?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )

Ценности

Царебожие, великомученики, святые мощи, покаяния и искупительные молебны, многокилометровые очереди и крестные ходы страдающих за грехи прадедов…

И тут, прежде всего, я хотел отметить и подчеркнуть три момента.

Первое, меня, как человека неверующего, все эти танцы насчет причисления к ликам, признания церковью останков и всего прочего подобного даже не то, что не трогают, а вовсе не касаются, потому и не интересуют, так что, здесь совсем мимо.

Второе, я никогда не присваиваю себе права выносить какие-то обвинительные, оправдательные или иные, носящие оценочный налет приговоры относительно исторических личностей и событий. Могу лишь в исключительных случаях поделиться личным субъективным мнением и отношением, да и то, если спросят в сугубо частном порядке.

И третье, само по себе произошедшее в свое время в подвале Ипатьевского дома, опять же лично для меня, никак не может являться неким абстрактным фактом, а навсегда на уровне ощущений останется несомненным зверским уголовным преступлением. Детей нельзя убивать. Точка. Это не обсуждается.

Потому я сейчас совсем о другом. У части современных молодых людей может сложиться впечатление, что при советской власти вся история убийства царской семьи была какой-то страшной тайной, открытой народу только после падения СССР, после чего все в ужасе и начали массово каяться. Ничего подобного. Да, история в подробностях особо не афишировалась, но из неё не делалось и большого секрета. Пусть не самым массовым тиражом, но вполне доступным для большинства интересующихся сначала в журнале «Звезда», а потом и отдельным изданием в начале семидесятых вышла довольно солидная книга Касвинова «Двадцать три ступени вниз», где «Автор расставляет все точки над «i», показывая, что казни императора восставшие массы требовали с первых дней революции, а его расстрел свершался не по одному лишь росчерку ленинского пера, а по воле всего уральского пролетариата».

И но до появления этого труда сам по себе факт, возможно, без излишних деталей, но вполне нормально преподавался и входил даже в школьную программу, отнюдь не вызывая больших споров и эмоций. И, конечно, необходимость и справедливость убийства даже не то, что оправдывалась, никаких таких уж серьезных оправданий и не требовалось, но как бы оттенялась всяческими историями преступлений царского режима, от казней революционеров до Кровавого воскресенья. И ещё много чем подобным ужасным. Однако главным было всё-таки не это. Вся суть воспитания, обучения и мышления общества была подчинена очень простому единому принципу. Хорошо и нравственно то, что способствовало победе большевиков и наоборот.

Екатеринбург находился под угрозой захвата белогвардейцами. Николай или кто-то из членов его семьи мог оказаться в их руках, что усилило бы позиции контрреволюции, у которой появилось бы знамя и, следовательно, дополнительные преимущества. Чего нельзя было допустить. Потому в данном случае имеет место бесспорная историческая необходимость, так что и говорить не о чем. Вот никто, собственно, и не говорил.

А меня во всем этом умиляет лишь единственное. Подавляющее большинство тех, кто сегодня идут крестными ходами и готовы на коленях выпаливать прощения у памяти невинно убиенного императора, это те самые люди, которые тогда сначала его убили, а потом долгими десятилетиями совершенно спокойно и органично воспринимали убийство как нормальное, естественное и справедливое дело. Не их потомки, кающиеся за преступления предков, а именно они самые. Тот самый народ-богоносец, ненавидящий «жидов и скубентов», боготворящий одновременно и Ленина со Сталиным, соль земли нашей, её душа, основа и опора.

А тому, кому не придет в голову ждать чуда от вновь обретенных святых мощей, в эту же голову и не пришло бы убивать детей в подвале, и всегда было неприятно чувствовать свою пусть и невольную, но точно определенную сопричастность к преступлению уже по факту рождения и проживания в стране победившего социализма.

Так что, тут всё тот же вопрос о ценностях. Хорошо и нравственно то, что на пользу чему? Ради чего? Зачем и для чего?

Финал чемпионата

Читатель gromoprovod на днях задал мне вопрос, который в разных вариантах я слышу давно и довольно часто, и даже неоднократно высказывал свое мнение по этому поводу, но, поскольку тема не исчезает и не становится менее животрепещущей, я решил всё-таки ещё раз написать несколько слов. Однако сначала само письмо:

Доброе утро, Александр Юрьевич, вопрос.
Без подвоха.
Вот я живу в городе ЧМ, прекрасно понимаю, что было куда эти деньги потратить с куда большей пользой.
Но, теми-же глазами, вижу, что и в данном раскладе - городу стало лучше. И качество дорог, и логистика (развязки) улучшились. Да, потёмкинства много было, но некую, пусть и малую толику, фасадов привели в порядок. Я уж не говорю об эксперименте, по выведению одной из центральных улиц в пешеходный режим, заставившем местный актив бурлить и, хоть и нехотя, но - приходить к консенсусам.
Т.е. пользу я вижу.
Но и признаки чумы вижу, сквозь пир.
А, поскольку уезжать я не собираюсь, в ближайшем будущем, и в этом городе мне жить - не радоваться не могу.
Как примирять эти две противоположности?
С учётом того фактора, что ближние мои круги, от действий Неназываемого & Co, в общем, не сильно и страдают.

По сути, это ведь просто одна из форм той раздвоенности и ощущения морального и душевного дискомфорта, которым мучилась последние несколько недель часть населения по поводу, не стыдно ли и достойно ли приличного человека болеть за российскую сборную, в то время как…, да вообще, пристойно ли развлекаться и испытывать какие-то положительные эмоции опять же, в то время как…

И сразу скажу, что мне меньше всего хотелось бы в данном случае вставать в какую-то менторскую позу и начинать давать надменные рекомендации. Прежде всего потому, что я считаю немногих, способных испытывать подобные чувства и задаваться подобными вопросами людьми совестливыми, чуткими, мыслящими, а, следовательно, лично для меня достойными всяческого уважения и внимательного корректного отношения. Какие-либо насмешки, даже не очень злые, тут совершенно не уместны. У людей болит, они искренни, чего уж тут ухмыляться, это надо самому быть последней бесчувственной сволочью.

И всё-таки я должен признаться, что сам не могу с чистой душой разделить эту боль. Видимо, не хватает душевной чуткости и тонкости. Жарил вчера шашлык, получилось очень вкусно, и мне на дано было потерять аппетит от того, что сотни тысяч, а, возможно, и миллионы детей в Африке ежегодно умирают от голову. Да, наверное, это довольно гнусно и уж точно гордиться здесь нечем, но вот так, лицемерить нет охоты. Появится возможность и представится случай, обязательно накормлю любого голодного, не только ребенка. Но это совсем из другой оперы.

Страна деградирует, народ исподличался и превратился в население? Для меня несомненно и отнюдь не радует, но я с большим удовольствием посмотрел финальный матч чемпионата и не чувствую от своего удовольствия никаких угрызений совести.

А футбольный праздник закончился прекрасной, очень характерной и знаковой фразой одного из полицейских начальников: «Жалко, что сейчас не тридцать седьмой год». С одной стороны данность ситуации в том, что большинству представителей власти и очень большой части бывшего народа действительно очень жалко, но с другой стороны в реальности и, правда, не тридцать седьмой.

Вот и пожелал бы жить спокойно, особо не заморачиваясь, стараясь не делать гадостей, но и не погружаясь полностью в саморазрушительное постоянное подробное самоедство, не лишая себя простых и от того особенно замечательных радостей. И ещё раз повторю и подчеркну, это не указание или поучение, а всего лишь самое доброе пожелание человека, искренне испытывающего к ближним исключительно положительные эмоции. Естественно, после нескольких рюмок водки. Иначе никак.

Цвет гранаты

Я жутко извиняюсь, но если США выдержат человека в таком галстуке, то этой стране не страшна уже никакая ядерная война.

P.S. Сам галстуки не ношу, потому здесь абсолютно беспристрастен и объективен.

Бон мо

Думал, меня уже в этой области ничто не может удивить. Но вот сегодня услышал по телевизору:

В разном настроении и разных ситуациях направляются на встречу русский и американский президенты. Владимир Путин после самого лучшего в истории чемпионата мира по футболу, а Дональд Трамп после самого худшего в истории саммита НАТО.

Был бы не таким ленивым, зааплодировал.

Патриотизм на’ви

Довольно часто многие любят в разных вариантах и по разным поводам цитировать иногда приписываемые Солженицыну слова: «У евреев есть взаимовыручка, а мы, русские, хуже собак друг другу».

Ну, не знаю и сильно сомневаюсь. Мой собственный жизненный опыт не дает никаких оснований для подобных широких обобщающих выводов, тем боле не позволяет абсолютизировать нечто подобное. И легендарная взаимовыручка именно евреев представляется мне сильно мифологизированной, и такое уж неприятие русскими своих однокровников и соотечественников тоже. Но я сейчас отнюдь не хочу углубляться в эти нюансы, в которых, на мой субъективный взгляд, больше от анекдотов, чем реальности.

Мне представляется, что тема и проблема тут более глубинная. Да, конечно, в ситуациях стрессовых, да и вообще не слишком комфортных и элементарно небезопасны, типа армии, тюрьмы или эмиграции, людям свойственно сбиваться в стаи по принципу «свой-чужой», и среди определяющих признаков в подобных сообществах зачастую определяющими становятся национальность и место рождения. Возникают разного рода гетто и землячества, иного рода объединения, иногда даже камуфлирующиеся по этнокультурные или просто культурные, но в глубине всё равно основывающиеся на единстве земли и крови.

Недавно под руководством Юрия Иосифовича Александрова, очень интересного психофизиолога, кроме прочего ещё и заведующего лабораторией Института психологии РАН, было проведено довольно любопытное исследование. Собственно, его идея родилась у Александрова во время семейного просмотра «Аватара», когда он с женой сопереживал «синим человечкам», а их пятилетний сын «болел» за землян и очень удивлялся, как родители не понимают, где «наши», а где «чужие и враги».

И вот в результате большой далее проведенной работы ученые выяснили, что дети четырех-шести лет практически всегда готовы лишить «чужих» даже абсолютно жизненно необходимого, вплоть до уничтожения этих самых «чужих», да, в общем-то особо об этом не задумываясь, роди пусть и не столь принципиальной, но определенных и явных преимуществ для «своих». Но с взрослением ситуация постепенно несколько меняется, и среди условно зрелых людей процентов девяносто пять всё-таки в обычной ситуации так уж легко не готовы отобрать у «чужих» жизненно необходимое ради некоторых преференций «своим». Однако, тут принципиально «в обычной ситуации». Как только она становится стрессовой, и чем сильнее этот стресс, тем быстрее и проще люди переходят в «детское состояние» и снова всё относящиеся к «синим» перестает иметь значение перед малейшим профитом для «землян».

Я с огромным уважением к работе и выводам ученых, но мне представляется, что тут имеется слабое место. Вопрос в том, что одно дело ради «своих» лишить чего-то абстрактных «чужих», и совсем другое – конкретного себя любимого. Ту, ещё раз повторяю и подчеркиваю, что речь идет исключительно о моем собственном личном жизненном опыте, обычно схема дает сбой. И я не наблюдал за более чем шестьдесят лет такой уж особой солидарности людей по любым принципам и признакам.

Так что, для меня картинка еврея, вытаскивающего «своих» из адского котла в то время, когда «русские «своих» же там топят, она больше из карикатур и анекдотов. В реальности всё проще, грубее и жестче. И в общем-то подлее.
В истории СССР и более всего в частности последней великой Войны есть один любопытнейший герой во всех смыслах этого слова, который был мне всегда если не особенно, то отдельно интересен своей, возможно, не слишком явной, но лично для меня очевидной нестандартностью. Это Иван Степанович Конев.

А вот по происхождению своему, образованию, карьере и всему изначально сопутствующему как раз абсолютный шаблон. Крестьянского происхождения идейный участник Гражданской, красный командир из унтеров Первой мировой, в дальнейшей предвоенной судьбе без особых отклонений, разве что более многих других счастливо проскочил чистки конца тридцатых, но и это, будем объективны, конечно, удача, но не уникальность.
Я на подробностях биографии далее особо останавливаться не буду, они широко известны даже непрофессиональному массовому читателю, среди многого прочего даже Борис Полевой написал о нем повесть «Полководец». Потому предельно кратко и пунктирно.

Войну Конев встретил командующим Северо-Кавказским военным округом, на базе которого была сформирована 19-я амия под руководством Ивана Степановича переброшенная сначала на Юго-Западный, а вскоре, после совсем уж катастрофического развития событий, и на Западный фронт. Каких-то выдающихся успехов он не добился, но, видимо, в понимании Сталина уровень его просчетов и ошибок не превысил определенного, приемлемого для вождя уровня, к тому же явно проявившийся дефицит кадров военачальников высшего звена, короче, в сентябре сорок первого Коневу присваивают звание генерал-полковника и делают командующим этого самого Западного фронта. И тут он проводит Вяземскую операцию. Её провал был столь впечатляющим, что разбираться приехала специальная комиссия под руководством Молотова и Ворошилова.

Некоторые историки и мемуаристы потом утверждали, что комиссия приехала вовсе не для того, чтобы определять меру вины и ответственности Конева, а вовсе с иными, чисто оперативно-тактическими целями. Но в это по ряду здесь не обсуждаемых причин верится с трудом, особенно если учесть, что туда входил Абакумов, занимавший тогда пост заместителя народного комиссара внутренних дел СССР и начальника Управления Особых отделов НКВД СССР, не предусматривающий участия в решении чисто военных вопросов. Но, как бы там ни было, Иван Степанович не повторил судьбу некоторых командиров первых месяцев Войны, его не только не расстреляли, но даже особо не потерял в карьерном отношении, хотя, конечно, с этого фронта его убрали.

Опять же, существует апокриф о вмешательстве в эту историю и заступничестве Жукова. Но у меня и тут нет большого доверия, слишком много я слышал и читал подобного, связанного с разными людьми, в конце концов не находившего фактического документального подтверждения. К тому же, дело даже не в чертах характера самого Георгия Константиновича, способности и желания которого влиять на Верховного явно легендированы и преувеличены, а больше в особенностях принятия решений именно Сталиным, естественно, как я их понимаю. Он мало и плохо поддавался чьему-то влиянию и не слишком прислушивался к любому чужому мнению по принципиальным вопросам, особенно, если дело касалось людских судеб, а ориентировался в основном на собственные инстинкты. А конкретно к Коневу по не совсем понятным мне, а, возможно, и вовсе не слишком формулируемым субъективным причинам, Сталин испытывал определенную симпатию и, я бы даже сказал, имел некоторую слабость. В общем, факт остается фактом, Ивана Степановича Жуков берет к себе заместителем по Калининскому направлению, а потом Конев становится и командующим сформированным одноименным фронтом.

И с этого момента он блистательно проваливает все операции и проигрывает все битвы, в которых участвовал. Понятно, что не единолично, и не одного его в том вина и ответственность, но именно при его самом непосредственном к этому отношении советские войска последовательно терпят крупнейшие поражения под Ржевом и Вязьмой, в Холм-Жирковской, Сычевской, Жиздринской, Старорусской и некоторых других операциях. При том, что в какой-то момент он вновь был назначен командующим Западным фронтом, потом переведен на менее важный Северо-Западный, но результат везде был один и очень стабильный. В февралю сорок третьего это, похоже, достало крайне благоволившего Коневу Сталина и Ивана Степановича освободили от должности «как не справившегося с задачами руководства фронтом», то есть, с формулировкой крайне опасной не только для карьеры, но, иногда и для жизни, отозвав в Москву в распоряжение Ставки Верховного Главнокомандования.

И там он просидел без дела и, как сами понимаете, на жутких нервах более четырех месяцев. Не понимал, что делать и как с ним поступят, говорят, обращался даже к находящемуся тогда в фаворе Мерецкову с просьбой, мол, ну, ладно, если мне фронт не доверяют, так пусть хоть армию дадут, уж с ней-то я, наверное, справлюсь. Но, снова по слухам, когда Кирилл Афанасьевич передал Сталину просьбу Конева, вождь ответил, типа, пусть генерал-полковник подождет, мы что-нибудь придумаем.

И действительно придумал. Дальше начинается полная фантастика. В июле сорок третьего Конева назначают командующим Степным фронтом, и с этого момента начинается практически непрерывная цепь великолепных побед. Участие в Курской битве, Белгородско-Харьковской операции, форсировании Днепра. Потом фронт переименовывают во 2-й Украинский и серия триумфальных успехов продолжвется. Не стану перечислять все, упомяну только Корсунь-Шевченковскую и Уманско-Боташанскую операции, вовсе шедевры военного искусства. С мая сорок четвертого Конев во главе 1-го Украинского фронта и в этом качестве победоносно заканчивает Войну, его войска, кроме прочего, играют, если не первую, то по меньшей мере вторую скрипку в Берлинской операции. Звание маршала, две звезды Героя, всесоюзная и даже в какой-то степени всемирная слава, всё как полагается. Легендарный великий воин.

Я на подробностях его послевоенной жизни совсем останавливаться не стану, замесу лишь, это мало кто помнит, что именно Конев в пятьдесят третьем был председателем Специального судебного присутствия, органа, осудившего Берию и приговорившего того к смертной казни. А в пятьдесят шестом в качестве Главнокомандующего Объединенными силами стран Варшавского договора руководил подавлением Венгерского восстания.

Но всё это я, собственно, веду к более всего умиляющему меня факту. В пятьдесят седьмом началась компания по смещению Жукова со всех руководящих постов. И якобы в начале ноября Хрущев позвонил Коневу и сказал, мол, тут на днях выйдет статья за твоей подписью, а если вякнешь, то поедешь вслед за Жуковым. Сразу требуется оговориться и подчеркнуть, что речь, естественно, в тот момент шла уже не о «поездке» на тот свет или даже всего лишь в лагеря, а максимум об отставке, ничего более. Но Конев не «вякнул» и третьего числа в «Правде» с его именем вышла статья «Сила Советской Армии и Флота — в руководстве партии, в неразрывной связи с народом». Полностью с текстом желающие могут познакомиться здесь, я же для иллюстрации приведу только небольшую цитату.

"Тов. Жуков приложил свою руку и к сценарию фильма «Сталинградская битва», который переделывался киностудией. В новом варианте картины, названной «Великая битва», удалено все то, что проповедовало культ Сталина, но зато в ней незаслуженное место занял Жуков. В дикторском тексте фильма появились внесенные лично Жуковым слова о том, что «разработкой плана и практической подготовкой Сталинградской наступательной операции руководили заместитель Верховного Главнокомандующего генерал армии Жуков, а также представитель Ставки генерал-полковник Василевский». Как уже было показано выше, это утверждение не соответствует исторической действительности. В этот же фильм искусственно, вне связи с событиями, были вмонтированы кадры, прославляющие Жукова в сражениях под Москвой и Берлином.
Характерным является то, что т. Жуков сам неоднократно выступал против культа личности Сталина, резко критикуя его за ошибки. Однако эта критика была рассчитана не на то, чтобы помочь преодолеть отрицательные последствия культа личности, а на то, чтобы возвеличить самого себя.
Эти и ряд других фактов свидетельствуют о том, что т. Жуков в результате недостаточной партийности неправильно понял высокую оценку его заслуг. Он потерял партийную скромность, которой учил нас Ленин и которая должна быть присуща каждому советскому государственному деятелю".

Кстати, многое сказанное в статье было не совсем уж несправедливым и безосновательным. Однако в тот момент он являлась, для меня несомненно, делом подловатым, непорядочным и в общем-то откровенно предательским.

И ни в это момент, ни ври всех иных публичных и не очень возможностях никто из блестящих «маршалов Победы» не вступился за Георгия Константиновича. А сам Конев, опять же по воспоминаниям родственников, неоднократно пытался объясниться с Жуковым хотя бы по телефону, но тот неизменно бросал трубку. Правда, вроде, в конце концов, практически перед смертью, они помирились. Но это уже совсем из другой оперы.

Прекрасно понимаю, что любая мемуаристика, особенно в отношении подобных личностей, всегда комплиментарна. И всё-таки из большого массива материалов, в том числе и достаточно личных, не предназначенных к публикации или вообще какому-то обнародованию, который был мне доступен при удовлетворении моего любопытства относительно жизни и судьбы Конева, у меня сложилось впечатление, что это был человек личной доблести без страха и упрека. Он всегда вел себя на поле боя безукоризненно. Его действительно любили и уважали солдаты.

На самом деле, вопреки сложившейся легенде, первыми во время Берлинской операции в немецкую столицу вошли вовсе не войска Жукова, а передовые части 3-й гвардейской армии танкового гения Павла Семеновича Рыбалко, которые захватили южные окраины города и уже рвались к центру. А эта армия как раз входила в 1-й Украинский Конева. Маршал дозвонился до генерала и велел изменить направление удара, в Берлин не идти. Потом официально считалось, что Конев просто выполнил прямой приказ Сталина, который однозначно назначил покорителем столицы Рейха Жукова и не желал тут никаких нюансов. Но тогда, в пылу боя, когда перед танкистами готовый пасть Берлин, офицеры кинулись к своему командиру, мол, скажи, что связь прервалась, и не расслышал, нельзя упускать такой шанс. Но Павел Рыбалко отказался, сказал, что верит Коневу больше, чем себе. И впоследствии признавал, что маршал, тогда, отчасти наступив на горло и собственной песне, отказавшись от чести взятия Берлина силами своего фронта, скорее всего, спас танкистов, которые, войдя в город без поддержки пехоты и вообще каких-либо сопутствующих сил, просто погибли бы.

А умер Иван Степанович Конев от рака в семьдесят пять лет. Из этого факта совсем уже нельзя извлечь никакой морали. И выводов тоже не сделаешь. Просто вот так.

Полный Познер

Владимир Владимирович излагают:

Я хотел сказать два-три слова не о футболе, разумеется, а о том, что происходит вокруг этого футбола, первенства мира.

Первое, разумеется, это то, что до него вся западная пресса была резко отрицательно настроена, и более того, Великобритания, они предупреждали своих граждан не ездить болеть за Англию, потому что в России бандиты будут избивать английских болельщиков, и напугали довольно большое количество людей. Из Англии относительно мало приехало болельщиков.

Но вообще говорили, что это будет неинтересно, что это будет позор и так далее. Это очень быстро изменилось, с тех пор тональность стала совершенно другой.

Приехало порядка трех с половиной миллионов человек, это большое число, и конечно, это определенная победа и прежде всего для Путина, потому что вот эти три с половиной миллиона человек, которые, вернувшись домой, будут рассказывать то, что они видели, а видели они только хорошее. Но есть попытки сказать, что все это неправда, что все эти улыбки со стороны русских – фальшивые. Но это не очень работает, когда люди чувствуют, что к ним хорошо относятся, они это воспринимают.

И при этом такое незнание, поразительно незнание жизни нашей страны, когда человек откровенно говорит, что он думал, что в магазинах пусто, что ничего у нас купить нельзя, то есть как будто это все еще советское время, и он поражается тому, что это все совершенно не так. Это, конечно, выигрыш, колоссальный выигрыш для образа страны, и в этом случае это, конечно же, успех.


Я давал интервью BBC не так давно, когда меня спрашивали: «Ну что, это успех для Путина»? Я говорил: «Конечно, это успех, который вы обеспечили. Если б вы так плохо не говорили, то, может быть, и не было бы такого успеха. Вы так настроили всех, что здесь ужас, что, когда они приехали и увидели, что не ужас, их отношение стало гораздо более позитивным, чем если бы они просто приехали ну как бы в нормальную страну».


Но есть вторая сторона, и я об этом хотел бы говорить более подробно. Сегодня мне позвонили из Национальной службы новостей, и меня попросили прокомментировать тот факт, что определенный сегмент нашего населения говорит о том, что мы зря радуемся, что вот этот психоз по поводу футбола, это никому не нужно, это ничему не соответствует, что у нас кровавый режим и что как только все это кончится, опять все будет плохо, все будет так, как было.

Речь идет о политических противниках нынешнего режима, о людях, которые считают себя либеральной интеллигенцией, скажем так, и те люди, для которых, как я понимаю, ничего хорошего не может быть в принципе, априори. Пока действует такая власть, какая она есть, ничего не может быть хорошего. И это довольно странная, на самом деле, позиция, при которой такое ощущение, что вот эти люди не могут преодолеть свои политические пристрастия, и лишены абсолютно возможности о чем-то трезво и объективно судить. Коль скоро это так, то тогда у них и шансов никаких нет.

То есть вообще-то, когда ты участвуешь в политической борьбе, ты должен уметь быть трезвым в своих суждениях, и только так можешь выиграть в какой-то борьбе. А здесь… их, видимо, и так раздражает успех этого чемпионата, а он действительно успешен, пока что ничего плохого не было, я уверен, что есть люди, которые мечтают, чтобы что-нибудь такое произошло, взрыв какой-нибудь, это точно совершенно, я в этом не сомневаюсь.

Это вот удивительная вещь, и она в какой-то степени может быть свойственна России больше, чем другой стране.


Ну, я к чему это говорю? Предположим, какая-нибудь партия или группа партий, которые не признают там того же Трампа, а очень многие в Америке против него выступают, но им и в голову не придет вот из-за этого отвергать любой успех. А это происходит, и происходит уже, скажем, то, что сборная России все-таки прошла до четвертьфинала, преодолев Испанию, воспринимается уже как политический момент, а не как спортивный.

Это означает, что патриоты так называемые, государственники, правы, а остальные неправы. Поразительная вещь, если вдуматься в то, что это говорит о состоянии нашей страны. Я о разделении людей.


P.S. А я ещё и о разделении мудей - А.В.

Славная слава

Не, ну, если серьезно, то это какую же надо колоссальную работу провести, сколько труда вложить, какой фантастический переворот в сознании и эмоциях произвести, чтобы в России сказанные неважно каким футболистом слова «Слава Украине» были восприняты как политическое оскорбительное деяние, требующие выговора от международной организации и осужденное населением.

Блестящий результат.

День рождения

Вот не хотел об этом писать раньше «под руку», чтобы не накаркать, но всё как будто уже разрешилось относительно счастливо и удачно, так что позволю себе поделиться эмоциями.

А эмоций этих последние дни было до странного много, хотя я обычно и не особо чувствителен к разного рода ужасам из ленты новостей и даже какая-то серьезная природная или техногенная катастрофа с большим количеством жертв на другом конце планеты, или сильно ближе, но с людьми незнакомыми, может иногда несколько огорчить, но сна не лишает, чего тут лицемерить. Но эта история с детьми в плену затопленной пещеры в Таиланде почему-то очень задела и впечатлила лично. Просто физически было нехорошо от сопричастности.

Однако сейчас хочу сказать совсем о другом. Официально поход ребят называют экскурсией. Но на самом деле не совсем так, они решили в той пещере отпраздновать день рождения одного из мальчиков. На самом деле тоже не особо принципиальная разница, но основной смысл в том, что это не несчастный случай, не стихийное бедствие или что-то подобное. А вполне осознанный и спланированный поступок во главе со взрослым человеком, их тренером, поскольку это детская футбольная команда, и, наверняка, согласованный по крайней мере с большинством родителей. И вообще такое поведение как бы находится отнюдь не вне поля обычно приемлемого и даже приветствуемого. На уровне какого-нибудь альпинизма, лыжной акробатики или прыжков с парашютом.

И вправду, не каких-то слюнтяев воспитываем, настоящих мужчин, пусть почувствуют вкус трудностей, приобщатся к пьянящему адреналину преодоления опасности…

Ну, не знаю. Все аргументы в пользу такого подхода мне прекрасно известны и в некоторых из них, видимо, имеется здравое зерно, процесс подготовки к взрослой жизни действительно неоднозначен и грани между разумной осторожностью и перестраховочной вредной трусостью не всегда абсолютно очевидны. Но в целом всё это представляется мне по большей части безответственным идиотизмом. Мир и так реально достаточно жесток и опасен, чтобы ещё специально искать на свою задницу стремных приключений.

И, кстати, тут разговор не только о детях. Романтизация и даже в некоторой степени реклама-пропаганда всякого рода экстрима адреналинщиков давно стала частью массовой культуры. Какой-то лично для меня довольно отвратительный бред пополам с извращением. Разрешили бы, что ли, уже скорее легкие наркотики, тот же адреналин продавали бы в таблетках и ампулах, для всех было бы много пристойнее и безопаснее.

А об относительности счастливого финала всей истории я упомянул не случайно. Ведь всё-таки в результате погиб спасатель. Старшина «морских котиков» Саман Гунан тридцати девяти лет, только недавно вышедший в отставку, добровольно поплывший на помощь мальчикам. Герой без страха, упрека и малейших оговорок. Только вот нахрена? Повеселились детишки, отпраздновали…

В любом случае и что бы то ни было дальше, футбольный чемпионат стал полным и несомненным триумфом Путина и всего созданного им государства. Организация блестящая и безупречная, подавляющее большинство объективных наблюдателей и специалистов утверждают, что, возможно, и вовсе самая лучшая за всю историю проведения турниров. На всех экранах мелькают английские болельщики с очень похожей комплекцией и примерно одним и тем же текстом из уст: «Россия фантастически приветливая, счастливая, безопасная и комфортная страна, а когда вернемся, будем всем рассказывать, как нам лжет наша пропаганда, рассказывая всякие страшилки и небылицы».

После чего в полной уже истерике бессилия ихние спецслужбы находят километрах в десяти от печально нынче известного Солсбери двух каких-то неизвестно чем обожравшихся бомжей и пытаются устроить вторую серию ужастика про Скрипалей и «Новичка». Но ничего громкого и эффективного явно не получается, спортивный праздник это никак не омрачает и с каждым днем изумительная репутация путинской страны только укрепляется. И тогда в ход идут последние козыри.

В отделение московской полиции заявляется некий джентльмен и рассказывает такую историю. Мол, он английский болельщик, ехал на такси, ему какие-то люди (?!) предложили выпить кофе, он глотнул и сразу вырубился. А очнулся на тротуаре, ограбленный, без денег и документов. Принимают заявление, начинается скандал, ищут таксиста, создают специальную следственную группу, поднимают на ноги лучших оперативников…

И вот через некоторое время выясняется, что это не просто джентльмен, а самый что ни на есть корреспондент ВВС. У кого-то есть ещё вопросы по поводу уровня топорных провокаций этих обнаглевших англичан?

Это машина Стелькина

Я много лет с большим удовольствием смотрю фильмы и передачи, кстати, отнюдь не только наши, посвященные тому, как американцы всех надули и никогда не были на Луне. Знаю всё в мельчайших подробностях, так что меня трудно чем-нибудь удивить. Но тут, наконец, увидел по нашему телевиденью впервые лет за двадцать пять нечто действительно любопытное.

Ну, не стану уже упоминать, что сначала показали длиннющее и очень увлекательное кино про то, что они всё-таки туда летали, но просто им инопланетяне приказали свернуть программу и прекратить безобразие. Однако потом снова на счет инсценировки и вот тут обнаружил новый для себя (прошу прощения, если кто уже в курсе, я ведь делюсь исключительно личными впечатлениями). Оказывается, ракета-носитель «Сатурн-5», которая в принципе выводила на орбиту все «Аполлоны», изначально по конструкции и мощности была не способна это делать и взлетала без экипажа и далее шлепалась в океан где-то в районе Азорских островов, а всё остальное и дальнейшее было телепостановкой и подделкой. То есть, до этого места никаких новостей для меня, главное в развитии темы. Некий доктор физико-математических наук Попов (вот видите, я даже фамилию запомнил) поведал, что наши про всё это прекрасно знали во время полета «Аполлона-13» ракету подобрали и доставили к себе на секретную военную базу в Мурманск.

И затем начинается самое увлекательное. Аппарат изучили, но скандал с разоблачением жульничества американцев устраивать не стали, а решили, что выгоднее их пошантажировать. И прижатые к стенке гады вынуждены были откупиться. «Там были вопросы связанные и с нефтяным эмбарго, и с проблемами по поставкам газа, и они нам построили несколько химических комбинатов, а потом и практически бесплатно КамАЗ».

Тут я прямо подскочил от возмущения. Не буду серьезно разбирать данный бред и спрашивать, какое нефтяной кризис семьдесят третьего, вошедший в историю под названием «нефтяного эмбарго» и связанный исключительно с арабо-израильским конфликтом, вообще имел отношение ко всей этой истории, но вот про КамАЗ меня искренне обидело.

Дело в том, что тут я многому сам был свидетелем, и кое-что про завод знаю. Вы знаете мое отношение к советской власти, меня трудно обвинить в излишней к ней любви и почтении, но здесь явная клевета. При всех оговорках и уточнениях КамАЗ всё-таки построил советский народ или СССР, это уж как кому удобнее считать и произносить. И начали строить за год до названной космической истории. Но дело даже не в этом. Минимум половина оборудования была отечественной.

А вторая половина действительно закуплена и устанавливалась, и налаживалась, и запускалась иностранными специалистами. Они же принимали немалое участие в разработке модели самого грузовика. Но это не были далеко только американцы и уж точно они не были там главными. Работало примерно 700 фирм из девятнадцати стран, очень много сделали немцы, французы, канадцы и итальянцы. Однако под руководством наших инженеров и в конце концов и предприятие м автомобиль получились, возможно, не самыми лучшими в мире, с большим количеством огрехов и проблем, но вполне достойные для своего времени и во всех смыслах советскими.

Так что, простите, но КамАЗ наш. Вне зависимости от полетов американцев на Луну. И доктора физико-математических наук тоже наши. Советские.
Евгения Чирикова явно героиня не моего романа. Но, с другой стороны у меня к ней нет и никаких претензий, и никаким образом я не могу упрекнуть её в какой-то повышенной халявности , социальном паразитизме ил даже просто излишней личной ленивости. Вполне современный активный человек, работящий, рассчитывающий на собственные силы и с относительно трезвым взглядом на мир.

Три года назад она переехала жить в Эстонию. Не будем сейчас разбираться в конкретных причинах, но, во всяком случае, и они вызывают у меня только уважение, она не на европейский вэлфер прельстилась и не собиралась сесть на шею их налогоплательщику, при этом великодержавно презрительно поплевывая на местное население и культуру. Полностью уверен в её искреннем желании адаптироваться и интегрироваться.

И вот теперь она написала нечто вроде открытого письма президенту Эстонии. Его основной смысл: «Первое время я верила старому мифу о русских, которые просто не хотят учить эстонский язык и не хотят интегрироваться в эстонское общество. Но после трёх лет жизни в Эстонии я готова заявить — это миф, который безнадёжно устарел и ушёл в прошлое». И далее рассказывает, с какими сложностями столкнулась, особенно в отношении своих детей, при обучении эстонскому языку. При этом, на мой взгляд, письмо крайне уважительное и совершенно не конфронтационное и не претензионное, а всего лишь с попыткой указать на проблему и попросить-предложить какие-то пути её решения.

Но моё внимание особенно привлекло, собственно, не само это обращение, а реакция на него весьма большого количества людей в сети. Как пример приведу самое стандартное и характерное: «Полная неадекватность. Люди, переехавшие в Штаты, Германию, Японию и т.д., оказываются в ещё худшей ситуации - там вообще никто не говорит по-русски, но дети сразу идут в школу, практически ничего не понимая, и ничего - проходит неделя-другая, потом месяц-два, и уже никто не может сказать, что они родом из другой страны. Пришлось видеть множество таких примеров, поэтому удивляюсь инфантильности г-жи Чириковой, когда ей все и всё должны. Изучать язык в разных центрах - дело совершенно безнадёжное, это для тупых и ленивых. Словарь в руки, телевизор перед глазами, непрерывное общение (даже не ничего не понимая вначале) - через месяц будете как рыба в воде».

Меня всю жизнь умиляет уверенность многих, что если у них есть какие-то способности, то они естественны и обязательны для всех, а если нет, то это уроды или придуриваются. Однако встречал людей, которым стоило месяц пожить в какой-то стране, и они начинали довольно бегло болтать на местном языке. И людей, которые годами где-то жили, честно и упорно учили язык, но оставались абсолютными валенками.

Мой старший сын в детстве учился играть на флейте и как-то я присутствовал на его разговоре с девочкой из музыкальной группы, они в коридоре, одеваясь на прогулку, издавали какие-то звуки, обменивались мнением, чистое ли это фа, или фа-диез. В результате, после короткой дискуссии девочка согласилась с мнением моего сына, и действительно, у него столь абсолютный слух, что он в таких вопросах никогда не ошибался. Но я, если даже посвящу этому всю жизнь, к огромному моему сожалению, в подобной ситуации не отличу до от си.

Да, мне горько и, честно скажу, порой сильно обидно, что Бог обделил многими способностями. Но, по крайней мере, не отнял понимания, что все люди слишком разные и не стоит чужие слабости воспринимать как такую уж полную человеческую второсортность и неполноценность. Зато я хорошо умею искать грибы и неплохо их готовлю.

Но, да, каждый более способный имеет конкурентное преимущество. Ничего с этим не поделаешь. Конечно, определенная доля смирения и юмора может помочь, но не всегда и не полностью.

Памяти Хоттабыча

Я, честно говоря, сильно удивлюсь тому, что даже не очень знаю как точно обозначить, то ли это непрофессионализм, то ли разгильдяйство, то ли просто глупость и лень западных политиков, СМИ и какой-никакой, но всё-таки существующей если не пропагандистской, то хотя бы контрпропагандистской системы. Что-то там мекают и вякают, пытаются вставить даже не палки, а тоненькие ломкие прутики в колеса разных российских боевых машин пехоты типа «Раши тудей», вместо того, чтобы сделать самую примитивную вещь. Начать у себя транслировать с хорошим синхронным переводом передачи наших федеральных каналов. Без всяких комментариев, в чистом и незамутненном виде.

Вот, например, опять какие-то невнятные утечки относительно участия наших чекистов в попытке переворота в Черногории, что-то совсем мутное про плохое самочувствие некоторых англичан, очередные воровские терки на Лазурном побережье… Короче, снова пустая клевета и клиническая русофобия. Зачем? Показывайте как есть.

В смысле, Россия, конечно, не обязательно должна утюжить ракетами прибалтийские страны, но на то и существуют спецслужбы, чтобы в зоне наших жизненных интересов, которой в первую очередь является постсоветское пространство и восточная Европа, сменять враждебные правительства и ставить нужные дружественные. Кроме того, из первоочередных задач, при помощи имеющихся на территории Афганистана сотен тысяч наших тайных и явных сторонников, необходимо срочно развязать широкомасштабную партизанскую войну там против американцев, начав исправлять колоссальную в свое время совершенную ошибку по выводу войск.

Это и огромное количество подобного вчера весь день, и, конечно не только вчера, а постоянно, я просто в данном случае упоминаю конкретное, звучало на Первом канале в самом рейтинговом и авторитетном политическом ток-шоу из уст самых приближенных к власти идеологических гуру. Что ещё нужно, почему на Западе не используют? Я не понимаю.

И ещё. Вам может показаться, что тут никакой логической связи, но я уже неоднократно просил прощения за разорванность своего сознания, так что, не обессудьте. Илья Яшин, надежда и опора демократического либерализма, светоч свободолюбия тут разразился тирадой:

«Друзья мои, так нельзя. Откуда столько злобы и презрения к собственному народу? Давайте расставим точки над i. Болеть за свою сборную на чемпионате мира — это нормально. И это не делает тебя соучастником преступлений, которые совершают высокопоставленные чиновники. Ходить по улице своего города с национальным флагом, скандировать название страны — это нормально. И это не превращает тебя в сторонника правящей верхушки. Любить свою страну — это нормально. И это не означает, что ты обязан одновременно любить правительство и президента».

Вот оттуда и столько презрения к собственному народу. Что типичный представитель этого самого отсутствующего народа нелепо оправдывается непонятно перед кем и непонятно за что, но, прежде всего, просто непонятно. Для тебя «Ходить по улице своего города с национальным флагом, скандировать название страны — это нормально», ну, так и ходи. Только уже скандируй и не отвлекайся на идиотские вопросы.

Нормально

Если перестать хоть ненадолго балаганить и юродствовать, то на полном серьезе я очень благодарен нынешнему чемпионату мира по футболу. Даже не то, что мне удалось, а как-то само собой прояснилось и сформулировалось то, что я, конечно, на самом деле понимал и чувствовал всегда, но не мог, или, скорее, просто не очень хотел четко определить, потому испытывал определенный душевный и интеллектуальный дискомфорт. Сейчас попытаюсь объяснить, что имею в виду.

Ведь по сути, если отбросить всякие примеси и нюансы, население этой страны разделилось на три части.
Естественно, абсолютно не равномерные, но всё-таки явно существующие.

Подавляющие большинство с искренним восторгом воспринимает каждую игру как битву за честь Родины, каждую победу как разгром врага, никак не может довоевать ту великую Войну и в едином порыве таким образом чувствует и свое единение и родство со всё более с каждым пенальти обожаемой властью.

Другая часть, неизмеримо меньшая, но тоже с полной искренностью считает, что нельзя наслаждаться спортивным праздником и праздновать футбольные удачи, когда в государстве… Ну и тут начинается подробное перечисление всех этих «когда», начиная от разрушения демократических институтов и наличия политических заключенных и заканчивая повышением пенсионного возраста и налогов.

И третья, возможно, ещё меньшая часть с несколько смущенной улыбочкой-гримасой не слишком внятно бормочет нечто, типа, мол, да, я, конечно, понимаю все недостатки и даже ужасы происходящего, но ничто человеческое мне не чуждо, к тому же являюсь болельщиком, потому всё-таки переживаю за нашу сборную и счастлив, когда она выигрывает.

А мне при всем желании, даже если оно было бы, не получается примкнуть ни к одной из этих позиций. Все они мне совершенно, нет, не могу сказать противны или омерзительны, но, несомненно, чужды до уровня неприятного. И нынче очень ясно и четко стало понятно почему.

А если бы всё в стране меня устраивало? Если бы я считал, что русский народ существует и достоин самого лучшего? Если бы у власти стояли мудрые и уважаемые мною люди? Да, что там перечислять и придумывать, любые «если», снимающие любой негативный оттенок отношения к происходящему. Это что-то изменило бы в моих эмоциях по поводу спортивного соревнования в игре, которая в любом случае является всего лишь игрой, какими эпитетами её не награждай? Я был бы счастлив от забитых голов, от того, что «мы порвали Испанию» и на этой основе ощущал бы себя единым целым с окружающими, орущими «Рос-си-я!»

Похоже, нет. И тут дело не в недостатках государственной системы, ущербности режима, духовной и нравственной деградации населения или чем-то подобном. Что-то глубже. Скорее всего, просто выродок.
Просто хочу отметить, без всяких далеко идущих выводов, что желающие проверить, без труда могут убедиться по времени публикации текста, что о победе российской сборной я написал при счете 1:0 в пользу Испании.

А вы можете продолжать со мной очень убедительно спорить по всем вопросам. Удачи.

Список жертв

Любопытно, но я обычно бываю более всего прав тогда, когда не придаю особого значения своей реплике, брошенной вскользь и без излишней серьезности. Однако, зная об этом, я, признаться, всё-таки не совсем ожидал, что окажусь настолько точен относительно накаленности животрепещущей темы про смертную казнь. Давненько в моем скромном блоге не было столько комментариев и таких эмоционально заинтересованных.

Ещё раз повторю и подчеркну, что я своего мнения вовсе не высказывал, а всего лишь отметил тему, как не прекращающую до сих пор быть больной. Ничего более. А обсуждать здесь категорически ничего не желаю по двум причинам. Во-первых, многократно свою позицию формулировал и не вижу смысла каждый раз повторяться. А, Во-вторых, и это самое главное, уже довольно давно у меня есть внутренний список вопросов, любые публичные размышления вокруг которых вызывают элементарную, но очень сильную чисто физическую изжогу. Любой, кто действительно знает, что это такое, прекрасно поймет, почему я стараюсь в данном случае беречь свое здоровье и не рисковать.

Это список я сейчас полностью приводить не стану, кратко упомяну только основное из верхней части. Тут «на» или «в» Украину, право на ношение оружие, уже названная смертная казнь, аборты, усыновление детей семьями геев, особый путь России и прогрессивная шкала налогообложения. И, как я, честно говоря, даже в какой-то степени предполагал, в развернувшейся ниже дискуссии о правых и левых ценностях кое-что оказалось затронуто. Это, похоже, неизбежно, оно всё оказывается как-то ментально и астрально связано, здесь как вымя и херес, для понимающего единство данных понятий естественно и неразрывно, а постороннему объяснить не возможно.

И вот мне, несмотря на опасность сильной боли в области солнечного сплетения, запасшись альмагелем, пришло в голову всё-таки сказать несколько слов по поводу, где моя личная позиция наиболее сложная и неопределенная. Что, в принципе, для меня очень не характерно, я обычно обвиняем как раз в обратном, в излишней категоричности м преувеличенной однозначности критериев. Так что, здесь случай действительно исключительный. Только, умоляю и прошу понять, я не в виде спора или попытки дискутировать с кем-то, а только как попытка поделиться собственными ощущениями.

Имею в виду аборты. Тут особенно я уязвим тем, что от меня по молодости в жизни женщины несколько раз эти самые аборты делали, правда, не всегда спрашивая моего разрешения и даже не всегда советуясь, но иногда и с полного моего согласия. Я и не то, чтобы особо этого стыжусь, хотя тоже, видимо, имеет место, но точно сожалею очень сильно. Одно из немногого в своей судьбе, если вообще не единственное, что изменил бы задним числом, если бы мог. Сказать, что ношу грех на душе, было бы слишком высокопарно и пафосно, но груз, конечно, имеется и, к великому сожалению, непоправимый.

При том я категорический противник законодательного запрещения абортов. Опять же, не стану обосновывать, дабы не спровоцировать кого-то на приведение контраргументов, просто уточняю свою позицию. И к планированию численности семьи всеми разумными способами тоже отношусь более чем положительно, как в принципе к любым рациональным действиям во всех областях, даже самых тяжелых в этом плане, имею в виду рациональность.

Короче, ни в чью личную жизнь лезть не собираюсь и ещё меньше признаю таковое право за государством. И людей как таковых, мягко говоря, не очень люблю, потому, казалось бы, их размножение не должно доставлять мне никакого удовольствия. А всё-таки ужасно не хочется, чтобы женщины делали аборты. Уж очень сладко пахнет новорожденный. И слишком большое наслаждение получаю, прижимая его к груди. Хоть и прекрасно понимаю, что из него очень даже может вырасти маньяк-убийца или коммунист.
Один из главных вопросов и одна из самых животрепещущих тем, из всех, которые до сих пор до глубины души и напряжения всех интеллектуальных сил волнуют всё человечество – допустимость смертной казни.

То есть, это надо было пройти эволюционный и цивилизационный путь такого масштаба и нынче, в двадцать первом веке после как бы рождества Христова воспринимать как почти самую основную и нравственную и практическую проблему возможность организованно и по взаимной общественной договоренности убивать себе подобных.

Написал, было, «уму непостижимо», но тут же понял, что как раз именно это более чем постижимо и даже естественно. Хоть и забавно.
Эти четыре темы как будто абсолютно не связаны между собой, но в моем усталом, разорванном и сумеречном почти уже до уровня шизофрении сознании они почему-то постоянно сливаются в одну единую, и заранее прошу прощения, что вот таким нелепым способом это выплескивается.

Первое. Весь мир, но особенно, конечно, Европа и США панически боится и внешне зачастую довольно смешно, по-детски пытается что-то делать с эмиграцией, больше говоря о нелегальной, однако на самом деле любой социальной и экономической. Как довольно верно заметил один неглупый английский профессор русской души и культуры, начинаются заседания римского сената, посвященные регулированию нашествия варваров.
По моему субъективному и совершенно личному, непрофессиональному мнению на уровне государств и обществ бороться за свою целостность и ценностную суверенность не только можно, но и необходимо всеми возможными способами и пускать дело на самотек в вопросе иноземного и инокультурного нашествия недопустимо и безответственно.

Одновременно для меня незыблемо право и опять же даже внутренняя нравственная обязанность каждого отдельного конкретного человека вне зависимости от места рождения и любых расовых и национальных принадлежностей всеми силами стремиться жить там, где он хочет и где по его представлениям он может наиболее полно себя проявить.

И всё это вместе никак не отрицает и не изменяет того факта, что любые рациональные действия тут бессмысленны, процесс обречен на саморазвитие и здесь возможна лишь речь о сохранении каких-то остатков чувства собственного достоинства перед лицом неизбежного. По принципу, что все мы без вариантов умрем, но это ещё не повод немедленно идти вешаться или хотя бы не обращаться по этому поводу к врачам.

Второе. Если человек, кстати, не только у нас, но у нас и последние годы просто несколько более среднестатистического, очень условно относящийся к некой оппозиции властям или по крайней мере главенствующему среди населения направлению взглядов и мыслей, говорит, что опасается за свою жизнь, над ним по большей части издеваются или минимум посмеиваются. Мол, кому ты нужен, только рекламу себе таким образом делаешь. Когда его после этого всё-таки убивают, то издевательства с усмешками не только не прекращаются, но даже обычно повышаются в градусе, поскольку тут ещё примешивается «довыпендривался, свои же и грохнули». Если человек объявляет голодовку, то уж просто ржут.Типа, знаем, как они голодают, сплошное цирковое представление для дураков. Но в любом случае, когда человек, предупреждающий об опасности или объявляющий голодовку остаются в живых, то это служит для их мягко говоря оппонентов лучшим доказательством собственной безупречной правоты.

И получается, что если я уважаю оппозиционера и его взгляды, то, по идее, должен желать его смерти, чтобы он не скомпрометировал это мое уважение. Но, знаете, я как-то в такую игру не играю. Считаю это весьма омерзительной подлостью. И не собираюсь даже чисто теоретически рассуждать, кто сколько может продержаться без еды и почему человека ещё не убили, хотя давно вполне могли бы. Гадость и самая последняя низость.

Третье. Максима Шевченко (его личность здесь категорически не обсуждается), спросили, как он относится к тому, что только что вторично арестовали Юрия Дмитрова по уже новому обвинению в сексуальном насилии. Максим ответил, что подробностей дела Дмитриева не знает, но в принципе против него ничего не имеет и желает ему всяческого добра. Однако выразил почти возмущение, что все так называемые либеральные и демократические борются за свободу Дмитриева, а вот про Расула Кудаева, который отбывает пожизненное заключение в одной из самых страшных колоний страны по явно сфальсифицированному обвинению, никто не говорит, что свидетельствует о явной ангажированности и тенденциозности такого рода «правозащитников». И я в самых разных вариантах слышал это тысячу раз. Почему вы говорите о Ходорковском, он что, единственный у нас несправедливо осужденный? Зачем вы заступаетесь за Пусек, разве именно они самые несчастные в наших лагерях? Ну, и тому подобное.

Мне всегда в таких случаях хочется взять монтировку и перебить человеку руку (надеюсь, понятно, что это потаенные и никогда на практике не исполнимые желания, которых я к тому же и искренне стыжусь). А потом перевоплотиться во врача-травматолога, к которому придет этот пострадавший, и устроить ему скандал. Мол, чего вы явились ко мне со своей рукой, думаете это сейчас самая тяжелая травма в нашей больнице? И почему я должен заниматься именно вами? Подумаешь, рука! Тут десять человек с разбитыми вдребезги черепами, чего лезете с глупостями?

Четвертое. Очень жаль, что мексиканцам не разрешили отметить «День мертвых» карнавальным шествием по Красной площади. Подозреваю, что и сами наивные латиноамериканцы не понимали до конца, насколько это было бы великолепно и символично. Из компетентных источников я слышал, что даже была мысль разрешить им вынести ненадолго Ильича из мавзолея и немножко с ним поплясать, но установилась погода со слишком высокой температурой, решили не рисковать мумией. Обидно, такой шанс упущен. Но ничего, уверен, у нас ещё много интересного впереди.

…За последние дни всё чаще слышал унылую и туповатую шутку, что вот кончится чемпионат и начнется война. И с каждым разом в ней всё меньше шутки и всё больше унылости с тупостью. «С первыми холодами стаи аистов поднимаются на большую высоту и, ведомые инстинктом, двигаясь по известным маршрутам, улетаю на «зимние квартиры». Зимуют птицы на юго-востоке и западе Африки». Но уже несколько лет аисты-мигранты отказываются покидать Европу и остаются там зимовать, особенно в Германии и Франции. Что до сих пор не могут понять орнитологи, так это почему точно такие же птицы и практически с тех же широт и климатических условий в России и Польше своих привычек абсолютно не изменили и по-прежнему осенью становятся на крыло.
Я, если и упоминал когда-нибудь имя Олега Сенцова, то, по-моему, ни разу не высказывал своего мнения по поводу сути истории. Это потому, что для меня там всё слишком ясно и однозначно, так что, не видел никакого смысла что-то обсуждать. Но вот появилась информация, после которой у меня появились вопросы, которые я и хотел бы предельно кратко сформулировать. Приведу факты в изложении РБК:

«На конференции ОБСЕ по свободе слова на Украине неизвестный мужчина в военной форме заявил, что лично перевез в 2014 году на территорию Крыма некие предметы, из-за которых режиссера Олега Сенцова обвинили в терроризме, сообщает издание Strana.ua.

"Один из тех предметов перевозил я лично — на собственном автомобиле, на котором я перевозил наших военных", — сказал он. Издание отмечает, что из контекста речи мужчины можно сделать вывод, что речь идет о взрывчатых веществах.

По его словам, разгласить эту информацию он решил для того, чтобы украинские спецслужбы нашли тех, кто ее "слил" и "подставил" Сенцова. Мужчина также предположил, что Сенцов "не выгоден своими знаниями как Киеву, так и другим товарищам".

По данным Strana.ua, мужчину зовут Сергей Стериков, на фотографиях в социальных сетях он часто позирует в военной форме, у него есть несколько наград, которые могут говорить о его участии в силовой операции в Донбассе».


Но, прежде всего, хотел бы пояснить, что изначально мною сказанное «ясно и однозначно» не относится отнюдь к тому, поджигал ли Сенцов подоконник в офисе партии «Единая Россия» и не готовил бы взрыв памятника Ленину. Меня это совершенно не интересует. А ясно и понятно мне следующее.

Первое. Следственным, судебным и всем прочим правоохранительным российским органам я абсолютно не доверяю. Представленные публично улики и доказательства, которые я внимательно прочитал и почти изучил, меня совершенно не убеждают и, если бы я был присяжным на этом процессе, то однозначно проголосовал бы за «не виновен».

Второе. Если бы я узнал, что гражданин Украины в той ситуации действительно совершил инкриминируемые действия, то я никак для себя чисто по-человечески не воспринял бы это как преступление, а совсем наоборот, посчитал бы такие поступки совершенно естественными и даже достойными уважения.

Третье. Олег Сенцов не является военнослужащим, так что, формально его нельзя называть военнопленным, но, по сути, в любом случае, называй террористом или диверсантом, как немцы иногда называли наших партизан во время Войны, подбирай для него любую статью из уголовного кодекса по собственному желанию и фантазии, в любом случае он остается только и просто человеком, в той или иной форме боровшимся против оккупации и захвата части территории своей страны иностранным государством.

Четвертое. Вся история с насильственным и принудительным объявлением Сенцова российским гражданином и вовсе выходит за рамки любого элементарного здравого смысла и является запредельным подлейшим абсурдом. Даже нацистом не приходило в голову судить названных партизан как немецких граждан, по крайней мере, расстреливали и вешали, честно признавая за ними право оставаться до последнего момента советскими людьми.

Пятое. В любом случае двадцать лет по предъявленным обвинениям представляются мне наглой и циничной показательной местью взбесившихся отмороженных чекистов, полностью утративших всяческие представления о нравственном и допустимом, да что там, примитивно приличном.

На самом деле мог бы добавить и ещё десяток пунктов. Но обещал кратко, потому прекращаю, думаю, в принципе мое отношение к ситуации в целом понятно. И возвращаюсь к тем вопросам, которые возникли у меня после приведенной выше информации о инциденте на конференции ОБСЕ в Киеве. Давайте отбросим всю лирику с нюансами и посмотрим на происходящее без малейших эмоций или идеологических пристрастий.

Сенцов сидит и объявил бессрочную голодовку. Его возможно жизнь и уж точно здоровье находятся в серьезной опасности вне зависимости от отношения к существующей или нет вине. И в этот момент на трибуну международного мероприятия под телекамеры выходит некий человек, представляющийся украинским военным, и публично дает показания, что он передавал лично Сенцову взрывчатку.

На мой субъективный взгляд, тут может быть всего два варианта. Или он примитивный на уровне для идиотов провокатор российских спецслужб, или просто шизофреник, полностью не понимающий, что делает. Если кто-то хотя бы чисто теоретически предложит нечто третье хоть сколько-то внятное, буду признателен, но мне ничего придумать не удалось и при подключении всех резервов фантазии.

Однако более всего удивительно мне даже не это. А поведение украинских правоохранительных органов. Почему этот человек не был немедленно арестован, и не началось публичное следствие по поводу его изумительного поступка? Возможно, конечно, со временем что-то прояснится, но пока всё выглядит крайне нелепо и невразумительно.

И напоследок, чтобы не осталось двусмысленности относительно самого Олега Сенцова. Я в любом случае однозначно на его стороне и искренне ему сочувствую. А не призываю к чему-либо только по полной уверенности в бессмысленности в данной ситуации каких бы то ни было призывов.

Never cry wolf

Трудно придумать лучшую современную иллюстрацию для старинного сюжета про мальчика-пастуха, который слишком часто попусту предупреждал о приближении волков, и ему не поверили, когда те действительно напали на стадо.

Мне и окружающим последнее время по три-пять раз в день на телефон приходят СМС от Росгидромета о том, что сегодня ожидаются разные погодные неприятности и не стоит выходить из дома. В принципе, я особо никуда и не стремлюсь, так, больше на балконе или у себя в деревне в предельно безопасном дворе. Но, действительно, такого рода предупреждения иногда бывают полезны.

Однако уже с месяц они стали абсолютно бессмысленны, к ним привыкли, ничего особо опасного в реальности не происходит, и никто уже их даже вовсе не читает. А если действительно что-то серьезное? Неплохой и достаточно по сути эффективный ресурс истрачен впустую. В том и есть основная ущербность повышенного алармизма.

Кстати (а, может, и совершенно не кстати, просто я сейчас несколько на бегу и всё сваливаю в одну кучу), мне кажется, что великий турецкий народ дал достойный ответ что нашим патриотом, кричащим об уникальности и особом пути России, что либеральным русофобам, говорящим практически о том же, но с противоположной, негативной точки зрения. Подтерлись ребята, казалось бы, так надежно и тщательно созданным наследством Ататюрка. Выбрали простой и верный путь пожизненного султаната.

Так что, нет никакой такой уж русской исключительности. Не одни мы чурки, пока будут турки. Любой национальности.

P.S. И уж заодно. Что-то меня начинает беспокоить судьба уругвайской демократии. Похоже, излишне зашевелились там фашистские недобитки. Не к добру.

Чужие могилы

История про псковских десантников, могилы которых в свое время, по сути безымянные, обнаружил и предал огласке в свое время Лев Шлосберг, давно и хорошо известна. Так что, я ничего повторять и уточнять не стану. Тут мне добавить нечего.

Но вот спустя четыре года «Новая газета» опять обратилась к этой теме, корреспондент съездила, посмотрела сегодняшнюю ситуацию. И написала очередной материал с причитаниями, обличениями, моральными и нравственными выводами и призывами, короче, со всем соответствующим определенному направлению образа мыслей и чувств.

А я, любопытства ради посмотрел на народную реакцию в соцсетях. И там, если не подавляющая, то, во всяком случае очень заметная нота: «Какое дело всем этим шлосбергам до наших русских солдат?» И вы знаете, если отбросить не то, что неуместный или отвратительный, но просто лишний антисемитский оттенок, то в принципе я с этим согласен.

Давайте всё-таки попробуем без всяких надуманных и во многом искусственных эмоций определить цель всех этих разборок и копаний с могилами, простите за невольную тупую двусмысленность.

Если тут попытка зафиксировать какие-то факты и собрать материал для будущего условного Нюрнбергского процесса, то некоторые основания имеются. Но, признаем, крайне слабые и почти эфемерные. Для такого процесса главное, конечно, не доказательства, какими бы несомненными или наоборот зыбкими они не были, а чтобы враг оказался физически разгромлен и находился полностью во власти судей. Если у кого есть на это хоть какая-то надежда, то тогда да, собирайте документы, копите улики и тщательно всё фиксируйте. Но для этого вовсе не обязательна какая-то особая публичность и постоянная почти истерическая надрывность тона. Тут гораздо важнее аккуратность и спокойное усердие.

Но по моим ощущениям и впечатлением преобладает несколько иное. Эдакое громогласное моралите, на тему, как же вам не стыдно зарывать своих родных и близких в безымянные (тем более нелепо уже сейчас, когда на многих захоронениях уже установлены вполне приличные, а то и почти роскошные памятники) могилы вне кладбищенских оград, как собак каких-то, а не со всеми почестями, как славных героических воинов, погибших за Родину. Да ещё и врать при этом, что или не знаете ничего об обстоятельствах их гибели, или вообще придуриваться, что никто не погиб на войне, а всё это или клевета, или несчастный случай.

Послушайте, отстаньте от этих людей. Действительно, совсем не ваше дело. Я практически уверен, и у меня пока нет никаких оснований в этом сомневаться, что солдат-срочников под угрозой расстрела или даже хотя бы тюрьмы за отказ выполнять приказ туда не гнали и заградотрядов сзади не ставили. Военные знали, на что идут, а их родственники реагируют так, как считают нужным. Всех всё устраивает. Зачем вы лезете к ним со своими сопливыми причитаниями и абсолютно чуждыми им моральными нормами?

Это глупо и бестактно. Не надо заходить за ограду чужой могилы, особенно, если нет сомнений, что и покойные, и причастные живые вам там не рады.

Подвиг

Так почти случайно вышло, что, просматривая вчера интервью Кикабидзе Немцовой, я заодно наткнулся ещё на несколько, в том числе сначала прочитал, а потом и полностью посмотрел интервью, данное ей Коломойским.
Только меньше всего я хочу сейчас обсуждать личность и деяния Игоря Валерьевича. У меня к нему отношение сложное, хотя, конечно, в целом вполне положительное, особенно относительно его работы на посту Председателя Днепропетровской областной администрации. Но на мое мнение можно вовсе наплевать, тем более, что я его абсолютно никому не навязываю, а сего лишь делюсь личными впечатлениями и ощущениями.

А поразило меня и привело к желанию написать эти строки вот что в упомянутом интервью. Жанна спрашивает: «Уже после отставки, вы сказали следующее: "Гордыня - смертный грех, но я горжусь. Для меня это - большой подвиг". Могли бы вы рассказать, в чем состоял ваш подвиг, и чем вы, собственно, гордитесь?»
И вот на этом месте я на мгновение споткнулся. Признаться, слово «подвиг» мне никогда на приходило в голову в таком контексте. Но тут я задумался, а не является ли действительно совершенное тогда Коломойским подвигом?

Вообще-то, для меня субъективно несомненно, что Коломойский классический, во многом даже анахроничный бандит. И мало для кого прозвище столь естественно, органично и оправдано, как Беня для Игоря Валерьевича. А когда-то написанные великим провидцем строки: «Полиция кончается там, где начинается Беня» относятся к нему непосредственно и безусловно. Но бандит тоже может совершить подвиг. С моей точки зрения тут требуются всего два признака. Во-первых, поступок должен быть бескорыстным и иметь в своей основе нечто высоко духовно идейное. И, во-вторых, человек должен рисковать собственной, а не только чужой жизнью.

Был ли в поведении Коломойского меркантилизм, корысть и холодный расчёт на получение каких-либо материальных преференций. Уверен, что да. Иначе Беня не был бы Беней. Но только ли это им двигало? Опять же уверен, что нет. Если исходить исключительно из стремления к выгоде в примитивном её понимании, то тех же, а возможно и значительно больших результатов Коломойский мог бы добиться многими иными, прекрасно известными ему способами, гораздо более спокойными и безопасными в личном отношении. Нет, он действительно хотел независимости Украины во всяком случае от путинской России. Так что, по этому параметру я бы однозначно от возможности подвига не отмахивался.

Рисковал ли он жизнью? На самом деле он всегда в той или иной степени «бегал по лезвию бритвы» и мужик довольно рисковый, несмотря на всю свою еврейскую предусмотрительность и осторожность. Но в этом мутном пруду гарантий нет даже у самых ловких и крупных хищников. Однако следует признать, что в период, будем называть вещи своими именами, организации вооруженного отпора силовой агрессии государства и его специальных служб, не брезгующих ни какими методами, личные риски Бени были много выше обычных. И он об этом отлично знал, и пошел на это совершенно сознательно.

Итого выходит, что в принципе о подвиге вполне можно говорить. Тем более, что и результаты с определенной позиции можно трактовать как вполне героические. Он отстоял не только область, но сделал много и для сохранения всей страны. И уж точно, что с точки зрения самого Коломойского, человека с минимальными комплексами по поводу скромности и отсутствия гордыни, нет, получается, ничего удивительного или даже немного странного, что он посчитал совершенное им подвигом.

Но в том-то и дело, что нет! Оказывается, я изначально ничего не понял. И Беня имел в виду совсем другое. Речь идет не о создании и вооружении добровольческих батальонов, не о противостоянии с боевиками Олега Царева, не обо всем том гигантском комплексе работ по защите страны, проведенных Коломойским в тот период, относительно всего этого Игорь Валерьевич достаточно скуп в характеристиках: «Уже эту оценку могут давать все остальные». А истинным подвигом он считает совершенно другое.

Вопреки мнениям и желаниям своей большой и дружной семьи, вовсе не обращая внимания на отношение своему безрассудству всей мишпухи: «Для человека, живущего в Европе, в Женеве, в комфортных условиях, взять все бросить и поехать в Украину - это подвиг». Вот уж воистину: «У каждого человека своя система оценки ценностей!»

Я не знаю, поставят ли когда-нибудь на свободной и независимой Украине памятник Игорю Коломойскому. Вряд ли, но если и поставят, то зря. Наверняка всегда найдутся те, кто будет пытаться его как-нибудь испоганить, а то и сломать. Подвиг там или не подвиг, но такие люди, мне кажется, не для памятников. А вот памятник Бене я бы поставил.
Жанна Немцова взяла интервью у Вахтанга Кикабидзе. Актер позволил себе некоторые высказывания, в том числе о СССР и его гербе, не совсем укладывающийся в нынешний российский патриотический тренд. То есть, по мим понятиям изложил всё предельно мягко и корректно, но озверевшая отечественная путинская стая на него дружно набросилась. Как только старика не обзывали и какими словами не поносили. Просто праздник души, именины сердца.

Короче, молодцы, отработали по полной, но я бы честно говоря, об этом поленился бы даже упоминать. Однако задело меня другое. Николай Сванидзе решил выступить в своего рода защиту Бубы:

«Тут кто-то из наших деятелей сказал (это на самом деле, если я правильно понял, что-то из совместного творчества Прилепина с Лимоновым – А.В.), что там, отвратительная какая-то была фраза насчет того, что вместо серпа и молота хачапури. Какое хачапури. Отец фронтовик – это хачапури? Мать его, кстати, Вахтанга Кикабидзе из рода Багратиони. Того самого рода, представителем которого был Петр Иванович Багратион, герой войны 1812 года. Это хачапури? Гадость».

Вот уж в чистом виде, что называется, лучше бы уже не защищал. При чем тут огород с бузиной и киевский дядька? А что, если бы у Кикабидзе отец на пропал без вести на Войне, а мать не была бы героических княжеских кровей, то он не имел бы права высказать своего мнения об отношении к СССР? Или это мнение имело бы меньший вес и основания?

Это, знаете, как мне в свое время нередко говорили, что я не люблю советскую власть, потому, что у меня деды сидели, бабка и вовсе в лагере погибла, а сам я вырос на Колыме. Полный бред. Я постоянно повторяю, что на советскую власть пришлась самая счастливая и прекрасная часть моей жизни, когда никто из моих родственников уже давно не сидел, а сам я жил где хотел и был молодым, здоровым, ничего нигде не болело и девушки любили. Но, подозреваю, ненавижу СССР даже много больше, чем Вахтанг Константинович.

А агрессивная бессмысленная плесень прилепинского типа ведь любит и любит искренне отнюдь не советскую, а просто власть. Порода вселенской вохры покрывшая территорию когда-то довольно талантливой и перспективной страны.
Вот уж тема, по поводу которой совсем не хочется спорить. В смысле, стоит ли бояться людей с оловянными глазами или нужно постоянно пытаться и стремиться «строить» ментов, пугая тех службой внутренней безопасности и статьями из Кодекса о превышении служебных полномочий. Мой личный опыт говорит о том, что все эти трогательные истории про «укрощение наглых правоохранителей» являются в подавляющем числе случаев чистейшей беллетристикой, создаваемой ради иллюзии сохранения остатков чувства собственного достоинства. И иллюзией довольно опасной. Но, ещё раз повторю, тут меру риска каждый волен выбирать сам и нет никакой охоты кого-то в чем-то убеждать.

Просто картинка без всякой морали. Вчера моя супруга с тринадцатилетней внучкой пошла на давно запланированную экскурсию по малоизвестным архитектурным памятникам центра Москвы, но с экскурсоводом случилась непредвиденная неприятность и всё сорвалось. Решили, раз уж всё равно там оказались, зайти в ЦУМ, посмотреть девочке какую-то футболку. Было жарко, купили в палатке по бутылке минералки. Идут, отхлебывают. На входе в магазин рамка металлоискателя и огромная мусорная корзина, полная бутылками по большей части с тем или иным количеством воды. Охрана потребовала, чтобы они почти ещё полные бутылки выбросили или допили, неважно, главное, что с водой не пускают. Жена в недоумении спрашивает, но вот вы же видите, я из неё пью, так что там точно не взрывчатка, кому моя вода мешает? Но те равнодушно пожимают плечами, мол, ничего не знаем, таков приказ. Долго базарили, даже вызвали «старшего», то есть сержанта лет двадцати, но всё без толку, приказ есть приказ, и точка, не пускают. В конце концов решили всё-таки не возвращаться, выкинули воду и прошли.

Но самое спешное оказалось потом. Там внутри продавали такую же воду. Снова купили, но допить не успели и выходят опять с початыми бутылками. Но их не выпускают. Надо снова или допить, или выбросить. Спорить уже не стали, повторять всю процедуру не хотелось. Вернулись усталые и довольные прогулкой.

Это, конечно, полная чепуха. Как и остальное. У нас на днях тут неподалеку на Кутузовском очередная авария с четырьмя трупами и несколькими покалеченными в реанимации. Жена там мимо проезжала, рассказывает вечером, что началось с того, что женщину сбили, а потом уже было лобовое столкновение в другой машиной и микроавтобусом. В принципе совсем рядовой для этой трассы случай, не стоящий и упоминания. Но на следующий день из СМИ выясняется, что за рулем спорткара – убийцы был широко известный в московских кругах стритрейсер из компании Мары Багдасарян, летевший на скорости больше двухсот. Его до этого много раз задерживали за смертельно опасное хулиганство за рулем, в то числе и за побеги от гаишников, выкладываемые онлайн в интернет, но он отделывался какими-то чепуховыми штрафами.

И по телевизору, и в печати давно уже идет постоянный возмущенный разговор об этой «золотой молодежи», которая гоняет по городу с риском для жизни не только собственной, это черт бы с ними, но, главное, для жизни окружающих, непрерывно гибнущих и становящихся инвалидами. И все наивно и безмерно удивляются, как же так, за грубое слово в адрес мента могут посадить, «скол зубной эмали» или прикосновение к рукаву силовика оборачивается реальным тюремным сроком, а эти каким-то образом отделываются несколькими тысячами рублей.

Так вот, не надо волноваться за ментов. Это только для публики «несколько тысяч». Гаишник, которого у Триумфальной арки не так давно богатая дама из высших кругов протащила на капоте, купил себе потом трехкомнатную квартиру. И если убивший несколько пешеходов и скрывшийся с места происшествия потом обнаруживается, но отделывается месяцем условно, то будьте спокойны за материальное благосостояние ведущих дело следователей. Это цела гигантская прекрасно налаженная индустрия. У неё даже среди своих имеется специальное наименование – «торговля трупами». И посторонним соваться в этот бизнес бессмысленно. Можете бояться, можете не бояться, можете молчать, можете кричать на всех перекрестках, это ваше дело.

А страх, это ведь как обычная физическая чувствительность. Можно, конечно, гордиться, что она у тебя пониженная, а боли ты и вовсе не испытываешь. Но я предпочитаю всё-таки на боль реагировать, не совсем зря она дана природой человеку. Хотя, естественно, стараюсь, чтобы она только предупреждала об опасности, но, по мере возможности, не лишала воли и способности здраво мыслить. Но тут уже дальше разговор о субъективных способах и методах, который сейчас продолжать мне не очень хочется.

Фото на память

Ранняя осень шестьдесят четвертого. Мы на несколько месяцев приехали в Москву, мама сняла комнату на Померанцевом переулке, на всякий случай пристроила меня в школу, поскольку было не очень понятно, когда возвращаемся на Колыму, и даже выписала мне «Пионерскую правду», на последней странице которой я любил читать детские приключенческие повести с продолжением.

Еще никто не знал, что совсем скоро я прибегу в комнату от почтового ящика со свежим номером этой газеты в руках и криком: «Хрущева сняли!» Хотя там, конечно, ничего такого написано не было, а просто сообщалось, что Никита Сергеевич ушел на пенсию. Но тогда и ребенку было понятно, что у нас вожди просто так на пенсию не уходят.

Впрочем, это всё ещё впереди, а пока стоит чудесная сентябрьская погода и мой будущий отчим, у которого только начинался роман с матерью, подарил мне свой старый фотоаппарат «Комсомолец» и минут десять потратил на то, чтобы объяснить, как им пользоваться. Это была к тому времени почти древняя штуковина, давно даже не выпускавшаяся, не сравнимая по престижность с «ФЭД» или, тем более «Зорким», не говоря уже про «Зенит». «Комсомолец» был широкопленочным всего на двенадцать кадров и довольно сложен в использовании, но снимки при достаточной квалификации фотографа делал очень качественные, я годов до восьмидесятых изредка встречал его в руках серьезных профессионалов, но всё-таки как весьма редкую экзотику.

А тогда я был безмерно счастлив и горд своим аппаратом абсолютно не комплексуя по поводу его немодности, в любом случае для мальчишек моего возраста того времени даже такая камера была великой редкостью и ценностью. И, зарядив с великими предосторожностями новую, выпрошенную у матери пленку, я отправился на первую в свой жизни съемку. Долго ходил по окрестностям, выбирая, что достойно стать объектом столь значительного и важного действа. В конце концов выбор мой пал на Крымский мост. Если встать под эстакадой на стороне кольца, противоположной метро «Парк Культуры», то открывался прекрасный вид, включавший и кусок реки, и полоску самого парка на том берегу, короче, по моим тогдашним понятиям вполне живописно. Вот я и пристроился на небольшом асфальтовом пятачке, раскрыл камеру, поднял откидное стеклышко и приготовился ловить фокус.

Буквально в ту же секунду подошел милиционер и прогнал меня. Никаких, конечно, формальных и литературных: «Сержант Петров» и руку под козырек, но, насколько помню, и без особых грубостей, просто, мол, уйди мальчик, фотографировать мосты запрещено.

Я, честно говоря, до сих пор не знаю, действительно ли в СССР было запрещено фотографировать мосты. В смысле, существовал ли какой-нибудь реальный закон с перечнем запрещенных для фотографирования объектов, или это ограничивалось всего лишь какими-то ведомственными инструкциями. Хотя я и потратил когда-то довольно много времени и сил в попытке прояснить нормативно правовую базу по этому вопросу. Надо сказать, что сам процесс исследования был довольно любопытным, но не стану сейчас забивать голову читателям чепухой, доложу только, что результат довольно мутен и найти чего-либо однозначно юридически несомненного хотя бы только для того периода мне не удалось.

Но это всё не имеет и не имело никакого практического значения. На долго хранившейся в нашей семье «План-карте г, Москвы» пятидесятых лет выпуска ЦПКиО был изображен на том месте, где в реальности находилась Академия им. Фрунзе. Так что, множество запретов наверняка действовало вне зависимости от уровня их законодательного оформления. Однако главное вообще в другом. Не только десятилетний, приехавший из Магадана мальчишка, но любой взрослый коренной москвич и не подумал бы спорить с милиционером, когда тот говорил про что-то, что это запрещено. Могло очень плохо закончиться. Нет, уже тогда совсем не обязательно. Могло и пронести, и повезти. Но тут степень риска каждый для себя определял сам и подавляющее большинство не имело никакого желания проверять судьбу на прочность.

И сколько себя помню в этой стране, никогда чувство настороженности и постоянной готовности к самым крупным неприятностям не покидало ни на мгновение совершенно вне зависимости от моего собственного поведения. Вот смотрю с естественным стариковским умилением фильмы моего детства и моей юности, какие прекрасные умытые и светлые города, замечательные чистые лица, великолепное настроение, воздух напоен оптимизмом и надеждой. Но одновременно я-то знаю, как это случалось неоднократно и в моей собственной жизни, и со множеством знакомых, что в любой момент может подойти человек с оловянными глазами и ты можешь, и каждый может оказаться раздавленным как комар просо по его капризу.

Я не знаю, не придуриваюсь в данном случае, а действительно не знаю, обязательно ли это и неизбежно, чтобы за любым самым гуманным и прогрессивным социальным проектом, за всеми идеями равенства и справедливости всегда стояли заградотрядом именно такие люди с оловянными глазами. И возможно ли хоть чисто теоретически не подпирать мечту о светлом будущем тюремными камерами и лагерными вышками. И, подозреваю, что при моей собственной жизни уже не получу ответа на эти вопросы.

Вот буквально на днях Илья Варламов рассказал, как его два раза задерживали в Волгограде за попытки пофотографировать что-то в общественном транспорте. Совершенно ничего не изменилось. Правда, известный блогер бравирует, что, мол, он не боялся и тем особо раздражал правоохранителей. Или кокетничает, или на самом деле просто дурак. Вменяемый человек не может не бояться. А они могут и способны сделать с любым что угодно. И фотоаппарат здесь совсем не причем.
Честно признаться, у меня до сих пор нет однозначного ответа, может ли хотя бы чисто теоретически по-настоящему нравственная русская девушка спать с иностранцем. Хотя следует, видимо учитывать, что мне всегда больше нравился вариант сформулированный недавно Леонидом Млечиным, в смысле, что если даже с иностранцем нельзя, то, может, русскому человеку с иностранкой-то можно?

Но беда не в этом. А в том, что я искренне тоскую по тем временам, когда подобные проблемы меня интересовали в принципе. А сейчас уже даже не помню, были ли они таковые вообще.

Высшая лига

Помните старинный детский анекдот, когда Вовочка прибегает домой после первого дня занятий в школе и с восторгом делится с родителями своими новыми знаниями про то, как на самом деле называется пиписька?

Вот я с такой же ребячьей непосредственностью сегодня обнаружил историю, доселе мне неизвестную. Оказывается, видимо, не так давно, точно уже после инсценировки с убийством, Игорь Иртеньев на Фейсбуке написал некий текст про Бабченко, вернее даже что-то типа ответа на какое-то высказывание Аркадия. Даже толком не знаю, на своей ли странице или в чьем-то сообществе, но это не имеет никакого. А суть в том, что по требованию фейсбучной общественности, оказывается, там есть такая функция, Игоря за этот текст на месяц «забанили». И Иртеньев по данному поводу вроде как жалуется на сайте «Эха Москвы».

То есть, еще раз медленно и внимательно. Игорь Иртеньев, один из, на мой субъективный вкус, самых блистательных шутников нашего времени, острейший ум и искрометный характер, на полном серьезе, я даже тени усмешки в его тексте не заметил, жалуется на всю страну, что его «забанили» в Фейсбуке. Какая-то, воля ваша, чудится в этом мне запредельная фантасмагория.

Кстати, к стыду за свое невежество я как-то в юности обнаружил, что фраза Остапа Бендера Паниковскому : «Обратитесь во Всемирную лигу сексуальных реформ. Может быть, там помогут» не является таким уж абсолютным плодом исключительно изысканной фантазии великого комбинатора. А эта лига действительно существовала в двадцатые-тридцатые годы. Жалко, нацисты её разгромили. Теперь и пожаловаться толком некуда.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июль 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel