?

Log in

«Может быть, сегодня, оставшись философом-мирянином, я размышлял бы на тему - можно ли извергнутый святительской десницей чай считать освященным и не является ли произошедшее частью процесса космического теозиса...
Вчера один человек написал, что на ближайшее воскресенье назначена его диаконская хиротония. И я не спешу его поздравить...»
Диакон Андрей Кураев.


Никогда его не любил. Чувство знакомое мне ещё меньше, чем любовь. Но тут оно присутствовало несомненно, поскольку и сам Андрей Вячеславович человек редчайший. Таких очень мало. Искренний и истинный миссионер. Причем, не по моему мнению, а и по смыслу своей деятельности, и по собственной однозначной декларации. А именно миссионерство чуждо мне, как мало что, до степени даже и эмоционального, чисто физиологического неприятия.

Однако я какое-то время его довольно подробно читал, поскольку, тогда как раз такого рода взгляд мне был интересен. Потом перестал, и мои акценты чуть сместились, да и новых подходов у диакона особо не обнаруживалось.

Но вот сейчас по совершенно конкретному вопросу, связанному с книгой, которую пишу, и очень удачно совпавшими иллюстративными фактами, касающимися нынешнего отечественного отношения к материальному воплощению библейских текстов, я решил поинтересоваться мнением действующего теолога, к которым Кураев несомненно относится, и поискал какие-то его последние выступления, не сомневаясь, что он не сможет интересующей меня темы не затронуть.

И очень был удивлен. И очень приятно. И не только тем, что получил подтверждение по конкретному вопросу, в этом я почти и не сомневался. Но тем, что, мне показалось, с Андреем Вячеславовичем произошла определённая метаморфоза, вовсе для меня неожиданная. Он как будто усомнился. Нет-нет, отнюдь не в вере, это было бы слишком пошло, а конкретно в миссионерстве и, подозреваю, возможно, в священнослужении вообще.

Впрочем, вероятно, тут лишь мои фантазии и принятие желаемого за действительное. Но всё-таки я очень рекомендовал бы тем, кому хоть в какой-то степени любопытно то же, что и мне, касающееся происходящего в мире и человеке нынче и не только, почитать неспешно по крайней мере, если нет желания тратить время и силы на большее, вот это интервью и вот этот текст в Журнале.

Я, понятно, далеко и очень далеко не согласен со многим там сказанным, но это не имеет никакого значения. Сам тип мышления представляется мне совершенно верным, логически справедливым и безупречно корректным.

Но прежде всего для меня важно и радостно даже не это, а то, что такой во многом догматик оказался способен к столь серьезной интеллектуальной и нравственной эволюции. Нет, конечно, он ещё не достиг моих духовных высот и не совершил окончательного перехода от миссионерства к мессианству, но, очень хочется надеяться, вступил на этот путь, и желаю ему в том всяческих успехов.

Каковых на любом избранном пути хочу пожелать и всем читателям.

Меня, честно признаюсь, очень тронуло, как многие столь встревожились о моем здоровье после неосторожно брошенной мною фразы относительно собственной трезвенности, что забросали меня почти паническими вопросами, типа, что такого страшного случилось, надолго ли, и когда же это кончится. Спешу успокоить. Ничего исключительного.

Я в принципе обычно несколько раз в год, под настроение, устраиваю себе такие «перерывы на здоровый образ жизни», от недели до месяца, когда прогулки, бассейн, минимум самой легкой еды и не капли спиртного. Это и само по себе приносит определенный вид удовольствия, и значительно обостряет это же удовольствие от последующего возобновления существования со всеми возможными вредными привычками.

И в этом оду я решил такую «декаду хорошего поведения» приурочить к Новому году, чтобы, начиная с первой секунды его начала, уж оттянуться по полной.

Потому пошел готовиться, предварительно вас поздравляю и тешу себя надеждой, что хоть кто-то из нас не только способен на благое самоусовершенствование, но и начнет в будущем году более эффективно применять эти свои способности на практике. Я, по крайней мере, буду стараться, а за вас молиться. Возможно, способом, который не всем по душе, но зато, поверьте, искренне и бескорыстно.

Удачи!

А.В.

P.S. А это мой вам скромный сувенир к праздничному столу.

Фарт на шару

Народ у нас, конечно, хороший, просто замечательный. Добрый, чувствительный и широчайшей души. Надо честно сказать, что по погибшим действительно почти искренне скорбели, и так же почти все. А те, что делали это недостаточно и неправильно, не просто в подавляемом меньшинстве, но и откровенные выродки даже среди мразей конченных. Ну, или хохлы пейсатые, с этими всё понятно.

Но траурное единодушие оказалось несколько поколеблено, когда выяснилось, что семьи погибших получат, конечно, в реальности и для современного развитого государства отнюдь не исключительные, однако в нашей стране поистине небывалые материальные компенсации. Именно материальные, поскольку награждения самыми высшими званиями с орденами или причисление к лику святых было бы воспринято совершенно естественно. А с низменными бабками что-то пошло не так.

Подозреваю, что всё-таки сработала нутряная и неистребимая жажда социальной справедливости. Вдруг я сегодня обнаружил в интернете почти такой же по накалу и массовости шквал возмущения тем, почему «не все, оказывается, равны», «а что, погибшие в других катастрофах хуже» и тому подобное, как и последние дни на тему сострадания и скорби. Причем, имею все основания предполагать, что и то и другое излагали одни и те же граждане. И именно российские, на жидобандеровцев уже не свалишь, поскольку слишком часто употреблялись словосочетания типа «из нашего бюджета», «на наши налоги» и далее вроде того.

Но особо задело списание банковских кредитов. Видать, совсем уж больная тема. Тут мало кто сумел удержаться от возмущения, почему это покойникам такая уникальная противозаконная преференция. Более всего мне понравился один комментарий на «Эхе Москвы»: «Да, тому кто грохнулся с только что взятой огромной ипотекой, это же какая шара прикатила…»

Прямо обзавидовались. «Вот свезло, так свезло», - как сказал бы Шарик, если бы мог.

Благородный пример

Сбербанк принял решение списать задолженности по кредитам, которые есть у жертв крушения Ту-154 перед кредитной организацией. Об этом на пресс-конференции в ТАСС в четверг заявил министр транспорта России Максим Соколов.

«Но для этого необходимо получить соответствующие заявления от близких родственников», — сказал Соколов. Заявления будут приниматься как в самом Сбербанке, так и в специальных штабах Минобороны и Минтруда.

Выплата компенсаций будет производиться отделениями Сбербанка в Москве даже во время новогодних каникул. Для обеспечения выплат ряд столичных отделений будет работать и в новогодние праздники, даже после 1 января работа не будет прекращаться, пояснил министр.
Только, умоляю, не нужно сейчас изображать из себя авиационных экспертов и начинать рассказывать мне о подъемной силе и неподъемной слабости. Я хочу всего лишь поделиться чисто и исключительно собственным эстетическим удовольствием.

Мне в телепакет на общедомовом тюнере включили такой канал – «Лайф». И я теперь иногда ещё в постели по утрам, начинаю просматривать информационные программы именно с него. Обычно очень удачно поднимает настроение, веселит и развлекает. Но сегодня, выдал, на мой вкус, истинный шедевр.

Я, естественно, процитирую не дословно, но, поверьте, предельно близко к тексту, хоть в это время суток память работает ещё не очень хорошо, но эта фраза произвела уж слишком большое впечатление:

«Первые результаты расшифровки бортовых самописцев потерпевшего катастрофу самолета свидетельствует, что, скорее всего, её причиной стал всё-таки человеческий фактор. Видимо, кто-то из пилотов по ошибке нажал не на ту педаль и при взлете вместо шасси убрал закрылки».

Я чуть с койки от хохота не свалился. Сна больше не в одном глазу, хоть времени было всего часов шесть. Встал, пошел в бассейн. Вот умеют же, гады, когда захотят!
Это я просто так, для справки, так как у меня начинают возникать подозрения, что ситуация не для всех полностью ясна.

Станислав Александрович Белковский, конечно, великий засранец, шут и провокатор, но Елизавету Петровну Глинку он не убивал, не пытался убить и никогда не призывал к её убийству. И не делал того же в отношении кого бы то ни было ещё.

Извините, что так коротко, но я подробнее не могу перед сном. Глаза слипаются. С тех пор, как бросил пить, стал ложиться очень рано. Никаких нет сил дольше смотреть трезвым взором на этот мир.

Канал

Я эту передачу случайно смотрел и слушал почти полностью. И, честно признаюсь, несколько даже вздрогнул от неожиданности, когда Белковский стал говорить о благотворительной деятельности Елизаветы Глинки. Надо признать, что и ведущая слегка изменилась лицом, тоже, видимо, совсем не ожидала.

Но я больше удивился не содержанию, а форме. Станислав Александрович вдруг перестал юродствовать и заговорил предельно, четко и однозначно. Вот что война с людьми делает. Воистину, без неё очень трудно бывает понять суть человека. А ведь я считал его совсем безнадежным.

Потом эту сцену из записи передачи "Дождь" вырезал. Сказали, что "по юридическим причинам". Так сейчас называется процесс, ранее именовавшийся "обкакались". Но фрагмент уже появился на Ютубе, вот он:



И всё-таки особенно меня удивило даже не сказанное Белковским с экрана, а написанное им затем по этому поводу в Фейсбуке:

«Дорогие друзья,
сообразно Вашим многочисленным пожеланиям, считаю своим долгом доложить следующее.
1. Моя позиция по поводу деятельности Е. П. Глинки (Царствие ей Небесное) - только моя. Я не руководитель и не официальный представитель ОТК "Дождь", и никакой ответственности за мою точку зрения по этому вопросу канал не несёт.
2. Фрагмент был удален правильно - благополучие "Дождя" неизмеримо важнее любых моих высказываний и моего присутствия в эфире канала.
При том, моя точка зрения остается неизменной.
Спасибо и простите за»


Ну, что тут скажешь... Вот такие случаются странные вещи.

И вот ещё

Чего-то меня сегодня на воспоминания потянуло. Боюсь, не к добру…

Да, ладно, это я так, на самом деле ничего не боюсь, просто обычная предновогодняя тоска. Которая раньше была только перед днём рождения.

Недавно слегка прибирался в квартире. Для меня это значит сосредоточиться и чего-нибудь побольше отнести на помойку. В этот раз из приговорённого к выселению собрался довольно любопытный комплект. Какие-то видеомагнитофоны и видеокамеры, самые разные кассеты и дискеты, старые компьютеры, ламповые мониторы, факс простой с термобумагой, факс продвинутый с бумагой обычной, ещё всякая подобная чепуха.

Оно при мне и не так уж давно появилось. И при мне же исчезло. Году в восемьдесят седьмом-восьмом привез из Штатов автоответчик с двумя кассетами, даже не «микро», а обычного размера, как для стандартного магнитофона. Новшество было фантастическое, в Москве никто ничего подобного не видел и не слышал. Множество презабавнейших сюжетов с этим связано. У моего брата примерно в те же годы появился пейджер из самой первой тысячи. Первой не в СССР, а в Нью-Йорке. И кто сейчас о подобных монстрах помнит?

Да, что там всякие модные гаджеты с прибамбасами. Первый телевизор (не теоретически, естественно, а вот так, чтобы у кого-то собственный в комнате) КВН с линзой я увидел, когда мне было дет десять. В моей семье он появился только ещё года через три.

И вот сегодня я случайно в разговоре выяснил, что мой младший сын не очень себе представляет, что такое мусоропровод. То есть, само слово ему как будто знакомо, но как эта штука выглядит и что с ней делать, он явно не очень понимает. А я и слова такого лет до пятнадцати не знал, когда же поселился в доме с этим самым мусоропроводом, то воспринимал его как истинное чудо. Жутко было непривычно, что не нужно зимой в мороз серьезно одеваться перед ритуальным вечерним выносом мусорного ведра.

Вроде и лет мне по нынешним меркам не так много, а чувствуешь себя немного саблезубым мамонтом…
Пойдешь направо – там беда,

Налево – просто нет куда.

Вот как бы так бы мне скорбеть,

Чтоб никого не оскорбить?

Ведь это, маму вашу еть,

Не то же, что её етить.

А то всегда не так скорблю,

И непременно оскорблю.

Осталось прямо. Точно чтоб.

Сперва назад, и по газам…

Не успеваю досказать,

А просто бью о камень лоб.

Сектор обзора

Я в юности, когда уже начал зарабатывать, регулярно посещал ресторан «Прага». Не только ужинал, но иногда обедал и даже изредка завтракал. И там в роскошном туалете на первом этаже бессменно и издавна трудился весьма известный в узких кругах Аркадий Семенович. Оказывал разного рода мелкие, но очень полезные платные услуги, вплоть до чистки обуви и слегка приторговывал всяким дефицитом, от польской туалетной воды до югославских презервативов.

Поскольку поневоле в этом туалете встречались мы многие годы, то через какое-то время нас вполне уже можно было считать добрыми знакомыми. Не только знали друг друга по имени и здоровались, но могли перебросится парой фраз, обменяться мнениями о последнем хоккейном матче или поинтересоваться здоровьем, если покажется, что собеседник сегодня не слишком бодро выглядит.

Аркадий Семенович изредка отпускал мне какой-нибудь пустяк в долг, если случались проблемы с наличными, знал, что за мной не заржавеет, я как-то после банкета занес ему оставшуюся непочатую бутылку армянского трехзвездочного, которую почему-то неудобно было брать с собой, поскольку ехал не домой. Мы были друг с другом неизменно приветливы и безупречно вежливы.

Однако, понятно, никому из нас не пришло бы в голову пригласить другого поиграть в карты, на день рождения или хотя бы просто опрокинуть пару стопок после работы в рюмочной на Копьевском. Общение было строго ограничено несколькими квадратными метрами кафеля между зеркалами ресторанного туалета вне зависимости от качества и уровня этого общения. Что, естественно накладывало на него определенный отпечаток.

Иногда я получаю почти возмущенные комментарии к разным своим текстам. Мол, как вы можете писать так-то и так-то о таком-то, если он позволил себе так-то сказать или так-то поступить! И понимаю, что у некоторых, видимо сложилось впечатление, а потом уже и мнение, будто я только и делаю, что бегаю по улицам, а когда и не бегаю, то всё равно дергаю всех окружающих за рукав, заглядываю каждому в глаза и пытаюсь выяснить, а как он относится к аннексии Крыма, что вообще думает про Украину и насколько любит Путина.

И такому странноватому искажению взгляда есть весьма простое и даже несколько оправдывающее его объяснение. На страницах своего Журнала я стараюсь формулировать какие-то собственные мысли, часто связанные с определенными актуальными ежедневными фактами. Но, несмотря на то, что этот блог уже почти года три перестал быть «средством массовой информации», всё-таки он не превратился полностью в личный дневник, а, поскольку полностью открыт для каждого, мне представляется логичным в основном писать о том, что может представлять в данный момент интерес и ещё для кого-то, кроме меня.

Так что, не бегаю я, не дергаю и не заглядываю. А вообще-то занят по жизни совсем иными делами и мыслями, большинством из которых вовсе не имею привычки и желания публично делиться со всем миром. И судить обо мне, как о борце какого-то идеологического фронта или глашатае каких-то идей с принципами довольно нелепо.

Столь же нелепо предъявлять мне какие-то соответствующие претензии и требования. Я с фронта давно дезертировал, о чем в свое время честно объявил, и так же давно мне глубоко наплевать, что по какому поводу думает и делает население этой страны. А если я что заметил забавное и поделился наблюдением, то это отнюдь не значит, что произошедшее оставило неизгладимый след в моей бессмертной душе.

Но у людей, который сталкиваются со мной только на страницах Журнала, видимо, действительно достаточно обоснованно может сложиться и иное впечатление. Как у тех, с кем я многие годы регулярно сталкиваюсь и даже, бывает, немного общаюсь, в бане, может сложиться впечатление, будто я в своей жизни исключительно парюсь и плаваю в бассейне.

И вот только теперь я начинаю понимать, какое впечатление обо мне могло в свое время сложиться у Аркадия Семеновича…

Метки:

Прежде всего прошу внимания! Пожалуйста, не воспринимайте написанное далее со звериной угрюмой серьезностью!

Вчера читатель в своем комментарии упомянул некий «Топ-100 русофобов 2016». Обычно подобное не попадает в поле моего зрения, но тут почему-то автоматически «кликнул», рассеянно пробежал взглядом и неожиданно заинтересовался.

Дело в том, что ведущим «фобом» и не только «руссо», самонадеянно и с абсолютно необоснованной гордыней я считаю самого себя. Потому каждый раз, если кто-то говорит о русофобах, а меня не упоминает, вида не подаю, но в глубине души искренне обижаюсь. Очень бы хотелось попасть в подобный список. Особенно, когда он составлен при экспертном участии столь крупных специалистов, которые там представлены.

Но тут обратил внимание, что в перечне русофобов есть люди, соседство с которыми даже на одной странице в интернете, пожалуй, и не принесло бы мне большого удовольствия.

И вот тогда я решил поиграть в нечто, типа моего любимого пасьянса «Косынка», разложив фамилии по определенным категориям.

И сразу выяснилось, что там имеются люди, вовсе мне не известные, или что-то такое на слуху было, но очень смутно. Польские и украинские журналисты, известные интернет-активисты, ещё какие-то, более чем возможно, вполне достойные и знаменитые товарищи, но, каюсь, просто их не знаю, а специально заниматься изучением посчитал нечестным по тут же придуманным мною правилам игры и тупо вычеркнул названные персоналии.

Дальше вычеркнул иностранцев. Я, конечно, шизофреник, но всё-таки не настолько, чтобы в такой форме выражать свое отношение к русофобии Ангелы Меркель, Джорджа Сороса или Бернара Леви.

Но и после такой вивисекции в списке остался семьдесят один человек. И вот уже этих моих вполне мне известных соотечественников я и решил разложить на три колоды: Симпатичны, антипатичны и безразличны.

Только хотел бы пояснить, что говорю о «симпатии» крайне условно. Кого-то я действительно очень уважаю и ценю как личность, как мыслителя или художника, а к кому-то отношусь просто с благожелательной улыбкой. Но в данном случае у нас не партсобрание с разборкой «персональных дел», а всего лишь легкомысленная игра.

При этом особенно хочу подчеркнуть, что именно политические взгляды, если они не экстремальны и не являются основой деятельности человека, имели для меня в данном случае крайне малое значение. Например, Константин Райкин мне здесь вовсе не близок, однако, на мой взгляд, один из крупнейших нынешних отечественных художников и, в отличие от того же Табакова у него это перевешивает. Или тот же Михаил Ефремов. У него, сильно подозреваю, и вовсе нет никаких четких политических взглядов. Но мало кто из публичных людей мне столь близок по натуре и мироощущению, а про его актёрский талант уж вовсе и не говорю.

Итак, список первый. «Симпатичные». Люди, в одном ряду с которыми мне было бы оказаться не западло, а с некоторыми и большой честью. Их оказалось аж тридцать пять (номера перед фамилиями оставляю из исходника, для удобства пользования):

Читать дальше...Свернуть )

Маркируй, не маркируй…


Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, всё тонет в фарисействе.


Любопытно, а даже иногда, видимо, и полезно, взглянуть на себя со стороны. Вот сегодня я уже до конца ни не понимаю, что, собственно, столь сильно зацепило меня вчера. Так сильно, что не удержался и высказался на тему, которую давно уже не трогал не из каких-то принципиальных или этических соображений, а просто было неинтересно.

Как будто и накал истерической нравственно-истерической публицистики не превышал стандартного для подобных случаев. Не повышал, правда, исключительно потому, что превышать невозможно, прибор просто не выдержит и перегорит, но это в данном случае не имеет значения, главное, что не превышал.

И количественно могучий поток самой искренней всепоглощающей скорби, круто замешанный на бесчисленных самых компетентных мнениях экспертов и специалистов самого высокого уровня, заливал информационное поле не больше обычного по той же причине. Что больше давно уже некуда. Не помещается.

Стандартным было и множество громче всех вопивших, что всем без исключения необходимо мгновенно заткнуться и погрузиться в минуту гробового молчания на неопределенное время. Это тоже вариант довольно стандартного приема. Я как раз недавно писал о подобной, кажущейся мне забавной методологии, когда одни товарищ гневно потребовал не осуждать публично другого товарища, одновременно при этом его судив именно предельно публично.

Так что, с какого боку не взгляни, ничем особенным день не выделялся из ему подобных официально черных дней календаря, к которым, я не знаю, как вы, но я вполне привык, а только моя личная привычка здесь и важна, поскольку пишу о не совсем мне понятной моей собственной реакции.

А реакция была, тут у меня нет сомнений, и пока мои попытки в ней разобраться не совсем успешны. Однако одно предположение всё-таки уже появилось. И относится оно, прошу прощения за назойливость, к, понимаю, в какой степени всем опостылевшим маркерам.

Сейчас, пожалуй, впервые эта старая идея маркера (которую я отнюдь не собираюсь себе приписывать, ей тысячи лет, но просто из того, о чем сам знаю и зачем слежу, я действительно первым сразу после крымских событий её относительно внятно сформулировал применительно к конкретным актуальным событиям), была столь громко, массово и с яростной бескомпромиссностью провозглашена людьми самых разных взглядов и психотипов. От Марии Захаровой и Ефима Шифрина, до Станислава Кучера и Рустема Агадамова.

Но лучше и четче всех, на мой вкус, это изложил Алексей Полухин, шеф-редактор «Новой газеты», человек, которого я уважаю, вовсе не склонный обычно к излишне эмоциональным демонстративным жестам. Рассказывая о том, как он принялся срочно чистить список своих друзей на Фейсбуке, Алексей написал, причем не только в той самой интернетовской сети, но и в газете:

«Первым я расфрендил Бабченко. С Бабченко мы прежде были не только коллегами, но и друзьями, даже и закадычными. Теперь я, конечно, ему не то что руки не подам — перейду при случайной встрече на другую сторону улицы. И вот что — мне было важно сказать об этом публично. Чтобы никто не подумал, что я могу дальше жить, имея Бабченко во френдах».

Вы понимаете, что получается. В если не подавляющем, то все равно большинстве вот те самые люди, что считали себя слишком мудрыми, толерантными, интеллигентными, широковзглядными и либеральными, чтобы однозначно признавать «крымский маркер» достаточно надежным и однозначным критерием, люди, которые наиболее убедительно всегда доказывали, что человек слишком сложен, и многогранен, чтобы о нем судить по хоть насколько угодно серьезному, однако всего одному признаку, - именно эти люди вдруг взяли на вооружение так презираемый ими маркер, да, другой, но с тем же функциональным назначением маркировать, и стали им размахивать с небывалой силой и страстью.

А я с некоторым для себя удивлением обнаружил, что в данном случае и данный инструмент для меня совершенно не работает. Человек не на публику, не по должности, а на самом деле скорбящий о погибших в авиакатастрофе, и человек, придерживающегося иных мнений, хоть тех же, что упомянутый Аркадий Бабченко, вызывают у меня абсолютно одинаковые чувства. То есть, вовсе никаких. Ну, да, кто-то так реагирует, кто-то иначе, в моем мозгу это вовсе не коррелируется с моим отношением к реагирующему.

Мое собственное личное мнение? К контексту и фону я его уже выразил, к погибшим и не собираюсь, а даже если бы и собрался, то не раньше, чем дней через сорок, да и то не по каким-то высшим принципиальным соображениям, а просто автоматическая привычка воспитания, как держать вилку в левой руке, а котлету – в правой. Пока же, надеюсь, я в этом смысле не был даже слегка бестактен и не затронул ничьей памяти и ничьих чувств.

Таким образом, если попытаться подвести итог, то как будто получается, что у каждого своя истина и свой маркер. Но на самом деле тут совсем «как будто», и ничего в реальности не получается. Говоря, что у каждого своя правда (или в более глубокомысленном и многозначительном виде восклицания «что есть истина?!»), мы автоматически признаем, что никакой правды не существует. А с этим я категорически не согласен, высказывая свое несогласие много лет практически постоянно, потому здесь и сейчас позволю себе данную мысль далее не развивать.

А маркер действительно у каждого может быть собственный и того вида, который каждому представляется наиболее удобным и эффективным. Кому карандаш, кому фломастер, кому малярная кисть. Один при строительстве сруба пользуется топором, другой - ножовкой, третий – бензопилой. Тут уж как тебе сподручнее. Главное не забывать, что это всего лишь инструмент, и спорить можно о качестве получившегося строения, а не о преимуществе используемых при его возведении приспособлений.

Да... Не уверен, что кому-нибудь хоть что-то прояснил, а, главное, сам всё-таки так до конца и не понял, что же меня вчера так задело…

Nihil

Как обычно, все без перерыва несут пургу и болтают, болтают, болтают…

А потом с траурной мордой кирпичом возмущенно требуют, чтобы все заткнулись, поскольку во дни трагедий молчание наиболее приличествует моменту и ситуации. Ну, разве что, несколько соответствующих правилам хорошего тона слов соболезнования.

И снова, без малейшего перерыва, несут пургу и болтают, болтают, болтают…

А вообще-то, это, конечно, правильно и несомненно. В смысле молчания.

Единственный момент. Поскольку у нас страна непрерывной трагедии, некрологов, мартирологов и вечного соболезнования, я бы призвал к столь же непрерывному молчанию со скорбным выражением лица.

Тогда точно невозможно ошибиться по времени, месту, тону и настроению.

Дозаправка в Адлере

В двадцати милях к западу от Таксона "Вечерний экспресс" остановился у водокачки набрать воды. Кроме воды, паровоз этого знаменитого экспресса захватил и еще кое-что, не столь для него полезное.

В то время как кочегар отцеплял шланг, Боб Тидбол, "Акула" Додсон и индеец-метис из племени криков, по прозвищу Джон Большая Собака, влезли на паровоз и показали машинисту три круглых отверстия своих карманных артиллерийских орудий.
Естественно, уважаемые читатели, я пишу это не для вас. Сами вы все прекрасно знаете и наверняка много лучше меня. Но вдруг кто из детей или внуков спросит, что же такое Сирия, и почему о ней столько говорят по телевизору, а вы в суете важнейших дел отмахнетесь, поскольку нет времени потратить хоть несколько лишних минут на подобную чепуху. Вот для такого случая я решил вам в помощь написать этот текст, дабы вы могли просто скинуть на него ссылку своему ребенку по интернету и не морочить себе голову. Не стоит благодарности.

Тысяч шесть, а, может, и больше, тут до сих пор окончательно не договорились, как и что считать, лет тому назад на территории между реками Тигр и Евфрат (смотрите, дети, карту Гугл) и по их берегам возникла одна из самых древних человеческих цивилизаций, от которых до нас дошли хоть какие-то очень относительно внятные следы.

Там довольно скоро в верху треугольника выделилась некое пространство, позднее названное Сирией, с центром в городе Дамаске, который, по некоторым сведениям, начал строить ещё сам Ной сразу после потопа.

За прошедшие тысячелетия эти места пережили множество увлекательных приключений и самых разных весьма забавных народов, уже в нашу эру после возникновения ислама стали арабскими и мусульманскими и в результате в прошлом веке оказались частью французской подмандатной территории, плохого не подумайте, это типа колонии, а подробности вам не нужны.

Потом начались всякие вялые телодвижения относительно независимости, но случилась Вторая мировая, стало не до того, однако после войны всё же, наконец, образовалось нечто вроде отдельного суверенного государства. И начали происходить всякие военные перевороты, еврейские погромы, слияния, поглощения, разделения и прочие подобные обычные прелести.

Наконец, в самом начале семидесятых власть захватил военный летчик генерал Хафез аль-Асад. Он тридцать лет правил железной рукой, воевал с Израилем и так ещё, развлекался по мелочи, строил социализм, дружил с СССР, после чего благополучно скончался с приходом нового тысячелетия.

Изначально преемником владыки предполагался и подготавливался его старший сын Басиль. Но тот погиб по причини слабого уважения в его кругах к правилам дорожного движения. Таким образом власть перешла к другому сыну, Башару аль-Асаду. Который жил в Лондоне и довольно успешно работал там офтальмологом.

Несмотря на свою гуманную профессию и интеллигентную внешность, Башар не оправдал опасений некоторых товарищей, не пошел по гибельному пути гнилого либерализма и продолжил славное дело отца. Его впечатляющие успехи были всенародно признаны и после первого президентского срока по результатам общенационального референдума Башар аль- Асад был переизбран, набрав 97,62 % голосов (эту цифру, дети, можете не запоминать, если будут спрашивать, смело отвечайте «практически единогласно»).

Однако по на самом деле совершенно непонятной причине, относительно которой у каждого собственное мнение, а, следовательно, никакого мнения и нет, уже зимой одиннадцатого года народ начал бузотерить. Требовать отмены почти полвека существующего в стране чрезвычайного положения, прекращения по сути наследственно-монархического правления, проведения реформ, ну, и тому подобной чепухи.

Требовали по началу предельно мирно и крайне малыми силами. Достаточно сказать, что, когда несколько десятков мальчишек разукрасили городские стены неприличными картинками и словами в адрес вождя, это было воспринято властью как страшное государственное преступление. Пятнадцать ребят арестовали, потом их то ли пытали, то ли ещё хуже, сейчас уже толком не разберешь, да и разбирать, по сути, некому и незачем, однако по пятницам, после обязательной молитвы (и это тоже, дети, можете не запоминать) люди стали регулярно выходить на улицы в защиту неудачливых художников. По протестующим принялись столь же регулярно стрелять. Многие сильно обиделись.

Возникшее потом объединение недовольных вскоре стало захватывать разные кварталы, поселки и даже городишки по всей стране. Но довольно быстро оно распалось на множество не слишком дружных между собой частей. Нет никакого смысла перечислять все. Достаточно отметить, что слегка (очень слегка) как бы вменяемая группа, за неимением возможности как-то более точное её наименовать называемая в зависимости от вкусов и предпочтений называющего, обычно просто повстанцами или террористами, заняла в основном территории сверху и слева (да, посмотрите же, детишки, наконец, соответствующую карту Гугл!), а справа расположилось совсем мало вменяемое «Исламское государство» (организация, категорически запрещенная в моем Журнале, неотъемлемой части Российской Федерации).

Это «Государство» (далее неправильно, но удобно будем писать ИГИЛ) оттяпало ещё и кусок соседнего Ирака, поставив задачу создания всемирного халифата. Принялись создавать, рубить голову без особого разбора и ужасно относиться к женщинам, особенно неправильного, по их мнению, вероисповедания. Американцы обиделись, собрали компанию таких же обиженных и принялись бомбить ИГИЛ.

Но нынешнего Асада они тоже не любили. Считали, что во всей этой заварухе он не самая невинная овечка. А к повстанцам (напоминаю, они же террористы) относились даже определенной благожелательностью и какую-то их часть, не всегда сами понимая какую, вроде бы поддерживали, правда, больше на словах.

Так они несколько лет между собой толкались без особых результатов, пока не вмешалась Россия. Путин сказал, что будет бороться с ИГИЛ, поскольку таким образом мы защищаем наши границы на дальних подступах. Но что-то, видимо, перепутал (он, дети, похоже, не слушал моих советов и не смотрел кару Гугл) и Асада как раз наоборот, в отличие от американцев, любил. Потому бороться стал совсем в другом месте и с другими противниками.

Короче, если совсем схематично, то левее сирийская правительственная армия при мощнейшей поддержке России принялась громить повстанцев-террористов, а правее правительственная иракская армия при гораздо менее серьезной поддержке американцев с их совсем вялой компанией воевала против ИГИЛ. (Там ещё сверху Турция постоянно пакостит, но это вам, дети, совсем не надо, поскольку пока у нас не выработано окончательного решения по отношению к данному вопросу).

Наконец, наша команда взяла главный вражеский город Алеппо и практически победила повстанцев. А американская банда увязла в боях за Мосул, один из главных у ИГИЛовцев, и окончательно потеряла всяческий авторитет среди реальных пацанов.

Вот почему Сирия так важна для нас. Она стала очередным символом очередной же победы русского оружия над силами зла Востока и бессильной злобой Запада. Теперь у нас и в Месопотамии всё будет прекрасно.
Я ещё пару дней назад сказал жене, а она точно не даст соврать (как же удобно иметь под рукой такую инстанцию, на которую всегда при необходимости можно сослаться), что если Аниса Амри застрелят при задержании в какой-нибудь провинциальной европейской подворотне, то мне окончательно всё станет ясно.

Отпечатки пальцев, следы крови, удостоверение личности на месте преступления, вот теперь ещё и убитый подозреваемый – так основательно и безупречно работает только одна организация в мире. Остальные халтурят.

Узрэдзэшанос

Признаться, эта очевидная и простейшая мысль почему-то никогда не приходила мне в голову раньше. И вот сейчас, получив некоторые комментарии к своей реплике в общем по совсем иному поводу, лишь очень косвенно и условно связанному с данной идеей, я вдруг серьезно задумался.

Имею в виду сам по себе официальный статус «негражданина», который большинству представляется ущербным и оскорбительным.

Вот зачем мне сейчас российское гражданство? Ровно по той же причине, что и в свое время заключение официально брака. Нам с женой довольно долго это и в голову не приходило, да к тому же просто совсем тогда не до того было, и, хотя какие-то мелкие сложности возникали, типа проблем с поселением в одном гостиничном номере, но их преодоление вполне укладывалось рядовой мелочью среди потока общего отечественного бреда.

Однако, когда родилась дочка, раз где-то нарвались, другой, третий и поняли, что проще сходить на угол, рядом с бассейном, где всё равно бывали через день, и «зарегистрироваться» в ЗАГСе.

Так и с гражданством. Чисто практически. Чтобы менты на улице не вязались, разные там финансовые, транспортные, имущественные и прочие подобные вопросы, решение которых наличие гражданства сильно облегчает или, по крайней мере, не создает лишней головной боли.

Но я вот сейчас взял полный список различий в правах между гражданами и «негражданами» в Латвии (причем он именно полный, составленный ярыми противниками «негражданства», там сведены воедино все до мельчайших нюансов из любых возможных документов), и понял, что в принципе он меня в России более чем устроил бы.

Хотя, конечно, я бы ввел туда кое-какие усовершенствования. И прежде всего не делал бы статус «негражданина» неким единообразным, а давал индивидуально каждому на основании личного договора. К тому же, исходя из законов сохранения массы и энергии, учёл бы, что при уменьшении прав эквивалентно должны уменьшаться и обязанности.

Ну, например, если я отказываюсь от активного избирательного права, мои налоги уменьшаются на столько-то. Если ещё и от пассивного, то на столько-то. Снимаю с государства обязанность защищать меня как за границей, так и внутри от иноземных захватчиков – не подлежу воинскому призыву. Отказываюсь от таких-то социальных гарантий, обязуюсь не идти в чиновники, лишаюсь права на государственные награды, ну, и так далее – всё должно по пунктам и по конкретному тарифу уменьшать мои налоги.

Вот такой подробный договор меня бы не только удовлетворял, но и вообще нынче представлялся бы практически идеальным статусом.

Да, я понимаю, что, за исключением моих фантазий и со всеми собственными национально-государственными особенностями, нечто подобное уже существует во многих странах в виде различных, типа, «гринкарт». Но всё же и по сути, и по технологии несколько не то и больше имеет отношение к приезжим.

А я говорю об исконно «своих», при этом никаким образом не диссидентах, а людях, вроде меня, предельно мирных, белых и пушистых, по каким-то соображениям уезжать не желающих, но и иметь полноценные правовые отношения в полном объеме с государством – тоже.

Ну, как-то так...

Понимаю, что скушно и тошно, но я бы всё-таки очень рекомендовал послушать полностью. Впрочем, дело ваше.

Labrīt!

Андрей Битов, очень ценимый и уважаемый мною в молодости писатель, а, главное, пожалуй, наиболее близкий по тем временам мне по взглядам и мироощущению, писал в «Уроках Армении», что национализм относительно малочисленных народов не похож на тот, что у народов великих, он не просто простителен, но даже бывает весьма мил. И как пример приводил восхищающие его черты национализма армянского по сравнению с ужасающими - русского.

Только с годами я убедился, насколько Битов и в какой-то степени я под его влиянием, были не правы. Ничего хорошего нет ни у какого национализма, и среди самых крохотных народов он может носить такие же чудовищные формы.

Жена моя родилась в Риге, без местных корней и кровей, но закончила латышскую школу, отец её до сих пор там живет. И когда после провозглашения независимости он получил статус «негражданина», я тогда отнесся к этому плохо. Тем более, что и сам был знаком с некоторыми местными националистами, которые были ничуть не лучше наших. То есть, не то, чтобы уж очень сильно возмущался или протестовал, несколько останавливало то, что сам тесть относился к этому абсолютно спокойно и даже с некоторым юмором, но в принципе считал, что «нулевой вариант» со свободным выбором гражданства был бы много более справедлив.

И вот прошло более четверти века. Вы знаете, чем дольше, тем чаще мне приходит в голову мысль, что в лишении избирательного права тех, кто не захотел пройти процедуру натурализации, было и остаётся весьма здравое зерно.

Сейчас посмотрел большой репортаж о проблемах «русскоговорящих неграждан» в Латвии. Как там их травят и над ними издеваются. Сидит молодая девка, она, скорее всего, родилась уже в этом независимом государстве. И возмущается, что какие-то козлы смеют заставлять её сдавать экзамен по их убогому недоязыку. А пожилой пенсионер долго пытался вспомнить, в чем же его так уж ущемили, наконец расцвел в улыбке и выдал фашистам под первое число. Оказывается, ему в трудовой стаж не засчитали два года, которые он когда-то отслужил в армии на Урале. Вот подонки!

На этом месте я уже заржал. Мне не так давно в моей любимой стране, у которой не малейших сомнений в моем гражданстве, не засчитали лет шесть минимум (сейчас лень перепроверять точно) стажа работы в «Московском комсомольце», поскольку архивы утеряны. И у меня даже мысли повозмущаться не возникло, настолько это у нас в порядке вещей.

Но это я так, к слову, дело естественно не в этом. Просто сейчас, после стольких лет с развала Союза, пальцем за это время не пошевелив для получения гражданства, продолжать гонять понты и чего-то там требовать, это, на мой взгляд уже не только идиотизм, но уже и исключительный сволочизм. Не надо таким давать избирательного права. Категорически не надо.

И последнее. Больше половины моих знакомых москвичей если не переехали (а многие и переехали) на постоянное место жительства в Латвию, то прикупили там себе квартиры и достаточно много времени в них проводят. Но никто из моих многочисленных рижских знакомых не перебрался в Россию и не собирается здесь ничего покупать. Причём никто даже из тех, кто продолжает с пеной у рта возмущаться латышским фашизмом.

Предпочитают заниматься этим в Риге.

Panta rhei

Одной из самых неразрешимых загадок в моей жизни является периодичность возникновения волн психического возбуждения либерально-демократических отечественных масс.

Но, поскольку давно убедился, что в суть и смысл этого процесса мне всё равно не проникнуть, просто заинтересованно наблюдаю со стороны и отмечаю для себя определенные приметы этого любопытного явления. В частности, я обнаружил одну несомненную закономерность.

При возникновении иллюзии интеллектуальной напряженности в нашем обществе резко возрастает количество самых судьбоносных м жизненно важных вопросов. Типа, перестанет ли народ пить незамерзайку, существует ли вселенная без Путина, когда, наконец, сдохнут все американцы, как и, главное, от чего можно отдохнуть в Крыму, ну, и тому подобное.

И на все эти вопросы всё чаще слышен один и тот же ответ: «В России нужно жить долго».

Я, собственно, не возражаю. Но почему-то обычно по утрам последние годы никак не могу отделаться от вопроса встречного: «А нахрена?»
Твоего друга травят. Твой друг, кроме того, что твой друг, ещё и приличный неглупый человек. А травят его безусловные мерзавцы и идиоты.

Возможно, твой друг в данной ситуации был не очень прав. Или не совсем прав. Иди совсем не прав. И, возможно, по этому конкретному вопросу ты с ним не согласен. А, может быть, он полностью прав, и ты с ним во всем согласен.

Но это на самом деле не имеет никакого значения, поскольку по каким-то своим соображением ты считаешь нужным, или просто хочешь, чтобы публично прозвучало, будто ты с ним не согласен. Или хотя бы предельно мягче, что теоретически можешь быть не согласен.

Однако, как порядочный человек ты должен защитить своего друга. Или, по меньшей мере, заявить, что ты должен защитить своего друга, как порядочный человек порядочного человека. Чтобы друг даже не сомневался, насколько ты порядочный человек. И не только он.

И ни в коем случае не прогнуться перед мерзавцами и идиотами. Но при этом желательно до них донести, что по тому поводу, по которому они травят твоего друга, ты с ними согласен. Опять же, со всеми возможными оговорками, и всё-таки так, чтобы не возникло впечатления, будто не согласен категорически и во всем поддерживаешь своего друга.

Задача весьма трудная, если не сказать, что неисполнимая. Я вот даже только описывая условия такой задачи взмок и запыхался, даже не знаю, чем бы закончилась попытка её решить. Но тем и отличается обычный человек от талантливого. Для талантливого никаких проблем нет. Он умудряется справиться со всеми нюансами одной фразой:

«В высказываниях моего друга я не вижу этики, смысла и, главное, достоверности. Но он мне друг, и я найду способ сказать ему о своих возражениях, не прибегая к публичным анафемам».

Да… Талант не пропьешь. Особенно, если не пьешь.

Sancta simplicitas

Я давно совсем никак не отношусь к Евгению Ройзману. В смысле, как к человеку, общественному деятелю, политику, администратору, ну, и тому подобное. Не интересно.

Однако, на мой вкус, он обладает определенным даром, даже не то, что писательским, есть и поталантливее, которых не читаю к стыду своему, а наблюдательским с исследовательским оттенком. Потому иногда просматриваю его сюжеты, которые он последнее время обычно основывает на материале своих «приемов населения по личным вопросам».

И вот наткнулся на текст, который не могу отказать себе в удовольствии перепечатать. Там, конечно, есть определенные фактические натяжки, но уж очень всё точно и близко мне чисто психологически по жизненному опыту даже не столько героини, сколько рассказчика:

"Голубоглазая старушка зашла. Совсем седая, без зубов, улыбается виновато. 87 лет ей, ветеран, труженик тыла.

– Я, говорит, всю жизнь работала, 50 лет только на автобазе отработала, а живу на съемной квартире, мне там холодно и неуютно, ну, неужели же мне ничего не положено?

– Так у вас что, никогда квартиры не было?!

– Нет, у меня была двухкомнатная, на работе дали.

– А где она?

– У меня внук прописан был, он ее продал.

– Вот здорово. Внук продал вашу квартиру, а вам жить негде.

Она закивала.

– Негде, негде! Посмотрите, я всю жизнь работала, неужели мне ничего не положено?

И у нее действительно искренняя обида на чиновников и на всех, что она работала всю жизнь, а жилья у нее нет.

– А внук-то где сейчас живет?

– С родителями.

– А вы почему там не живете?

– Ну, там двухкомнатная, как я с внуком в одной комнате? Ему же тесно.

Оказалось, что в коридоре сидит ее сын. Пригласил. Подуставший лысоватый мужик за 60. Смотрит виновато. Говорит: «Мы ей снимаем жилье, но ей там плохо, она хочет свое». Я говорю: «Правильно хочет. А сын-то ваш квартиру бабушкину продал, деньги куда дел?». «Да так, машину купил» - говорит. Я говорю: «Здорово. Продал бабушкину квартиру, купил себе машину, живет с вами, а у бабушки съемное жилье. Может быть, пусть он снимает, а она с вами живет?». И он вдруг потупился и говорит: «Да так не получится, у мамы с женой моей не ладятся отношения…».

Я вдруг понимаю, что свой выбор этот мужик сделал уже давно. С внуком, судя по всему, разговаривать не о чем вообще. Я поворачиваюсь к бабушке и говорю: «Давайте посмотрим, может быть, попробуем с Домом Ветеранов договориться, чтобы комнату дали». Она говорит: «Нет, я не хочу в Дом Ветеранов, мне надо свое жилье, ну, неужели я за свою жизнь не заработала?». Я промолчал, потому что объяснить ей я могу всё, но не хочу.

А сын ее все понимает, и объяснять ему ничего не нужно. Он взял ее под руку, и она, уходя, все причитала: «Ну, неужели мне ничего не положено?»".
И совсем уже вдогонку несколько слов к предыдущему, чтобы два раза не вставать, а то пора идти котлеты делать, я после этого уже не отвлекаюсь.

Андрей Бильжо исполнил моднейший нынче ритуал раскаяния и публично принес извинение за то, что осмелился совершить великое святотатство, сказав, будто сама Зоя в кащенке наблюдалась.

Меня, конечно, несколько уже достал этот звенящий на морозе маразм, вы, маму вашу, или уже заткнитесь все, наконец, или хватит извиняться, уже никакой альмагель не помогает.

Но в данном случае зацепил ещё и сам текст:

«Я никого не хотел обидеть. Для меня Великая Отечественная война так же свята, как для любого жителя нашей страны. Если я кого-то обидел или ранил своими высказываниями, то искренне прошу меня простить».

Так вот, я не могу удержаться, решил всё-таки поступить как тот Рабинович из анекдота, который звонил в симфонический оркестр по объявлению о наборе артистов, предупредить, чтобы на него не рассчитывали.

Поскольку тоже отношусь к жителям нашей страны. Но для меня та Война совершенно не свята. И я за это извиняться не собираюсь. А вы, пожалуйста, раз уж не можете не просить прощения, делайте, пожалуйста, это исключительно от своего собственного имени. Я, «как весь советский народ» не жил и не говорил даже и в те времена, нынче поздно начинать.

Отцепитесь уже.
Очень, как мне кажется, продуктивный у нас разговор получился по вопросу о Второй мировой. Узнал и понял много для себя нового, особенно на счет характера лосей и своего собственного. Видимо, моё косноязычие, при всех стараниях его побороть, несколько сродни лосиному. Потому не смог донести до читателей (за редким исключением) то, что хотел сказать. Ну, ничего, давно свыкся, потому попробую ещё раз.

Я ведь изначально предупредил, что, хотя альтернативная история не вызывает у меня отрицательных эмоций, а иногда даже и благожелательное любопытство, сам я ей заниматься вовсе не собираюсь. По совершенно субъективным причинам, вот лично мне (!) не видно в том никакого смысла.

И то моделирование, которое я предлагаю, это отнюдь не модное нынче «военно-историческое реконструирование» в котором можно по своему выбору и в соответствии с пристрастиями назначать не тот исход, который был на самом деле. Эти игры и в детстве не любил, было бы странно на седьмом десятке начинать увлекаться подобными фантазиями.

Имею в виду совершенно другое. Берем совершенно конкретную ситуацию. Не, например, семнадцатый, когда в России всё могло пойти вовсе иначе (а я действительно считаю, что могло, но в данном случае наплевать на мои «считания»), не начало тридцатых, когда иначе могло пойти в Германии (Японию пока оставим, дабы не путаться), а именно конец сорокового.

Когда немцы уже совершили всё то, что на данный момент совершили и в своей стране, и в Европе в целом, Англия отбилась, но без шансов на тот момент что-то изменить на континенте, а никаких объективных (ну, давайте здесь тоже обойдемся без лирических домыслов и даже забудем временно относительно возможности или неизбежности советского нападения, просто нам сейчас это не нужно) причин нападения на СССР не существовало. Вот именно в этой ситуации работает ли, как справедливое и продуктивное, заклинание относительно «лишь бы не было войны»?

Ну, с СССР мне всё понятно. Он умудрился, понеся самые большие человеческие и материальные потери, совершив основную кровавую работу, единственным из победителей не только не получить какую-то серьезную выгоду или хоть минимальную пользу, но и как государство (только, умоляю, не надо в этом месте начинать говорить всякие глупости), и как народ ввергнуть себя в очередной виток саморазрушительного маразма. И я не вижу никакого даже самого мелкого положительного фактора в той войне для России.

А вот для Германии и опять же Европы в целом? И, кстати, я сейчас говорю даже прежде всего не о государствах, а именно о народах. Так как по моему глубочайшему мнению, уже к тому моменту отнюдь не только немцы проявили себя замечательным образом, а там везде практические без исключения такое и столько чудовищного дерьма полезло, что совсем мало осталось невинных и безгрешных.

Но опять же для упрощения ограничимся Германией. Для неё лучше было бы остаться в том агрегатном состоянии победителя сороковых? Не расплатившись за совершенное и не ответив за содеянное?

Тут отнюдь у меня не абстрактный теоретический интерес и не попытка псевдоинтеллектуального пустого и развлекательного мудрствования. Это нужно прежде всего лично мне отнюдь не для того, чтобы прийти к каким-то практическим выводам, а потом начать поучать других, как следовало или следует поступать, чтобы произошло не так, а вот так, как мне представляется лучше. А для, опять же лично для меня, гораздо более важного. Для выработки и формулирования собственного отношения.

Я никак не могу забыть той истории из английского документального фильма, которой, по-моему, уже как-то делился, но позволю себе ещё раз напомнить.

В Дрездене каким-то чудом две еврейские девочки, сестры, прятались по разным семьям аж до сорок пятого, но их, наконец, вычислили и завтра утром должны были забрать в какой-то из лагерей смерти. Однако вечером перед этим началась всем известная февральская бомбардировка. В результате следы одной из сестер потерялись, скорее всего она погибла, а вторая с общим поток обезумевших беженцев чудесным образом добралась до безопасных мест и в конце концов оказалась в Англии, где и прожила достойную и интересную жизнь до двухтысячных, когда и велась съемка.

И вот сидит перед камерой пожилая, не по годам красивая женщина, и глаза до сих пор полны ужасом и ненавистью. К английским летчикам, более полувека назад убившим её сестру и уничтожившим, по её словам, «ни в чем не повинный город».

F = ma

«Те силы», «силы, которые», «заинтересованные силы» - когда я только слышу начало подобного бреда, сразу понимаю, что меня пытаются поиметь.

На самом либеральном отечественном телеканале только что прослушал подробнейшее объяснение, что российского посла замочили «те силы», которые учились на Западе и метят лично в Путина.

Классический вариант «Рабинович стрельнул, стрельнул - промахнулся, и попал немножечко в меня».

Какого черта Андрей Геннадьевич вообще полез в эту Турцию, особенно нынче? Хотя, конечно, понимаю, любой ноблесс оближешь за маршальский чин чрезвычайного и полномочного…

А вообще-то, последнее дело – убивать послов. Но, похоже, нынче в основном только последние дела и остались. Быстро доделать и сворачивать балаган.

Столкнулись две пропагандистские схемы и технологии, лубянская и мусульманская. Наблюдаем аттракцион из серии «если слон на кита взлезет, кто кого сборет?»

Боюсь, в этой схватке могут победить верблюды.
Существует, в основном, правда, не у нас, весьма обширная литература, как художественная, так и якобы научно-документальная, типа, публицистическая, посвященная «альтернативной истории» Второй мировой войны. И, кстати, на русском немало издано, а экранизация романа Роберта Харриса «Фатерлянд» с Хауэром в главной роли даже была в середине девяностых весьма популярна.

Я в принципе против такого рода развлечений ничего против не имею, фраза про отсутствие в истории сослагательного наклонения мне не очень близка, и несколько раздражает лишь довольно низкий во всех смыслах уровень практически всех подобных произведений, но тут уже дело вкуса, ни на чем не настаиваю.

Меня слегка смущает здесь не сама по себе альтернативность, а один принципиально иной момент. Все эти «если» касаются тех или иных событий или даже процессов, которые писатели или исследователи принимают за точки бифуркации или полифуркации, в русле развития в той или иной степени именно войны. Если бы эти поступили так, другие так, один не наделал ошибок, другой, наоборот, не принял бы верного решения, то тогда не те победили бы, и не так, и не тогда…

Всё это, тоже, наверное, имеет право на существование, и я вовсе никого поучать не собираюсь. Но лично для меня много интереснее другое. Особенно учитывая мою абсолютную уверенность, что, напав на СССР, Гитлер в любом случае подписал себе смертный приговор, уж слишком несопоставимы были ресурсы всех порядков и уровней. Ведь совершенно объективно, и тут даже никакой особой фантазии не требуется, не только в начале тридцать девятого, но и через два года, уже после «битвы за Британию» никакой такой уж неизбежности именно мировой войны не существовало.

Ладно, согласен и вовсе пойти на любые уступки, убираем слово «объективно», вводим всяческие оговорки. Однако единственно реальную альтернативу по сути толком никто не исследовал именно как модель (пусть только абстрактную рабочую модель, без каких-то далеко идущих выводов) которая мне представляется как раз наиболее продуктивной с точки зрения понимания смысла истинных альтернатив, а не модного нынче жанра детского «фэнтэзи».

Британию так никто и не завоевывает, свою независимость она защитила, но этим и удовлетворилась. Даже по колониям как-то там с Германией договорилась, и они друг другу продолжили делать пакости, но на окраинах планеты и втихую. Под Германией в той или иной степени зависимости вся Европа до границы с СССР. Гитлер со Сталиным сосуществуют в рамках последних предвоенных отношений. Америка вообще никуда не лезет, Япония хулиганит у себя там на востоке. Да, все всех ненавидят, но у каждого есть атомная бомба и средства доставки. Локальные конфликты и даже войны, понятно, продолжаются, но так, как они, собственно, без всяких фантазий и продолжались после Войны, да и сейчас ещё не закончились.

Что тут особо невероятного? То есть, каждый специалист, уверен, с пеной у рта может за пять минут доказать, насколько мой вариант невероятен, поскольку лежит вне логики развития событий, основанной на психических особенностях конкретных исторических личностей. Всё правильно. Но я же говорю про модель.

Там Гитлер, в этой модели, чуть менее (всего немножко!) беспредельщик и с евреями, например, поступает не так, как было, а как, скажем, у нас с чеченцами и подобными, а земли ему и в Европе хватает, остальное вполне успешно добирает колониями на периферии. Там Сталин слегка не столь параноидален и агрессивен, там Черчилль малость чемберленистый, а Рузвельт стометровку бегает…

Короче, всё идет, как и шло на самом деле, только с совсем крохотной коррекцией. А прогресс, тем не менее, двигается своей чередой, ядерный паритет держит всех в тонусе и заставляет соблюдать минимальные правила вежливости, технологии совершенствуются, злодеи стареют, потом и вовсе помирают, новые гады становятся более сытыми и ленивыми, цветное телевидение входит в каждый дом, «зеленая революция» окончательно снимает проблему жратвы, а там уже и до мобильников с интернетом недалеко.

И эта замечательная история происходит на фоне очень медленных, вялых и с разными зигзагами, но всё-таки перестроек в сторону чуть большей либерализации и гуманизации. Ну, как-то вот так, потихоньку, может, и не со столь впечатляющими результатами, однако без десятков миллионов жертв, без бомбардировок, без жуткой психологический травмы, нанесенной нескольким поколениям.

А немцы остались бы теми же самыми немцами, и японцы – прежними японцами (уж про евреев не говорю), разве что некоторая, небольшая, их часть иногда со смущением о чем-то там в прошлом не слишком удачном и изящном изредка вспоминала, но так, знаете, без особого истерического усердия, мысли даже не имея о всяких глупостях, типа Нюрнбергского процесса или денацификации.

И вот тут встают два самых главных вопроса. И они не в том, можно ли было обойтись без Второй мировой войны. И не о том, что её результаты могли бы быть, пусть и в той или иной степени, но иными. А на самом деле о единственно существенном и реально значимом.

Было бы лучше вовсе без той Войны? И для кого лучше?
Этот мир убог и тесен,
Зол и мне не интересен.
Не творца произведенье, а убогое дерьмо.
Но, что делать, при раздаче
Мне не выпало удачи,
И другого экземпляра на получишь всё равно.


Иркутск тоже очень интересный город. Я не шучу. Бывал в юности частенько, получал большое удовольствие.

Там сейчас уже, по-моему, с десяток человек умерло, и продолжают подвозить новых пострадавших. Напились «Боярышника». Причём какого-то особенного, что добавляют несколько капель в ванну, и там на пузырьке большими буквами написано, что внутрь нельзя категорически.

Но не торопитесь клеймить спившихся алкашей, у которых совсем крыша поехала. Тут не всё так, как кажется.

В прошлом году там серьезно пострадало человек пятьдесят, с десяток тоже не смогли откачать. Они пили какое то, купленное за бешеные деньги в самых престижных магазинах, коллекционное виски одной из самых известных в мире марок.

К чему я всё это, собственно? Нет никакого смысла снобствовать и выпендриваться. Результат совершенно одинаков. Главное – жить в Иркутске и не морочить себе голову.

Жизнь не сахар

Последний комендант Зимнего дворца, особа, приближенная к Императору, генерал-майор Владимир Николаевич Воейков, кроме всего прочего (а прочего было немало, например, он был первым почётным председателем Российского олимпийского комитета), весьма успешно занимался хозяйством на территории весьма обширного наследственного имения с центром в селе Каменка на реке Атмис , это километров семьдесят пять от Пензы.

И ещё в начале прошлого века ему пришла в голову идея поставить там сахарный завод. Мысль, надо сказать, более чем естественная, соответствующей свеклы полно, а ничего перерабатывающего в округе не имелось. Но претворение планов в жизнь сначала затягивалось по каким-то не совсем понятным причинам, хотя многие подготовительные работы к тринадцатому году были уже выполнены, а потом случились известные события, и всем стало не до того.

Однако идея не умирала по своей очевидности. К её реализации вернулись в конце пятидесятых, когда Каменка уже стала городом, и принялись возводить предприятие. И опять что-то постоянно шло не так. Но к семьдесят пятому всё-таки справились, завод запустили. Между прочим, по тем временам крупнейший и современнейший в стране среди подобных.

Казалось бы, не должно быть никаких проблем, хорошего сахара (а он там действительно хороший) в СССР никогда не ощущалось переизбытка, качественного сырья навалом, но по каким-то непонятным причинам Каменский сахарный к началу девяностых уже еле сводил концы с концами.

Потом катастрофа, Союз накрылся, предприятие вовсе практически разорилось, его акционировали, приватизировал, короче, всё по понятиям. Я сейчас относительно структуры собственности особо входить в подробности не стану, там черт ногу сломит, учредителем ООО «Атмис-сахар» является как бы областное управление госимуществом, но более 90% акций принадлежат французскому холдингу «Сюкден», это такие ушлые ребята, которые ещё в начале девяностых стали крупнейшим импортёром сахара в России, а уже в середине десятилетия принялись скупать по окрестностям обанкротившиеся сахарозаводы.

А при том, что на протяжении всех этих лет в данной истории постоянно мелькали всякие бланковые наименования, типа «Банк Москвы» или фамилии, типа Кирсан Илюмжинов, то, надеюсь, понятно, что туда мирному гражданину лучше не соваться.

Так что ограничимся самым наглядным – уже названные ООО и холдинг.

И тоже, вроде, всё должно быть чрезвычайно успешно, да, собственно, никаких видимых серьезных проблем и не возникало, но почему-то последние годы с прибылью получалось не очень, где-то там что-то потихоньку растворялось, сахар всё-таки, и зашел разговор о многомиллиардном кредите.

Опять же, из каких точно источников кредитование, подо что и на какие цели – довольно мутновато, но, на фоне остального, вроде вполне в рамках приличий. Денег дали и денег взяли. Начали устанавливать какое-то дополнительное современное оборудование.

Устанавливалось оно как бы и ничего, но с постоянными мелкими сложностями. Даже очень мелкими. Но уж очень постоянными. Приехал из Москвы менеджер-француз. Попытался разобраться. Получилось у него это несколько неловко. Затянуло руку в транспортер и оторвало вместе с плечом и ключицей. Но пока жив, даже удалось переместить из местной в центральную больницу Пензы, однако понятно, что счет идет если не на минуты, то на часы. Нужно срочно в Москву, а то и дальше.

И руководство холдинга не находит лучшего решения, как послать за несчастным частный самолёт. Но заказывает его не ближе, чем в Штутгарте. А раз тот летит из-за границы, то должен пройти дополнительный таможенный осмотр в Домодедово. Проходит. Всё как будто на грани, но пока ещё не за ней. Взлетели. Но через несколько минут вернулись. Умер пилот. Вот просто так взял и умер на взлете…

Это не завязка какого-то идиотского авантюрно-детективного романа. Даже для моей извращенной постмодернистской фантазии крутовато. Просто жизнь. Ей неведомы проблемы борьбы с дурным вкусом за строгость и чистоту стиля.
(Начало здесь)

Да, наверное, человек, как биологический вид, или чего там ещё подобное, я сейчас не хотел бы наукообразить простые вещи, получился не слишком удачным и совсем уж по бытовому говоря, хорошим вариантом. И меньше всего у меня есть желание хоть что-то говорить про «звучит гордо», «венец чего-то там такого» и прочие тупые бессмысленные, а главное, совсем лицемерные и несправедливые комплименты в адрес этого самого человека.

С другой стороны, мне не представляются серьезными разные там страшилки на счет «отрицательного антропогенного воздействия» и всё такое «зеленое» Слишком много чести и гордыни. Даже не чепуха по вселенским масштабами, а нечто столь малое и незаметное, чему и название ещё не придумали.

Но это я так, к слову, чтобы, вроде, показать свой нейтралитет и слабую заинтересованность. То есть, по большому счету и вовсе наплевать. Однако и в этом наплевательском состоянии мне очень сложно понять, когда кто-то говорил про другого или про себя, «что он плохо относится к человеку, как к таковому». У меня почему-то «как к таковому» не получается, хоть ты тресни.

Читать дальше...Свернуть )

Метки:

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Январь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel