?

Log in

Заграница нам по роже

Когда недавно Европа отменила самые обычные туристические визы для Украины, все наши отечественные СМИ вместе с допущенными до них начальниками просто говном изошли от злорадства и возмущения.

Они с утра до вечера объясняли, что это откровенное и наглое издевательство над простым украинским народом, которому и так жрать нечего, а не то, что по заграницам разъезжать. И много ещё всяких предельно убедительных аргументов приводилось, что отмена виз является прямой диверсией со стороны проклятых империалистов против наивных и зомбированных славянских бывших братьев. Мы, естественно, относительно себя такую пакость не допустим, в любом случае отобьёмся.

Похоже, это правда. С данной стороны ждать особо нечего. Вот и я подумываю в конце лета съездить в Лондон. А, поскольку стал с возрастом медлителен и неспешен, документами озаботился уже сейчас. Благо, интернет многое сильно облегчает.

Не вставая с кресла заказал и оплатил гостиницу и авиабилеты в обе стороны, так же заказал банковскую выписку и страховку, которые забрал вечером по дороге из магазина, и в принципе посчитал себя полностью готовым, поскольку человеку моего статуса трудно даже чисто теоретически прибавить к сделанному хоть что-нибудь.

Ах, да – виза! Я в прошлом году перед поездкой в Лиссабон делал себе ихнюю шенгенскую. У жены открытая пятилетняя, потому получал в одиночку. На сайте визового центра за максимум полчаса заполнил пару страниц примитивной анкеты, там же оплатил по карточке сбор, отвез на Павелецкую в назначенное время.

Без единой минуты ожидания меня приняла очень милая, не сильно обремененная делами девушка с явно скучающими глазами, и не успел я даже начать с ней автоматически по-стариковски кокетничать, как она со мной попрощалась. Я даже удивленно спросил, мол, неужели не сделал в анкете никаких ошибок. Но девушка только равнодушно мазнула рукой, типа, естественно, сделали, все делают, но я поправила, как нужно, идите спокойно, за остальным следите на сайте. И действительно, там примерно через неделю появилась информация, что паспорт готов, оставалось только забрать.

Но сейчас нам нужно было уже две визы. Однако я думал, что проблем будет не много больше. Сильно ошибся.

Во-первых, сайт британского визового центра делали совсем криворукие леди и джентльмены. То есть, все подобные не отличаются большим совершенством, но этот уж совсем уникально тупой, неповоротливый и привередливый.

Во-вторых, если даже с великим трудом пробиться через его фокусы, то он выдает на каждого больше семи страниц убористого текста, то есть мы с женой м увеличительным стеклом почти весь день заполняли страниц пятнадцать коллекционного бреда на возненавидемом нами с данного момента английском языке.

Рассказывали подробные биографии давно покойных родителей и по кругу отвечали на постоянно повторяемые в разных формах вопросы, типа, в каких террористических организациях м состоим и где, а также какие сроки мы отбывали за этот самый непрерывно упоминаемый терроризм.

Короче, за полный рабочий день каким-то образом с этим справились, по конец англичан называли исключительно так, как наш приятель, четверть века в качестве профессора преподающий в одном из их наиболее аристократических университетов, то есть пидарасами.

Отдельная песня – это попытки оплатить визовый сбор и, главное, получить нечто типа квитанции, которая только и является пропуском в визовый центр на конкретное назначаемое время. В этой системе барахлит и капризничает вообще всё, что возможно, но как-то и здесь справились. Через пару дней явились, как положено, за указанные пятнадцать минут до срока.

Очередь, как когда-то в шестидесятых за мукой и гречкой по талонам. Разве что народ не столь нервный. А ещё говорят, что население обеднело и фунт слишком дорог. Здесь это почему-то не слишком заметно. Но самое неприятное выяснилось уже внутри, на одном из этапов, когда с нас считали сканером штрих-коды наших анкет и оказалось, что мы не зарегистрировались ещё на каком-то дополнительном сайте, без чего никуда.

Честное слово, понять, что это требовалось сделать и, главное, как сделать, было уж слишком неочевидно, судя по тому, что таких несчастных, как мы, было больше половины. Но и с этой преградой как-то справились, ещё раз просканировались и оказались допущены в самое уже близкое преддверие рая.

Там небольшой зал, как в кинотеатре, и висят экраны, за которыми надо следить, поскольку там появляются надписи, вроде: «19 NIKITA GWF 7406664505». Это значит, что человеку с таким именем, исключительно в английском сокращенном варианте, и соответствующим номером под штрих-кодом анкеты следует подойти к девятнадцатой стойке.

Через час с небольшим вызвали нас. «Какие документы хотите подать?» - поинтересовалась девушка. Мы немножко припухли, да и были уже подуставшие, так что, дальше пошел чистый Ионеску:

- Что, значит, какие? Какие нужно, чтобы получить визу, такие и сдадим.
- А я не имею права вам говорить какие, это ваше личное дело.
- Как так, вот на шенгенскую подаешь, там конкретный набор для каждой категории. Нам нужна краткосрочная разовая туристическая, чего сдавать-то?
- Нет, у нас не так. Мы не можем советовать.
- Это почему?
- А потому, что вы поступите по нашей рекомендации, а вам потом в визе откажут, и вы на нас в суд подадите за неверную информацию и неточные требования. Так что, на вашу полную ответственность.

Цирк с конями продолжился по полной. Мы решили отдать всё, что было и когда, наконец, очередь дошла до копии пенсионного удостоверения, девушка его отвергла, потому как без перевода на английский. На вопрос, где мы ей возьмем перевод данного сугубо отечественного документа, она заявила, что это можно сделать этажом выше, но дорого и долго. Однако увидев мое выражение лица, инквизиторша впервые проявила какие-то человеческие признаки и крайне замаскировано, почти по-шпионски, стараясь укрыться от направленной на неё с потолка видеокамеры, начала делать знаки, что обо всей этой чепухе нужно просто забыть и продолжить процесс.

И наконец, перед финалом я вспомнил свою прошлую португальскую барышню и поинтересовался у нынешней, не посмотрит ли она всё-таки на ниши анкеты, всё ли там правильно, поскольку мы явно накосячили и что-то, несомненно, не то и не туда вписали. Но тут уже получили категорический отлуп, мол, это уже точно наше личное дело, с которым будут позднее разбираться в другом месте специально обученные консульские работники, а здесь подобными глупостями не занимаются.

Далее в отдельной комнате нас ещё какое-то время снимали на видео, где мы должны были громко и четко произнести имя, отчество, фамилию и полную дату рождения, потом фотографирование, дактилоскопия и окончательное расставание с паспортами. Всё вместе заняло около трех часов, с дорогой – почти пять. Теперь нужно ждать недели три.

Каков будет результат, я, признаться, отнюдь не уверен. Могу сказать только одно. В принципе, конечно, ничего страшного. Международный бюрократический абсурд довольно стандартного уровня. Зато столько народу при деле, и такая активная работа кипит ко всеобщем, видимо, удовлетворению. Однако не дай Бог, если к ЕС присоединится ещё и Великобритания, отменив визы для украинцев. Наши медийные товарищи совсем дерьмом изойдут, и я в данном случае от зависти тоже буду готов повеситься вместе с ними.

Нет, вот как бы и мне себя убедить, что отмена виз, это не благо и удобство, а исключительно издевательство над трудовым народом?

Never say never again

Никогда не зарекайся и ничего не абсолютизируй.

Совсем ещё недавно казалось, и действительно, очень немного времени прошло, а как будто целый ломоть жизни отвалился и рассыпался в мелкую крошку, что Путин, поющий с провалившимися шпионами: «С чего начинается родина», это уже полное и окончательное обнуление смыслов и дальше просто некуда. Идеал всеобъемлющего образа не переплюнуть.

Да, куда там! Сегодня совершенно спокойно читается в одной информационной строке, что повторная экспертиза подтвердила, будто погибший под колесами шестилетний ребенок был мертвецки пьян, а старое видео американских авиаударов по Афганистану, продемонстрированное Путиным Стоуну как свидетельство успехов российских ВКС в Сирии, является истинной правдой, засвидетельствованной самим Песковым. И это ни у кого не вызывает малейших эмоций. Как и последующая информация, что Роскомнадзор велел провайдерам заблокировать Гугл. Весь целиком, поисковик как таковой.

А и вправду. Тоже мне новости – какую-то интернетовскую чепуху отменить. Вот сижу, смотрю в окно. Июнь заканчивается. А лето так и не включили. Вот уж отмена, так и отмена. И живем. Хотя, немного жалко, конечно. Я ведь всю зиму мечтал о шашлыке. Нет, не ресторанном, тут без проблем. Любого, самого лучшего качества хоть там, хоть с доставкой в специальном, сохраняющем температуру контейнере. И не о том, что с легкостью опять же в любом виде могу приготовить на своей кухне в Москве. А о настоящем, деревенском.

Тут, кто бы какие снобистские глупости не говорил, имеются свои незыблемые законы. Прочь всякие глупости про настоящее роскошное мясо, которому вообще не нужен никакой маринад. А также прочий бред про замачивание в кефире или исключительно только в луковых кольцах с дольками лимона. То есть, это как дополнение не возбраняется, но, главное, мясо должно вдоволь отлежаться в доброй порции самого примитивного уксуса и нечего здесь особо фантазировать. Иначе элементарно потом, при жарке, не будет необходимого аромата.

И всякая там изумительная свежайшая ягнятина, она тоже из другого мира. Который прекрасен, но чужой и далеко. Мой шашлык делается исключительно из свинины. Причем обязательно жирной. Это даже не обсуждается. Кусок, нанизанный на шампур, в идеале сам должен состоять из жира минимум на треть. Как паллиатив я при безвыходности перекладываю постные ломтики отдельно нарезанными кусочками сала, но по большому счету это профанация.

И жир этот обязан немного подгореть. То же относится и к луку с помидоринами. Вообще, по правильной кулинарии их, так же, как и прочие овощи к шашлыку, типа баклажанов, перцев или кабачков нужно жарить или печь отдельно, поскольку у них и мяса совершенно разное время и режим приготовления. Но здесь теория не работает, и о ней нужно забыть.

Тупо, кусок свинины, луковиц и помидора (последние можно и целиком, зависит от размера) чередуем на шампуре как можно плотнее друг к другу, длинной сантиметров сорок. И на хороших углях (хорошие угли тут самое большое искусство, но его не пишешь, это от таланта и удачи) минуты два на одной стороне, столько же на другой и затем всё повторить, общее время максимум минут восемь, иногда можно и меньше.

И нужно умудриться не напиться за время приготовления. Хотя совсем трезвым ходить тоже не гоже. Пара-тройка аперитивых рюмок никогда не помешают. Но всерьез браться за водку требуется, естественно, только когда всё готово. Тогда на тарелку плещешь аджику или даже какой любой самый примитивный острый томатный соус из прошлого, берешь кусок черного хлеба, макаешь в солонку толстый белый конец пера зеленого лука, наливаешь полстакана и начинаешь рвать зубами прямо с шампура подгоревшее сало, пачкаясь брызнувшим помидором и обжигаясь каплями стекающего по подбородку сока… Рядом желательны хорошие друзья и любимая женщина.

Но нет лета. И нет шашлыка. Зачем я ещё жив? Какая-то пошлая глупость.

I beg your pardon

Да, видимо, я последнее время окончательно расслабился и полностью потерял обратную связь с читателями. Когда вчера рассказывал о своих отношениях с Валерой и Виталиком, то меньше всего хотел развлечь кого-то сценами из нашей деревенской жизни или пожаловаться на соседей.

Всё предельно просто. Вижу на экране постоянно усиливающиеся повизгивание самых разных дипломатов, от американских до европейски и ещё большего количества так называемых «представителей деловых кругов» со всего уже мира, что с Россией в любом случае нужно договариваться, что бы она не вытворяла, поскольку, во-первых, есть вопросы, которые всё равно без неё не решить, типа всемирного потепления или ядерного нераспространения, а, во-вторых, в любом случае взаимодействие с ней чисто материально выгоднее, чем конфронтация или игнорирование.

Вот, собственно, исключительно под воздействием этого морока перед глазами моими и стали возникать сюжеты моей сельской обыденности, которыми я решил поделиться, дабы слегка ослабить собственное наваждение.

Простите, если кому-то это показалось слишком примитивным и натянутым. Уж, как есть.
Мой деревенский сосед Валера, ну, да, тот самый шофер-алкоголик, о котором некоторые постоянные читатели от меня уже давно наслышаны, последнее время совсем мозги потерял и берега попутал. Многие годы сохранявшийся между нами баланс полувооруженного полуперемирия рухнул окончательно и бесповоротно.

Я ещё как-то, хоть постоянно и огрызаясь, но как-то мирился с его ночными безумными криками, с мелкими непрерывными пакостями, типа испорченного, а то и просто зажиленного, взятого взаймы инструмента, с дружками его буйными, засыпавшими поперек дороги, с запахом жженой резины из-за забора и прочими подобными прелестями такого рода территориально близкого сосуществования.

Но он начал уже в практически белой горячке шмалять во все стороны самой опасной китайской пиротехникой, сваливать у моего забора какой-то омерзительный вонючий мусор и дошел до того, что стал голышом вечерами шляться по улице, распугивая окрестных старушек и мамаш с колясками. Короче, достал окончательно. И я ему категорически заявил, что, мол, дорогу к моему участку забудь, никаких больше трех штук до получки или канадского топора на пару часов дров нарубить. Ещё раз сунешься, гад, получишь монтировкой. Видеть и слышать тебя не желаю.

Но Валера, он сосед по улице, его дом напротив и ещё наискосок метров сто. А сосед непосредственный, рядом, через забор у меня совсем другой. Виталик, бывший откровенный бандит с афганским прошлым, уже лет под двадцать как остепенившийся, очень состоятельный человек, у него несколько заводов строительных и отделочный материалов, на участке сторожка для охранников вдвое больше моего дома. С ним у меня отношения нормальные, конечно, без малейшей близости, но и без особого дерьма за душой. Он даже иногда говорит, что жутко меня уважает, хотя я глубоко не уверен, что имеет в виду под этими словами что-либо внятно переводимое на мой язык.

И, если совсем честно, он тоже алкоголик. Только, как это не совсем корректно называют некоторые узкие специалисты, «шубообразный». Запивает всерьез и, порой, довольно на долго исключительно по официальным праздникам, из которых на первом месте День десантника. И гудит по-черному, но я давно уже научился делать так, чтобы он в эти периоды всю деревню не спалил. Тут у меня с его охраной и тройкой сторожевых овчарок полное взаимопонимание.

А в остальном мужик вполне нормальный. Однажды оказал мне услугу тысяч на десять-пятнадцать долларов. Я пришел к нему с «котлетой», спрашиваю, сколько с меня. Он отмахнулся, брось, говорит, после Нового года приду к тебе похмеляться, выставь хорошего виски, если не забудешь, а то у тебя всегда водка да текила, мне это с утра не очень…

Между собой у Валеры с Виталиком отношения своеобразные и не слишком скучные, но иногда даже кажется, что почти дружеские. Виталика Валера особо не раздражает, они редко пересекаются, Виталик в будние дни практически до ночи на работе, приезжает поздно и сразу засыпает, так, что из пушки не разбудишь, а в выходные или уже упомянутые праздники он Валере даже иногда наливает, правда, не внутри участка, а на лавочке у ворот и они, порой, могут что-нибудь патриотическое спеть вместе. После чего несколько раз Виталик ставил Валере синяк под глазом, но, как понимаю, на их взаимопонимание душ это не сильно влияет.

И вот как-то недавно заходит ко мне Виталик, идеально трезвый, поначалу я и причину понял не сразу, непривычно для него мнется, для приличия принимает пару рюмок, а потом заводит странноватый разговор.

Мол, Юрич, душа-человек (это он обычно так меня называет между соткой и полулитрой), как-то ты себя уж слишком резко ведешь с Валерой. Конечно, мужик он дерьмистый, но сосед всё-таки. Нам здесь при любой погоде жить вместе. И я же не прошу тебя с ним целоваться. Но есть же какие-то общие дела, по которым можно вполне мирно базарить ко всеобщей пользе. Касательно, скажем, ям на нашей дороге. Или, опять же, канава водоотводная. И собаки одичавшие бесхозные снова начали стаями собираться, надо как-то совместно с ними что-то придумывать. Я Валере говорю, пойди, посоветуйся с Юричем, а он боится, нахрена, типа, мне под монтировку лезть. Ну, нельзя же так, ведь всегда надо искать общие интересы, чтобы всем польза была. Если б я себя как ты во всех случаях вел, так давно бы уже всех поубивал, пока меня самого бы не зарыли. А жить-то как-то надо, раз уж так получилось!

Я понимаю, что, наверное, кругом неправ. И не только Виталик мне нередко об этом говорит. И не только о Валере. Но поделать с собой ничего не могу. Я ничего вместе с Валерой не хочу и не буду делать. Сколь бы наше сотрудничество в каких-то нюансах не оказывалось плодотворным и взаимовыгодным. На одном поле с этой сволочью больше не сяду, хоть меня режьте. Не могу, и всё!

А Виталик смотрит на меня с огорчением и полнейшим непониманием.
Все-таки хочу закрыть очередной, пусть и крайне мелкий этап жизненного опыта, связанный с больничными заведениями. Я вообще-то по случаю оказался большим специалистом в этой области. Отнюдь не отличаясь с рождения каким–то особым образом по здоровью от детей своего окружения в худшую сторону (и даже в некоторых моментах наоборот, у меня единственного из знакомых магаданцев моего десятилетия рождения к сорока годам ещё были все собственные зубы, большинство почти все их потеряло до тридцати), я как-то волею судьбы умудрился приобрести опыт пребывания в медицинских заведениях разного уровня явно выше среднего.

Начиналось это ещё в самом Магадане, когда во время эпидемий дизентерии всех детей свозили в двухэтажные бараки и они там проходили лечении и карантин, по-моему, дней сорок, если не ошибаюсь. Я болел дизентерией восемь раз, после третьего врачи сначала не верили, что я мог заразиться, потом жутко удивлялись, что умудрился выжить. Говорили, будто такого в медицинской практике не отмечено, но это факт. С этим периодом вообще связано много смешных историй, я даже какие-то уже рассказывал, ну, да сейчас не о том.

Потом я лежал в самых разных больницах по всей стране. На целинных землях, в сибирской глуши, однажды в семидесятых оказался со сломанной ногой в учреждении недалеко от Вышнего Волочка, практически на трассе Москва-Ленинград, там не было канализации, а сортир с выгребными ямами располагался на противоположной стороне дороги. И у нас там имелось родильное отделение, откуда бабы в мороз с подвернутыми подолами бегали по нужде, постоянно рискуя попасть под несущиеся грузовики.

А уж в самой Москве где я только не лежал («Но зато как я сидел при НЭПе!»). Во всех Градских, в Склифе, в Боткинской, в Морозовской, в номерных районных уж просто без счета. Потом в мою жизнь вошли больницы уже для моих детей. Отдельная песня, которую вовсе петь не стану.

А с начала девяностых, с одной стороны, появился опыт укладывания в больницы и выхаживания матери, которая старела и позднее умирала долго и мучительно. Но с другой стороны появились уже первые ростки, сначала очень вялые и даже, глядя из сегодняшнего дна, в чем-то наивно и почти трогательно смешные, некого подобия «коммерческой медицины». Которые, конечно, в чисто лечебном профессиональном плане не сильно отличались от общего фона, но в вопросах обслуживания больного сильно облегчали жизнь. До сих пор помню госпиталь «Запад» где мне предложили официально поместить в палату матери круглосуточную медсестру-сиделку. Довольно дорого, но без всяких отдельных «договоренностей», просто по тарифу – деньги в кассу и всё.

И далее я поближе уже познакомился со всякими там, раньше абсолютно закрытыми для таких как я заведениями, желающими подзаработать в новых условиях. Это и ЦКБ, и Первая на Старовалынской, и правительственная на Косыгина, и многими подобными, включая коммерческие отделения и палаты ранее самых обычных, но крупных и известных на всю страну городских больниц.

Я, собственно, к чему рассказываю всю эту трогательную историю. Отнюдь не затем, чтобы выжать слезу из глаз сентиментального читателя, а исключительно с целью как-то подтвердить свое право на некоторые, пусть и весьма субъективные, но обобщения.

Так вот, последний раз я попал в некое заведение, в котором уже лежал лет одиннадцать назад, название которого по ряду личных соображений приводить не буду, но многое коренные москвичи узнают без труда. Это огромный относительно специализированный медицинский комплекс, неплохо оборудованный в профессиональном смысле (для себя определил бы на четверку с минусом, но тут не настаиваю, всё же не настолько специалист) даже по мировым уровням, расположенный внутри гигантского лесного массива, на, думаю, самой дорогой столичной земле в районе Рублевского шоссе. То есть, в любом случае, как вы понимаете, по сравнению с любой не просто рядовой городской, но и хорошей ЦРБ страны — это небо и земля.

В принципе, по своей организационно-правовой форме это ФГБУ, то есть федеральное государственное бюджетное учреждение. И туда вполне можно попасть бесплатно по так называемым «квотам». Но дело это долгое, во многом лотерейное, короче, относится к тем областям, в которых я ничего не понимаю, и для участия в чем у меня никогда в жизни не хватало и сил, и терпения, и везения. Но там есть и договорный отдел, через который попасть в коммерческие палаты много проще, были бы деньги. Однако, нужно подчеркнуть, что они расположены не отдельно и ничем, кроме комфорта и возможности заказать отдельный номер, не отличаются, а как бы встроены в общую систему. Так что здесь относительная стандартность уровня и демократия. Лечат всех одинаково.

Но по поводу «лечат» я вовсе говорить не буду. Это другая тема, развитие современной медицины, и отнюдь не только отечественной, не вызывают у меня большого оптимизма. Конечно, когда требуется что-то вырезать, отрезать и даже пришить, то имеются местами и временами отдельные впечатляющие успехи, диагностика в каких-то вопросах действительно шагнула вперед, но по поводу именно «лечения», тут, на мой взгляд преобладает почти везде самодеятельное шаманство и средневековый примитивизм. Но я сейчас не про то, забыли, тем более, что тут любые разговоры попусту.

Я исключительно про больничную столовую. Каковой она была в СССР всегда на моей памяти и каковой остается в России до сих пор даже в столице в названных условиях.

Здесь, прошу прощения за неизбежный натурализм, вынужден упомянуть, что, в связи с искривленной от рождения с последующим травматическим усугублением в разные периоды жизни носовой перегородкой и постоянным обильным поэтому использованием разных капель, начиная ещё с эфедрина, у меня там всё абсолютно сожжено, так что реакция на запахи очень пониженная. Так вот даже с моим обонянием я любую больничную столовую чую за версту, а находится в ней просто омерзительно. Представляю, какая это мука для людей без моей потери чувствительности. Там всегда некий уникальный аромат подгнившей кислой капусты и портянок. Среди парфюмеров считается, что самый стойкий запах у свиного навоза. Чепуха. Просто они плохо нюхали столовые наших отечественных больниц.

Но дело, естественно, не только в этом. Сама по себе еда тоже абсолютно фантастическая. Нет, не надо мне тут крутить пальцем у виска, я прекрасно понимаю, какой должна быть больничная пища массового приготовления, и все что технологические, что узко профессиональные и диетические особенности этого мне прекрасно известны. Но речь о другом. Конкретно, в меню написано «гречневая каша с тушеным мясом в подливке и тертой морковью с изюмом».

Вообще-то продукты сами по себе прекрасные. Когда я готовлю гречневую кашу у себя в деревне, мужики на запах сползаются с самых окраин. Я готовил эту кашу на роту в Кантемировской дивизии, между прочим, порций под сто пятьдесят, готовил на огромную бригаду изголодавшихся мужиков в казахстанской степи. Где только не готовил. И всегда был полный успех с аншлагом и требованием добавки. А если ещё с тушеным мясом да овощным салатиком! Это можно уже и вовсе считать за гастрономический оргазм. Как же следует исхитрится, чтобы из названного сварганить отвратительную дрянь?

В больничных столовых умудряются уничтожить любые продукты. Это специализированные заведения по превращению человеческой пищи в абсолютно несъедобные помои. Я даже если буду очень стараться, так не смогу, здесь требуются особые навыки и истинные, недоступные мне таланты.

Любой человек, у которого сохранились хоть какие-то остатки чувства собственного достоинства, в нормальной, не блокадной ситуации, просто категорически не сможет и не будет пытаться это есть. А наши жрут. Скот не кормят с такой ненавистью к кормежке. А больных людей кормят.

Да, и ещё раз повторю, и подчеркну, деньги здесь абсолютно ни при чем. Это жизнь и судьба, история с географией.

Красная линия

Последующий текст довольно сложен и, хотя самого по себе я попытаюсь сделать его предельно кратким, но тому, кто захочет попытаться разобраться в сути, придется потратить некоторое дополнительное время и силы, потому, если нет желания, не продолжайте, пожалуйста, читать, а просто плюньте и не морочьте себе голову. Да и вполне вероятно, что проблема гроша ломаного не стоит, а только мной нафантазирована от дурного характера и настроения.

Я случайно услышал краем уха о ней из обрывка какой-то информационной программы. Мол, в Москве где-то состоится творческий вечер молодой поэтессы, заехавшей сюда ненадолго из Донецка. И были процитированы несколько строк. В частности, прозвучало что-то такое, зацепившее мое внимание, типа про «подростка из Донбасса, вышедшего с обломком от лопаты против среднего класса» (кстати, потом в печатном виде не смог найти ничего подобного, теперь уже почти кажется, что померещилось). Но в тот момент совершенно неизвестно почему стало любопытно, и я решил выяснить про девушку в интернете.

Оказалось, что да, есть такая и даже в определенных кругах довольно известная Анна Долгарева. Сразу и прежде всего должен отметить, что насколько она является поэтессой (или, как говорили истинные русские поэтессы, ненавидевшие женский род этого слова, поэтом), я судить не берусь, во всяком случае публично. Некоторые строки и даже целые стихотворения лично мне кажутся любопытными, некоторые провальными и в худшем смысле слова самодеятельными с претензией, но это всё в данном случае не имеет и малейшего значения, потому тему качества поэзии оставим вовсе.

Дело совсем в другом. С одной стороны, Анна для меня, конечно, девчонка, она мне по возрасту не просто в дочки годится, но и точная ровесница моей конкретной дочери, отнюдь не самого раннего ребенка, которой нет ещё тридцати. С другой – вполне уже взрослый и сформировавшийся человек, всё-таки уже под тридцать, с хорошим высшим техническим образованием и достаточно серьезной биографией. Я не могу быть к ней снисходителен, как к ребенку, да с моей стороны это будет и элементарно глупым, такие как она уже давно считает подобных мне не старшими, а старчески маразматирующими. Так что, в этом отношении всё, по крайней мере, на равных и стесняться мне особо нечего.

Вот для того, чтобы достаточно четко и наглядно представить себе, что это за человек, и потребуется затратить некоторые дополнительные усилия, о чем я предупреждал. И прежде всего очень рекомендую материал Захара Прилепина об Анне Долгаревой. Он не такой уж и большой, но достаточно подробный и, на мой взгляд, дающий вполне полное и ясное представление о человеке.

Далее, кому будет недостаточно процитированных там стихов, советую посмотреть здесь или просто в любом поисковике по фамилии автора.

И, наконец, совершенно необходимым считаю прочесть совсем небольшую заметку самой Долгаревой уже как журналиста, посвященную недавним событиям в Москве.

И далее возникает вопрос, который реально меня уже несколько лет мучает, и, естественно, не только относительно Анны Долгаревой, просто она оказалась лично для меня уж очень наглядным примером, а вообще касательно очень значительной части людей, и имеющих отношение к Донбассу, и, порой, даже вовсе этой теме посторонних, но внутренне сходных с крайне условными «донецкими».

Многие и довольно часто, когда говорят, будто что-то не понимают, используют это выражение как риторическую фигуру. То есть, за высказыванием: «Я не понимаю, как так можно поступать или я не понимаю, как такой-то может подобным образом мыслить и говорить» на самом деле стоит смысл, что всё я прекрасно понимаю, насколько этот такой-то сволочь и придурок, а ничего не понимает как раз он.

Но я в данном случае действительно искренне не понимаю без всякой риторики. Где проходит граница и с чем она связана? Почему молодая симпатичная женщина, пишущая стихи, хорошо образованная и воспитанная, искренняя, вполне бескорыстная (на этом я настаиваю и не принимаю никаких подозрений в её меркантильности) и многое иное, что по своему, как нынче принято говорить в определенных кругах, «бэкграунду» должно восприниматься мною крайне положительное впечатление, приводит меня в ужас? Почему я ощущаю всей душой в этом человеке злейшего своего врага и смертельную опасность, причем не только для себя, но и для всего, что мне дорого, включая уже упомянутую мною дочь?

В каком месте расположен этот мистический разлом? Все мои теоретические предположения здесь бессильны. Это не национальное, не социальное, не даже в самом широком и приблизительном смысле гражданское. Ну, не чувствует она себя гражданином Украины. И что? Я тоже довольно давно уже не чувствую себя гражданином своей страны. Так что, даже в этом как бы мог её понять. Но нет, какое-то астрально-биологическое неприятие, как в отношении «чужого» из далекой враждебной галактики.

А Слава Вакарчук мне понятен и близок, как мало кто из старых приятелей. Хотя формально между нами нет абсолютно ничего общего, и я его лично даже в глаза никогда не видел.

Странная какая-то история, в которой я совершенно не могу разобраться.
Мы говорим не "штормы", а "шторма" -
Слова выходят коротки и смачны:
"Ветра" - не "ветры" - сводят нас с ума,
Из палуб выкорчевывая мачты.


Да, действительно, видимо, некоторые читатели слегка соскучились по моим скромным и давно уже сугубо личным заметкам. Потому умудрились по довольно мелкому поводу устроить что-то типа легкой свары на практически пустом месте. Но мне не хотелось бы её продолжать, а всего лишь в самой мягкой и дружеской форме попытаться дать несколько разъяснений. Ещё раз повторю и подчеркну, что абсолютно субъективных.

Через какое-то время, после того как я попросил пересмотреть или переслушать ответ Путина относительно Исаакиевского собора и отметить там несообразность, некоторые всё-таки, наконец, обратили внимание на именование президентом ватиканского собора. Но поразила меня не столько оговорка вождя, как таковая, действительно, тут могла наложиться питерская с детства прилипшая «Петропавловка», сколько полное отсутствие реакции слушателей. Хотя каждую фразу президента в интернете разбирали по буквам и, например, путаницу с датой смерти Лермонтова заметили сразу и очень многие.

Однако лично для меня в самой по себе возможности подобных оговорок полностью проявляется суть и уровень компетенции. Тут, знаете ли, как со «звóнит» и «звони́т». Если человек «звóнит», то это никаким образом и ни в какой ситуации нельзя списать на устную речь, прямой эфир, волнение, напряжение или что-то подобное. За этим стоит вообще вся предшествующая биография.

И это отнюдь не какой-то пустой снобистский пуризм или провинциальный, маскирующийся под столичный, выпендреж, а всего лишь следствие примитивного практического жизненного опыта. Мне за эту самую жизнь не удалось встретить даже одного человека любого происхождения, образования и воспитания, который бы говорил «звóнит» и при этом обладал бы в моем понимании достаточным уровнем культуры. Хотя, обязан отметить, что одновременно он мог быть прекрасным специалистом в какой-либо области, и даже не в одной, типа сварки металлов или бурения скважин, а то и ещё в чем, много более сложном.

И ещё совсем уже мимоходом хочу отметить, что довольно известный собор действительно Петра и Павла существует, в частности, в Москве. Он лютеранский, находится в Старосадском переулке, там установлен прекрасный орган очень интересной исторической судьбы и проводятся великолепные концерты. Настоятельно рекомендую. Но это уже совсем к слову.

Столь же попутно хочу обратить внимание ещё на один момент. Кто-то из читателей решил, что нелепицей является фраза Путина: «Царь-батюшка, он был главой церкви». А одна читательница даже совсем конкретно поставила вопрос, типа, а кто тогда был главой русской православной церкви. И тут, конечно, можно было прицепиться. Начиная с того, что Александр II, при котором собор сдали в эксплуатацию, не был никаким «царем-батюшкой», а исключительно Императором Всероссийским, и в самом полном его титуле ничего не было сказано о его главенстве над церковью.

Тем не менее, определенные причины для такой точки зрения у Путина могут существовать, и основываются они не только на не совсем корректном указе Павла I, но и на определенных иных исторических традициях. Однако тут тема совсем отдельная, и я не хотел бы сейчас в неё углубляться, во всяком случае данная фраза не режет ухо так откровенно, как упомянутый собор или написанное в сорок втором стихотворение Михаила Юрьевича.

Могу лишь пожелать, чтобы верующий человек, каковым себя считает и объявляет президент, не то, что даже помнил, а изначально понимал – главой христианской церкви является исключительно Иисус Христос. Потому следует аккуратнее обращаться с употреблением выражения «глава церкви» по отношению к кому-либо другому.

Но это всё чепуха и мелочи. Искренне меня задело только то, что очередной раз один из великих грамотеев и критиков стилистики моих текстов пренебрежительно обмолвился о написании названия блюда «селянка» именно в такой форме. Поскольку это уже не в первый раз и, хотя я на эту тем уже отвечал, хочу, наконец, окончательно объяснить свою позицию.

И вправду, некоторое время не только среди кулинаров или историков кулинарии, но и среди чистых филологов велась дискуссия на эту тему и некоторые (большая часть из которых впоследствии, следует признать, изменила свое мнение) утверждали, что «селянка» - это в девятнадцатом веке измененное и стилизованное наименование исконной русской народной «солянки», и селяне здесь ни при чем, а суть в соленых огурцах или иных обязательных, но тоже соленых ингредиентах.

Однако я в своей жизни в данном вопросе всегда исходил не из не слишком мне интересного и представляющегося довольно пустым, абстрактным и со всех сторон крайне бездоказательным спора, а из бытовой практики, в том числе и языковой. А это, прежде всего, литература, и профессиональная, и художественная.

Начнем с первой. В архиве довольно аккуратного, дотошного и скрупулёзного Игоря Шеина приведена таблица наименований такого рода блюд из основных наиболее авторитетных дореволюционных кулинарных книг. И далее следует вывод:

"Внимательно глядя на эту таблицу, мы можем сделать несколько заключений по интересующим нас вопросам. Во-первых, в российском официальном гастрономическом пространстве до 1855 года термин «солянка» не встречается, а «селянка» готовилась на сковородке и подавалась, в зависимости от её содержимого, как горячая закуска или как вторая перемена. Она была на основе кислой или свежей капусты, истушенной с мясом или рыбой и икрой, приправленная обязательно луком, как правило, солеными огурцами, иногда, солеными грибами, маринованными вишнями и яблоками... Во-вторых, слово «солянка» впервые появилось в русских поваренных книгах только в 1860 году одновременно и как закуска, и как суп. В-третьих, солянка, и по технологическому, и по составному ряду была селянкой, в суповом варианте — разведенная и гармонизированная с бульоном. Некоторые авторы, приводя рецепт солянки, называют её селянкой. А.И. Толиверова в 1880 году оперирует термином «селянка», а в 1908 — «солянка». Можно сказать, что до 1910 года эти два термина, обозначая одно и то же блюдо, были равноправны, почти равноправны, поскольку более «академические» поваренные книги (И.М. Радецкий, А. Макарова, П.П. Александрова-Игнатьева и др.) предпочитали термин «селянка»".

Почти все упомянутые автором книги стоят сейчас передо мной на полке в оригинальных изданиях. И я могу подтвердить всё сказанное. Но на самом деле гораздо более показательным в этом отношении является отнюдь не узко кулинарное произведение, а наиболее массовое и используемое в самом широком обиходе, знаменитый «Подарок молодым хозяйкам, или Средство к уменьшению расходов в домашнем хозяйстве» Елены Ивановны Молоховец. И вот у меня в руках роскошное издание 1909 года. Одно из последних прижизненных (чтобы избежать придирок ещё раз подчеркну, что «одно из», точно знаю о издании 14-года, возможно было ещё что-то, специально не изучал). Но в любом случае, перепечавшееся с 1861 года, оно уже наиболее дополненное и приспособленное к самым последним реалиям наступившего ХХ века. И там без всяких вариантов везде и исключительно написано «селянка». Так что, мало сомнений, какое наименование данного блюда окончательно вошло в общеупотребительный, в том числе и кулинарный, язык.

И закончим уже просто литературой.

У Лескова в «Некуда»: «Феоктиста утерла слезы, наполнившие длинные ресницы ее больших голубых глаз, и продолжала: - В самый в страстной вторник задумалось мне про селянку с рыбой. Вот умираю, хочу селянку с севрюжинкой, да и только».

У Гиляровского: «Выпили по стопке эля “для осадки”. Постепенно закуски исчезали, и на месте их засверкали дорогого фарфора тарелки и серебро ложек и вилок, а на соседнем столе курилась селянка и розовели круглые расстегаи.
– Селяночки-с!..»

Ну, я не буду далее множить примеры, их множество, и большинство свидетельствует, что ели именно селянку, а никакую не солянку.

Другое дело, дальнейшие трансформации уже советского времени. И тут нужно уточнить, что кроме соответствующего супа, существовала ещё и так называемая «Московская селянка на сковороде» (Эта селянка должна быть густая и подается, если за обедом, то перед бульоном, но большею частью подается к завтраку). Данное блюдо готовилось на основе кислой шинкованной капусты, в которой тушилось разное мясо или иногда птица, возможно дичь, нечто типа польского «бигоса» и вообще штука весьма вкусная при умелом приготовлении, но к супам, которые я имею в виду, имеющая крайне малое отношение.

Это селянка тоже нашла широкое отражение в литературе.

У Мельникова-Печерского «В лесах»: «Сбери-ка, молодец, к сторонке посуду-то,— сказал ему дядя Елистрат,— да вели обрядить нам московскую селянку, да чтоб было поперчистей да покислей. Капусты-то не жалели бы».

У Чехова в «Даме с собачкой»: «Его уже тянуло в рестораны, клубы, на званые обеды, юбилеи, и уже ему было лестно, что у него бывают известные адвокаты и артисты и что в Докторском клубе он играет в карты с профессором. Уже он мог съесть целую порцию селянки на сковороде...»

Так вот, за первые же десятилетия советской власти в языке произошли разные, порой весьма существенные изменения, и среди многого прочего слова «селянин» и «селянка» оказались, видимо, со слишком уж несоответствующим идеологии времени душком, потому практически вышли из обихода, а оба блюда стали называться более доходчиво «солянка». И даже в первом издании 39-го года «Книги о вкусной и здоровой пище», и, тем более, в Библии любого солидного повара, «Кулинарии» 55-го, уже ни о какой «селянке» речь не шла. Там только солянки.

Но вот среди завсегдатаев ресторанов, да и просто любителей поесть, во всяком случае в Москве точно, такого рода вариативность послужила для удобства более точного разделения блюд. И «солянка» прижилась как название упомянутого условного «бигоса». А сборный сложный суп самой разнообразной рецептуры, но с обязательным использованием соленых огурцов и каперсов, истинные ценители, дабы ещё и не путаться, предпочитали и сейчас предпочитают называть всё-так «селянкой».

Таких принципов придерживаюсь и я. А также должен заметить, что последние годы в хороших ресторанах начал всё чаще встречать в меню и мясную, и рыбную именно «селянку».

Повторю, изложил всего лишь собственное мнение. У кого-то может быть иное. Но, во всяком случае, это не повод сравнивать мою «селянку» с собором Петра и Павла в Ватикане. И, главное, не повод портить самому себе карму, пытаясь нахамить человеку, который не сделал и не собирался сделать вам ничего плохого. Вот, например, Путин конкретно мне напрочь всю вторую половину жизни испортил. И всё-таки, клянусь, в личной беседе или переписке, и отнюдь из-за какого-то особого чинопочитания или элементарной трусости, а исключительно по привычке к другому роду общения, я не стал бы говорить: «Владимир Владимирович, я с вас охуеваю», а просто уточнил бы, что по моим сведениям Лермонтов в сорок первом уже погиб.

Извините, ничего личного.

Регбус

Случайно, поскольку было делать совершенно нечего, перелистывая новостные каналы из крайне небольшого больничного телевизионного набора, нарвался на это отрывок текста Путина в прямом эфире и несколько припух.

Тут же позвонил жене, спросил, уже весь интернет ржет, или только часть. Но супруга сказала, к моему величайшему удивлению, что никто не отреагировал. Я даже не очень поверил, решил, что она просто не слишком внимательна.

Но сегодня, оказавшись уже у интернета лично, понял, что она права. Реакции ноль. Пожалуйста, потратьте всего минуты четыре максимум, послушайте, неужели никакого не задел этот бред, недостойный даже пятиклассника в устах великого вождя?

Или такое откровенное невежество проскакивает мимо уха? И я один такой нежный идиот? Так, какую же херню спорол его величество?

Немного приду в себя, приготовлю рыбную селяночку, приму, сколько смогу, опохмелюсь, останусь в живых – обязательно напишу что-нибудь умное.

Пока просто пара свежих наблюдений. Спрашиваю: «Простите, а где у вас здесь вилки?» Отвечают: «Вы что, с ума сошли? Это больница, у нас разрешены только ложки!» Официально я с ума ещё не сошел, потому больница не психиатрическая. Но разрешены только ложки.

Вывеска «Аптека», часы работы и прочее положенное. А ниже объявление огромными буквами «Здесь лекарственными препаратами не торгуют!!!!!!» Нет, суть понятна, заведение, видимо, для внутреннего пользования, но всё равно мило. А восклицательных знаков почему-то минимум шесть, часто больше, на любом обращении. Например: «Господа курящие!!!!!! Не стойте с сигаретами близко к окнам. Идите подальше. И не срывайте это объявление!!!!!!»
Отечественный солярис до сих пор время от времени баламутится волнами из незапамятного прошлого, по странности никак не затухающими. Может ли интеллектуальная элита, особенно творческая, служить власти, оставаясь при этом и интеллектуальной, и творческой, и элитой, или всё это возможно только в случае служения народу?

С одной стороны, я, как последовательный сторонник абсолютного либертарианства, должен был бы сказать, что никто никому никогда не должен служить вовсе.

Но с другой, как человек практический и последнее время непривычно трезвый, должен отметить, что в истории случаи служения художника власти и даже некоторым конкретным её представителям мне известны весьма удачные и плодотворные. Там и шедевры появлялись. А вот относительно служения народу, я ничего подобного не знаю и не слышал.

Во всяком случае, в моем понимании «служения».

Когда и если



Очередная общественная истерика. Мужик на Тверской парковался на тротуаре, подавал задом и сбил девушку. Серьезно сбил, там перелом таза, но он не только не бросился ей помогать и вызывать врачей, но ещё и возмущенно наорал на пострадавшую. Потом подъехали гаишники, но, судя по дальнейшему поведению и их, и водителя, так бы всё и закончилось достаточно тихо-мирно.

Однако белый день, самый центр столицы, вокруг множество народа, у каждого нынче в рука камеры, информация разошлась по сети и начался шум, информация просочилась даже в центральные СМИ. И началась, ещё раз повторю, что очередная и довольно уже давно стандартная, регулярная массовая истерия. Линчевать мерзавца, который, наверняка, или мент, или фээсбэшник!

Удивительно всё-таки тупое и необучаемое население. Абсолютно лишено способностей видеть любые причинно-следственные связи. То есть, они все полностью уверены, что их поведение и мышление само по себе, а то, что с ними и окружающими случается, это само по себе. Находятся на уровне развития тех племен, где люди, когда рождается ребенок, никак это не связывают с тем фактом, что девять месяцев назад его маму кто-то поимел. И действительно, что может быть общего у таких двух вовсе не похожих друг на друга событий?

Когда уже больше пяти лет назад я всё довольно подробно и примитивно прописал, большинство презрительно покрутило пальцем у виска. И продолжает крутить до сих пор. Потому давили, давят и будут давить. И я не вижу ни единой причины, по которой должны или хотя бы могут прекращать.
Усиливающийся все последние годы непрофессионализм редакции сайта «Эха Москвы» (подчеркиваю, именно сайта, о работе коллектива самой радиостанции мне судить сложно, я её практически не слушаю, но она всегда была более профессиональной) становится нынче иногда уже вовсе критической до анекдота.

Вот из сегодняшних новостных заголовков:

«Бывший глава банка «Огни Москвы», скончавшийся после перевода из СИЗО в больницу, был помещен под домашний арест».

Нет, конечно, далее поясняется, что этот человек под домашний арест был помещен «перед смертью». Но сама по себе строчка, помещенная на первой полосе сайта, от этого не перестает быть шуткой довольно дурного тона.

А усугубляет дурноту такого тона и упомянутый непрофессионализм ещё и то, что данное безобразие за весь день никто так и не удосужился поправить, хотя оно явно всем бросается в глаза.

УК РФ, Статья 69

Иногда даже некоторые близкие упрекают, когда я говорю, что меня совершенно не трогает и даже вовсе не интересует воровство в нашей стране. Более того, раздражает эта холопская и лакейская зацикленность именно на воровстве или на то, что большинство в силу собственных представлений о справедливости считает воровством.

Я иногда, впрочем, признаюсь, без большого желания и энтузиазма, пытаюсь объяснить эту свою для многих странноватую позицию. Но в основном ограничиваюсь тем той примитивной данностью, что абсолютно не чувствую себя «в доле» на общенародное имущество и достояние, потому мне совершенно плевать, кто там чего и у кого дербанит, шоб он все подавилась.

Но всё же есть и ещё один не столь шкурный момент, о котором я обычно особо не распространяюсь, однако вот решил по его поводу тоже сказать несколько слов.

Надеюсь, никто из читавших хоть что-то, написанное мною о советских временах, не сможет заподозрить меня хоть в малейшей их идеализации. Но будет глупо отрицать, что тогда были какие-то нюансы, которые лично для меня, хотя бы только по субъективным причинам, несколько милее, чем соответствующие нынешние.

Ну, например, при в целом меня абсолютно не устраивавшей и, опять же на мой сугубо субъективный взгляд, глубоко порочной системе тогдашнего образования с воспитанием, всё-таки большинство людей знало, что сделал Онегин с Ленским, какую роль сыграл паровоз в жизни Анны Карениной и какова была судьба старушку-процентщицы. Это совсем не значит, что упомянутое большинство целиком реально прочло данные произведения и, уж тем более, поняло там написанное. Но, несомненно, некоторые общие реперные точки в информационном пространстве существовали, что несколько облегчало и украшало жизнь и общение.

Однако даже те, кто не просто читал, но и пытался вдумываться, а потом и перечитывал в более зрелом возрасте, ну, естественно, я говорю исключительно о собственно впечатлении, крайне редко могли толком и внятно объяснить, за что же на самом деле Онегин убил Ленского, по какой такой причине Каренина бросилась под поезд, и чего, собственно, хотел Раскольников. Особенно это относится к последней истории.

Многие, искренне любящие Достоевского и прекрасно знающие содержание «Преступления», как только разговор заходил о мотивах Родиона Романовича, начинали несколько путаться. Начинали с «тварь дрожащая или право имею», а потом плыли по волнам всяческих сопутствующих благородных мечтаний о благе всеобщем, включая ближайших родственников, и обязательно спотыкались на несчастной Лизавете.

Но при всём множестве нюансов как-то обычно из поля зрения и самых внимательных странно выпадает самое вроде бы наглядное и очевидное. Раскольников шел грабить старушку. Ему нужны были деньги. И как вокруг произошедшего не заумствуй, от меркантильного налета никуда не денешься. Однако у такого явного оптического обмана и смещения фокуса имеется тоже вполне явная причина, а не только одна привычная человеческая невнимательность. Гениальность пресловутой и затертой до пошлости «полифонии» писателя в том и заключается, что автоматически, вне воли читателя, расставляет всё по своим местам и сама определяет приоритеты.

Ведь, действительно, а если вовсе убрать эту финансовую сторону, что-нибудь изменится? Кстати, Федор Михайлович её в результате по сути и убрал, если иметь в виду, как Раскольников распорядился награбленным. Но тут отдельный разговор в сторону, а я сейчас только о собственном взгляде и опыте с чисто бытовой и практической точки зрения. И тут с детства мне очень помогают образы типа Софьи Перовской или Андрея Желябова.

И по жизни я встречал очень много людей, которые совершали мерзости, порой до уровня преступления, совершенно бескорыстно. Вернее, конечно, определенная корысть всегда имелась, но я имею в виду что материальную, тупо финансовую выгоду. Вот кто бы что ни говорил, лично я уверен, что Игорь Гиркин безобразничал не за деньги. И среди тех, кто позднее поехал воевать из России на Донбасс, были те, кто таким образом решал, в том числе, и свои финансовые проблемы. Но и те, кто проблемы совсем иные, будучи при этом совершенными бессребрениками. За халифат воюют откровенные иностранные наемники. И те местные, которые при этом не гнушаются заработком. Однако и те, кому на этом свете за труды свои и подвиги вообще ничего не надо.

Имеют ли эти различия лично для меня хоть какое-то даже не практическое, а пусть и самое абстрактное моральное или нравственное значение? Ни малейшего.

А единственное, что просто несколько раздражает, это когда по какому-то душевному инфантилизму Раскольникова начинают упрекать в том, что он покусился на чужую собственность, Гиркина за то, что, вернувшись с войны, начал ездить на дорогом джипе, о котором до неё не мог и мечтать, у Сечина слишком большая яхта, а у Гундяева слишком дорогие часы. Мне всё это предельно не интересно.

К тому, что что бывший русский народ сделал с собой и Россией, такая чепуха ничего не прибавляет.

Наградное оружие

Я так и не смог, а потому, похоже, уже никогда и не смогу решить окончательна, жизнь в высшем смысле милостива, когда постоянно в самый последний момент, в ситуации полнейшей уже безнадежности поддерживает хоть каким-то мелькнувшим на горизонте чистым и светлым отблеском, или, наоборот, беспредельно подла тем, что соблазняет в таких ситуациях несуществующими перспективами и беспочвенными оптимистическими мечтаниями.

Но факт остается фактом вне зависимости от моей оценки. В океане бушующей человеческой мерзости, в мгновения полного отчаяния на глаза попадается то, что позволяет, пусть и через силу, но на всякий случай продолжать существовать. Хотя, волне вероятно, это исключительно личное и для подавляющего большинства или имеющее иное значение, или не имеющее никакого значения вовсе.

Женщина по имени Амина остановила четырьмя пулями профессионального убийцу, стрелявшего в упор в её мужа. Как она успела среагировать – уму непостижимо. Но не просто успела, а ещё и сумела очень эффективно оказать мужу первую помощь до приезда врачей.

Понимаете, это ведь не просто так. Чтобы в критический момент рядом оказалась женщина, в руке которой пистолет, в сумочке необходимые медицинские препараты, и она умеет вовремя блестяще применить и то, и другое. Значит, подобное бывает, а, следовательно, есть ещё к чему стремиться и на что рассчитывать и надеяться.

А у меня радикулит

Второго июня две тысячи семнадцатого года в России, на Петербуржском экономическом форуме несколько десятков взрослых, весьма успешных, в подавляющем большинстве не просто обеспеченных, но реально богатых и внешне вполне нормальных людей весьма заинтересованно и моментами даже горячо вели обсуждение определенных тем и связанных с ними проблем.

Начали довольно рано, в полдень, и несколько часов самые яркие светочи либерализма и демократии, типа телеканала «Дождь» и радиостанции «Эхо Москвы» без перерыва в прямом эфире транслировали эти дебаты.
Сказано было много умного и интересного. Вопросы касались совершенствования развития гражданского общества.

Ещё раз. Совершенствования. Развития. Гражданского. Общества. В России. Нынче. Я не шучу.
Когда кому-то из считающих, что они пишут стихи, хотят сделать комплимент, то говорят, что он последний поэт серебряного века. Понимаю, приятно и ничего страшного. Серебряного, так серебряного, последний, так последний, хорошо ещё не излагают, что крайний.

Только нужно при этом иметь всё-таки некоторое чувство меры и юмора. И воспринимать эту формулировку исключительно как вежливую фигуру речи. Иначе получается довольно стыдная безвкусица и неловкость. Какой там, к чертовой матери, серебряный век, вы головкой-то повращайте слегка по сторонам, повращайте, небось, не отвалится.

Да и был ли он когда в реальности, или всего лишь сам является пусть и несколько навязчивым, но и в правду довольно удачным произведением искусства…

А стихи действительно случались и случаются. Хотя практически уже и не пишутся.
Сразу должен подчеркнуть и предупредить, что вопрос этот для меня чисто теоретический и, если, возможно, имеющий хоть какой-то моральный оттенок, то крайне слабый, а уж политического точно вовсе никакого. Так, на уровне общего трепа «о смысле жизни», не более.

Все прекрасно понимают, что профессиональный авторитет и проистекающее из него с одной стороны общественное уважение, а с другой – монетизация этого уважения и личное благосостояние любого адвоката основывается отнюдь не на том, сколь безгрешных и истинно невинных он защищает в своей карьере. А исключительно на количестве выигранных дел. И если ему удается добиться оправдательного приговора для преступника не потому, что тот действительно не причем в данном конкретном эпизоде, а за счет своей ловкости и умения найти дырки в законе или ошибки в следствии и обвинении, то это адвокату только в плюс.

То есть, какие-то абстрактные правдоискатели могут его упрекать, мол, помог виновному уйти от ответственности, но каждый здравомыслящий человек, если даже не говорит этого вслух, то в глубине души понимает, что в такой ситуации вина не адвоката, а как раз наоборот, правоохранителей, плохо сделавших свою работу, а адвокат как раз молодец, блестяще выполнивший собственную задачу и вскрывший эту халтуру.

Но это всё, естественно, лирика и общее место до степени абсолютной банальности и пошлости. Однако конкретная жизнь и состоит в основном из таких пошлостей и банальностей.

Генрих Павлович Падва начал свою адвокатскую практику за год до моего рождения. Звучит даже несколько жутковато, учитывая мой возраст. И с юности я с ним несколько раз мельком случайно пересекался, и в личном плане, и по работе. О чем довольно подробно рассказывал в «Прощании». Но это не имеет никакого значения. Падва довольно быстро стал достаточно известным адвокатом с очень определенной репутацией.

Которой, например, совершенно не повредило то, что, например, в восемьдесят первом он участвовал в защите Иванькова-Япончика. Оправдательного приговора тогда, правда, не добился, но одно из серьезных обвинений снять с подсудимого ему удалось. И никому не пришло бы в голову упрекать в этом адвоката, хотя в виновности знаменитого вора в законе ни у кого тоже особых сомнений не было. Падва профессионально делал свою работу, и авторитет его только укреплялся.

Нет, он никогда не был диссидентом или правозащитником именно в том смысле, в котором это слово употреблялось в СССР, да и в некоторой степени продолжает нынче в России. Но и моральных претензий ему никогда не предъявлялось ни с чьей стороны, что, учитывая его род и срок деятельности в нашей стране, для тех, кто понимает, уже само по себе очень немало.

Я видел Генриха Павловича последний раз лет пять назад, на Болотной, на той демонстрации, которая проходила вполне мирно, ещё до провокации и разгонов. Он шел уже не очень твердо, с двух сторон его поддерживали молодые и крепкие дамы. Тогда ещё поразился и даже написал об этом, что вот уж кого меньше всего ожидал там встретить. Но, видать, бывают ситуации, когда даже самые большие прагматики, если не сказать циники, не считают возможным сидеть дома и осознают необходимость выражения позиции.

И вот Падве уже восемьдесят шесть. Его юридическая фирма работает более чем успешно. Но сам он лично, естественно, уже практически не принимает участия в процессах, особенно в публичной их части, как непосредственно адвокат на суде. Это просто чисто физически явно чрезмерно и не совсем по силам. Нет, всё довольно пристойно, но, внимательно вглядевшись, каждый может заметить, что легка подрагивает голова и руки, не столь убедительны, как прежде, взгляд и речь – главное оружие профессии...

Но вдруг Генрих Павлович выходит на поле боя. Прошу прощения за такое, видимо, не самое тактичное сравнение, но мне это напомнило выход к бильярдному столу Васи Резаного из «Классика». И, подобно Резаному, Падва блестяще забивает свой шар.

Но подобно ли? Зачем выходил Вася мне более чем понятно. Как понятны аплодисменты после его удара. Но зачем вышел Падва? Сразу скажу, что финансовые причины здесь исключаются. Как и любые какие-то моральные обязательства лично перед клиентом. Заставить или хотя бы надавить здесь на адвоката никто не мог и ничто не могло. Тогда какова могла быть причина такого странного поступка?

Ещё если бы клиенту потребовалась именно защита в уголовном процесс, вне зависимости от того, каков сам этот клиент, тогда возможен, хоть тоже не до конца ясен, но чисто теоретически исключать нельзя, какой-то профессиональный кураж, типа, вот вам, молодым, это не по зубам, а я, старик, покажу класс напоследок.

А тут-то что? Выиграть данное дело, то есть привести процесс к заранее предрешенному результату мог бы и любой неграмотный дворник, если бы его допустили. Тогда зачем? Категорически не понимаю. И даже намека нет на причину.

Это же надо проработать больше шестидесяти лет, умудриться в адвокатском деле остаться с незапятнанной совестью и репутацией, что почти невероятно, а потом дрожащими руками забить в лузу подставленный шар, после которого большинство не слишком углубляющихся, но хоть как-то следящих за происходящим, особенно более молодых, чем я, людей при упоминании его имени вспомнят единственное:

«Подождите, Генрих Падва, это же тот, кто совершил великий адвокатский подвиг, защитил Усманова от Навального в Люблинском суде…»

Бог и фраера

Когда один и тот же анекдот, пусть и с небольшими вариациями, рассказывается постоянно, он перестает быть не только смешным, но и хоть сколько-то интересным. И всё-таки я позволю себе отметить эту стандартную ситуацию, но не по причине её смысла, а исключительно из-за любопытных чисто стилистических нюансов.

Сама история, ещё раз повторю, просто классически шаблонная. Только что я очередной раз говорил именно о такой. Когда Усманов, вместо того, чтобы сказать, что, мол, да, подарил дом благотворительному обществу, вот такой я добрый человек, попробуйте доказать обратное, ну, или просто промолчать, вдруг публично на всю страну начинает рассказывать о своей крайне мутной афере по приобретению самой дорогой подмосковной земли. То есть, один из богатейших и влиятельнейших людей страны поступает так, как давно себе уже не позволяют самые тупые мелкие карманники на допросе в районной ментовке. Что поделаешь, такие нынче у нас миллиардеры.

И вот по этой же схеме практически сразу же выступает епископ РПЦ. Журналисты «Орловских новостей» написали, что епископ Нектарий ездит на подаренном «Лэнд Крузере» за шесть миллионов и с блатными номерами. Священник тоже мог отмахнуться, типа, подарили и подарили, не ваше дело, а про блатные номера вообще никогда ничего не слышал, или, самое умное, просто промолчать, никто за язык не тянул и к ответу не призывал. Но священник вдруг начинает рассказывать, что машина не его, а епархии, зарегистрирована же на частное лицо потому, что с лиц юридических слишком большие налоги. А блатные номера нужны исключительно по служебной надобности. То есть, публично дает показания, что церковь совершает налоговые преступления. И заодно подставляет гаишников, которые постоянно заявляют на самых высоких уровнях, что никаких блатных номеров давно не существует.

Но всё это нормально и обычно. Все они просто идиоты, ничем не выделяющиеся из общей массы. Однако один из них выступил с неожиданной художественной виртуозностью, что и заставило меня отметить это литературное произведение.

Орловский губернатор Вадим Потомский написал:

«Надо почитать Библию: не судите, да не судимы будете. А когда журналисты начинают задавать вопросы, кто как живет из священнослужителей, у меня возникает один вопрос: их кто уполномочил этот вопрос задавать? И потом, где есть критерий — это можно для священника, а вот это нельзя. Он разве кого-то оскорбил? Он неправильно провёл проповедь? В его приход стало меньше ходить прихожан? Он не занимается восстановлением храма? А я знаю, что Нектарий занимается, пользуется огромным уважением со стороны жителей. Я точно знаю, что г-н Мазов, хозяин «Орловских новостей» не имеет такого права так себя вести…
Мы можем ходить в храм, молиться, просить милостыню божию. А если мы ходим к представителям бога, начинаем их линчевать и чем-то поливать… Бог не фраер. Он все видит. И суд бывает только один: божий суд. У нас это идёт до патриарха: не те часы, не так живёт, не на тех машинах ездит».

Считаю, гениально. Готов кровью подписаться под каждым словом. Только прошу сделать то, что обычно никогда не предлагаю за субъективностью процесса и суждения. Вглядеться в очи и образ истинного коммуниста. Русского, бля. Русского, русского, не отмоетесь.



Ещё раз исключительно бля.

Точка зрения

Простите, я буквально ещё несколько слов по поводу уже навязшей на зубах истории про повязанного ментами мальчика на Арбате, что читал Шекспира. Но не волнуйтесь, не буду делиться собственным мнением по этому поводу, всё что хотел, сказал изначально, сейчас совсем о другом.

Собственно, единственным фактом, по которому человек, непосредственно там не присутствовавший, может судить о происшествии, является несколько фотографий и видеозапись на мобильник. На ту пургу, которую несут менты, что ни там пишут в своих протоколах и сливают в СМИ любой вменяемый человек, хоть как-то знакомый с нашими реалиями, естественно, не обращает внимания. Так что, поневоле, своё мнение, уже в зависимости от собственного понимания мира, каждый составляет исключительно исходя из названных скудных данных и фактов.

А видеозапись, надо признать, не очень информативная. Звуковой же ряд там и вовсе крайне мутный. Кто что кричит, кому и по какой причине, разобрать весьма затруднительно, тем более, связать это с картинкой. Но во всяком случае, хоть какое-то представление о произошедшем, например, я лично получил, внимательнейше просмотрев запись раз пять, если не больше.

А одной из первых, кто прокомментировал событие и чье мнение было опубликовано, оказалась певица и общественный деятель Диана Гурцкая. В это не было бы ничего странного, она, кроме прочего, член Общественной палаты Российской Федерации, председатель Комиссии по поддержке семьи, детей и материнства.

Так что обращение к ней вполне по адресу. Если бы не один мелкий нюанс. Никакой дополнительной информацией, кроме мной перечисленной, она не обладала в тот момент, да и сейчас имеет её вряд ли. А сама Диана Гудаевна полностью слепая от рождения. Потому все её рассуждения не могут вызывать ничего, кроме усмешки разного уровня веселости, поскольку слишком уж напоминают древний анекдот про «мне Рабинович напел».

Вот, собственно, именно этот момент и показался мне весьма знаковой, отчётливой и символической иллюстрацией очень распространенного нынче явления. Когда оценку видеоряда дает слепой, и к слепому за этой оценкой обращаются, и ни у кого это не вызывает малейшего недоумения. Такова массовая тенденция и практически норма жизни.

Чужие мысли

Да, ладно, прекрасно я понимаю, что вы и сами всё знаете и даже много лучше меня. Но дело ведь не в том, чем себя занять и насколько это будет приятно, тут критерии слишком индивидуальные, и насколько полезно или вообще нужно, тут критериев нет и вовсе.

Только на практике всё отнюдь не так сложно, как некоторым кажется и как принято большинством представлять и считать. Любовь, работа, дети, удовлетворение голода и любопытства…

С детства мне, в принципе плохо запоминающему стиху, запала в голову строчка отнюдь не самого любимого поэта:

«Все романы обычно на свадьбах кончают недаром, Потому что не знают, что делать с героем потом».

Представления не имею, почему довольно романтически настроенный и вполне по возрасту наивный мальчик обратил внимание на подобное и оказался на всю жизнь под влиянием такой мелкой чепухи.

А ещё очень много американских фильмов построены по такой схеме. Герои проходят через какие-то невероятные приключения и опасности, жуткие трудности и жесточайшие бедствия, и вот когда, казалось бы, всё уже потеряно, некий хитрый поворот судьбы, а дальше совершенно одинаковая финальная сцена, отличающаяся от прочих только мастерством съемок и красотой природы с фигурами героев. Он и она лежат с коктейлями в руках на пляже у роскошного синего моря. Мне же всегда думалось – а через какое время им захочется повеситься?

При советской власти ещё такой сюжет был очень популярен. Причем он использовался всюду, от газетных заметок и очерков, до многотомных романов и киноэпопей. Назывался условно «рабочая династия». Типа, дед всю жизнь у станка стоял (или в шахте кайлом махал, не имеет значение, главное, чтобы занятие было истинно пролетарское, относительно крестьянства это почему-то много реже использовалось), отец там же вкалывал, и теперь они общими усилиями внуков к тому же делу приспособили и заняты тем, чтобы он не уронил чести семьи. То есть, тоже всю жизнь столько-то часов в день обтачивал болванку.

Ну, и попутно, чтоб девок зря не портил, а выбрал самую достойную, которая будет вести себя прилично, пока он обтачивает, и завел с ней отпрысков, готовя и к продолжению династии.

Одна из самых любимых моих песен, во время исполнения у меня всегда горло перехватывало от ужаса и трагизма ситуации:

Через рощи шумные
И поля зеленые
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.
Там, на шахте угольной,
Паренька приметили,
Руку дружбы подали,
Повели с собой.
Девушки пригожие
Тихой песней встретили,
И в забой отправился
Парень молодой.

А вдруг из схемы что-то выпадет и осознаешь саркастический бред происходившего и абсолютную бессмысленную бесперспективность происходящего? Застыдишься своего «с девяти до шести» и людей, с которыми по непонятным причинам вынужден делиться временем и силами?

«Я задумался – что было у меня в жизни самого дорогого? И понял: четыре куска рафинада, японские сигареты «Хи лайт», голубая фуфайка да еще вот этот штопор...»

«Жизнь-то прошла, словно и не жил. Я полежу… Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего… Эх ты… недотепа!..

Занавес.

Так, мимоездом

Экс-директору Библиотеки украинской литературы Наталье Шариной сломали позвоночник при конвоировании, сообщает «ОВД-Инфо» со ссылкой на озвученные в суде материалы ее дела. 25 мая в Мещанском районном суде завершилось судебное следствие по делу Шариной, обвиняемой в экстремизме и растрате. Как сообщает АГН «Москва», 29 мая должны начаться прения сторон.В ходе заседания 25 марта защита приобщила к делу медицинские документы о здоровье Шариной. В них отмечается, что она страдает от последствий компрессионного перелома позвоночника, полученного при конвоировании. Адвокат Шариной Евгений Смирнов сообщил «ОВД-Инфо», что произошло это 29 октября 2015 года.

Arbeit macht frei

Есть вещи очевидные, причем очевидные настолько, давно и всем, что об этом практически и не говорят, как о слишком явной пошлости. Но тем не менее именно эти очевидности являются, во-первых, самыми судьбоносными и практически значимым для абсолютного большинства населения планет, а, во-вторых, связанные с ними неизбежные проблемы не только не решаются, но даже не видно направлений деятельности по их решению.

И в первую очередь речь идет о так называемых 3D-принтерах. Когда я всего лет пять с небольшим написал, что за ними будущее во множестве тогда ещё не очень представимых областей, например, в строительстве, многие даже серьезные профессионалы из моих знакомых пренебрежительно покрутили пальцем у виска. Нынче же это даже не обсуждается, как вопрос давно решенный и естественный. Как и во многих других отраслях.

Собственно, для серьезного массового внедрения требуется лишь один принципиальный шаг. Это материал, вернее, линейка материалов. Как только она будет разработана, точнее изобретена, поскольку тут необходимо что-то прорывное с в данный момент пока просто не существующими характеристиками, и как только цена станет приемлемой, сразу же произойдет качественный скачок. И он неизбежен, поскольку тому не препятствуют какие-либо законы природы в самом широком смысле.

Я здесь не здесь не экстремист и не особый фантазер. История совершает иногда не совсем ожиданные фокусы и показывает тоже не совсем ожиданные примеры. Иногда кажется, изобретение настолько назрело, что точно появится завтра, а идут десятилетия, и никак ничего не получается. А бывает наоборот, мечтают о чем-то лет через тридцать, а оно уже через три становится обыденностью. Потому не стану ни на чем настаивать.

Однако общие закономерности никуда не деваются, скорости увеличиваются, и нет совершенно никаких причин, по которым указанные мною, пусть и в некоторой степени революционные, изменения в производстве материалов для любых принтеров не появятся если не завтра, то по крайней мере в этом веке. То есть, уже поколение наших детей практически наверняка с этим столкнётся, а у внуков совсем мало шансов проскочить.

Но нужно учитывать, что эти принтеры только одна, хоть и важнейшая грань тотальной роботизации. Но и об этом давно уже говорить пошло, так, скучноватая дежурная тема для юношеских научно-популярных журналов. А между прочим последствия самые что ни наесть наглядные, практические, массовые и отнюдь не в какой-то абстрактной отдаленной перспективе. Пока архаичные идиоты типа Трампа или его поклонников-последователей в Европе собираются бороться с тем, чтобы всякие условные мексиканцы отбирают рабочие места у белых цивилизованных людей, работы очень скоро в прежнем смысле слова не останется как таковой практически вовсе. Можно, конечно, придумывать любые пакости, ставить палки в колеса и душить налогами. Но сути такой примитивный луддизм никак изменить не может, как, впрочем, не мог никогда.

Огромному количеству народу в самом обозримом будущем попросту нечерта будет делать. И тут уже не проблема в классической безработице, ведущей к нищете. С обеспечением элементарными материальными благами в конце концов ещё можно как-то разобраться. А вот чем заполнить такое количество пустых голов и освободившегося непонятно для чего времени? Я думаю, что это и явится самым большим вызовом человечеству за всю историю его существования. А оно к нему абсолютно не готово и даже мысли не имеет готовиться.

Смешно.

To be, or not базару

Вот как же я иногда, вопреки естеству, начинаю ненавидеть всю эту истерическую гнилую либеральщину даже больше любой самой суровой бородатой православной общественности. Устроили панику с провокацией по поводу девятилетнего ребенка, задержанного на Арбате якобы за чтение Шекспира. Наглые и бессовестные лицемеры.

Понятно же, что Гамлет ту не причем и вовсе не за его грехи повязали малолетку. Просто мальчик оказался слишком жадный, а крышующие его взрослые слишком тупыми и безответственными. Решили, что с ментами можно не делиться. А у нас, если косишь бабло, то возраст и способ косьбы смягчающими обязательства обстоятельствами являться не могут. Иначе рухнет вся система. Вышел в люди – веди себя по понятиям и не выпендривайся.

А то сразу начали, мол, поэзию обижают, детей мучают… Арбат слезам не верит, у нас тут суровая проза жизни, хватит слюни распускать. When we have shuffled off this mortal coil?

Или так

Купите самый примитивный кекс любого качества в форме буханки черного хлеба. Порежьте на ломтики в сантиметр-два толщиной. На каждый положите небольшой тонкий кусочек хорошего, по возможности, сливочного масла. Пусть пока лежит.

В миску налейте пол-литра тридцатипроцентных сливок. Добавьте стакан молока, яйца четыре и ложек пять столовых с верхом сахару. Чуть-чуть ванили. Хорошо, но без фанатизма, взбейте венчиком.

Берете кусок кекса, обмакиваете во взбитое, кладете в форму для запекания. Остаток жидкости выливаете сверху. Потом выкладываете какие-нибудь, желательно покислее и подиковатие, ягоды, типа малины или ежевики. В крайнем случае сойдут кусочки клубники, но это уже от отчаяния. Под них можно четвертушку ломтика лимона.

И напоследок припорашиваете сахарной пудрой. Кстати, если не найдете ванили, берите эту самую пудру с запахом ванили, она нынче чаще в продаже.

Ставьте в духовку 160 градусов минут на сорок. Отлично идет под ледяное шампанское. Очень рекомендую. Но, естественно, только после ужина с водкой, а не вместо.

Все девки - ваши.
Кирилла Серебренникова надо посадить.

Говорить и, тем более, писать так о любом человеке, вина которого в убийстве или грабеже не только не доказана справедливым судом, но и каждому вменяемому ясно, что таковой нет, просто подло и категорически недопустимо. Так что, я полностью сознаю всю степень своего падения и не надеюсь на снисхождение. А всё-таки продолжаю утверждать – Кирилла Серебренникова надо посадить.

Потому, что есть высшая справедливость, а он её нарушает. И занимается самым страшным – обманом душ человеческих. Создает, причем делает очень талантливо, иллюзию, что всё нормально и даже, порой, замечательно, в любых условиях и в любой ситуации можно не просто жить, а жить в удовольствие, заниматься творчеством, интереснейшими духовными поисками, получать эстетическое наслаждение, ну, и вся такая подобная муть. А со злом вполне возможно вступать во взаимовыгодные вполне уважительные отношения, главное самому оставаться порядочным, и тогда никакая грязь к тебе не пристанет и не грозит.

А на самом деле мир, это строго сбалансированная динамическая система и она не допускает капризных фокусов. Тут никаких загадок или неожиданностей. Всё неоднократно предельно полно и четко сформулировано. Адам Стентон не будет руководить больницей, построенной Вилли Старком. Хотя, возможно, больница эта принесла бы людям много больше пользы, чем любой «Гоголь-центр». Но это не имеет никакого значения. Просто не получится и всё.

Но даже если отвлечься от столь высоких уровней, имен, тем и материй, То о чисто практических последствий всех этих элементарных правил я самым промывным и подробным образом рассказывал уже более чем три года зад (вот время-то бежит). Но кому это интересно, и кто станет слушать?

Впрочем, и правильно. Моё мнение никому не интересно и абсолютно никакого значения не имеет. Потому я со столь спокойной душой и заявляю, что Кирилла Серебренникова надо посадить

Каждому свой Спилберг

Говорят, и не только говорят, но и у меня самого есть достаточно надежная подтверждающая информация, что самая верхушка нынешней высшей интеллектуальной властной элиты сильно разочаровалась в шахматах. Эта игра оказалась для них слишком примитивной. Настоящие господа теперь оттачивают свое мастерство в го.

Но причиной тому отнюдь не легкомысленное пижонство, скука от зажравшегося безделья или ещё что-либо столь же неприглядная. Отнюдь. Речь идет о людях действительно с одной стороны весьма неглупых, с другой – более чем прагматичных и активных. Просто они таким образом готовят себя и тренируют свое умение руководить этой страной и её населением. Типа, совершенствуют стратегию. А кое-кто из наиболее дальновидных учит и своих детей, элиту уже будущую, играть в го с самого раннего возраста. Сами они считают, что уже добились определенных успехов.

Впрочем, я сейчас пока несколько о другом.

В госдуме по вопросам молодежной политики выступила перед депутатами и, соответственно, при помощи телевидения и интернета практически перед всей страной некая двадцатилетняя девица, представленная как Саша Спилберг, видеоблогер с семью миллионами подписчиков. То есть, это нынче кумир молодежи такого уровня, что парламент желает послушать её просвещенное и продвинутое мнение, причем делает это с явным интересом и удовольствием.

На самом деле зовут её Александра Александровна Балковская, ей даже отдельная статья в Википедии посвящена, так что каждый может самостоятельно ознакомиться. И вы не волнуйтесь, я не собираюсь оттачивать свое остроумие на этом глубоко порочном, но предельно убогом ребенке, самого себя исчерпывающе характеризовавшего: «Я прозрачна с тринадцати лет».

Тем более, при всей своей явной и нелепой как бы дурости, на, как говорил мой дедушка, «денег не рвет», а даже наоборот, по некоторой вполне достоверной информации вполне прилично зарабатывает на дурости чужой, то есть не сидит на шее у родителей, а весьма активно помогает им пополнять семейный бюджет. И потому не мне, давно уже бюджет собственной семьи исключительно пропивающему и уничтожающему прочими подобными, вредными до уровня антиобщественности способами, надменничать и быть заподозренным в элементарной зависти, что, мол, эту туповатую профурсетку миллионы смотрят и слушают, в парламент приглашают, а тебя, такого великого мудреца читают полтора человека, и никуда никто не пригласит в хоть относительно приличное публичное место.

Так что, я к Александре Александровне со всем уважением. И вообще осмелился затронуть тему её выступления по единственной довольно косвенной причине чисто культурологического характера. Сама «видеоблогер», подозреваю, даже и не представляет, насколько глубокие и обширные пласты отечественной традиции, литературы и духовности она затронула всего одним своим кому-то, возможно, и показавшемуся смешным абзацем.

«Когда я готовилась к выступлению, то попросила подписчиков подсказать темы, о которых можно поговорить. Многие написали, что хотят больше узнать о президенте Путине, когда он был в нашем возрасте, какие у него были проблемы, конфликты и как он их решал».

А на самом деле смеху тут мало. Лучше задуматься и попытаться понять. Почему они все могут играть в го и владеть в совершенстве ещё множеством достижений самой высокой человеческой мысли, но при малейшей попытке произвести на свет что-то полезное хотя бы для самих себя, у них всё равно ничего не получается, кроме жалкой пародии на «он тоже бегал в валенках по горке ледяной»?

По устам и елей

Я этой очереди ещё не видел. Возможно и не сподоблюсь. Но не из принципа, а по сугубо личным причинам. Однако вот когда привозили «пояс Богородицы», я как раз ходил с женой на какую-то выставку в новом здании Пушкинского музея, что непосредственно напротив ХХС, и с большим интересом наблюдал происходящее в той гигантской очереди. Получил массу впечатлений и удовольствия.

Но я сейчас не о тех, кто выстроился на улицах Москвы в ожидании прикосновения к золотому ящику, в котором ребро святого Николая. А о тех, кто удивительно мощным хором, как будто по команде, которой, естественно, не было, принялись насмехаться над языческой дикостью народа русского, ломанувшего на импортные мощи.

Весь стандартный набор аргументов разом и в комплекте пошел в ход. От полного маразма действа как такового, до его бессмысленности даже в рамках собственной маразматической логики, поскольку несколько частиц ничуть не менее авторитетных мощей того же товарища совершенно без всякого ажиотажа постоянно доступны минимум в пяти храмах одной только Москвы.

Надо признать, что истинно православная общественность ответила всем этим злопыхателям не менее убедительно и достойно. Мол, эк вас, жидомасонствующих поганцев, корежит от одной только мысли о наших национальных святынях! Значит, и вправду они чудодейственны!

Я вспоминаю, как в шестидесятых, в деревне Колодзи под Сухиничами перед показом какого-то фильма, привезенного кинопередвижкой, выступал с антирелигиозной лекцией человек от общества «Знание». И главным аргументом у него было, что вот уже и Гагарин в космос летал, а Бога там не видел. Многие деревенские, кстати, отнюдь не только старухи, потом, разойдясь, долго судачили, что лектор явно темнит. Ведь сам Гагарин, в чьей правдивости нет повода усомниться, об этом не рассказывал, а коммунисты всегда скрывали истину от народа, потому и в этом вопросе им нет особой веры, может, на самом деле Юрий Алексеевич что и видал, да власти ему говорить не дозволяют.

Так что, насмехающиеся над людской темнотой и доверчивостью сами не слишком далеко ушли из той очереди. Надо быть как-то спокойнее, смиреннее и снисходительнее. Пусть каждый стоит где хочет и надеется на что может. Вот прикоснется она сегодня к ковчегу, а завтра её мужик пить бросит и, может, впоследствии ещё и приголубит когда. У того же, кто кощунствовал, айфон украдут и все колеса на машине проколют. Будет тогда знать, как всякие безбожные гадости писать.

Между прочим, когда недавно Папа римский в португальской Фатиме отмечал канонизацию ихних пастушков, коим сто лет назад являлась дева Мария, и полмиллиона человек застыли в молитвенном экстазе, большинство даже самых продвинутых либералов только умилялось, а отнюдь не пыталось массово взахлеб объяснить, какое серое, забитое и туповатое быдло составляет, если не основную, то весьма значительную часть человечества. Хотя всё это, несомненно, истинная правда.

«В том, что первой в истории страной принесения мощей Николая Угодника стала Россия, есть абсолютный промысел. Ведь это не мы, а сам он, великий святой, выбрал эпоху и время для своего пастырского паломничества в страну, где его любят сильнее всего и где поклониться своему Чудотворцу придут миллионы».

Аминь.

Волна

Порошенко что-то там запретил в интернете. Страшно важное и нужное. Но вопрос, конечно, не что конкретно, а в принципе. Несомненно, покусился на массу базовых свобод сразу. И не только у них там народ начал возмущаться, но и вся российская прогрессивная либеральная общественность немедленно крайне возмутилась.

Единой стальной шеренгой борцов за попранные идеалы встали лучшие, наиболее деятельные и мудрые представители этой самой общественности, вновь с восторгом почувствовавшей себя обществом, от Кашина и Собчак, до Латыниной и Носика. Рыцари принципиальности без страха и упрека. Свободу украинскому народу в интернете!

Истинные наши патриоты, те, кто к Майдану изначально относились хотя бы скептически, если не откровенно враждебно, откровенно и громогласно возликовали. Мол, мы же вам говорили… А идеалисты-космополиты, возлагавшие большие надежды на манящий с горизонта мираж светлого общеевропейского будущего, не менее откровенно обиженно и разочарованно возвопили, типа, как же нас обманули в самых лучших чувствах!

Ну, что же, как исконный природный демократ и либерал я тоже не могу промолчать. Но смирение четко указывает мне, что бы я ни написал, всё рано не смогу изложить точнее, чем это уже некогда сделал Михаил Афанасьевич:

«Трудно сказать, что именно подвело Ивана Николаевича − изобразительная ли сила его таланта или полное незнакомство с вопросом, по которому он собирался писать, − но Иисус в его изображении получился ну совершенно как живой, хотя и не привлекающий к себе персонаж. Берлиоз же хотел доказать поэту, что главное не в том, каков был Иисус, плох ли, хорош ли, а в том, что Иисуса-то этого, как личности, вовсе не существовало на свете и что все рассказы о нем − простые выдумки, самый обыкновенный миф».

Именно такая, на мой взгляд, ситуация и здесь. Дело не в том, идиот ли Порошенко и насколько идиот. А исключительно в том, что это абсолютно не ваше дело. И тот, в ком ещё хоть как-то квартирует совесть, должен немедленно заткнуться в тряпочку. Можно в георгиевскую. А остатки украинского народа, ещё не до конца превратившегося, в отличие от российского, просто в население определённой территории, сами разберутся со своими тараканами. У них на то ещё остался минимальный, но шанс. А у вас нет.

А разочарование каждого, это уж совсем его личное. Не надо было очаровываться. Сущность и история человеческая не дает на то никаких оснований. Что, в свою очередь, не снимает ответственности за глупость или подлость этого самого каждого лично.

И последнее, что слишком уж удобно и естественно ложится на данный сюжет. Это древний анекдот ещё ранних советских времен. Как стоят двое в дерьме по самую нижнюю губу, и один говорит: «Надо бы как-то выбираться…» А второй отвечает: «Не гони волну».

…За это нам и перепало

Изначально за всё прошу прощения, это не какая-то дилетантская попытка исследование, не желание «образованность показать» и уж, тем более, нет намерения кого-либо поучать. Всего лишь несколько реплик по не самому важному поводу.

Когда я тут недавно в заметках о Израиле упомянул, что ко мне на «ты» там обращались многие русскоговорящие работники торговли вне зависимости от возраста, что некоторые читатели высказали предположение, что причиной тому отсутствие в иврите вежливого «вы» во втором лице единственного числа. К этому мы ещё вернемся, а пока о «выканьи» как таковом в разных языках, в том числе и русском.

Не стану сейчас особо копаться и выпендриваться, повторю только основы общеизвестной школьной информации. Это отнюдь не единственная форма вежливого обращения, существующая в разных языках, но именно множественное число во втором лице родилось в позднем Риме по отношению к императору, несколько трансформировалось и ушло оттуда во французский, впоследствии распространившись уже в разные стороны, и в английскую, и в русскую. Впрочем, помню, Николай Иванович Либан на одной из лекций утверждал, что в России тут сыграло более роль польское влияние, но его аргументацию я уже подзабыл, а восстанавливать нынче лень.

Ещё почему-то от юности осталось неожиданно ярким впечатлением, как Ольга Сергеевна Ахманова с горячностью, на мой взгляд совсем не соответствующей значимости темы, настаивала, что большой шибкой является считать, что английское you просто означает и «ты» и «вы». А на самом деле это именно и только «вы», всего лишь после 16-го века заменившее в одной из функций и вытеснившее thou, которое вполне естественно использовал ещё Шекспир.

Но как бы там ни было, у нас формализовываться «вы» действительно начало с петровской «Табели о рангах» и изначально исключительно маркировало отношения и иерархию этих самых рангов. Однако с тех пор прошло почти триста лет, и за это время языковая форма и традиция её употреблений наполнилась и обогатилось огромным количеством дополнительных смыслов и нюансов. Даже для того, чтобы их все или хотя бы большую часть просто перечислить, требуется сил, времени и места много более, чем я сейчас могу себе позволить. Потому лишь упомяну самое явное и лично мне наиболее близкое.

«Ты» и «вы» до сих пор по-прежнему может фиксировать иерархическую соотносимость и соподчинённость, но не только формально служебную, а и в более широком смысле и социальную, и возрастную, и любую иную, вплоть до самых неформальных в каких-либо закрытых сообществах. Это же имеет огромное значение при установлении дистанции в отношениях.

Совсем отдельная тема, это «ты» и «вы» в отношениях мужчины и женщины, кстати, довольно тонко и подробно разработанная в русской литературе, особенно в поэзии. Отлично работает умело использование переходов с «ты» на «вы» и наоборот для выражения определенных эмоциональных оттенков. Например, некоторых удивляло по жизни, когда я говорил что-то типа «вы мудак», а зря, поскольку тут значение совсем иное, чем если использовать в данном выражении «ты».

Нельзя в этой связи не вспомнить знаменитого «брудершафта» с целованием, то есть, целый ритуал, ознаменовывающий переход определенных отношений в новую фазу. Причем, несмотря на немецкое название и средневековое происхождения обычая, в настоящее время я лично (возможно ошибаюсь, говорю о субъективном восприятии) нигде кроме России не встречал столь большого распространения этой церемонии, когда «после третье рюмки француз переходит на минералку, а русский на «ты»». И туда же относится резкое, почти оскорбительное «я с вами на брудершафт не пил», означающее гораздо большее, чем просто отказ общаться на «ты».

Существуют вообще обширные специальные пласты для исследования, вроде советского партийного «тыкания». Вот, кстати мужиковатый и не сильно отесанный Ельцин никогда ни к кому даже из непосредственно подчиненных починенных, не говоря уже об остальных, публично не обращался на «ты», а, казалось бы, несколько более воспитанный Горбачев зачастую это себе позволял.

Короче, об этом можно говорить бесконечно, я только хотел отметить один нюанс. Давно стало хорошей манерой говорить презрительные высокомерные гадости в адрес интеллигенции, в том числе и советской. И Никита Михалков как-то надменно обмолвился, что он не интеллигент, а аристократ. Вот, видимо, именно аристократизм этой семейки не так давно наглядно проявился, когда Быков брал, кстати, на мой взгляд, блестящее интервью у старшего брата. И Андрей Сергеевич Дмитрию Львовичу исключительно «тыкал». На что, считаю, не имел никакого основания, кроме собственного хамского дурновкусия, начавшего проявляться с годами.

Да, у них весьма приличная разница в возрасте, но у интеллигентных людей это никогда не считалось поводом, а, порой, и наоборот. Упомянутый уже выше мной Либан на седьмом десятке обращался к шестнадцатилетним ученикам исключительно на «вы». Мне было лет двадцать пять, когда я брал интервью у, скажем, Сергея Сергеевича Аверинцева, Юрия Владимировича Манна или Натальи Анатольевны Крымовой. Кроме прочего, люди возраста моих родителей или даже несколько старше. И никому из них в голову даже не могло прийти «тыкать» мне или кому-то подобному.

Наиболее наглядный пример из последнего, Алишер Усманов «тыкающий» Навальному. Это уже и вовсе песня, которую и комментировать бессмысленно, остается только искренне восхищаться.

Конечно, здесь ещё много индивидуального, не всегда зависящего только от культуры или воспитания, но относящегося к каким-то сугубо личным, глубинным чертам характера. Сам я очень плохо, редко и с большой неохотой перехожу на «ты» с новыми знакомыми, и так было всегда, с самой ранней юности. Но при этом предельно стараюсь не заострять на этом внимания, чтобы никого не обижать и не ставить в неудобное положение, и мне кажется, что обычно удается.

А ещё последние годы все чаще начинают встречаться такие милы сценки, когда ко мне в публичном месте радостно бросается, иногда прямо на шею, какая-то роскошная девица, а то уже и дама с криком; «Ой, дядя Саша, как рада тебя встретить!» И я через некоторое время мучительный воспоминаний я, наконец, соображаю, что эта дочка кого-то из приятелей, которую я когда-то на руках укачивал и несколько десятилетий не видел. Приходится предельно мягко и тактично объяснять, что уже пора обращаться ко мне или по имени с отчеством, или просто Саша на «вы», но в любом случае без «дяди».

На самом деле нечто подобное относительно этикета и обычаев обращения во втором лице существует отнюдь не только в русском языке, например, по-французски имеется не меньше, если не больше тонкостей. Но они несколько, а иногда и значительно, отличаются. Здесь всё-таки накоплена именно отечественная своеобычная культура. И ей от рождения в той или иной степени, с огромным, естественно, количеством индивидуальных особенностей, но владеет практически любой человек, для которого наш язык родной.

Это я, собственно, возвращаюсь к тому, с чего начал. Русскоязычные израильтяне вряд ли «тыкают» мне по причине особенностей иврита. Всё-таки он для них иностранный второй, как бы они сами ни думали. А разницу между русским «ты» и «вы» они прекрасно чувствуют с рождения. Потому, думаю, здесь какие-то иные причины. Но не на чем не настаиваю.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июль 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel