вторая

Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Collapse )
вторая

Право слово

Хватит крутить задом. Надо четко, конкретно и просто. Если ты, собака-Макрон, не прекратишь нас провоцировать и оскорблять самую прекрасную и мирную религию, мы тебе и всем подвякивающим тебе выблядкам отрежем головы.

Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор.
вторая

Иван Иванович

Жена тут прибежала с расширенными глазами: «Ты слышал, что наговорил Соловей? А ведь я думала, он вменяемый и неглупый человек? Что его так понесло?»

Супруга моя человек нежный и эмоциональный. Ей простительно. К тому же, я её очень люблю, поэтому ей простительно вообще всё без исключения. Но кроме любви я испытываю к жене ещё и уважение, потому нашел тот текст Соловья на сайте «Эха», который она имела в виду. Слушать, конечно не стал, давно уже только читаю, так как это экономит массу времени, но ознакомился очень внимательно.

Вообще-то Валерий Дмитриевич Соловей – это личность довольно экстравагантная и своеобразная, эдакий Нострадамус Кассандрович, человек в начале не столь хорошо известного и изученного кризиса старшего, в отличие от среднего, возраста. Ему не дают покоя лавры Белковского и раннего Жириновского, вот он и пытается иногда излишне натужно и эпатажно то ли шутить, то ли юродствовать. Но в принципе я отношусь к нему тепло и уважительно, он не злобный и не вредный.

Однако речь сейчас совершенно не о нем. А о том, что меня очень удивила реакция жены на сказанное в данном Соловьем. Поскольку там не было совершенно ничего нового, неожиданного или особо оригинального.

Что фамилия вождя в России в обозримом, если не самом ближайшем, будущем изменится? И что? Ну, будет это Патрушев или Сечин, возможно даже по старому ватиканскому принципу, когда не могли договориться и избирали Папой в виде паллиатива просто самого слабого кардинала, это окажется и Медведев. И толку?

То, что с Путиным далеко не всё в порядке, все прекрасно знают и это видно невооруженным взглядом. Но ведь дело-то совершенно не в нем. Мне чисто стилистически неприятно и чуждо выражение «офисный планктон». Но, к огромному моему сожалению, в нем очень много правдивого и объективного. Вот только определение «офисный» представляется излишне частным и узким. Народ в стране исчез и подавляющее большинство населения превратилось в довольно внутренне однородный социально-генетический планктон. А уж какие конкретно хищные беспозвоночные будут в нем плавать и им питаться, большого принципиального значения не имеет.

А что касается лично и конкретно Путина, то я вам больше скажу. Его уже давно нет, и я тут никакой великой тайны не открываю. Возможно, нет не в физическом смысле, хотя, скорее всего всё-таки именно в нем, но это уже совсем не важно. В руководстве страны его нет. А та компьютерная игра, по современным технологиям даже не самого высокого качества, которую всем показывают на экранах, может существовать сколь угодно долго. Как может быть и завтра перепрограммирована на другую, без разницы.

Сырьевой и пищевой базы хватит ещё надолго. Конечно, не в историческом смысле, но каждый из нас ведь существует не в этом исторической масштабе, а в крохотном личном мимолетном кадре бытия, так что нам хватит. Те же глубинные биологические, химические и эволюционные процессы, которые влияют на состояние и судьбу планктона, от экранной картинки зависят мало.

Так что, заниматься прорицаниями и предсказаниями нелепо. Спокойствие, только спокойствие. Чаще мойте руки, как учил ещё один неглупый прокуратор.
вторая

Папа может

Да, давненько уже я не испытывал столь неожиданного и приятного удивления. Обычно совсем наоборот. Практически ежедневно, а не то и по нескольку раз на дню хватаешься за голову, мол, каким же ещё только что казавшийся вполне вменяемым человек оказался полным идиотом!

А тут вдруг выяснилось, что нынешний Папа, к которому я относился более чем скептически, особенно на фоне весьма мною уважаемого Кароля Войтылы, не просто очень неглуп и достаточно смел, а просто-таки почти мудр, настолько, что почти дословно повторил мою мысль, которую я в разных вариантах высказываю уже не одно десятилетие.

У нас, правда и естественно, всё тут же переврали. Дали всюду заголовки, типа «Папа Римский поддержал браки между геями». Это, конечно, полный бред и чепуха. Папа, действительно, не особо вдавался в юридические подробности, но высказался предельно четко и точно для тех, кто хочет и может понять: «Гомосексуалисты имеют право быть в семье. Они дети Божьи и имеют право на семью. Никто не должен быть исключен. Что мы должны сделать - это принять закон о гражданских союзах. Таким образом, гомосексуалисты будут пользоваться правовой защитой».

То есть, о браке тут вообще речь не идет и практически означает следующее. Называемое «браком» в его гражданском понятии давно стало полным атавизмом, гораздо менее полезным, чем по мнению многих медиков аппендицит. Если под «браком» подразумевается нечто вроде клятвы «пока смерть не разлучит нас» в рамках некого священного религиозного обряда, то это исключительно вопрос церкви, не имеет значения какой, с этим пусть она и разбирается, устанавливая собственные правила и порядки, с которыми каждый сам волен соглашаться или нет. А если речь идет о фиксации некого «гражданского состояния» в виде официальной записи об этом состоянии, то причем тут брак и религия? Гомосексуалисты не лишены гражданства и дееспособности? Значит, они имеют право заключать любые юридические договоры. Точно так, как все остальные.

Я не настолько хорошо и подробно знаю гражданское законодательство тех стран, которые имел в виду Папа Римский, так что не могу здесь высказывать полностью компетентное мнение. Но, насколько мне известно, в большинстве современных правовых государств и так нет особых ограничений на заключение любых юридических договоров между полноправными дееспособными гражданами по всем вопросам, касающимся представительства, наследования, взаимных обязательств и всего прочего, относящегося к межличностным отношениям. Но, возможно, тут Папе виднее и имеются определенные юридические лакуны, действительно требующие принятия отдельного более подробного и эффективного «Закона о гражданских союзах».

Никаких проблем. Главное – отделить мух от котлет. «Брак» должен остаться делом чисто церковным и религиозным и там все вопросы, связанные с сексуальной или любой другой ориентацией пусть решаются отдельно и по своим внутренним законам. А всё, что касается гражданского состояния и гражданских отношений следует отставить исключительно в юридической и правовой плоскости, которая не может дискриминировать никого массово по любым признакам, кроме как по каждый раз конкретному судебному решению на основании действующего в государстве законодательства.

Так что, с одной стороны, повторю, неожиданно приятно, что Папа оказался разумным и вменяемым. А с другой – всё-таки немного грустно, что признание таковых качеств за главой одной из самых многочисленных организаций мира является для меня неожиданностью.
вторая

Да, но…

Очередной раз убили человека за картинки. Совершенно не желаю вдаваться в подробности, что на них было изображено и в какой ситуации эти картинки кто кому показывал. Убили человека, который никого пальцем не тронул.

И снова начались старые песни о главном. Вот тут недавно один чеченский идеолог, фамилию которого даже произносить не хочу, в публичном интервью изложил стандартный набор. Мол, конечно, любой теракт — это ужасно, но карикатуры на Пророка тоже не должны оставаться безнаказанными.

И это «но» звучит постоянно отнюдь не только в мусульманской среде. Множество, если не большинство считает своим долгом оговориться в стилистике «Травить детей – это жестоко, но что-нибудь ведь надо же с ними делать».

Это лицемерие, невежество, глупость и подлость. Даже с точки зрения ислама. В сорок пятом аяте пятой суры однозначно сказано: «душа — за душу, око — за око, нос — за нос, ухо — за ухо, зуб — за зуб, а за раны — возмездие». И никаких «но». На картинку можно ответить только картинкой.

Впрочем, одно «но» всё-таки существует. «Око – за око» - это не нижний предел, а верхний. Больше нельзя, меньше можно и даже приветствуется: «Но если кто-нибудь пожертвует этим, то это станет для него искуплением. Те же, которые не принимают решений в соответствии с тем, что ниспослал Аллах, являются беззаконниками».

Однако остается всё-таки так до конца и не решенным ещё один вопрос. Являются ли равнозначными и равноценными жизни мусульманина и неверного? (Некоторых прочих, например, женщины и мужчины, раба и свободного человека – мы тут трогать не будем).

Как-то, ребята, надо поточнее и поконкретнее определиться. А то это «но» никогда не кончится. Хотя, подозреваю, оно в любом случае не скоро кончится. Или никогда.
вторая

Национальность для кошки

А кто такие, собственно, эти евреи и откуда вообще взялись? Нет, не современные, с ними не то, что всё более ясно, но просто тема совсем другая, до которой, даст Бог, мы ещё дойдем в свое время. Они начали формироваться только после разрушения Храма и уничтожения римлянами древнего Израиля и не уверен, что полностью закончили этот процесс до сих пор. Но сейчас совсем не о них, а о тех, изначальных, предельно условно «библейских».

Однако прежде всего, умоляю, не надо думать, что я шучу, юродствую или собираюсь изобразить нечто вроде самодеятельного фрика в стиле Фоменко. Всего лишь хочу предельно кратко напомнить общеизвестные факты, возможно, в каких-то незначительных и непринципиальных мелочах уточненные моими собственными знаниями и исследованиями, но никаких особых сенсационных открытий я не делал. На самом деле это давным-давно общее место, просто по разным причинам не слишком афишируемое, хотя вовсе и не скрываемое и уж совсем не тайное.

Но начать придется с утверждения, которое и сейчас кого-то может искренне обидеть. Аврам, ставший впоследствии Авраамом, евреем не был. Не по принципиальным соображениям, а просто за отсутствием ещё таковых. Не так уж и давно, всего примерно тысячи четыре лет назад его отец Фарра был вполне себе обычным, достаточно успешным и обеспеченным жителем процветающего тогда шумерского города-государства Ур в Междуречье, который вы легко найдете на карте. Можно, конечно, пытаться копаться в его корнях и происхождении, выводя родословную от Ноя и Сима, но это большого значения для интересующего нас вопроса не имеет, Фарра этнически, генетически, культурно, религиозно и как-то ещё иначе в подобных смыслах особо не выделялся из общей довольно пестрой в родовом и племенном отношении массы населения того времени и места. Однако уже в довольно преклонном возрасте им стали овладевать всяческие любопытные идеи, и он решил вместе со своим семейством переселиться в землю Ханаанскую. Места не совсем уже тогда дикие, но явно несколько менее цивилизованные, чем Ур, так что, это, конечно, своего рода дауншифтинг, не самый рядовой поступок, однако и сейчас не такая уж великая экзотика. Впрочем, далеко он не ушел, умер в Харране, это всё ещё Месопотамия.

Сын же его Аврам, наиболее рьяный из сыновей в развитии идей и поступков отца, продолжил переселение в сторону Ханаана и даже попытался там на какое-то время обосноваться, но первый раз не повезло, плюс ко всем сопутствующим неприятностям случился в тех местах ещё и нередкий неурожай, а с ним и голод. Дальше было тоже первое посещение этой компанией Египта, всем прекрасно известные приключения не без определенных оттенков авантюрной пикантности и вновь возвращение в землю Ханаанскую. Собственно и там некоторое время весьма удачливый и предприимчивый Аврам не сильно отличался от местных и выделялся из них, пока не принялся заниматься массовым обрезанием и переименовался в Авраама.

Можно, конечно, упереться рогом, заняться копанием в нюансах и утверждать, что с этого времени появились евреи, как евреи, тем более, что для этого вполне достаточно и как бы вполне убедительных аргументов. Но не хватает главного. Самого еврейского народа, как такового. Поскольку все теологические изыскания, нововведения и капризы Авраама носили чисто семейный характер. А по сути на земле Ханаанской среди множество иных выходцев с прочих окрестных территорий жил и некий Авраам со своей мишпухой, да, переселившийся из Междуречья, которое несколько выше по карте, но, собственно, ничем особым от прочих хананеев не отличаясь, поскольку и те тогда не были особо сформированы и самоопределены, так, бродили по не очень заселенной территории между редкими городками разрозненные племена, пасли скот и сильно не заморачивались по поводу этической и прочей подобной идентификации.

Ну, и в принципе так спокойно и камерно история этой семьи и закончилась бы, всяческие сюжетные повороты, драматическая интрига и прочие эпосообразующие события происходили в основном на духовном и интеллектуальном уровне, никаким образом не определяя даже самое условное еврейство как системный и структурный краеугольный камень некой принципиально иной общности, способной в процессе становления и эволюции оказаться движущей силой истории и цивилизации. Похоронили Авраама там же, в Ханаане, в Хевроне, это всего километров тридцать от нынешнего Иерусалима.

И у меня есть глубокие подозрения, что, несмотря на немалую, однако по тем временам не столь уж исключительную плодовитость Авраама, дело могло тем и завершиться, в смысле провинциальной и частной бытовой причудой. Если бы у Создателя не было по этому поводу своих планов. Ради которых ему пришлось придать находящейся в зародыше идее определенный толчок.

В основе следующего этапа лежат приключения правнука Авраама Иосифа. Их я уж точно пересказывать не буду, после Манна делать это как-то даже неудобно, ограничусь всего лишь несколькими самыми краткими и предельно поверхностными замечаниями. Да, и, прежде всего, сам писатель не скрывал, что с хронологией он повел себя достаточно вольно, так что тут мы не станем придираться к этим аспектам всё-таки художественного, хоть и весьма точного произведения.

Иосиф оказался в Египте совершенно случайно (естественно, если постоянно не иметь в виду, что всё происходило в рамках общего высшего замысла Создателя), и это не имело никакого отношения к посещению Египта Авраамом, не оставившего там никакого следа. К тому же Иосиф был изначально в этой стране единственным из самых что ни на есть условных евреев. И было ему на тот момент лет семнадцать. Вполне достаточно для того, чтобы проникнуться семейным мистическим духом и общими «авраамическими» идеями, но всё-таки маловато, чтобы воспринять того одинокого юношу реально мощным и действенным столпом принципиально новой этнической и духовной миссии. Далее, правда, он добился больших карьерных успехов и перетащил в Египет свое немалочисленное семейство, но в любом случае это было всё. Никакого массово прихода некого значительного «семитского племени» не произошло. Тем более, египтяне не завоевывали и не порабощали каких-то сформировавшихся «евреев», там всё возникло изнутри и на достаточно обозримом поле деятельности.

Есть два основных чисто технических вопроса, по которым до сих пор не существует единого мнения, а даже наоборот, количество мнений этих безмерно. Во-первых, сколько потомки Авраама пробыли в Египте, и, во-вторых, сколько их оказалось к моменту Исхода. Тут цифры сильно не бьются. От меньше чем двухсот до почти пятисот лет за которые «колена израилевы» размножились от нескольких десятков человек то ли до шестисот тысяч, то ли до пары миллионов.

Но мы всеми этими глупостями заниматься не будем, и вот тут самое время задаться основным вопросом. А как человек может узнать, что он еврей (отставим только в покое идею получения непосредственной информации от Господа, у нас сейчас разговор в иной стилистике)?

Многие мои сверстники помнят ту веселую сценку из «Кондуита и Швамбрании», где герой впервые узнает о существовании евреев, да ещё к тому же о том, что сам является евреем, и спрашивает маму: «А наша кошка тоже еврей?» Очень весело. Но на самом деле ничего смешного тут особо нет. Кассиль описал довольно рядовую обыденную ситуацию.

Я сам лет до семи ничего про евреев не знал. И в семье и вообще в нашем магаданском окружении эта тема как-то совершенно отсутствовала, книжки я сам ещё не читал, в сказках, которые читали мне, про евреев не было ничего, даже выражение «не жидись» в детском саду использовалось исключительно как аналог «не жадничай» и ни с какой национальностью совершенно не соотносилось. И только во время одного из приездов в Москву я услышал впервые в интеллигентнейшем дворе академического дома на Чаплыгина в адрес какой-то старухи: «Жидовка поганая». Попросил бабушку мне объяснить и вот тогда-то первый раз услышал и про евреев, и про то, что сам имею к ним какое-то отношение. Был несколько удивлен, но не могу сказать, что сильно заинтересован, так, просто воспринял очередной факт из постоянно познаваемого мира.

А когда десятилетним работал в колхозе под Сухиничами, то некоторые деревенские поначалу интересовались у патронировавшей меня бабы Клавы: «А он у тебя случайно не жиденок?» Та отмахивалась: «Бог с вами, он цыганёнок». Народ удовлетворенно и успокоенно кивал головой, ну, цыганенок, это ничего, это нормально. И если бы я сам к тому моменту не оказался уже просвещен по данному вопросу, то вполне мог бы посчитать себя цыганенком, это не оказало бы ровным счетом никакого влияния на мою будущую жизнь, на чисто практическом уровне я всё равно так бы и остался «советским школьником».

Вот и относительно авраамова потомства в Египте. Не станем опять же придираться к цифрам и датам, но в любом случае несколько сот лет потомки одной из месопотамских семей живут в долине Нила. Я даже не могу сказать, что среди египтян. Там отдельная и сейчас не интересующая нас история, но в этой долине тоже нет на протяжении всего периода некой единой стабильной этнической массы под названием «египтяне». Происходят довольно сложные и бурные процессы перемещения, вражды, смешения, распада, возникновения и уничтожения племен, константой там не этнос и даже не религия, а прежде всего великая река, вернее даже те почвы, которые она делает чрезвычайно плодородными.

Так как же, по каким принципам и признакам евреи в Египте могли понять и ощутить, что они евреи? Шестиконечных звезд на одежде они не носили. Единой четкой религиозной структуры у них не существовало, как не было и особой автономной системы просвещения и образования. Даже обрезание не являлось отличительным признаком, отдельный, возможно, небезынтересный разговор, но тут просто констатируем. Рабство? Совсем темный и неоднозначный момент относительно египетского рабства как такового, не только в отношении условных «евреев». Но, не вдаваясь в детали, достаточно здесь просто отметить, что как институт это было очень размыто и плохо фиксируемо.

То есть, короче, чтобы не тонуть в мелочах и подробностях, ситуация довольно явная и не слишком сложная. Теоретически даже можно представить, как при соответствующем уровне рождаемости и благоприятных природных и экономических условиях всего за пять-шесть поколений из нескольких десятков человек и без особого межплеменного смешения может получиться несколько сот тысяч. Но и чисто теоретически тяжело предположить, как они за столетия без всяких внешних и внутренних структурообразующих сил и организаций смогли сохранить свою «отдельность» и самоидентификацию. И абсолютно без намека на ассимиляцию. Только за счет чисто семейных традиций и преданий? Не очень получается, какая-то здесь несомненная лажа.

Ещё раз повторю с чего начал. Я тут никаких Америк не собираюсь открывать. В принципе, почти всё, что требуется, изложил ещё Зигмунд Фрейд больше восьмидесяти лет назад в своей не просто общеизвестной, но даже относительно знаменитой книге. Только он из чисто тактических соображений определенной корректности не довел свою мысль до логического финала, а кое-какие моменты мягко завуалировал, но этот недостаток вполне подробно и точно устранили многие последующие специалисты. Так что я всего лишь максимально коротко изложу реальную и абсолютно не конспирологическую историю.

Примерно три с половиной с чем-то тысячи лет назад в Египте к власти пришел фараон Аменхотеп IV. Это был очень своеобразный и неординарный человек, который довольно быстро понял, что существующая в стране государственная и политическая, а, соответственно, и основанная на этом и экономическая система ведет в тупик. Многобожие, подкрепленное косной консервативной жреческой структурой, мешает цивилизационному развитию. И через несколько лет правления он сменил имя на Эхнатон и занялся принципиальными реформами. Прежде всего введением монотеизма и перестройкой всех действующих институтов. Некоторое время его деятельность казалась вроде бы успешной и эффективной, но потом сопротивление и наиболее влиятельной и корыстной части старого высшего духовенства и бюрократии, и массы инертного и пугливого по отношению к нововведениям населения стали всё более нарастать, реформы вязли и буксовали. В какой-то момент Эхнатон понял, что с этим народом каши не сваришь. Пора валить. И тогда он принял кардинальное судьбоносное решение.

Эхнатон знал, что среди огромного разнообразия египтян, подчеркиваю, именно египтян, есть определенное количество тех, кто внутрисемейной традицией поддерживает память о некоем своем предке, вышедшем из Месопотамии и придерживавшегося некоторых основ именно монотеизма. И фараон поступил очень просто, но технологично. Прежде всего объявил себя потомком этого самого легендарного предка и изменил имя на Моисея.

Да, и, думаю, следует отметить и подчеркнуть, что это был отнюдь не только для своего времени очень образованный человек, к тому же в силу и воспитания, и образования, и личных выдающихся способностей, прекрасно владеющий так называемыми «магическими техниками», то есть, проще говоря, являлся профессиональным фокусником, да ещё в его арсенале средств воздействия было много чего, от массового психологического манипулирования до нейролингвистического программирования. И он объявил примерно следующее. Те, кто верит в единого Бога и мне, вы не такие, как все. Мы – евреи. Мы – особые и избранные. И делать нам тут нечего. Пошли за мной, я знаю куда и зачем. Мы там всё устроим с нуля так, как сами считаем нужным, а эти пусть продолжают строить свои пирамиды без нас.

И отнюдь не все потомки Авраама и Иосифа пошли за ним. И далеко не все, кто пошел, были именно потомками Авраама и Иосифа. Там документов никто не проверял и даже обрезания не спрашивал по бесполезности. Произошел очень жесткий, быстрый, но предельно точный процесс самоопределения. Те египтяне, что поверили Моисею и, главное, его идеям, назвали себя евреями и отправились в путь.

А потом он их сорок лет водил по пустыне. Но совсем не для того, как многие объясняли позднее, чтобы умерли последние, бывшие рабами. Он просто таким образом создавал отдельный народ с собственными целями и нравственными ценностями. И создал. Из того, что было. К Ханаану подошли уже евреи.

А египтяне исчезли. На эту тему можно сколько угодно спекулировать, рассказывать про коптов, про то, что арабов было слишком мало, чтобы изменить генетическую структуру целого народа, и прочую подобную чепуху. Египтян нет, как нет и того Египта. Есть Арабская республика Египет. Арабская. И точка.

Но на самом деле серьезная наука этим уже давно занимается. Просто механизм ещё недостаточно тонко и точно настроен. Однако постоянно совершенствуется. Да и материала поднабирается. Вот совсем недавно под Каиром найдены несколько десятков мумий в уникально отличном состоянии. Так что в самом обозримом будущем без малейших сомнений установят. Евреи – это и есть те самые древние египтяне. Которые решили, что они евреи. И по этому поводу пора валить, как завещал великий фараон Моисей.
вторая

Толстокожая и многосемянная ягода

После того, как огромное количество народу обсмеяло меня и обвинило в клевете, когда я рискнул утверждать, что при советской власти на моей памяти в свободной продаже не было воблы, я уже ничему не удивляюсь. Оказывается, в их стране с воблой не было никаких проблем, а у меня просто склероз с галлюцинациями.

Ладно. Я уже давно ни с чем не спорю. И совершенно морально готов к тому, что в их стране бананы тоже продавались везде и всегда. Но я сейчас всего несколько слов о стране другой, своей, той самой, что из галлюцинаций. В ней бананов практически не существовало.

Ну, про Колыму, естественно, речи нет вообще. Там и помидор я в детстве видел два раза, один в какой-то книжке на картинке, второй, когда мама пыталась купленную за её ползарплаты половинку передать мне контрабандой в дизентерийный барак. Само слово «помидор» я окончательно запомнил только классе в третьем. До того путался.

А вот встречу с бананом помню более четко, поскольку она произошла уже в Москве, в середине шестидесятых, когда мы относительно долго жили здесь в Померанцевом переулке, напротив ИнЯза. Мать принесла несколько этих странных зеленых и твердых как камень предметов, сказала, что выстояла за ними гигантскую очередь на Арбате, но сразу их есть нельзя. Завернула в газету и положила на батарею. Примерно через неделю они стали несколько желтее и мягче, тогда мне дали попробовать, и я был сражен этим вкусом наповал. Мне он показался райским и сказочным. Нечто из совсем другого мира.

А ещё дело в том, что я знал магазин, где мама достала это чудо. Он назывался просто «Овощи-фрукты» и находился напротив кинотеатра «Юный зритель», куда я ходил практически каждое воскресенье. И после того случая я завел привычку перед посещением кино на всякий случай туда заглядывать и интересоваться. И вот однажды мне жутко повезло. Там не просто оказались в продаже бананы, но их выложили на прилавок только за несколько минут до моего прихода я оказался в очереди всего четвертым-пятым. Правда, пока стоял, сзади выстроилось немерено, но это уже не имело значения. Врать не стану, точную цену не помню, но мне хватило всего на одну штуку, а поскольку тогда мой обычный бюджет на выходные составлял от десяти до тридцати копеек, соответственно стоимость банана была где-то в этих пределах. Я его тоже потом в газете с неделю на батарее доводил до съедобного состояния и восторгу не было предела.

Подобные невероятные удачи с периодичностью раз в год или два происходили со мной до самого конца восьмидесятых, я всегда старался не упустить случая и бананы обожал. Мог есть просто так, мог в любых сочетаниях перед чем угодно и после чего угодно, мог ими закусывать водку, запивать их шампанским, да без разницы, лишь бы достать.

Но смысл моих заметок в данном случае вовсе не в трогательных юношеских воспоминаниях. А всё в той же примитивной, но неотгадываемой загадке. Как получилось, что на грани девяностых однажды в одном из первых коммерческих частных ларьков на Октябрьской, где я тогда жил, вдруг увидел спокойно лежащие бананы. Схватил целый ящик. Не дешево, но мне тогда уже было по деньгам. Впервые съел не сразу, а всей семье хватило дней на десять. И это был последний ящик бананов, который я купил. Потому, что с того момента бананы стали продаваться уже везде. В любом магазине и в любой палатке. В Москве, в Рязани, в деревне под Тулой и даже, я уточнял, на Колыме.

Вот все надменно смеются над «невидимой рукой рынка». Конечно, смешно. Но Госплан с Совмином и ЦК КПСС были не в силах это совершить. А каким-то неведомым и немыслим образом после их исчезновения в один момент бананы оказались абсолютно доступны. Это не какие-то особо высокие технологии и не последнее достижение цивилизации, на самом деле предельно дешевый, выгодный и удобный для доставки товар из многих стран, с которыми у СССР были прекрасные отношения. Но бананы были редкость и экзотикой. И вдруг стали обыденностью. Как? Почему?

Да, и, к сожалению, я давно не ем бананы. С возрастом изменился вкус. Осталось только легкое удивление и тот момент в памяти, когда мама впервые принесла их из магазина.
вторая

Уровень

Прежде всего, это не приглашение к дискуссии, а высказывание сугубо личного и субъективного мнения, не претендующего ни в коем случае хоть на какую-то ученость или научность. Чисто бытовой кухонный треп.

В России нет собственной единой, но эволюционировавшей и эволюционирующей системы классической философии.

Некоторые считают, что причина просто в отсутствии в нашем языке артиклей и определенных достаточно структурированных грамматических, в основном глагольных, форм, что не позволяет в необходимой степени на массовом инструментальном уровне отделять абстрактное от конкретного и правильно выстраивать некоторые логические связи.

Некоторые считают, что причина чисто историко-культурная и, если на Западе философия в основном зарождалась в богословии через таких людей, как Спиноза, Лютер или Кальвин, то в России волею судеб таковая функция оказалась возложена на писателей, откуда появились, скажем, понятия типа «философия Достоевского» или «философия Толстого», при том, что, со всем почтением и признанием величия, нет «философии Шекспира» или Рабле.

Имеется и ещё великое множество мнений. Но я своего убого убогого дилетантского высказывать не стану, а ограничусь лишь относительной и весьма неточной, однако вполне наглядной аналогией.

Сейчас забудем даже всякие там древние греции с римами и не станем придираться к датам и именам, они сути не меняют. Не считая веселого и милого пряника мифических Бармы и Постника, основные строения московского кремля были построены итальянцами не по глупому антипатриотичному капризу царей. Русские архитекторы и инженеры пробовали, но у них не получалось. Элементарно не умели строить каменные сооружения соответствующей сложности и масштабов. Архитектурной традиции и культуры не было. И ничего соотносимого с Шамбором или собором святого Павла у нас просто не могло осуществится. Значит ли это, что нет ничего красивого и умного? Отнюдь. Посмотрите Малые Карелы. Посмотрите храм на Нерли. Прежде всего посмотрите изумительную монастырскую систему на Соловках. Много чего есть великолепного. Но это никак не отменяет мню сказанного. Что Шамбор и собор святого Павла в России построить не могли.

Много сходного, кстати, можно сказать и о живописи, и о музыке, но не станем сейчас распыляться и вернемся к русской философии. Её не было и, подозреваю, нет. Что вовсе не говорит о том, что в России не было Соловьева, Флоренского, Бердяева или Федорова.

Но, если не вдаваться в излишние мудрствования, одним из первых, а с моей точки зрения и вовсе первым русским мыслителем, которого можно назвать истинным философом, был Петр Яковлевич Чаадаев. Я, естественно, не стану сейчас и здесь писать о его работах, тема слишком сложная и обширная, для другого места и времени. Однако в любом случае уровень личности и мышления этого человека чрезвычайный и выдающийся.

Некоторые считали и до сих пор считают его сумасшедшим, некоторые гением, я скорее склоняюсь к мнению, что он был, несомненно, гением и да, наверное, сумасшедшим, но не сильно более, чем практически все остальные гении. По-моему, это Мандельштам сравнил след, оставленный Чаадаевым в русской культуре с линией, проведенной алмазом по стеклу. Какое уж там стекло, это другой вопрос, но в моем представлении алмаз был действительно уникальный, а след оставлен на века, если не навсегда.

А есть ещё такой выдающийся мыслитель современности Александр Евсеевич Хинштейн. Он кроме того ещё крупный политик, законодатель и государственный деятель. И вот он недавно в каком- то публичном разговоре та, через губу, довольно пренебрежительно отозвался о «чаадаевщине». Пояснив, что был когда-то такой как бы публицист, который ввел моду на отрицание великой роли России в мировой культуре и вообще на всё антирусское.

Нет, нет, я вас умоляю, и мысли нет с чем-то спорить. Просто хочется зафиксировать. Была очень мрачная, сложная и противоречивая эпоха заблуждающегося антирусского путаника и практически клеветника Петра Чаадаева, офицера Ахтырского гусарского полка, прошедшего под пулями все великие сражения той войны, через Бородино до Парижа и написавшего «Философические письма». И есть блестящая и славная эпоха великого русского патриота Александра Хинштейна. Тоже с кем-то постоянно воюющего и что-то пишущего.

Ну, я не знаю… Мне достаточно.
вторая

Крик души или души крик

Ну, ладно, черт с ними со всеми, с этими отщепенцами, которые за чечевичную похлебку продают наше общее первородство и обливают грязью прекрасную Россию на подлые империалистические подачки Запада. Тут всё понятно и никаких вопросов.

Но, надеюсь, вы всё=таки понимаете, что я вас ненавижу, к моему огромному сожалению, вынужденно совершенно бескорыстно? Всю жизнь мечтал, ни никогда не получалось. Не платят мне, хоть убей!

Нет, я не бедствую даже в эти трудные времена. Однако основой моего материального благополучия всё больше становится не увеличение или хотя бы стабильность доходов, но чисто физиологическое, никак не связанное с социумом возрастное снижение потребностей, а, следовательно, и расходов. А это не то, что тоскливо, но и особо положительных эмоций не вызывает.

Вот если бы мое отношение к действительности конвертировалось хоть в какую-нибудь, пусть самую захудалую валюту, тогда я достиг бы полной гармонии с миром и получал бы огромное удовлетворение. А так приходится злопыхательствовать совершенно бесплатно. Остроту чувств это не особенно ослабляет, но наслаждение, конечно, не то. Нет полноты и совершенства.

Потому и завидую более счастливым в этом отношении. А даже самая чистая и белая зависть не улучшает аппетит. Нет, не подумайте, не жалуюсь. Но и не в восторге.
вторая

Счастье – это когда

Можно жить с нелюбимым человеком. Если он обеспечивает тебе достаток и комфорт, значительно превышающий все те неприятности и отрицательные эмоции, которые приносит такая жизнь. Очень благородно, конечно, излагать по этому поводу невероятное количество высоконравственных глупостей, но большое количество людей это вполне устраивает, и вот уж точно не мне их судить.

Можно жить как раз с очень любимым, но недостаточно располагающим материальными благами по принципу «с милым рай и в шалаше». Не знаю, насколько там будет действительно рай и сколь долго он продлится, но вполне реально существуют ситуации, когда как раз положительные эмоции в данном случае, по крайней мере на какой-то период, перевешивают все практические недостатки. И есть те, кто предпочитает именно такой вариант.

Имеются и ещё самые разные сочетания из плюсов и минусов, и каждый сам для себя выбирает наиболее приемлемые решения. Но, конечно, ни с чем не может сравниться по уровню удовольствия то идеальное совпадение, когда ты очень любишь человека, а он ещё и щедрых миллиардер с прекрасным характером.

И всё это относится отнюдь не только к семейной жизни. Тут в принципе самая что ни на есть обиходная модель на все случаи поведения. Для примера, поверьте, исключительно для примера и без малейшего желания серьезного разговора на эту тему. Ты можешь не верить в подлый мировой заговор против прекрасной России, но тебе хорошо платят, и ты очень убедительно всюду кричишь об этом заговоре. Ты можешь искреннейше в заговор верить, но у тебя нет возможности на этом заработать, и ты вынужден ограничиваться выступлениями перед алкашами на лавочке во дворе, которые готовы соглашаться с чем угодно, пока ты наливаешь.

Но какое же истинное наслаждение, когда ты и в заговор веришь, и врагов обличаешь от души, а тебя ещё за это осыпают всевозможными благами. Завидую таким людям чистой и непорочной завистью. Воистину, они снискали царство Божье.