?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Первая перемена

Меня почему-то всегда до слез возмущала, удивляла и оскорбляла фраза: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день за них идёт на бой!» Видимо, я слишком рано первый раз прочел эту книжку, как и многие другие, но сейчас не о том. Просто вспомнилось.

Мне лет десять, может, немного больше. Заканчивается первый урок, в классе довольно сыро и прохладно до ознобливости, за окном ещё толком не рассвело, какая-то темно-серая мерзковатая муть, а я с ужасом жду звонка.

С ужасом потому, что, как только он прозвенит, мне придется идти на перемену в коридор, где орущая толпа будет с бессмысленными глазами хаотически носиться на бешеной скорости, прыгая, толкаясь, гримасничая и, что самое ужасное, искренне при этом веселясь и прекрасно себя чувствуя. А я мечтал лишь об одном, чтобы было тихо и, если уж по невозможности не безлюдно, то хотя бы предельно спокойно.

Сразу скажу, что здесь не комплекс ребенка, которого обижают. Довольно долго я был весьма крупным и рослым для своего возраста и особенно магаданского окружения мальчиком, при этом ни у кого обычно своим видом или поведением не вызывающим раздражения, абсолютно одновременно и неконфликтным, и не агрессивным, и не виктимным, так что ко мне в общем-то никто особо не цеплялся, даже старшеклассники.

Но когда кто-то совершенно случайно врезался в меня или хотя бы просто задевал на бегу в процессе того, что учителя, несмотря на строгие формальные окрики, снисходительно называли «надо же ребяткам размяться между уроками», я ощущал чисто физиологическое отвращение, мгновенно переходящее в ненависть, которая в свою очередь переводила стандартное мое при раннем вставании подташнивание в явную и сильную тошноту.

И вот сидел я в тоскливом ожидании и ещё более тоскливом предчувствии предстоящей первой перемены и думал: «А если я сейчас не хочу никуда идти, в том числе и на бой, то что, совсем не достоин счастья и свободы? Какое же это счастье и свобода, когда они для меня как раз в том, чтобы никуда не идти?»

Признаюсь, по детской наивности и непосредственности я изначально делал попытки что-то объяснить учителям. Понятно, не такими словами, всё же не настолько был наивен и непосредственен, а придумывал какую-нибудь отмазку, типа, неважно себя чувствую, голова болит или, там, спину вчера ушиб во дворе на горке, а один раз, почему-то даже запомнилось, придумал трогательный сюжет, будто случайно впопыхах надел старые ботинки, и они мне страшно жмут… Короче, под любым предлогом старался уговорить оставить меня в классе, но успеха в большинстве случаев не имел.

Однако довольно быстро сообразил, что кроме прямого вранья должны существовать и иные способы решения проблемы. Тогда было (не знаю, как сейчас) такое понятие, как «дежурный по классу», которому по обязанности полагалось остаться, проветрить помещение, вытереть начисто доску, смочить губку, обновить при надобности мел, ну, и тому подобные мелочи. Составлялся какой-то график, но большинство считало эту обязанность неприятной и утомительной, потому с удовольствием соглашалось переложить её на меня. И я оказывался счастлив и свободен без всякого боя.

Правда, тут не могу не заметить, что, хотя учителя обычно не обращали внимания на подобную чепуху, некоторые наиболее сообразительные одноклассники иногда понимали мою заинтересованность и по принципу Тома Сойера делали вид, будто сами только и мечтают выполнить свой священный долг дежурного. Впрочем, эта проблема решалась уже совсем легко, у меня был такой непобиваемый козырь, как отдать свой завтрак, что на Колыме шестидесятых работало безотказно.

… Особенно любил я ту перемену, по-моему после третьего урока, которую называли «большой». За несколько минут справлялся со своими обязанностями дежурного и потом долго-долго сидел в одиночестве и почти тишине, аккуратно и тщательно до предела растягивая каждое мгновение, наслаждаясь ими, мгновениями этими, по отдельности и складывая в единое, казалось, нескончаемое удовольствие… Счастливый и свободный, как вряд ли когда после.

А Хемингуэя я прочел, похоже, вовремя. Хотя, конечно, уже совсем точно не помню, но, несомненно, во много более сознательном возрасте, потому что сразу понял и, главное, мгновенно воспринял и ощутил и суть названия «Там, где чисто и светло», и строки:

«Он не любил баров и погребков. Чистое, ярко освященное кафе – совсем другое дело. Теперь, ни о чем больше не думая, он пойдет домой, в свою комнату. Ляжет в постель и на рассвете наконец уснет».

Метки:

Comments

( 22 комментария — Оставить комментарий )
avla
11 сент, 2016 11:57 (UTC)
Тоже не любил эту хрень на переменах, но урок я любил ещё меньше.
Вообще школу ненавижу.

А кстати что, в ваше время были большие перемены?
В моё время (1977-1987) все перемены были одинаковые, по 15 минут,
и это очень неудобно, за 15 минут я не успевал в столовой очередь отстоять и спокойно поесть.
auvasilev
11 сент, 2016 12:18 (UTC)
В первой половине шестидесятых (во второй я уже особо в школу и не ходил, потому меня это особо не трогало) 15 минут (чтобы не врать, сразу скажу, что так осталось в памяти, возможно всё-таки и двадцать, но вряд ли) и была та самая «большая перемена». Остальные по 10, по-моему, даже была одна 5, та самая «первая», но тут тоже боюсь соврать.
igor734
11 сент, 2016 15:10 (UTC)
Интересно, у нас (1975 - 1985) большая перемена таки была.
vetsog
12 сент, 2016 14:59 (UTC)
И у меня была. Думаю, что была по всей стране - тогда любили единообразие.
verapel
11 сент, 2016 15:00 (UTC)
Борьба - это ведь не обязательно по морде бить. Вы за свою свободу боролись дипломатией.
juan_gandhi
11 сент, 2016 15:15 (UTC)
Это "Фауста" в третьем классе? Славно. Я где-то в седьмом напоролся.

Насчет этой фразы - ведь как понимать. "Достоин" - это еще не значит, что оно есть. И наоборот, если есть, еще не значит, что достоин. Это все скорее мотивация, а не оправдание.

Старика из "Чисто и светло" я как-то всегда путаю со стариком из "To have and to have not", где старик говорит nada, y pués nada.
auvasilev
11 сент, 2016 15:27 (UTC)
Нет, вряд ли в третьем, но я ведь и написал "лет десять, может, немного больше", так что, скорее, в четвертом-пятом.
tn
11 сент, 2016 16:07 (UTC)
С легкой руки Хэмингуэя в Америке несколько десятилетий и до 2006 года существовала сеть прекрасных книжных магазинов "Clean Well-lighted Place for Books". Они полностью соответствовали своему названию.
auvasilev
11 сент, 2016 18:18 (UTC)
Спасибо, не знал. А что, потом сеть всё-таки разорилась?
tn
11 сент, 2016 19:15 (UTC)
Я не знаю финансовых подробностей, но, скорее, она была поглощена более крупной сетью. В 2006-м люди еще ходили в магазины.
traung
11 сент, 2016 16:59 (UTC)
Вы знаете, у меня было абсолютно то же. Никогда не понимал, зачем на переменах нужно бегать, орать и галдеть, хотя всё то же самое можно сделать спокойно и тихо.

Что интересно, с возрастом это не меняется. Позже в институте было почти то же самое. Но там с этим было проще, - всегда можно было найти свободную тихую аудиторию.
Позже с одной работы по этой причине даже пришлось уволиться - было слишком шумно.

Возможно, что многие люди так себе понимают "свободу" (что часто можно наблюдать вечером в пятницу, на корпоративах и на дне города).
Anna Polesskaya
11 сент, 2016 18:56 (UTC)
«Он не любил баров и погребков. Чистое, ярко освященное кафе – совсем другое дело. Теперь, ни о чем больше не думая, он пойдет домой, в свою комнату. Ляжет в постель и на рассвете наконец уснет»

ОсвЕщенное, иначе очень смешно получается. Церковь и прочая муть...

В остальном, полная солидарность.
rikchel
11 сент, 2016 19:12 (UTC)
Этот лозунг в шестидесятые, по-моему, в каждой школе висел. У меня он почему-то ассоциировался с закалённой сталью, или чем-то в этом роде.
Гораздо забавнее в середине восьмидесятых была незатейливая надпись по фронтону экибастузской школы: "О СКОЛЬКО НАМ ЧУДНЫХ ОТКРЫТИЙ ГОТОВИТ ДУХ ПРОСВЕЩЕНИЯ".
verapel
11 сент, 2016 21:52 (UTC)
Спасибо за лозунг. Прелесть-то какая!
naigoro
12 сент, 2016 00:06 (UTC)
Ну что тут скажешь - абсолютно то же самое, всю школу так и тянулось, вместе с выраженным совизмом, из-за которого не видел ни одного выпуска программы "Будильник" (в воскресенье вставать не в 11-12 - безумие) с культовыми мультиками, которые все цитировали.
Помню, уже в 6-м классе никогда не ходил в столовую и не ел в школе, соответственно - пока все, значит, давятся и орут на входе, в процессе и на выходе, можно пересидеть.
Видать, это комплекс каких-то признаков, вызванных одной и той же мутацией.
Я ж и вовсе провел на диване с книжками тот самый возраст, когда принято мотаться по дворам и искать выход бешеной энергии, которой у меня не было и в помине. Может, отравление ртутью...
auvasilev
12 сент, 2016 09:23 (UTC)
Ну, тут и вопросов нет, чем же ещё, если не ртутью.
serg_stg
12 сент, 2016 09:41 (UTC)
а что вполне
вдруг человек каким-то благим делом занимался, например купола золотил по технологиям 200-летней давности. ну или не очень благим, то есть, чуть более корыстным, скажем, золотишко намывал, потом отделял амальгамным методом.
:))
serg_stg
12 сент, 2016 10:17 (UTC)
кстати,
еще одно благое дело забыл упомянуть, где этим чудесным металлом постепенно (аккумулятивно) можно травануться. может человек мед-братом работал в 30-50- хх гг. и забывал мыть руки перед едой? Не от микробов, а от распространенного тогда дизенфецирующего средства, с чудесным восточным названием какой-то чудесной восточной же сладости - сулемы ?
amalit215
12 сент, 2016 21:02 (UTC)
Какой замечательный текст.
Как лихо, обычными, казалось бы словами, передано и состояние, и настроение, и чаяния мальчишки, так сильно отличающегося по внутреннему душевному строю, от основной массы сверстников.
Очень хорошо.
Просто ОЧЕНЬ!

Да, а насчёт большой перемены, так в первой половине 60-х она была во всей стране унифицирована.
После 3-го урока – 15 минут.
auvasilev
13 сент, 2016 09:35 (UTC)
За добрые слова спасибо, а на счет "большой перемены", да, я именно так и помню, единственное, по поводу чего некоторое некоторое сомнение, по-моему всё-таки первая перемена была ещё короче прочих стандартных десятиминутных. Но, возможно, это уже аберрация памяти.
elotar
12 сент, 2016 23:17 (UTC)
А я вот всегда шел в коридор, смотрел на это и искал секретный тумблер, который можно было бы перещелкнуть и в это влиться.

Так и не нашел...
prostathek1
13 сент, 2016 00:08 (UTC)
Чортова штука память.

В конце пятидесятых все перемены были по 10 минут, а большая - 30. Школа здоровенная на тысячу с

гаком школьников

Толчея и беготня мне не мешали, обычно проходили по касательной . Но сидеть в классе было совсем

невыносимо, особенно если до перемены на уроке требовалось читать стихи "с выражением", что я

никогда не понимал и не делал. Летом иногда на школьном дворе играли в "штандр" , правил не

помню , а название звучное сохранилось. Зимой - в коридоре можно было отойти от сидения за

партой.

Однажды получил сильнейший толчок в спину, развернулся - кто-то толкнул на меня зазевавшуюся

девчонку лет 13-14. Стряхнул ее и буркнул - Ты что , косая?

А она резко обернулась и смотрит как-то странно . Ну тут я и осекся - она действительно очень

сильно косила обоими глазами.

В том возрасте я не извинялся ни при каких обстоятельствах, считая это проявлением слабости или

трусости. А жаль. Хорошая девочка была. До сих пор этот взгляд помню.
( 22 комментария — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel