?

Log in

Previous Entry | Next Entry

(Начало здесь)

Да, наверное, человек, как биологический вид, или чего там ещё подобное, я сейчас не хотел бы наукообразить простые вещи, получился не слишком удачным и совсем уж по бытовому говоря, хорошим вариантом. И меньше всего у меня есть желание хоть что-то говорить про «звучит гордо», «венец чего-то там такого» и прочие тупые бессмысленные, а главное, совсем лицемерные и несправедливые комплименты в адрес этого самого человека.

С другой стороны, мне не представляются серьезными разные там страшилки на счет «отрицательного антропогенного воздействия» и всё такое «зеленое» Слишком много чести и гордыни. Даже не чепуха по вселенским масштабами, а нечто столь малое и незаметное, чему и название ещё не придумали.

Но это я так, к слову, чтобы, вроде, показать свой нейтралитет и слабую заинтересованность. То есть, по большому счету и вовсе наплевать. Однако и в этом наплевательском состоянии мне очень сложно понять, когда кто-то говорил про другого или про себя, «что он плохо относится к человеку, как к таковому». У меня почему-то «как к таковому» не получается, хоть ты тресни.

Вот смотрю на какого-нибудь конкретного придурка, вроде всё понятно, сволочь сволочью, клеймо ставить некуда, потом поворачиваю голову, оглядываюсь – батюшки святы! Таких и ещё худших придурков большинство, порой вовсе подавляющее. Ну, думаю, самое время пришло начинать ненавидеть человечество в целом. Однако, как ни тужусь, ничего не выходит.

К каждому отдельному гаду самой черной злобой изойти, тут никаких проблем. А обобщение не дается. Хоть один какой-нибудь случайный хороший человек, да мешает. Совсем безнадежная ситуация складывается, как бы считаешь себя трезвым, зрелым и даже циничным существом, а на деле одно слюнтяйство и гнилой сентиментальный субъективизм.

Ну, ладно, это меня куда-то не туда понесло с субботнего утреннего похмелья. Попытаемся вернуться к темам более спокойным и соответствующим тону выходного дня положительного и основательного пенсионера, с грустью, смущением и смирением признающего греховность своих вредных привычек.

Затертое, опошленное и давно оторвавшееся от первоисточника выражение в форме, типа, «история учит только тому, что ничему не учит» до сих пор употребляется многими вроде и совсем не глупыми людьми со столь надменно-глубокомысленным выражением, что я каждый раз с трудом удерживаюсь, чтобы совсем неприлично не заржать.

Хотя, при желании, которого у меня сейчас нет совершенно, в этой фразе и можно отыскать некоторую мудрость, но, боюсь отнюдь не ту, которую имеют в виду употребляющие. А в основном и по сути это, конечно, полная ахинея. Какая история? О чем мы вообще говорим? Кто герой, а кто преступник? Где подвиг, а где идиотизм или того хуже?

Одна только недавняя смерть Кастро, как пустяковый формальный повод, проявила, насколько у каждого в голове и в душе совершенно отдельная, собственная история. И всё это с начала и до конца перед глазами моего поколения. Кто и чему может учиться пусть не на какой-то абстрактной истории, а вот на истории конкретного человека? Созданию острова свободы или созданию острова подавления свободы? А уроки столетней давности? А тысячелетней? Смешно и стыдно даже щеки надувать, не о чем говорить.

Но нагляднее всего, конечно, получилось с разгоревшимся в обществе скандалом по поводу интерпретации истории в Ельцин-центре. Если бы я специально пытался придумать какую-то идеальную и абсолютную модель примера и иллюстрации, у меня никогда столь удачно не получилось бы.

Меньше чем десятиминутный анимационный ролик, в котором для младшеклассников дается такая историческая преамбула перед посещением музея. Предельно мягкая и до упора упрощенная, чтобы даже не слишком начитанному школьнику хоть как-то приблизительно стало понятно, что и зачем ему далее будут показывать. Ну, то есть вообще нет причин и для малейших разногласий. Были сначала отдельные в разной степени самостоятельные города, потом произошла централизация, Петр окно в Европу рубил, Александр крестьян освобождал, большевики власть брали…

Да что вы! Ложь и клевета, ничего такого не было! А что было-то? Вот возьми и на трех, даже меньше, страничках (это примерно тот же хронометраж) изложи свою историю, так как считаешь не то, что нужным, а именно правдивым в твоём представлении. И знаете, сколько таких историй получится? Думаю, приблизительно столько же, сколько в России умеющих писать. Это не считая соотечественников за рубежом и желающих приобщиться иностранцев.

Так что, единственное, чему может учить история, это тому, что её не существует. Конечно, не в невзоровском или ещё каком подобном пародийном смысле, а вот в самом что ни на есть практическом и бытовом. Каждый час. Каждую минуту. Происходит ровно столько историй, сколько есть голов, в которых история происходит. После чего хорошо бы, чтобы Вася, которого три раза уже надули в финансовых пирамидах, не полез хотя бы сразу в четвертую.

Но он обязательно полезет, потому что для него это история не про то, что его надули и он дурак, а про то, что просто не повезло, бывает, надо обязательно ещё раз попробовать. И искреннейше радуются одни люди тому, что другие, их же ближайшие друзья и родственники, воспринимают как величайшую катастрофу в жизни своей и страны.

Столь же непонятна кому и когда пришедшая в голову нелепая мысль, типа, что «Библия нас тому-то учит» и или в форме, что по Библии надо учиться. То есть, учиться можно по чему угодно и чему угодно, хоть по телефонному справочнику, а то и вовсе не по книге, а по любому предмету или явлению, от сигаретного окурка до неожиданных заморозков, тут всё дело лишь в способностях и желании обучающегося. Но от этого окурок не становится учебником, как и Библия.

Вот в Евангелии, действительно, эта нота «поучительности» в определенной степени уже имеет, однако о том позже. А пока лишь отметим, что разных Библий практически столько же, сколько самых разных историй в столь же разных головах. Но точно также, как как каждый норовит рассказать по поводу истории «что же там было на самом деле», всякий, считающий себя приобщенным к Тексту, искренне хочет объяснить окружающим, «что же там на самом деле написано» и как это следует понимать. Начинается разброд и шатание. Очень быстро оно становится опасным для определенных властных структур, отсюда возникают с одной стороны официальные государственные историки, а с другой – условно (очень условно!), священники или по крайней мере авторитетные толкователи, типа талмудистов или Отцов церкви.

Они-то уже и создают тексты, по которым или на основе которых в той или иной степени (во всяком случае, они так считают), можно или нужно учиться. И очень прошу не воспринимать мои слова как какой-то наивный запоздалый протестантизм. Я ко многим историческим и религиозным трудам, а также их авторам, отношусь с большим интересом и почтением. Не занимаюсь сейчас перечислением близких имен только потому, что их слишком много, и такая задача сейчас передо мной не стоит, слишком далеко может увести в сторону. Но прошу просто на этот момент обратить внимание. Потому как иногда говорят, что кроме Священного писания есть ещё и Священное предание, несколько не с той интонацией.

Это, примерно, как сказать, что в море кроме воды есть ещё и рыбы. По форме как будто вполне справедливо, вообще-то в подавляющем большинстве морей рыба имеется, а также кроме рыбы много всякого разного. И даже соглашусь, что это «разное» в определенной степени иногда оказывает влияние на состояние моря. Но всё-таки по сути получается полная глупость. Море, оно и есть вода, а рыба может быть такой, может другой, может вообще не быть и любое «кроме» выглядит нелепо (надеюсь, могу очередной раз не извиняться за то, что любая аналогия ущербна).

Но если Библия ничему не учит, то есть, если с этим вдруг вопреки всему человеческому опыту, культуре и традиции вдруг непонятно с какого перепугу согласиться, то сразу возникает следующий естественный вопрос. А для чего она вообще тогда нужна, такая красивая?

На самом деле только об этом изначально и идет наш разговор, однако, конечно, он не только не исчерпан, но для некоторых ещё даже не вступил в фазу малейшего прояснения, и мы будем настойчиво и старательно его продолжать, пока же отмечу лишь одну, возможно, не самую важную, но достаточно принципиальную сторону функционирования великой Книги.

Тут недавно нобелевскими лауреатами стали британец Оливер Харт и финский американец (или наоборот) Бенгт Хольмстрём, «за проработку теории контрактов в неоклассической экономике». Это вообще непросто получить нобелевку за достижения в, по моему сугубо обскурантистскому и невежественному мнению, не существующей науке. Но в данном случае меня смиряет с несправедливостью то, что хоть экономики и нет, а теория контрактов действительно существует.

Я не стану сейчас умничать и заниматься школярским популяризаторством, желающие сами могут почитать серьезную литературу на эту занимательную тему. Изложу буквально лишь в нескольких словах ту самую элементарную мысль, которую как инструмент довольно удобно использовать в нашем разговоре.

Харт ещё лет тридцать, если не больше, назад начал весьма успешно заниматься той моделью, что имеет отношение к случаям «неполных контрактов». Если совсем грубо и примитивно, то это такие контракты, в которых не прописаны до конца все факторы и условия просто за невозможностью их предвидеть и прописать. Однако, поскольку очень быстро выяснилось, что «полные контракты» вообще существуют только в теории (да и то под вопросом, существуют ли), то получалось как бы безвыходное положение.

Чисто моя ежедневная проблема, выпить необходимо, а магазин закрыт, водка вроде и существует, но уж слишком абстрактно, настолько, что порой начинаешь сомневаться в её реальности. Короче, пришлось что-то придумывать.

И тогда ученые товарищи пришли к выводу, что здесь придется обойти задачу сбоку. Раз невозможно изначально и заранее все оговорить и зафиксировать, всё равно возникнут непредвиденные ситуации с конфликтом интересов, остается только договориться, кто из договаривающихся сторон будет иметь право в каждом конкретном случае принимать неоспариваемое решение.

Дальше я продолжать не буду, хотя самое интересное ещё даже не началось, нам здесь пока более чем достаточно. Библия, как Завет или Договор, и есть тот самый основной «неполный контракт». Правда, я бы употребил ещё два уточняющих слова – «относительно мобильный», поскольку стационарно он подписан лишь одной стороной, другая тут может капризничать и проявлять любое легкомысленное непостоянство.

И вот мы вновь неизбежно возвращаемся к Тексту этого самого контракта. Теперь давайте ещё раз немного сосредоточимся и попытаемся определиться по всего нескольким самым простым пунктам, которые не требуют доказательств, обсуждений, тем более, дискуссий и споров, а если и не являются, то хотя бы на первый взгляд представляются очевидными.

Недавно я с большим энтузиазмом и ещё большим оптимизмом отметил, правда, всего лишь поставив «галочку» и пообещав вернуться к теме позднее, уникальную совместную операцию археологов и самых разных технарей по восстановлению и прочтению обугленного свитка, найденного 45 лет назад при раскопках синагоги Эйн-Геди. Возраст свитка специалисты определили примерно в полторы тысячи лет и заявили, что там содержится восемь стихов из книги Левит. О времени её создания, естественно, нет и не может быть единого мнения, но всё равно даже чисто теоретический возможный промежуток находится где-то между временем Объединенного царства и окончанием Вавилонского пленения.

То есть, в лучшем случае в обнаруженном и прочитанном свитке идет речь о произошедшем за тысячу лет до его написания. Отличается ли в таком случае ценность этого или подобных ему текстов от современного издания, делает ли нынешнее полиграфическое изделие менее близким к Тексту то, что с тех пор, после появления свитка из Эйн-Геди, прошло ещё полтора тысячелетия?

Кем-то, возможно, стало уже забываться, но достать Библию в СССР, даже в последние годы существования государства, было очень трудно. Первое на территории Союза православное синодальное издание несколько раз переиздавалось до восемьдесят восьмого, но только комитету известным тиражом, стоило по номиналу четвертак, как очень приличное собрание сочинений, но было по этой цене практически никому не доступно, а на черном рынке доходило до ста пятидесяти, ничего более дорогого я просто не помню, да и то, появлялось крайне редко, приобрести его было величайшей удачей.

Правда, там была ещё история с поставкой от Объединенных Библейских Обществ и появилась несколько более дешевая, поименованная в народе «папиросной», Библия (он была издана на тончайшей, практически папиросной бумаге), но всё же наиболее доступным вариантом оставался другой. Несмотря на самый свирепый железный занавес каким-то мистическим образом через границу просачивались разные протестантские издания, там совсем бесплатные и раздаваемые всякими организациями благотворительно, а у нас всегда имевшие немалую цену, но всё-таки при везении можно было достать и за полтора червонца, очень, конечно, дорого, однако хоть как-то подъемно для простого человека.

И сидим мы однажды со знакомым батюшкой на лавочке перед его домом в дальнем Подмосковье, слегка закусываем и ведем какую-то нейтральную беседу относительно конструктивных особенностей коровника, возводимого в тех местах моей бригадой. Тут со всеми возможными деревенскими извинениями подходит один мужик и просит помочь разобраться в проблеме.

Мол, купил по случаю вот такую не самую дорогую Библию, а сведущие бабки посмотрели, и говорят, что читать её грех и она от сектантов, там самого важного нет и вообще все напутано. Как быть-то? И мягчайший человек в рясе, сидящей на нем как уютный домашний халат, советский провинциальный священник, которого, казалось, уже совсем ничем пронять нельзя, вдруг посмотрел на мужика с каким-то невероятным ужасом.

Ты, говорит, сам не понимаешь, какое страшное кощунство несешь, это же Библия, а не водка, она паленой не бывает!

(Продолжение следует)



Метки:

Comments

( 6 комментариев — Оставить комментарий )
spaniel90100
17 дек, 2016 21:44 (UTC)
Простите за занудство, полторы тысячи лет или две с половиной?
(Как говорится, еврею двести лет не срок, но тут больше...)
auvasilev
18 дек, 2016 15:14 (UTC)
Ну, что Вы, какое занудство, здесь эти самые цифры, то есть, во всем, что я пишу, и есть самое основное.

Но, прошу прощения, в данном конкретном случае я не очень понял, где ошибка. Свитку полторы тысяч. Книге Левит - минимум две с половиной. Между ними разница в тысячу. Вроде, как мог, предельно подробно описал, в чем там несостыковка. Может, я не то место посмотрел?
spaniel90100
18 дек, 2016 18:54 (UTC)
А, прошу прощения, все правильно. Это я "время создания книги" приняла за "время написания свитка".
naigoro
18 дек, 2016 01:10 (UTC)
По сути - пока рано, а по ерунде - о, среди изданий такого рода мне попался и Новый Завет на папиросной бумаге, но в хорошем переплете, напечатанный параллельно на русском и на иврите, причем со всеми огласовками. Три года назад перевез его в Москву знакомой, которая, можно сказать, библиофил.
yurakolotov
18 дек, 2016 09:01 (UTC)
По мелочам:
* "Попытаемся вернуться к " -- внезапно, абзац.
* "недавняя смерть Кастро (...) проявила"
* "Вот в Евангелии"

Батюшка доставил невероятно.

А вот эта фраза:
"Ну, думаю, самое время пришло начинать ненавидеть человечество в целом. Однако, как ни тужусь, ничего не выходит."
-- это же чистый Кржижановский, только наоборот. Вы читали, конечно.
auvasilev
18 дек, 2016 15:20 (UTC)
Большое спасибо.
( 6 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel