерства и эффективности повышения заработков.

Несомненно, умно и верно. Только на практике всё равно получается почему-то не совсем так. То есть, так, но всегда с маленькими нюансами. Даже если факты и их анализ абсолютно точные. Вот примитивный пример, но уж простите, у меня всё такое, да и сам я…

А.Соломин― То есть подождите, вы хотите сказать, что режим санкций, который ввели и европейские наши партнеры, и мы ввели против европейцев, они не сказываются на экономических отношениях?

А.Мовчан― Абсолютно не сказываются. Вот, контрсанкции, которые мы ввели, чудовищные контрсанкции, запрет помидоров и сыра, и так далее – это 9% нашего импорта из Европы продовольствия. То есть 91% импорта продовольствия из Европы мы как делали, так и делаем. И даже эти 9%, на самом деле, мы тоже делаем, но только там через Белоруссию, условно говоря, через другие каналы. Лосось мы покупаем теперь с Фарерских островов, а они из Норвегии. Это там, вот, я не знаю, как у рыбы спрашивают, наверное, откуда она, при ввозе, да? А рыба отвечает как-то. Дораду покупаем не у Греции, а у Турции. Эта дорада плавает между Грецией и Турцией».

И тут всё сказано Андреем безусловно верно. О практической ничтожности и санкций и контрсанкций, особенно в тактическом плане, я и сам говорил неоднократно. Но в реальности имеется один крохотный нюанс. У нас в Крылатском полки даже самых дорогих и как бы «элитных» магазинов обеднели слишком сильно и наглядно. О качестве, доступности и ассортименте сыров промолчу, на это не жаловался только ленивый. В овощных отделах выбор остался предельно убогий. Понимаю, что смешно звучат жалобы на исчезновение спаржи, молодых стручков гороха или мини-кукурузы, но исчез даже элементарный сельдерей, без которого никто в мире не готовит элементарный мясной бульон. О более экзотических травах речи нет, остались только, кстати неплохие, но отнюдь не универсальные стандартные наборы «Белой дачи».

Дальше не стану подробно анализировать и только единственное, самое близкое к моей собственной эгоистической шкуре. Полки с приличными морскими гадами опустели. Попытка «импортозамещения» за счет отечественной дальневосточной продукции провалилась полностью. Нет ничего типа лангустинов, тигровых креветок, хороших мидий, молодых осьминогов и прочего подобного. Имеющиеся ошметки к употреблению пригодны плохо. Даже элементарной «катапланы» не приготовишь.

Но кое-что ещё, действительно или осталось, или время от времени появляется, и я сейчас дам вам пару рецептов, может, кто воспользуется, пока и это не накрылось.

Первый совсем примитивный, кто закуску любит, но делать ничего не хочет. В «зеленых» Перекрестках несколько раз в неделю появляются охлажденные тушки кальмаров. То есть, я голову не даю на отсечение, что они действительно только охлажденные, а не размороженные, но качество их меня вполне устраивает, оно значительно выше, чем у тоже продающихся кальмаров глубокой заморозки. Делать с этими тушками особо ничего не нужно. Шкурка там практически снята, а что осталось, никому не помешает, не графья. Просто хорошо моем в теплой воде и режем тонкими, в несколько миллиметров кусочками со стороны широкой части тушки. Сначала получаются колечки, ближе к конусу уж что выйдет. Там один единственный нюанс. Там в основном в этом самом «конусе» имеется такая полупрозрачная довольно острая пластинка, её нужно вытащить, иначе может быть неприятно, когда осколок на зуб попадет.

Дальше всё примитивно. Берем одну среднюю луковицу примерно на четыре-пять тушек. Я предпочитаю красную, но тут нужно вот что иметь в виду. Красный лук в обычных условиях хранится много хуже, чем обычный. Потому верхние слои у него, даже если выглядят свежими, могут быть уже достаточно жесткими и плохо готовятся, будете потом их выплевывать. Так что, не экономьте, почистите луковицу получше. Впрочем, с обычной белой можно вовсе не заморачивать. Нарежьте помельче. Так же покрошите средний стручок перца-чили без косточек (или семян, не знаю, как эти штуки у них называются, паршивый ботаник). Раскалите подсолнечное масло, убавьте температуру до середины и высыпайте. Затем надо бы сказать классическое «доведите до золотистого оттенка», но мне никогда в жизни этот оттенок не удавался, потому тупо могу посоветовать минуты полторы пожарить, постоянно перемешивая лопаткой, пока некоторые кусочки у краев не начнут коричневеть, после чего высыпайте кальмаров и тут же их посолите.

Вот здесь самое главное. Жарьте, помешивая, ровно одну минуту, ни секунды больше. Закусь под водку готова полностью, предпочитаю употреблять с гренками.

Второй рецепт немного затратнее по времени и силам, но тоже не слишком. В рамках упомянутого «импортозамещения» в продаже много где имеется дальневосточный трубач. Он продается только замороженным и запрессованным в целлофан пачками по 500 г. Единственный недостаток, готовить его можно только на следующий день после покупки, так как размораживать он должен даже не при комнатной температуре, как рекомендуют некоторые, но только в холодильнике. Почему, мы сейчас долго говорить не будем, поверьте или не верьте, ваше дело, я своё сделал, хотел, как лучше.

Далее помойте в холодной воде, потом, тоже обязательно в холодной поставьте в кастрюле на огонь, нагрейте, но не дайте закипеть, как появится первый пузырек, сразу выключайте и снова промойте. Пусть лежит, отдыхает.

Одну луковицу обжарить подобно предыдущему рецепту. Добавить приличную помидорину, мелко нарезанную, три-четыре минуты на среднем огне. Граммов 400-500 шампиньонов хорошо помойте, нарежьте плоскими дольками и на сковородку. Ещё минуты три, помешивая. Добавляем одну столовую ложку соевого соуса и полстакана сливок, самых жирных, которые достанете. Вот тут можно ещё и подсолить, но это по вкусу и осторожно. Перемешиваем, накрываем крышкой и оставляем на среднем огне минуты на две-три. За которые нарезаем трубача тонкими полосками. Тут особо можно не париться, уж как получится. Закладываем в сковородку под крышку, мешаем и снова очень внимательно следим, чтобы не закипело. Как только первый раз булькнет, сразу отставляем сковороду на холодную конфорку и пусть несколько минут настоится. Ещё можно сверху мелконарезанной свежей зелени, но без фанатизма.

Кстати, кроме стандартной водки это очень хорошо у меня идет и под ледяное шампанское, даже не самого высокого качества, но, естественно, только «брют».

А так, в остальном Мочан и ему подобные правы. Всё нормально. Жить можно. Хотя, можно и нет.
Меня по жизни часто упрекали, что я излишне рационален, да и просто душевно холоден, мало живу эмоциями и зачастую излишне мудрствую. Но на самом деле это всего лишь защитная реакция, хоть и весьма старательная, но довольно простая маскировка. Хочу, создавая такое впечатление, хоть как-то себя обезопасить. Поскольку иначе всем станет ясно, насколько я интеллектуально уязвим, не только действуя, но и зачастую самые обычные мнения приобретая исключительно на основе примитивных инстинктов, ничего более и кроме.

Вот, предположим, в каждом приличном магазине на самом видном месте витрины появился один и тот же сорт колбасы… Да что там магазин, давайте сразу поднимем планку, во всех дорогих ресторанах с хорошей репутацией одновременно появилось одно и то же фирменное блюдо. Оно вкусное, я пробовал. Оно качественное, и люди, которым доверяю, подтверждали, да и сам я в большой степени могу в этом разобраться. Оно не из дешевых, но по всем параметрам денег своих стоит. Ещё и явно полезное, во всяком случае, по сравнению с большинством остальных. Ну, то есть, практически без всех обычно присущих ресторанным блюдам недостатков, одни достоинства.

Но я его второй раз есть не буду. А через какое-то время и вовсе перестану ходить в заведения, где его подают. Объяснить это разумно не могу, да, думаю, это и вовсе невозможно. Но инстинкт не позволяет. Что-то здесь не то. Блюдо сложное и достаточно нестандартное, нет никаких видимых причин, чтобы именно оно без каких-то явных причин, без долгой истории конкурентного завоевания рынка вот так одномоментно начало столь массово прилагаться таким количеством ресторанов. Не знаю, вряд ли узнаю, потому смиренно даже не слишком пытаюсь докопаться, но, похоже, в чем-то меня пытаются надуть. И инстинкт однозначно ставит непреодолимую планку – ты это жрать не будешь, иди, свари картошки и почисти селедку.

Но хватит тупых аналогий, кто в принципе способен, уже прекрасно понял, что я имею в виду. В информационном поле пусть и самого высокого, из имеющихся, естественно, уровня время от времени вдруг появляются доселе или вовсе неведомые, или известные лишь в крайне узких кругах имена. Андрей Мовчан, Екатерина Шульман, Александр Баунов, Владислав Иноземцев… Список продолжать не буду, думаю, порядок и уровень ясен. Несмотря на совершенно разные признаки по множеству параметров, всё это люди яркие, профессиональные, талантливые, успешные, образованные и весьма неглупые. При этом особенно не встроенные в государственную систему и с чиновничьей стороны, и с идеологической, как бы вполне независимые и не скомпрометированные сотрудничеством с кем-то или чем-то одиозным.

И мне бы к ним прислушаться, ведь это качественно, вкусно и полезно. Но инстинкт бестактно и неизбежно задает все тот же вопрос. А почему вдруг неожиданно именно эти люди одновременно в таком количестве оказываются на самых привлекательных и авторитетных местах информационных площадок? И я никак не могу заставить себя это есть. Чувствую себя при том одновременно и снобистской свиньей, и нигилистическим недорослем, и просто убогим недоумком. Ну, то есть полный набор комплексов. Однако бороться с собой мне здесь бесполезно. Всё понимаю, со всем согласен, но не идет, хоть застрелись.

Я тут не так давно встречался с одним знакомым, который, в отличие от меня, не только делает вид, что что-то знает и понимает, но и реально «вхож в круги». Он с большинством людей, подобных названным, не только на «ты», но и достаточно регулярно общается в том числе и на профессиональные темы, то есть, имеет гораздо больший, чем я материал для выводов. И, поскольку разговор получился вполне доверительным, я позволил себе напрямую поинтересоваться двумя вопросами.

Во-первых, не кажется ли это мне, не является ли простейшим следствием мании преследования, что данные блюда в таком количестве и столь настойчиво вставляются в меня не в результате случайного стечения обстоятельств, а всё-таки по осознанному волевому решению всероссийской ассоциации шеф-поваров?

И, во-вторых, если это так, то с какой целью делается, ведь блюда отнюдь не с самой стандартной и массовой стилистике кухонь этих заведений, где-то даже внешне диссонирующие и уж во всяком случае далеко не самые прибыльные что с идеологической, что с чисто материальной стороны?

И собеседник ответил, что с его точки зрения действительно это мало похоже на случайность. По крайней мере несомненно, что признаков намеренности много более. Что же касается целей и реальной прибыли, то они, скорее всего, чисто психотерапевтические. Причем именно для как бы наиболее продвинутых частей населения. Которые тупо водкой с соленым огурцом или просто брезгуют, или на них такое сочетание нужным образом не действует.

А вот деликатесы, которые сложностью до уровня экзотики в составе ингредиентов и способах приготовления могут польстить воспринимающим рецепторам, по мнению поваров очень хорошо способны если не смирить с абсурдной примитивностью всей остальной продукции, то хотя бы пояснить, что никакой уж особой трагедии не происходит. Всегда всё примерно так и было, да и нынче повсеместно, только называется по-разному, главное ведь правильно и точно поименовать, классифицировать и подать, это сильно успокаивает. Ну, то есть вот чисто калифорнийское «давай поговорим об этом» для богатых и знаменитых, но на русском продавленном диване.

Я не могу сказать, что этот ответ для меня всё уж полностью и абсолютно расставил по своим местам и полностью удовлетворил. Но в любом случае дал пищу для размышлений и показался имеющим под собой определенные основания. Хотя всё равно, с чего, собственно, и начал, любые размышления и чисто рациональные выводы с ответами лично для меня не слишком полезны. К чему бы я ни пришёл теоретически, на практике это жрать не буду.

Ну, не могу. Не лезет.

Сталин на вас есть

Даже мифы, одно из наиболее фундаментальных, основополагающих и извечных явлений, всё равно социально, интеллектуально и ещё по множеству критериев градуированы. Есть мифы совсем простонародные и незатейливые, типа, что во всем виноваты жиды или все бабы бляди, мужики- козлы, а детей надо пороть регулярно, иначе испортишь. Но есть мифы исключительно или по большей части для высоколобых, воспитанных и образованных.

И тут примеров можно приводить бесчисленно, но просто как один из наиболее часто и публично транслируемых, это про социальное и имущественное неравенство, да проще, элементарную бедность до уровня голодания, как главную причину терроризма. Все реальные факты этому или абсолютно противоречат, или, во всяком случае, не дают никаких оснований для подобных выводов. За организацией терроризма чаще всего стоят весьма обеспеченные и успешные люди, а «пушечное мясо» там тоже чрезвычайно разнородно, но всё не имеет никакого значения. Большинство медийных мыслителей всегда найдет сколько угодно аргументов в поддержку своей идеи и переубедить их нет никакой возможности.

И вот ещё один из самых распространенных мифов среди тех, кто «в очках, да ещё и шляпу надел». Особенно он стал тиражироваться последнее время, даже дни, когда некоторые с какого-то перепуга посчитали сенсацией, что большинство их как бы сограждан считают Сталина самым великим человеком всех времен и народов. И стали успокаивать, прежде всего сами себя, всякими мудрыми объяснениями. Самое главное и распространённое такое. В девяностые страну понесло без руля и ветрил, «без бога в душе и без коммунизма в башке». Кто-то при этом нажился самыми нечестными путями и способами, но большинство проиграло, обнищало и обозлилось. И вот теперь именно это большинство, не сумевшее конвертировать свободу в наличные и оскорбленное нынешним состоянием дел, воровством и беззаконием, поднимает Сталина на щит, как символ твердой, но справедливой руки, железного порядка и стремления к четкому светлому будущему.

Конечно, можно и так изобразить, как и ещё миллионом всяких красивых способов, но вообще-то по жизни полный бред и чепуха. Но я не стану здесь сейчас писать трактат на данную тему. И просто лень, и полная бессмыслица, поскольку в таких вопросах никто никогда не убедит самыми железными доводами и частными конкретными примерами. Так что, только для кухонного трепа единственное воспоминание.

Это было лет пятнадцать назад. В самом начале нулевых, когда у всех ещё всё было замечательно, и
Касьянов показывал чудеса экономического роста, а множество даже самых искренних либералов были уверены, что Путин честно отработает свой конституционный срок и обеспечит законную и демократическую сменяемость власти. В бане собралась компания мужиков, человек десять, если не больше.

Я туда много лет обычно несколько раз в месяц ходил, это не то, что все были мои близкие друзья или хотя бы приятели по жизни, но именно как «банные компаньоны» мы со всеми были знакомы хорошо и давно, существовали именно на таком уровне вполне теплые доверительные отношения, думаю, многие посещающие регулярно подобные места меня понимают.

Вообще-то образ времяпрепровождения там обычно бывал весьма трезвый, большинство очень заботилось о своем здоровье, нет, конечно, никакой радикальной антиалкогольности, но всё очень легко и в меру. А тут вдруг, смотрю, уже когда пришел, слегка припоздав, некоторые несколько на взводе и, судя по набору накрытого стола, это ещё не предел. Интересуюсь, мол, чего-то отмечаем? И выясняется, что какой-то юбилей комсомола. А поскольку многие в глубокой юности были как-то с ним связаны, в основном в студенчестве через всякие НТТМ и прочую такого рода лабуду зарождающегося капитализма, так вот и решили отпраздновать. Я настроение людям решил не портить, промолчал, да и в принципе мое мнение и так было всем прекрасно известно, тихонько пошел в парную, потом в бассейн, короче, действовал по обычному графику, не особо заморачиваясь.

А мужики через какое-то время прилично поднабрались и, поскольку все время чокались за славный ленинский комсомол, то довольно естественно потом перешли на коммунистическую партию и вообще славный путь советского народа под руководством сами понимаете кого. И начали с трогательной дрожью в голосе и глазами покрасневшими и увлажнившимися то ли от внешних банных причин, то ли от нахлынувших глубинных чувств рассказывать и мечтательно фантазировать, каких высот они достигли бы, если бы не катастрофа с развалом СССР. Однако почти все были выпускниками МВТУ, потому варианты не отличались особым разнообразием. Типа, а меня на кафедре хотели оставить, а бы сейчас уже был доцентом, а то, глядишь и профессором. А меня приглашали в одну закрытую лабораторию, теперь наверняка метил бы уже в завлабы. Подумаешь, меня на Хруничева сразу звали старшим инженером, я бы уже там начальником цеха был, если не круче…

Ну, а потом всё это плавно скатилось к классическому, что нынче полный бардак, а вот раньше был настоящий порядок, особенно при Сталине, и пошли истории про родителей, как они в разных критических ситуациях, не доедая и в лохмотьях, но совершали героические поступки во имя и для блага.

А теперь несколько секунд внимания. Все в той бане, кроме меня, были серьезными реальными долларовыми миллионерами. У кого десятки этих самых миллионов, у кого и сотни. Строительный и деревообрабатывающий бизнес, фармацевтические компании, крупный международный ритейл, охранные предприятия, прочее подобное. Недвижимость в самых дорогих и престижных местах России и всего мира, дети в частных школах Швейцарии и Англии, шоферы на роскошных машинах ожидают каждого у входа… И они искренне тосковали и по мифическим сталинским временам, о которых только слышали, и о вполне для них знакомых поздних советских, печалясь, что так и не смогли достичь тех высот карьеры и вообще жизненного успеха, которые у них отняла самая страшная глобальная катастрофа двадцатого века, развал Союза.

Между прочим, приличнее всех тогда себя вел и наименее активно тосковал мой старый знакомый, который генералом успел стать ещё в КГБ, и действительно имел шанс там достичь вполне серьезных высот, но недавно прикупил своему сыну второй ресторан в окрестностях Крылатского, и это, видимо, несколько примирило его с реальностью и упущенными служебными возможностями в родной конторе.

Через несколько лет все они разъехались. Кто в Лондоне нынче, кто в Париже, кто до Новой Зеландии добрался. Жалеют страшно. Дико тоскуют, но никто уже и не думает возвращаться. Особо бабы ихние дадут им вернуться, ага… О детях вообще не говорю, у них давно своя жизнь после оксфордов и кембриджей, пусть и зачастую липовых, но это уже не имеет никакого значения.

А через несколько лет умерла Людмила Яновна. Я когда-нибудь обязательно напишу о ней подробнее. А пока всего несколько слов. Она появилась в самом начале девяностых в нашем доме, типа, «подмести, пыль протереть», когда в силу определенных жизненных обстоятельств это оказалось практически необходимым. Мы между собой называли её «убиралка», но слово это придумала она сама. Между тем, именно «убиралка» она была совершенно никакая, ну, то есть предельно трудолюбивая, просто совсем не по этому делу, есть такие люди, да я и сам из них…

Людмила Яновна почти за два десятилетия нашего общения стала одной из самых близких подруг, которые когда-либо были у меня. Она всю жизнь проработала инженером-теплотехником, муж тоже кем-то подобным, как раз в девяностом они вышли на довольно по тем временам приличную пенсию, а потом всё рухнуло, покатилось, и они остались у разбитого корыта. Всё в прошлом, перспектив никаких и так уж получилось, что надеяться не на что и не на кого. Да ещё масса серьезнейших личных проблем, в том числе со здоровьем...

И оба снова пошли работать. По профессии, естественно, устроиться уже не удалось, так что он в охранники, то есть, по сути, «консьержем» в подъезде, она к нам «по хозяйству». Чисто материально как-то удавалось тянуть. Но это не значит, что они доживали. Они жили полноценной и очень насыщенной жизнью. Однако всё это и прочие подробности я оставлю для другого текста и случая. А сейчас только на затронутую тему.

Мы с Людмилой Яновной постоянно и довольно много общались на самые разные тему. И, что любопытно, мне сложно вспомнить случаи, когда по каким-то действительно важным и принципиальным вопросам наши мнения расходились. В определённый момент мы даже перестали интересоваться отношением друга к друга к каким-то происходившим событиям и явления, так как не сомневались, что оно у нас одинаковое, а если и обсуждали, то только мелкие подробности и нюансы. Так вот, этому человеку, который не приобрел никаких материальных преимуществ от наступившей, пусть сколь угодно уродливой, но всё-таки свободы, и в голову не могла прийти тосковать по советской власти и, уж тем более, по сталинским временам.

И Людмила Яновна, при всей её удивительной уникальности как личности, в этом смысле была отнюдь не единственным знакомым мне человеком такого рода. К счастью, встречалось по жизни немало истинно от природы светлых и свободных людей вне зависимости от бытовых обстоятельств, в которых они оказывались.
Сидим с женой на балконе ужинаем, пьем шампанское с со всякими прелестями, о которых, возможно, с удовольствием еще как-нибудь расскажу подробнее.

Музыка, виды, всё соответствует. Но, в отличие от меня, супруга моя много более современно коммуникативна, потому рядом лежит её планшет, очень крутой, который время от времени повизгивает.

Я стараюсь не очень реагировать, но в какой-то момент всё-таки интересуюсь, что он от неё хочет. Она отмахивается, но я не отстаю, потому супруга в конце концов поясняет. Ей непрерывно на планшет приходит вот такая информация.

Приняли, закусили, добавили, посмеялись. Но пропиликало ещё раз шесть. Видать, они и вправду думают, что моя жена поможет им поймать этого чеченца. Мило.

Работает наше государство. Мы пьем, а оно работает. Всё в норме и тонусе.
Давно я не писал ничего вроде условно обзора читательских мнений и комментариев. Да, собственно, уже лет пять, наверное. Тогда, когда я вел этот Журнал как «средство массовой информации», а ещё и готовил на его основе несколько книг, это, видимо, это имело какой-то смысл, как часть общей картины, которую хотел изобразить. А нынче, в чисто личных записках на частной территории смотрелось бы явно чужеродно и излишне.

Но вот вдруг решил. И не потому, что появилось нечто принципиальное и чрезвычайно важное. А просто достаточно случайно совпало несколько моментов в связи с рядом последних тексов и реакцией на них, которые сфокусировали внимание в определенных смежных направлениях. Потому захотелось сказать по этим поводам несколько обобщающих и довольно абстрактных слов.

Нет ни одной, даже самой примитивной и очевидной темы, по поводу которой множество народу абсолютно искренне и с полнейшей уверенностью в собственной правоте не сморозило бы какую-нибудь фантастическую чушь. И существует не меньшее количество людей, для которых это моё «примитивное очевидное» не то, что таковым не является, а как раз наоборот, примитивно и очевидно для них, что это я несу полный бред и постоянно нахожусь не в очень трезвом уме, не говоря уже о доброй памяти.

Есть вообще уникальные люди. Например, человек лет пять как зарегистрирован в Живом Журнале. Не написал там ни строчки. У него имеется один «друг». Это я. И именно мне в Журнал он написал комментариев пятьсот. Больше, видимо никому. Я это случайно обнаружил, кликнул «профиль», заинтересовало, кто же это столько лет пытается мне объяснить, насколько же я тупое, безграмотное, занудное и вообще омерзительное существо. Вот, есть же у человека занятие, и он ему с удовольствием постоянно предается.

Но ведь не столь важен побудительный мотив, сколько сам по себе мыслительный процесс, который происходит автономно в каждой отдельной голове, и поводом для закипания с последующим выпуском продукции может стать что угодно, хоть какая-то проходная фраза какого-то Васильева, хоть неожиданный резкий гудок автомобиля на улице за окном по неизвестно какому поводу, хоть любая подобная сама по себе совершенно не значимая чепуха.

Вот смотрите, я высказал простейшую даже не мысль, а элементарную констатацию факта:

«У меня, самого обычного пенсионера, никакими особыми амбициями, связями, талантами и прочими подобными преимуществами не отмеченного, не существует в природе такого человека, по одному звонку которого я добровольно и без всякого физического принуждения куда-то поеду и стану выполнять какие-то неестественные для меня указания. А у супермена Ройзмана, с уралмашевским прошлым и всероссийским авторитетом на уровне смеси Робин Гуда, Франсуа Вийона и Че Гевары, оказывается, такой человек есть. Уму не постижимо!»

И в ответ мне человек пишет: «Т.е. Вы никого не любите, никому не подчиняетесь, никого не уважаете?»

Я в полном восторге даже всплеснул руками. Ну, это какой же блистательный пируэт должен был произойти в мозгах человека, чтобы он, исходя из моих слов, сделал такой вывод? Да, конечно, слово «починяетесь» в этом ряду совсем лишнее, но ведь что-то привело к выводу об отсутствии у меня любви и уважения к кому бы то ни было? И наоборот, человек решил, что Ройзман по одному звонку кого-то из администрации президента помчался в Москву со своего Урала и далее занялся по его указанию постыдным и унизительным делом потому, что «любит и уважает» этого кого-то?

Но это так, ладно, вольная и капризная игра воображения. Внимание мое по сходному поводу больше зафиксировалось вот на каком моменте. Относительно Павла Дурова читатель мне написал:

«А Вы что правда думаете, что ВКонтакт это он сам так просто сделал его, сам получил деньги с продажи, и так просто уехал, молодой наш талантище такой? И Вы правда думаете, что этот наезд не был рекламой его Телеграмма?»

И это не первый и даже не сотый раз интонационно подобное я встречаю, и отнюдь не только в своем Журнале и не только в России, а абсолютно везде, всегда и с поражающим постоянством. И меня, старого идиота, почему-то каждый раз лично задевает.

Когда меня в девятом классе выгнали из шестнадцатой спецшколы, я, возможно столь резко впервые (тогда еще, естественно не знал, что это просто рядовой случай из огромного количества последующих подобных) решил полностью изменить направление течения жизни. Купил в «Педкниге» такую стандартную брошюрку с экзаменационными билетами и начал готовиться к поступлению в электромеханический техникум, филиал которого находился недалеко от моего лома, при Московском тормозном заводе на Лесной.

Сначала я прошел какое-то формальное собеседование и меня даже допустили до экзаменов, а вот уже после первого из, по-моему, четырех, вызвал зачем-то для разговора директор. Фронтовик, с боевыми наградами на гражданском пиджаке, такие мастодонты тогда ещё встречались и мне почему-то всегда на них особенно везло. Он крайне непривычно уважительно и вежливо довольно долго беседовал со мной на совершенно посторонние темы, очень заинтересованно, узнав, что я из Магадана, расспрашивал про Колыму и историю моей семьи, а потом вдруг налил нам крепкого чая, похвалил, что я не тал портить его сахаром и изложил примерно следующее.

Ты, парень, собрался заняться полной чепухой. Конечно, с грехом пополам экзамены сдашь, тем более, что и уровень у нас более чем средненький, и я вынужден буду тебя взять. И даже, уверен, ты мне особой головной боли не доставишь, по сравнению с основным нашим контингентом ты так и вовсе ангел. Но только это мучение будет для всех, прежде всего для тебя самого. У тебя мозги совсем по-другому и для другого устроены. Не для физики с математикой даже таких простых. Вот ты какого автора последнюю книжку прочел?

Я несколько удивился, но честно ответил, что Лотмана. «По фамилии подозреваю, что умный человек, хотя первый раз о нем слышу. Вот и иди, читай своего Лотмана, не дури, заканчивай обычную десятилетку и занимайся дальше тем, чем можешь, и что доставляет удовольствие, но точно не электромеханикой, тут для тебя перспектив нет», - завершил директор.

И, несмотря на мерзейший подростковый характер, а также полное пренебрежение любыми авторитетами, я его послушался, потому что уже тогда понимал, о чем он говорил и что имел в виду. Примерно то же произошло, когда я стал заниматься шахматами. И довольно быстро, уже годам к двенадцать-тринадцати стало понятно, и всем, и, самое главное, мне самому, что у меня есть потолок, и он довольно низок. Ну, перепрыгну я через голову, упрусь рогом и начну играть на какой-нибудь второй разряд. Это максимум. В то время, как некоторые малыши с большими задумчивыми глазами разделывали меня за доской без малейших проблем и было понятно, что у нас совершенно и принципиально разный потенциал. То же самое и с занятием фортепиано, и с рисованием, к чему меня в силу семейных традиций всячески пытались приобщить. Я оказался сер и безнадежен. Не дал Бог таланту и даже всего лишь способностей. И бороться с этим – действительно только портить жизнь себе и окружающим.

Но зависть, естественно, осталась. То есть, это для меня естественно. Она сильная, искренняя, но такая, довольно отстраненная, типа «о чем говорить, когда не о чем говорить». Остается только восхищаться и радоваться, что есть множество людей, способных на такое, о чем я не просто не могу мечтать, но что, зачастую даже полностью не могу понять.

Но когда я высказываю свое удовольствие от этого факта или встречаю, что кто-то иной в какой-то форме высказывает, после любого положительного упоминания таких имен, как Билл Гейтс и Стив Джобс, Илон Маск, Шахар Вайсер и Трэвис Каланик, Виталик Бутерин, Павел Дуров и Марк Цукерберг, ну, я не буду продолжать перечисление, уверен, каждый прекрасно понимает, о ком я говорю, вне зависимости от уровня и степени таланта и мировой известности это все люди яркого успеха и и ещё, как говориться, ухватившие удачу за хвост, - так вот, неизбежно после их упоминания находится рядом кто-то мудрый и скептический, который и задает множество вопросов именно с той интонацией, которую я привел. В смысле «неужели вы думаете, что это они сами такие талантливые и что-то такое действительно важное и интересное совершили?»

Да нет, конечно, я так не думаю. Я уверен, что они, все эти гейтсы, полное дерьмо, чистые проходимцы, просто им повезло, а вам, настоящим талантам, как-то случайно не пофартило. Я так и вижу огромное количество этих мудрецов и скептиков, почему-то они всегда представляются мне в майках-алкоголичках и на продавленных старых засаленных диванах, которые только тем и живут, что стараются таким наивным идиотам, как я, объяснить безосновательность и даже полную глупость всяческих восторгов по поводу чужих прорывов в то, что нам кажется действительно важным и предельно интересным.

Но этим дождливым ознобливым воскресным вечером мне не хотелось бы заканчивать на такой раздраженной ноте. Поэтому я упомяну ещё об оной истории, которая тоже может кому-то показаться не слишком оптимистичной, однако для меня, несмотря ни на что, содержит и некоторые светлые ноты.

Постараюсь очень обобщенно и без подробностей, чтобы не затронуть какие-то интимные моменты для человека, не уполномочивавшего меня на публичность. Как-то около года назад я вдруг обнаружил в своем Журнале комментарий неизвестного мне читателя к достаточно старому тексту. Комментарий этот был весьма нелицеприятный и такого рода, что не очень вызывает желание отвечать, но меня в подобных случаях обычно интересует сам факт, каким образом давний текст попался на глаза человеку, о чем я и спросил. Он ответил, что пришел из кинотеатра, смотрел некий патриотический отечественный блокбастер, зашел в интернет уточнить какие-то подзабытые исторические детали, но поисковик одной из первых строк неожиданно выдал ссылку на эту мою заметку.

Мне почему-то стало неожиданно ужасно жалко этого человека. Сентиментальное старческое воображение нарисовало картину, как вечером в выходной взрослый человек идет в одиночестве на подобный фильм, а потом ему даже не с кем его обсудить, и он сидит перед компьютером, пишет, как ему представляется, весьма язвительное мнение незнакомому человеку по какому-то дурацкому поводу… И я просто спросил, а как ему фильм-то? После чего мы обменялись ещё несколькими малозначительными фразами. И на том общение закончилось. Я думал, что навсегда.

Однако человек относительно регулярно начал комментировать тексты в моем Журнале. Делал он это, на мой взгляд, не слишком умно и, в общем-то, на последнем пределе перед оскорблением. Однако предела этого всё-таки не переходил, потому я терпел, без малейшего удовольствия и с некоторым удивлением, зачем ему это надо, но эмоций особых не высказывал, так, отмахивался иногда из вежливости и от нечего делать какой-то пустой фразой.

И как-то глубокой ночью я получаю от него известие. Всего два слова. Человек сообщил о своей личной трагедии. Настоящей, из тех, что главные в жизни. Меня прямо как током ударило. Вот так, случилась неожиданно страшная беда, а в пустом, спящем, безмолвном мире прокричать о ней можно только какому-то неизвестному и далеко не самому приятному собеседнику в интернете.

Но, главное, что есть всё-таки кому.

Так что, пойду куплю хорошего шампанского и что-нибудь из вкусных морских гадов. Каждому надо дать шанс. Будьте счастливы.

Метки:

С процентами

На что там не хватало? Спасти от выхода на панель голодающую родную сестру? Ребенку на операцию? Маме на лекарство от диабета или рака?

Не знаю. Может, и так. Всё бывает. И кто-то идет на стройку корячиться, кто-то совершает технологическое открытие, кто-то старушку-процентщицу с топором грабит.

А кто-то берет кредит. И почему-то мой жизненный опыт говорит и показывает, что в подавляющем количестве случаев отнюдь не на нечто роковое трагическое, а на вполне приземленное и бытовое, на что, в принципе, заработать и так можно даже в самом депрессивном регионе, особенно, если не сидеть там, как приклеенный, а немножко подвигать по стране собственной задницей. На новый крутой мобильник берется кредит, на ремонт «как у людей», на поездку в Турцию, на хоть самую простенькую, но иномарку…

А потом что-то не очень клеится, как-то не идет, мобильник быстро устаревает, обои тускнеют и лопаются, иномарка, даже самая плохонькая, нынче в обслуживании бешеных денег стоит, короче, приходится перекредитовываться, проценты растут…

И он едет на Украину. Конечно, исключительно по самым высоким идейным соображениям, бороться с фашистскими выродками и спасать от геноцида русский народ. Но ведь и кредит всё-таки надо отдавать, хоть что-то маме послать, чтобы помочь старушке, ведь мы же люди честные, порядочные и законопослушные, долг есть долг…

Вот как же у вас ещё эти кредиты костью в горле не встали?

Приговор

Бориса Ефимовича Немцова убили Рулон Обоев и Баллон Помоев.

Пиздец.

Простите, если сможете.

Русофобы проклятые!

Нет, вот вы почитайте, почитайте, просто великолепный текст. Учительница английского искренне не понимает, почему злые хохлы не очень любят её замечательного мальчика.

Это изумительное и нетленное произведение искусства. Конечно, какой там к чертовой матери Фауст!
Я безоглядный сторонник и приверженец цифровой революции и всей душой за то, чтобы максимальное количество хамоватых и непроспавшихся клерков заменить на «клик» в интернете или приятный женский голос в телефоне, записанный тогда, когда у этой женщины положительные эмоции от полученного или предвкушаемого от этой работы гонорара превалировали над неприятностями от месячных.

Но реальная жизнь как-то постоянно не дает расслабляться и поддерживает в тонусе. Конкретный пример, но из достаточно ещё частого. У меня в деревне наиболее для меня удобная форма интернета – это Йота. Ещё прошлой весной купил себе роутер «Мэни» тысяч за пять и всё лето горя не знал, связь и скорость отличные, никаких проблем. По деньгам тоже вполне нормально получается, порядка штуки в месяц. Потом я съехал в Москву и оставил всё это в «спящем» режиме.

А нынче решил оживать. Для этого нужно войти в «личный кабинет», открытый изначально на Йоте и положить туда деньги. Как положено пытаюсь зайти, для чего ввожу свой электронный адрес и пароль. Но мне пишут, что не нашли такого клиента и никуда не пускают. После введения, как вариант, номера мобильного телефона, результат такой же.

Дальнейшее я в подробностях описывать не буду, во-первых, это скучно, а, во-вторых, каждый сам прекрасно знает подобную процедуру, если хоть раз сталкивался с такими системами. Я потратил почти сутки в попытках каким-либо образом связаться с кем-нибудь из Йоты и изложить свою проблему. В самом лучшем случае в результате титанических усилий мне удавалось прорваться к какому-то автоответчику, потом минут десять понажимать какие-то адресно отсылочные кнопки, после чего жизнерадостным тоном очередная нимфа рекомендовала мне ввести в личном кабинете электронный адрес или номер телефона, после чего я получу необходимые инструкции относительно последующих действий. А мои адрес и телефон, как уже сказано, не срабатывали. Круг, как вы понимаете, оказался абсолютно замкнут. А никакой связи с любым живым человеком у них просто не предусмотрено. Хоть застрелись.

Стреляться я, конечно, не стал, а плюнул и поехал покупать новый роутер. Благо, они за этот год подешевели и стоят нынче вообще в районе всего трех штук. Посмотрел на карте ближайшую точку продажи, благо, оказалось тут недалеко, в торговом центре на «Молодежной». Это саая примитивная стойка в углу зала, за ней сидит раскосая девочка с сильным среднеазиатским акцентом и компьютером. Подхожу, говорю, дайте мне, пожалуйста «Мэни». А она отвечает, что уже пару месяцев этой модели нет в продаже и будет не раньше осени. Имеются или только очень маломощные аппараты, типа «флэшки», или огромные навороченные и дорогущие.

Начинаю раздумывать, но пока просто, для поддержания разговора рассказываю свою ситуацию и интересуюсь, может, девушка понимает, что могло произойти. Оказывается, прекрасно понимает. Вы же, говорит, не пользовались интернетом с прошлого года. Вот с вами и разорвали договор в одностороннем порядке, это обычно происходит после месяцев шести бездействия «личного кабинета» и непополнения счета.

Я удивляюсь, как же так, мня ведь об этом никто не предупреждал, да и в договоре, насколько помню, ничего такого написано не было. Она соглашается, мол, да, действительно, это особо отдельно нигде не оговаривается, но такова практика «по умолчанию».

И тут вдруг в глазах её по непонятной для меня причине возникает нечто осмысленное, она глубокомысленно поднимает палец вверх и говорит тоном озарения: «Подождите, подождите, так что получается, сам роутер у вас имеется? А где он и в каком состоянии?» Я отвечаю, что он в деревне, но, думаю, в состоянии нормальном, по крайней мере я его в прошлом году в таком оставлял и не имею информации, что бы кто не него покушался. И тут фея начинает удивляться, мол, а какие тогда проблемы, я вам сейчас оформлю новую сим-карту, вы с ней поедете, вставите в аппарат и будете спокойно пользоваться.

Самое смешное, что, хотя связь там работала ужасно, как и её дряхлое полуубитое оборудование, но девушка умудрилась оформит мне «симку», активировать её, зарегистрировать новый «личный кабинет» и всё это абсолютно бесплатно, я только через терминал по выданному номеру счета положил тысячу, как абонентскую плату за следующий месяц.

Так что, цифровая революция, это, конечно, прекрасно. Но всё-таки некоторые компоненты для неё лучше завозить хоть из Средней Азии. Пусть и раскосые, и даже с сильным акцентом. Иначе, похоже, пока никак.

Global positioning system

Жена моя Наталья вчера, сидя на лавочке рядом с метро «Новокузнецкая», ждала свою подругу, с которой договорилась где-то погулять. Подошла девочка, школьница класса примерно десятого и спросила, как пешком пройти до музея имени Пушкина. Жена немного удивилась, сказала, что вообще-то это на метро «Кропоткинская» и удобнее всё-таки доехать именно до этой станции. Но девочка, от чего-то несколько смущаясь, настаивала, что хотела бы пешком, мол, ей сказали, что можно дойти минут за двадцать-тридцать, но не показали, куда конкретно, так что, просто узнать бы направление…

А рядом сидел парень лет двадцати с роскошным айфоном в руках. И супруга обратилась к нему, не сможет ли он, если так не знает, помочь с помощью своего чуда техники. Молодой человек ответил, что так, действительно не знает, но в целом отреагировал очень доброжелательно и заинтересованно. Какое-то время сражался с гаджетом, крутил и тыкал его по сякому, однако вскоре сдался и признался, что бессилен, ничего не получается.

Тогда Наталья приложила подождать немного, сейчас подойдет её подруга Маша Кронгауз, которая, в отличие от жены, коренная москвичка и вообще великий интеллектуал, знает обо всем на свете, относящимся к культуре и соответствующим заведениям. Появилась Маша, вникла в проблему, собрала все свои мыслительные топографические возможности, но в результате тоже оказалась бессильной.

Наконец Наталья сообразила (обычно она так сильно не тормозит, видать тут элементарно заклинило, такое со многими случается) и спросила девочку, может, у той просто денег не метро нет. И девочка, застеснявшись ещё больше, призналась, что и вправду потеряла кошелек не только с деньгами, но и с телефоном, а в музее должна встретиться с одноклассниками, там бесплатно пускают сегодня по каким-то школьным документам, но непонятно, как добраться. Жена дала ей позвонить и деньги на метро, на чем, собственно, история и закончилась.

И я не стал бы такой рядовой чепухой отвлекать ваше внимание, но мне вспомнился один случай, о котором я даже, возможно, когда-то рассказывал, но сейчас уж очень он пришелся по теме.

В самом начале шестидесятых я впервые приехал с матерью из Магадана в Москву относительно надолго, по определенным семейным обстоятельствам мы застряли почти на полгода, а мне как раз в августе семь исполнилось и надо в первый класс идти. Пристроили в школу рядом с неоднократно описанным мню знаменитым бабкиным домом на Чаплыгина, где остановились, буквально метрах в ста, почти сразу за латвийским постпредством, ныне посольством.

Начались самые обычные занятия, но через какое-то время объявили, что нашему классу выпала величайшая честь среди прочих самых лучших первоклашек города представлять советских детей на каком-то всесоюзном физкультурном параде аж на самой Красной площади.

Сперва провели несколько предварительных тренировок на школьном дворе, а потом повезли на репетицию и прямо на площадь. Никаких школьных автобусов и в помине не существовало, примитивно пешком во главе с учительницей до метро «Кировская», там до «Проспекта Маркса», на Манежной построили в колонны и повели расставлять в красивые фигуры перед Мавзолеем.

Всё прошло чудесно, но я там был толком первый раз, и когда массовое действо закончилось, слишком увлекся разглядыванием всяких красивостей, известных до того только из книжек и с плакатов. А когда пришел в себя, то обнаружил, что все разошлись, то есть, ну, может, ещё и не все, но моего конкретно класса или нет, или, во всяком случае, я его уже найти не могу.

И вот представьте ситуацию. Ещё раз повторю. Семилетний магаданский ребенок, города совершенно не знает, по сути первый раз в жизни вот так находится в центре столицы без копейки денег и малейшего представления, что делать. Признаться, ощущение не самое приятное. Но, кроме прочей лирики, было два момента, которые я запомнил на всю жизнь, что неоднократно потом мне очень помогало и иногда даже помогает до сих пор.

Во-первых, ни малейшей паники и абсолютная уверенность, что проблема мне по силам.

Во-вторых, никакого намека обратиться к кому-то за помощью, хоть к «дяденьке-милиционеру», хоть к случайному прохожему. Это просто исключалось и категорически в голову прийти не могло.

Я прикрыл глаза, собрал в памяти всё, что знал об устройстве Москвы из самых разных информационных осколков, залетевших в голову любопытного ребенка за прожитые годы, составил план и пошел. Как позднее выяснилось, самым нелепым маршрутом. Там ведь в реальности довольно недалеко, подняться вверх через площадь Дзержинского и по Кировской напрямую до Чистых прудов. Но я направился по Горького до Пушкинской, повернул на бульвары и через Трубную добрался до Харитоньевского.

Путь оказался не самым близким и легким, я прилично вымотался, очень хотелось пить. Но когда явился домой и рассказал свои приключения, никто из взрослых даже особо на них не обратил внимания. Ну, зазевался мальчик в незнакомом месте, поступил глупо, за что ответил, как полагается. Всё естественно, никаких особых проблем, попей чаю и садись делать уроки.

Так как-то и выжили. Нормально.
Вот всё-таки не смогу удержаться и напишу несколько строк о том громком безобразии, которое творится вокруг Телеграмма вообще и Павла Дурова в частности.

Но прежде всего, считаю нужным ещё раз повторить то, о чем говорил многократно по поводу всех этих тайн личной переписки и шифрований, как таковых. Тут мое мнение полностью расходится с тем, что существует у подавляющего числа пользователей любой связью и особенно интернетом. Я совершенно не сторонник абсолютизации всяческих приватных секретов и полностью уверен, что залог правды и справедливости не в технической надежности защиты от подлых спецслужб, а исключительно в том, что это за спецслужбы какого конкретно государства.

То есть, вообще всё дело именно и только в государстве и обществе. Всяческие безоглядные либералы очень любят ссылаться на статью отечественной Конституции, где написано, что «Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения».

Ну, и что? Дело ведь совсем не в том, что написано. А в том, где написано, в Великой хартии вольностей, Билле о правах или в Конституции СССР 1936 года. Или в упомянутой нынешней, когда о «судебном решении». Это про решение какого суда. Кто-нибудь сомневается, каково всегда будет это решение? Что за бред, честное слово.

А в нормальном государстве и обществе, где есть доверие к правоохранительным органам и судебной системе, у спецслужб, по моему мнению, лучше бы у спецслужб была техническая возможность при соблюдении всех необходимых процедур доступ к любого рода переписке. Если же начинают возникать сомнения в такого рода доверии, то озаботиться следует прежде всего совершенствованием не систем шифрования, а самого государства и суда.

Но очень прошу на эту тему дискуссию не продолжать, уже давно убедился, насколько это бесполезно и моя позиция у большинства ничего кроме раздражения до уровня ненависти вызвать не может. Тут вопрос веры, а в теологический спорах я не участвую. Так что, этот момент забыли, сейчас вовсе о другом.

Меня сложно назвать поклонником Павла Дурова и особенно его условно творчества. Что изначальная основа его успеха, «ВКонтакте», что всяческие мессенджеры, это мне глубоко не интересно, чуждо и не требуется вовсе. Однако смешно отрицать (хотя, кстати, немало народу этим и занимается, как по поводу любого из успешных людей современности, но с этим бороться я уж точно не собираюсь), что Дуров молодой, талантливый успешный, блестяще образованный и вполне состоявшийся как независимая полноценная личность человек. Который, хоть и с некоторым запозданием, но понял, что здесь ему ловить совершенно нечего и достаточно благополучно слинял.

Нынче с комфортом и удовольствием, обеспеченными несколькими сотнями личных и никуда не вложенных миллионов долларов, перемещается по миру с паспортом великого государства Сен-Китс и Невис и прекрасно себя чувствует.

И вот, скажите на милость, зачем он общается с каким-то убогим Роскомнадзором и почему не послал уже давно всё это убожество в задницу? И только не надо мне сейчас про меркантильные интересы, нежелание терять любые рынки и прочую неистребимую капиталистическую корыстность. У его мессенджера в России от силы процентов пять пользователе, а в Иране, например, минимум сорок. Но он же не пляшет под дудку ихних ревнителей чистоты ислама и вообще умудряется практически с ними не контактировать на таких уровнях.

Да и совсем Дуров не про то. Иначе вел бы себя совсем иначе, в частности, относительно Украины и много подобного. Так что, здесь что-то совсем иное, какая-то особая и отдельная «вавочка» в голове.

Мне представляется, что это явление из того же рода, которое меня в свое время умилила в отношении Евгения Ройзмана. Когда он рассказывал, каким образом вляпался в ту позорную и унизительную историю с партией Прохорова. Мол, ему из Москвы позвонил некий человек, «которому нельзя отказать», и по указанию этого человека Ройзман немедленно выехал в столицу и получил от него соответствующие инструкции, согласно которым и поступал далее, в результате всей физиономией (по моему сугубо субъективному мнению) и вляпавшись в дерьмо. И я тогда ещё жутко удивлялся.

У меня, самого обычного пенсионера, никакими особыми амбициями, связями, талантами и прочими подобными преимуществами не отмеченного, не существует в природе такого человека, по одному звонку которого я добровольно и без всякого физического принуждения куда-то поеду и стану выполнять какие-то неестественные для меня указания.

А у супермена Ройзмана, с уралмашевским прошлым и всероссийским авторитетом на уровне смеси Робин Гуда, Франсуа Вийона и Че Гевары, оказывается, такой человек есть. Уму не постижимо!

Или недавно сестра упомянутого Прохорова, Ирина Дмитриевна, в интервью на «Дожде», когда журналисты на неё уж слишком насели по поводу, мягчайше говоря, странноватых поступков брата, не выдержала и почти выкрикнула: «А что вы хотите, чтобы Михаил Дмитриевич на нарах сидел?!»

Да, уж действительно, мне, к примеру, да и, уверен, подавляющему количеству вменяемых людей, совершенно безразлично, где будет сидеть Михаил Прохоров. Но никакой тяги усадить его на нары точно нет. Однако миллиардер, который позволяет делать из себя постоянно публично унижаемого клоуна, не может не вызывать удивления.

И всякая конспирология про тайное принуждение тоже смешна. Никому он так уж особенно не нужен. Послал бы всех, отвалил бы в тот же Лондон и жил бы там себе припеваючи, никто бы его не тронул. Но нет.

Всё-таки подозреваю, что здесь нечто чисто биологическое. У них у всех в мозгу стоит какая-то такая штука, типа, как как у некоторых автомобилей ограничитель мощности в двигателе. И в какой-то момент там что-то щелкает, одно отключается, другое включается, после чего начинают совершаться поступки, никак не обусловленные техническими характеристиками механизма.

И окружающие принимаются искать объяснения в меру собственных представлений о жизни, а на самом деле нужно просто сделать, думаю, не самую сложную операцию, снять блокировку, и всё пойдет своим естественным путем.

И никакое шифрование не потребуется.
Генри Маркович Резник услышал, что в здании Московской государственной юридической академии, профессором которой он является, достали с какого-то склада и прицепили на одной из стен мемориальную доску, гласящую, что «здесь выступал в июне 1924 года после XIII съезда РКП Иосиф Виссарионович Сталин».

Убедившись, что это не фейк, а реальность, Резник объявил, что выходит из профессорства в данном заведении. И опубликовал это свое заявление.

Но умилило и восхитило меня, конечно, не это само по себе. А один из читательских комментариев, который я после того встретил в по данному поводу:

«Не Резнику судить о Сталине. Если посмотреть на физиономию Резника, то она не внушает доверия, а Сталиным я любовался с детства, глядя на его портрет, а когда он умер, я думал, что будет конец света, тогда мне было 16 лет..»

Вообще-то, если серьезно, то адвокат Резник, с в прошлом опытом следователя и работника прокуратуры, как и практически каждый представитель его профессии подобного уровня, человек, как это нынче в определенных кругах принято говорить, неоднозначный. Много всякого было в его жизни. И жизнь эта весьма длинная, Генри Марковичу скоро восемьдесят. Годы, естественно, наложили свой отпечаток и на его лицо. Так что, честно говоря, разглядывать изображение этого старого еврея - тоже не является для меня таким уж эстетическим наслаждением.

Но всё-таки, если сравнивать с портретом Сталина, пусть и самым комплементарным… А вот некто с детства и до нынче уже достаточно глубокой старости любуется изображением вождя. И далее любые разговоры на эту тему беспредметны. Таков факт, и он абсолютен.

Подозреваю, что, может, и не прямо здесь, то где-то очень рядом проходит один из самых основных, фундаментальных разломов. Вы мне можете сколько угодно объяснять полезность и прочие неисчислимые преимущества морковного сока, но «Хеннесси» для меня вкуснее. Пил, пью и буду пить именно его, а не сок.

Я и лошадь, я и бык

И ещё несколько слов о столько уже лет никак не затухающей дискуссии на уровне постоянного скандала о пропорциональном представительстве где угодно так называемы «меньшинств», даже если чисто количественно их уже давно большинство. То есть, требуется столько-то женщин, негров, евреев, латиносов, геев и прочих подобных дискриминируемых на определенную единицу измерения, иначе – расизм, сексизм и прочий позорный и презираемый «изм».

Но тут, во-первых, требуется определить в принципе отношение к «affirmative action», как таковой. Ведь как это в идеале? Предположим, на какой-то пост претендуют двое с абсолютно одинаковыми качествами и характеристиками. И при этом равенстве предпочтение отдается негру или женщине, а лучше всего той самой одноногой негритянке из анекдота, больной СПИДом, одинокой и с десятью детьми.

И в этом, конечно, сразу оказывается заложена огромная мера лукавства. Поскольку не существует в природе и реальности тех самых двух абсолютно одинаковых людей даже по сугубо деловым параметрам. В любом случае имеется великая доля субъективизма. Но возьмем совсем уже формальный и обкорнанный подход. Скажем, оба выпускники одного факультета Оксфорда с равными баллами и одинаковым опытом работы на одних и тех же должностях в фирмах-близнецах. Возможно ли в этом случае давать кому-то преимущество по любому иному, не имеющему прямого отношения к делу признаку.

И вот, хоть это может вам показаться странным, но я считаю, что не только возможно, но и полезно до иногда необходимости. Но, и это самое принципиальное, только в конкретных определенных обществах на конкретных определенных этапах развития и в течение очень строго конкретно определенного периода. Иначе всё это очень легко и неизбежно превращается в свою противоположность. Тогда становится не просто пародией, но и разрушительным вредоносным тормозом для развития и всего общества, и той его части, которая причисляет себя к дискриминируемым.

После того, как неграм ещё при жизни части нынешних поколений неграм запрещалось ездить рядом с белыми в автобусе, требовалось и время, и усилия, чтобы сломать сегрегацию и ввести темнокожих в ранее закрытые для них слои общества и области деятельности. Иногда для этого требовалось применять достаточно нестандартные и в личностном плане не всегда совершенно справедливые способы, типа той же упомянутой «позитивной дискриминации».

Но когда в прошлом году черные кинематографисты устроили истерику, что никого (или мало, я уже точно не помню) из негров не выдвинули на «Оскар», это звучало уже полным маразмом. Поскольку говорить о расизме в Голливуде давно смешно. Весь массовый американский кинематограф уже несколько десятилетий делается в расчете исключительно на негритянских подростков. Хоть их не сильно больше десяти процентов от общего населения.

Или с женским избирательным правом. Например, для моих детей в свое время было удивительным открытием, что даже во многих цивилизованных странах это было экзотикой ещё в начале прошлого века. А ведь действительно, международно признано право голоса за женщинами стало только в 1948 году, да и то отнюдь не обязательно повсеместно, в некоторых государствах до этого дошли совсем недавно, только уже в нашем тысячелетии.

Надю было за это бороться, как и за увеличение женского представительства в органах власти? Несомненно. Но в определенное время, в определенных местах и при определенных условиях

А когда нынче по Америке или Европе какая-нибудь баба носится, тряся своими половыми признаками в прямом и переносном смысле и визжит, что её ущемляют за то, что она баба, это вызывает у меня не меньшее отвращение, чем занимающийся тем же мужик, который лупит себя в грудь, постоянно заявляя, что он мужик и на этом основании кто-то что-то ему должен и чем-то обязан. И та, и другой – элементарное убогое быдло, ничего более. И говорить подробнее здесь совсем не о чем.

Пишу об этом прекрасно понимая, что сам, конечно же совершенно не объективен и лично много лучше отношусь к женщинам, чем к мужчинам. И в качестве партнера или компаньона при прочих условных и теоретических равных предпочёл бы иметь рядом красивую женщину. Но когда мне в свое время требовалось поднять с кем-нибудь вдвоем шестиметровый брус, я всё-таки звал Юру Кальникова, довольно неприятного мужика с дурным запахом и скверным характером.
Только в старости, когда силы на последнем исходе, понимаешь, как истинно счастливы были те дни, когда мог на любой, хоть интеллектуальной, хоть самой примитивной и тяжелой работе проработать без перерыва и отдыха часов восемнадцать. С огромным удовольствием и без малейших на сей счет угрызений впоследствии.

Действительно, просто вполне достаточно не быть ленивым и жадным. Впрочем, одинаково неизбежно и весьма болезненно-неэстетично сдохнем все.

Однако воздастся.
Когда я вчера на ночь опубликовал свой эмоциональный вскрик по поводу Трэвиса Коланика, то меньше всего предполагал далее использовать это как повод далее более подробно поговорить о сути работы и фирмы Uber, как таковой, и «уберизации экономики», как более общего явления. Тема это слишком обширна, значима, сложна и специальна, чтобы я совался туда со своим дилетантским мнением.

Имел в виду всего лишь мое личное раздражение от вечного противостояния тупой стаи людям и явлениям, которые им враждебны своим талантом, масштабом, новизной, непривычностью, но при это всё равно в перспективе неизбежным победителям, если не лично, то в виде общего направления своих идей.

Однако, к моему неожиданному удовольствию, среди читателей оказались не только потребители Убера и сходных сервисов, но и люди, принимающие участие в подобном как водители. Потому мне показалось, что стоит всё-таки сказать несколько слов именно о тенденциях и явлениях, а не о технологиях и конкретных финансово-организационных формах и системах.

Вот появились замечания относительно того, верно или нет какие-то фирмы ведут себя по отношению к водителям или пассажирам, что из этого в какой момент превалирует, ну, и тому подобные подробности. Однако ведь дел не в уберах, геттах, лифтах и прочем такого рода, естественно конкурирующем между собой и в нормальных условиях или совершенствующемся и развивающемся, или разоряющимся и исчезающем.

Тут проблемы и вопросы примитивные бытовые, но одновременно и фундаментальные, культурно-мировоззренческие. И не надо никуда далеко ходить. У нас возле метро «Крылатское» сколько себя здесь помню стоит у каждого из четырех выходом по несколько машин. Их владельцы прекрасно друг друга знают, они здесь «прописаны». Часами, иногда сутками играют между собой в нарды, перекусывают тут же, треплются, иногда совсем уж с тоски пристают, но, правда, без особого хамства к проходящим мимо девушкам, слушают «шансон».

Некоторые машины даже с «шашечками». Некоторые ограничиваются тетрадным листком с надписью «Такси» под лобовым стеклом. Но если вы думаете, что можете воспользоваться их услугой, чтобы в любой момент куда-нибудь быстро подскочить, особенно внутри района, что здесь наиболее востребовано, то глубоко ошибаетесь. Они ждут «сладкого» клиента. Чтобы ободрать его по максиму и сорвать призовой куш.

Они за время своего простоя могут без проблем заработать не одну тысячу. Но им не надо. Будут тупо стоять и ждать удачи. А мои приятели, которые живут неподалеку, но когда пешком лишние двадцать-тридцать минут ходить нет охоты, а на своей машине не поедешь, поскольку предстоит выпивка, ко мне в гости от своего дома обычно вызывают тот самый Uber, хотя машины обычно приезжают не местные, но стоит это всего сотню-другую, а «прописанные» за такую суму даже не пошевелятся.

По сути именно эта система и психология всегда лежала в основе всех аэропортовских и вокзальных таксистских мафиозных группировок. Не пять-десять раз съездить, а пусть всего один, но зато уж ограбить пассажира от души.

И это относится отнюдь не только к такси. В том же риэлтерском бизнесе я в свое время сильно удивлялся. Купит человек достаточно дешево, скажем, за восемьдесят тысяч квартиру и начинает продавать её за сто. Да, может, она по максиму столько и стоит, но на продажу по такой цене уйдет несколько месяцев, а то и год. Ему сегодня предлагают девяносто пять. Но он не отдаёт, будет ждать до упору.

Я же всегда скидывал сразу, как только подворачивался вариант. А незаработанные пять или даже десять тысяч за сэкономленное время с легкостью и излишком добирал за счет скорости следующих оборотов. Однако многие смотрели на меня как на дурака, мол, не солидно поступаю, слишком дергаюсь, никакой основательности.

А сколько я знаю людей, которые точно так же ведут себя во всех областях, в своих конторах, фирмах, на предприятиях, да где угодно и в чем угодно. Он будет ждать, пока привалит что-то обалденное и необыкновенно удачное, но на всякие мелочи размениваться себе не позволит. И жизнь просто обязана подобных обормотов отбрасывать на обочину, что она весьма успешно и регулярно делает, следует отдать должное её редкой в данном случае справедливости.

Но «прописанные» всего мира яростно сопротивляются. Они тупы настолько, что категорически не могут осознать собственной обреченности. Однако гадостей до своего краха окружающим обычно умудряются наделать немало. Что иногда обидно. Но не смертельно.

Парковая зона

Это было в начале восьмидесятых. Леонид Ильич уже очень плохо себя чувствовал, империя изнутри потрескивала и поскрипывала, но внешне всё ещё выглядело надежно и солидно, а «глушилки» работали на полную мощность. Так что, знаменитая фраза «есть обычай на Руси – ночью слушать ВВС», конечно, была правдивой, но в реальности это слушание обычно сводилось к тому, что люди приникали ухом к жутко завывающим «Спидолам» и через этот шум с диким трудом ловили отдельные фразы разных «вражеских голосов», пытаясь с переменным успехом составить из долетавших обрывков хоть что-то осмысленное.

И вот однажды каким-то чудом (на самом деле я знаю каким, но до сих пор не хочу раскрывать подробности) моему приятелю Володе Фрадкину, человеку в узких кругах широко известному, уде давным-давно живущему в Германии и успешно работающему на Deutsche Welle, удалось достать Грюндик, и не просто, а модель Satellite 3400, первый в этой элитной серии приемник с электронным частотомером, что давало невероятную по тем временам точность настройки и позволяло принципиально улучшить качество приема.

Я приехал как-то к Володе и попросил включить, вдруг получится поймать что интересное. Он сказал, что для серьезных «голосов» ещё слишком рано, но согласился ради удовлетворения моего любопытства побродить по эфиру. И буквально через несколько секунд попыток мы услышали необыкновенно четкую, как будто это был обычный «Маяк», но явно иностранную радиостанцию. Быстро выяснилось, что это нечто вроде «Радио Осло».

Не хочу, чтобы меня упрекали в неточности, про те времена и так слишком много информационного мусора, поэтому точно не скажу, и не помню, и тогда не очень знал, какая-то это отдельная была норвежская контора, вещающая на СССР, или подразделение «Свободы», могу лишь утверждать, что именно из Осло велась довольно обширная, полноценная новостная программа на русском языке. И мы с Фрадкиным не без удовольствия, дополнительно ещё и от изумительного качества звучания, её послушали целиком.

А вот это, как ни странно, помню уже прекрасно, лучше, чем вчерашние новости на нашем телевидении. Норвежцы старательно делали материалы по всем самым в тот момент актуальным и серьезным проблемам во всех странах. Там, естественно, было и о советских диссидентах, и об агрессии в Афганистане, но не упускались и всякие внутренние сложности в капиталистических странах, типа негритянских протестов в США, ирландской бузы в Англии или постоянного кровавого хулиганства в Палестине. Короче, в результате сложилась такая довольно тревожная и не очень приятная общая картина довольно серьезно бурлящего мира, и в финале, видимо, чтобы соблюсти баланс и подчеркнуть собственную объективность, радиостанция решила дать сюжет и о внутренних ихних проблемах. Мол, мы тоже взрослые и имеем собственную большую головную боль.

Оказалось, что у них вокруг одной из королевских резиденций есть старинный роскошный парк, где регулярно гуляет царствующее семейство. Он не общественный, принадлежит исключительно монаршей семье, потому охраняется вооруженной стражей. Но испокон веков существует традиция, что любая мамаша с коляской или ребенком до какого-то возраста пропускается на территорию без малейших проблем и препятствий и может так же гулять, сколько заблагорассудится. И вот приходит новое правительство, назначается молодой шустрый министр по безопасности, который инициирует то ли закон, то ли указ, запрещающий доступ в тот парк без специальных документов и дополнительной проверки.

И тут даже не народ и окрестные жители, у которых отбирают привилегию, а именно члены королевской семьи устраивают жуткий скандал. Мол, это ещё нашими предками заповедано, и нечего государству лезть своими холодными лапами в столь интимную область общения монархов со своими подданными. А чиновники очень жестко и злобно принялись отбрехиваться, что при предках не было такого разгула терроризма, и вообще, за безопасность отвечают они, и царствующим особам не стоит так нагло вторгаться в зону чужой компетенции.

Ну, то есть, разразился почти правительственный кризис на фоне зашкаливающих эмоций. А мы с Володей сидим у него на московской кухне за бутылкой водки, за окном предчувствие Андропова, слушаем, как тяжело у них там жить в Норвегии и уже окончательно понимаем, что неизбежно придется идти за вторым полулитром.

Я почему-то до сих пор вспоминаю тот вечер. Как только мне начинают рассказывать про ужас, творящийся во всем мире, а особенно в США и Европе, так и вспоминаю. И всё так же рука тянется к стакану.

Метки:

А то, что сожрали Трэвиса Коланика, это вам, суки, ещё серьезно аукнется. Кровавыми слезами будете плакать и греха не отмолите.

Дегенераты.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel