?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )

Логия пата

Это уже никакая не политика, идеология, не культура и вообще ничто подобное. Мне кажется, что примитивная бытовая шизофрения без всяких новомодных научно-медицинских премудростей.

Сидят несколько десятков человек и на всю страну вещают, что факт превращения России в великую мировую державу уже не вызывает никаких и малейших сомнений или вопросов, некоторые нюансы только в том, куда и на что теперь это величие и грандиозную мощь направить. А я тоже сижу и внимательно их рассматриваю.

Конечно, не являюсь профессиональным байером или великим специалистом по брендам, но даже моего скромного жизненного опыта достаточно, чтобы безошибочно определить – ни на ком из них нет не единого предмета, выпущенного в России. И я уже не говорю о часах или обуви, но даже какого-нибудь паршивого носового платочка (кстати, у на в лобненской электрички продаются великолепные и очень дешево, их возят откуда-то из района Иваново). Всё что угодно, от Америки до Китая. Но отечественного абсолютно ничего.

Между прочим, в начале восьмидесятых у нас был выпущен один из лучших в мире автомобилей представительского класса ЗиЛ-115 (позднее получивший индекс 4104). Во многом не уступал, а кое в чем даже превосходил Роллс-Ройс. Делали вручную по несколько штук в год исключительно для членов Политбюро, не ниже. Правда, он был очень прожорливый так что бак пришлось установить на 120 литров. Однако надлежащего качества горючего в стране не имелось, потому его отдельно и специально, вместе со всеми смазочными материалами, производили на заводе именно для этой машины. Потом их утилизировали, сейчас, по-моему, пара-тройка экземпляров сохранились в музеях.

Теперь собираемся делать Аурус для арабских шейхов. То есть, что значит «собираемся». Мечтаем. Прогресс.

Держава, маму вашу.

Стыд

Конечно, я уже постарел, и у меня нет того восторга умиления, с которым я когда-то взял на руки своего первого ребенка и прижал к груди. И потом с годами, наслаждаясь и млея, смотрел как он растет и превращается в человека. Понятно, родительские эмоции уже не те, а «инстинкт дедушки» так и не проснулся, видать, не дано, так бывает.

Но всё-таки, надеюсь, ещё не окончательно засох и очерствел. Не стал тем озлобленным и невротическим стариком, а я их знал и знаю немало, которым просто физиологически неприятны дети, как слишком шумные, непоседливые существа, приносящие одни неприятности и вызывающие исключительно раздражение. Так что, в данном случае даже не то, что беспристрастен, а скорее благожелателен, хоть и без излишних бездумных положительных эмоций.

Однако с детьми я и в принципе общаюсь довольно редко. Да и где? У моих сверстников они давно не то, что выросли, а уже и стареть начали, в каких-то общественных местах, типа парков и скверов, где молодняк резвится, практически не бываю, ну, и прочее подобное, короче, мало пересекаемся в стандартных ситуациях. Однако имеется одно исключение. Банно-бассейновый комплекс, в котором я бываю несколько раз в неделю, расположенный в моем доме.

Я стараюсь бывать там, когда в принципе наиболее безлюдно. Или уж во всяком случае минимум детей. Но не всегда получается всё рассчитать и предугадать точно, потому иногда, раз в неделю-две, попадаю в обществе резвящихся в воде детишек моего любимого старшего дошкольного возраста. И я, естественно, вычислениями не занимался, но грубо ориентировочно десятая часть из них принадлежит к очень четко определяемому мною типу.

Чаще всего это мальчики, однако встречаются и девочки. Они совершают резкие, хаотичные и абсолютно не прогнозируемые движения, лупят по воде со всей дури, прыгают вниз головой с бортиков на любой глубине, даже в «лягушатнике», где максимум сантиметров пятьдесят, и прочее подобное, при этом совершенно не обращая внимание на окружающих и никак не учитывая, находится ли кто-то в том месте, куда через мгновение попадет их удар ноги, руки или любой иной части тела.

Но самое главное не это. А взгляд. Он совершенно остановившийся, ни на что не реагирующий и направленный сквозь всё живое и неживое куда-то в магическую бесконечность. Мамы, реже папы, иногда няньки или даже администрация заведения (а это очень заметно по отношениям, когда подобным занимается обслуживающий персонал) пытаются хоть как-то достучаться до сознания ребенка, что-нибудь ему объяснить, каким-нибудь образом повлиять. Но совершенно бессмысленно и бесполезно. Там стена непробиваемая. Сознание недоступна даже не то, что для общения, но и для малейшего контакта. Оно безупречно автономно, но при этом автоматически агрессивно, поскольку действия, производимые под, видимо, его руководством, никак не контролируемы и не прогнозируемы.

И не надо только начинать мне тут про особенности детской возрастной психологии. Я на эту тему прочел бесчисленное количество самых авторитетных научных трудов и общался с самыми именитыми специалистами. Но почему сказал, что главное именно во взгляде. Я людей с такими глазами и соответствующим поведением моментально и безошибочно чувствовал и узнавал в любом обществе не только с самого раннего детства, но и позднее в каком угодно возрасте, социальном положении и вне зависимости от их интеллектуального уровня. Да и сейчас, если немного реже, так только потому, что в принципе много меньше общаюсь с людьми. Так что, это явление и свойство вневременное, постоянное и неизменное.

В Штатах уже в этом веке довольно долго искали серийного маньяка, который убивал и насиловал маленьких девочек. Поймали только тогда, когда его сдал родной старший брат. Который к тому же объяснил, что парень изначально никогда не хотел ничьей смерти, просто в процессе изнасилования он так возбуждался, что терял над собой контроль и непроизвольно душил жертву.

Любопытно ещё и то, что сам этот человек тогда отбывал очень длительный срок за вооруженный грабеж в тюрьме строгого режима. И прокурор, дабы впоследствии на процессе не дать лишних зацепок адвокатам обвиняемого, официально и по видеозапись предупредил старшего брата, что его показания никак не повлияют на его собственный срок или условия содержания. А потом следователь тоже не удержался и поинтересовался, зачем осужденный решил добровольно заложить родного брата. И тот так задумчиво, но очень твердо и осмысленно ответил: «У меня тут было много времени спокойно подумать. Брат с детства был такой… И я решил, что всё-таки что-то с ним надо делать…»

Я не судья и не палач. Но что-то с ними надо делать. Мысли эти не отпускают меня, но мне за них, признаюсь, стыдно. Потому и делюсь ими с надеждой хоть немного стыд этот уменьшить.

Третьему не дают

Если Юля Юзик не шпионка, то несомненная шизофреничка. Но второй вариант вряд ли, деньги явно не рвет.

Трудно быть боком

Простите, но ещё буквально несколько слов о курдах, как идее, даже безотносительно конкретных ситуаций. Отчего-то для меня это важно, хотя большинству, наверняка покажется от глупого до абсолютно безразличного.

Не очень хочется выглядеть упертым сектантом-моралистом, занудно поучающим кого-то жизни в соответствии с каким-то собственными надуманными принципами. Да и вообще, с мудрой презрительностью кривящий губы человек при той доле скептицизма, которую обычно называют почему-то здоровой, в любом обществе смотрится много умнее и приятнее, чем скучный лицемерный зануда, каковым представляется обычно любой, тупо настаивающий на каких-то своих абстрактных нравственных нормах.

Меня немного извиняет лишь то, что я ни на чем не настаиваю, ничего не утверждаю и не проповедую и уж, тем более, ни с кем не спорю. А просто излагаю собственное мнение, ничего иного.

Мне постоянно надменно разъясняют, что в межгосударственных отношениях неприменимы обычные человеческие личностные моральные и нравственные критерии и понятия. А я уверен, что это маразм и несусветная чушь. Отнюдь не труд, а исключительно понятия добра и зла и сделали человека человеком. Конечно, не овладение этими понятиями, оно недостижимо, но попытка и стремление. И никаких иных критериев существовать просто не может. Всякие там «национальные интересы», «геополитика», «realpolitic», «экономическая выгода» и прочие подобные модные и как будто мудрые прелести, это всего лишь инструменты, а отнюдь не критерии. Это как ножи или колотушки на кухне у повара. Можно с их помощью приготовить вкусную и здоровую пищу, а можно и жену убить.

И вся история человечества свидетельствует, что по большому счету и в значимой перспективе успешными становятся те общества и государства, которые и внутри, и вовне придерживаются самых скучных и пошлых моральных и нравственных принципов. И тут каждый (а у нас нынче, особенно благодаря интернету, считает себя великим знатоком истории) может начать приводить бесчисленное количество фактов, опровергающих это мое утверждение. Но то будут факты тактических, сиюминутных и спекулятивных побед, когда выигрывается битва, но не война.

Гораздо более основательное возражение, что моральные и нравственные международные отношения не только редки, но можно сказать чрезвычайно редки. Однако и упомянутая история человечества – это ведь в основном история поражений и крушений, а не триумфов. И всё-таки поражений на пути к морали и свету, а не вспять. Лишь это и дает хоть какую-то надежду.

Впрочем, и здесь, относительно будущего всей цивилизации, я достаточно пессимистичен, но это уже совсем другая тема.

Но самое главное, на мой субъективный взгляд, совершенно в другом. Ведь это в основной степени чистое «пикейножилетничанье» (заранее принимаю упрек, что и сам невольно отчасти ему не чужд). Подавляющему большинству предельно наплевать и на курдов, и на турок, и на американцев и вообще на всё, там происходящее. Это не просто абстрактные понятия, а так, пустые слова, не наполненные никаким реальным содержанием. И оправдывая предательство самыми различными и изощренными способами люди таким образом обозначают и формулируют моральные критерии и границы лично для себя. Самим себе обосновывая и объясняя, в каких ситуациях и при каких условиях можно даже не то, что простить предательство, но и вовсе не посчитать его предательством, а совсем наоборот, мудрым, верным и справедливым поведением.

Да, слишком многие предают прежде, чем прокричит петух, но слишком мало кто после этого становится апостолом.

– Вам не следовало спускаться с неба, – сказал вдруг Арата. – Возвращайтесь к себе. Вы только вредите нам.
– Это не так, – мягко сказал Румата. – Во всяком случае, мы никому не вредим.
– Нет, вредите. Вы внушаете беспочвенные надежды…
– Кому?
– Мне. Вы ослабили мою волю, дон Румата. Раньше я надеялся только на себя, а теперь вы сделали так, что я чувствую вашу силу за своей спиной. Раньше я вел каждый бой так, словно это мой последний бой. А теперь я заметил, что берегу себя для других боев, которые будут решающими, потому что вы примете в них участие… Уходите отсюда, дон Румата, вернитесь к себе на небо и никогда больше не приходите. Либо дайте нам ваши молнии, или хотя бы вашу железную птицу, или хотя бы просто обнажите ваши мечи и встаньте во главе нас.
Сейчас, конечно, опять мне будут говорить, что я недостаточно внимательно прочел сказанное, что плохо понял, что слишком слабо владею английским, особенно в американском исполнении, и вообще, мало ли, что великий государственный деятель может сгоряча ляпнуть в непростой ситуации.

Да, я заранее согласен со всеми претензиями и упреками. И никаких дурных мыслей относительно вашего Трампа не имею, не волнуйтесь за него. Тем более, что само по себе сказанное им про курдов, что они тоже не очень помогали союзникам при высадке в Нормандии, большого значения не имеет и, действительно, в какой-то мере обосновано. В войне с Мексикой и Гражданской войне в США вклад курдов тоже не очень значителен. Что правда, то правда, тут не поспоришь.

И к самим курдам у меня отношение далеко не однозначное. То есть, естественно, не как к национальности (сразу отмечу, что уверен в их праве на собственное государство), тут никакого отношения в принципе быть не может, а к общественному и политическому организованному движению. Правда, там имеется достаточно богатое разнообразие, но всё-таки основой является Курдская рабочая партия, как бы она в разные времена ни называлась. А это откровенные и достаточно радикальные леваки, которые только по этой причине не могут вызывать у меня никаких положительных эмоций.

Понятно, что их «левачество» в большой степени было исторически и тактически обусловлено, что истинная фанатичная классовая борьба у них отнюдь не на первом месте, да и в настоящем международном терроризме они не были особенно задействованы, и ещё множество смягчающего можно привести, но факт остается фактом – совсем не герои моего романа.

Но в данном случае мое мнение не имеет никакого значения, как, впрочем, и любые высказывания Трампа. Реальность очень проста и наглядна. В противостоянии и с ИГИЛ, и с Асадом единственным четким, однозначным и эффективным союзником американцев были именно курды. Они сражались храбро, стойко и бескомпромиссно. «Идущие на смерть» действительно шли на смерть. И никакой подлянки американцами не устроили ни в каком смысле. Не крысятничали, не прятались за чужими спинами и не искали, кто больше заплатит. А Трамп их примитивно кинул. По сути даже нельзя сказать, что особо продал, поскольку там покупатель и навар не слишком очевидны, а больше тупо предал. И я тут даже не буду особо настаивать, что конкретно и персонально Трамп, просто не знаю подробностей и нюансов внутренних раскладов, но по большому счету курдов предали американцы, называть же в данном случае Трампа я вынужден как условное олицетворение.

И тут я, кстати, больше вот на что хотел обратить внимание. Многие евреи оказались очарованы явным благоволением Трампа к Израилю. Не советовал бы увлекаться. Предаст столь же особо не раздумывая. Евреи тоже в Нормандии не на первых ролях были, больше по концлагерям отсиживались. Слава Богу, Израиль изначально привык больше полагаться на собственные силы и наивных там, к счастью, не подавляющее большинство. Однако таковые имеются. Хотелось бы предостеречь.

Поверьте, от чистого сердца.
Не, ну, ладно, если без всяких шуток и юродства, а кто-нибудь в серьез не уверен, что Навальный действительно на корню куплен американцами и бьется исключительно за их бабки из корыстных побуждений?
Впрочем, ладно, извините, это я так, как говорили в свое время у нас в порту Мотыгино после первого стакана вечернего питьевого спирта, «для разгону беседы». Хочу сейчас несколько слов совсем о другом, о вечном. В Саратове толпа хотела линчевать подозреваемого в убийстве маленькой девочки. То есть, это я так аккуратно по привычке пишу «подозреваемого». Толпа-то была уверена в его виновности. Толпа всегда уверена. Иначе она не толпа. Неуверенная толпа – всего лишь невнятное множество мятущихся душ.

Я же о своем отношении к смертной казни говорил бесчисленное количество раз и повторяться давно зарекся. Это из оперы «на Украине», про аборты, ношение оружия и кто распял Христа. Потому тут не стану никому морочить голову, а просто вспомнилась пара старых историй.

Первая произошла примерно в середине шестидесятых в одном из традиционных сельскохозяйственных американских штатов, где тогда ещё не отменили смертную казнь и даже не ввели на неё мораторий. Судили некого серийного убийцу. Процесс получился громким из-за своих кровавых экзотических подробностей, информация просочилась в центральную прессу и попалась на глаза очень крупному ученому-психиатру из Нью-Йорка. Профессор, мировая величина, он приехал на суд, вошел в контакт с адвокатами обвиняемого, сначала в одиночку, потом подтянул из своей клиники весьма значительные силы, и они начали заниматься психиатрическими экспертизами.

Работали больше года. Профессор за это время успел написать с десяток статей в самых авторитетных научных издания и даже выпустил отдельную монографию, имевшую в среде специалистов большой успех. Он для себя установил, что убийца болен даже не раздвоением личности, а личностей этих довольно много, но между собой они практически не связаны, о существовании друг друга и не подозревают, а преступная из них только одна. Так что, остальные не могут и не должны отвечать за её поступки.

Судья был очень терпелив, присяжные предельно доброжелательны и уважительны, профессора и членов его команды слушали долго и со всем вниманием. А потом минут тридцать посовещавшись, приговорили убийцу к электрическому стулу.

Когда вечером перед отъездом расстроенный профессор сидел в баре своей гостиницы, к нему подошел пожилой скотовод, старшина присяжных. Он попросил ученого не побрезговать угощением, заказал ему выпить и изложил примерно следующее. «Я вижу, у Вас плохое настроение и Вы, похоже, обижены, что невежественные фермеры не поняли глубины Ваших мыслей и изысканий, проявив свою грубость и варварство. Но, поверьте, мы очень старались и к Вам со всем пиететом. Я лично даже несколько Ваших статей прочел, конечно, далеко не всё понял, но из дошедшего в полном восторге от уровня знаний и виртуозности научных исследований. Однако, умоляю, и Вы нас тоже попытайтесь понять. Всё-таки все мы фермеры и не в первом поколении. И точно знаем, что, если животное взбесилось, можно над ним рыдать, но усыпить его необходимо».

А вторая история более по времени близкая, это уже начало нынешнего века. Тоже небольшой провинциальный американский городок. В одной большой, издавна там живущей и сильно расплодившейся семье начали умирать люди. Сначала на это не очень обратили внимание, поскольку дело касалось стариков, имевших букеты хронических заболеваний и в любом случае дышавших на ладен. Но после шестого трупа всё же заинтересовались подробнее и начали следствие. Я о подробностях сейчас рассказывать не буду, хотя там много любопытного, но это другая тема. Потому коротко о результатах. Что выяснилось.

Жила очень приличная тихая женщина, домохозяйка, родила и вырастила нескольких детей, сорок с лишним лет в браке, никаких особых событий, маленький чистенький домик, средний доход, на необходимое хватало, излишнего не требовалось, всё шло стандартно, прилично и в полном покое. И вот муж, наконец, умирает, от старости, самым что ни на есть естественным образом. Семья, как уже сказал, была большая, его очень уважали, и родственники устроили роскошные похороны. Заказали самый лучший и дорогой в городке катафалк, организовали поминки по первому разряду, пошили вдове великолепное траурное платье, она в центре внимания, ей говорят самые теплые и торжественные слова сочувствия, и, как она сама потом призналась, когда многолюдная процессия отправилась на кладбище, женщина впервые в жизни почувствовала себя такой счастливой.

А потом всё закончилось, вошло в привычное русло, и вдова затосковала. Ей снова захотелось праздника и всплеска эмоций. Поскучала, поскучала, и начала травить родственников крысиным ядом. Восьмерых отправила на тот свет, ещё одиннадцать по больницам, пока её не остановили. Дали пожизненное. А через несколько лет судья вышел на пенсию и в одном интервью местной газете разоткровенничался. «Конечно, я понимаю, что она сумасшедшая. Но и она, и адвокаты не настаивали на этой линии защиты, а мне тоже углубляться дебри психиатрии не захотелось. Да и то сказать, если разобраться, у нас в городе подавляющее большинство таких сумасшедших, если на это обращать внимание, так и вовсе судить и сажать будет некого. Только лечить. А это же бессмысленно, такое не лечится».

А вы говорите – Госдеп, Навальный…

Помощь психолога

То ли жизнь – слишком странная штука, то ли человек – слишком нелепое существо. Могут происходить какие-то вселенские катаклизмы и великие исторические сдвиги прямо на твоих глазах, а ты сидишь, лениво пьешь пиво и никак это тебя не задевает и не трогает. А иногда какая-то форменная чепуха, мелочь, не стоящая внимания, но она полностью мгновенно меняет твою картину мира и перестраивает все чувства.

В девятом классе тюменской школы на уроке ОБЖ ученики чем-то вывели из себя учителя, и он нескольких дернул за руки и воротники, эмоционально проматерившись. А детишки сняли это на видео и выложили в сеть.

Из опубликованного не видна предыстория конфликта и даже не очень понятен уровень мата, там всё основное «запикано». Но из оставшегося волне понятно, что педагог, действительно, что-то там изложил не совсем цензурное, и вообще вел себя омерзительно. Этому мужику явно не стоит работать в школе. А относительно очаровательных цветов жизни я вовсе промолчу, дабы не нагнетать. Но на меня произвело неизгладимое впечатление совсем другое. В местном управлении образования официально заявили:

«На данный момент проводится всестороннее расследование инцидента. Решение будет принято после. С детьми, оказавшимися вовлеченными в произошедшее, будет работать педагог-психолог».

То есть, ещё раз. Это минимум пятнадцати, а то шестнадцатилетние тюменские лбы. На уроке по обеспечению безопасности жизнедеятельности они услышали несколько грубых окриков и матерных слов, от чего получили столь глубокую моральную травму, что им потребовалась помощь специалиста-психолога.

Не понимаю, почему они ещё не выступают на сессии Генассамблеи ООН: «Вы украли наше будущее, как вы смеете!»

О, этот прекрасный светлый новый мир. Явно пора мне на кладбище.

Умри, Денис

Я иногда автоматически и без всякой осмысленной цели иногда копирую некоторые наиболее понравившиеся мне комментарии читателей и переношу их на ту страничку в Ворде, на которой обычно пишу. А потом время от времени, перечитывая, удаляю. Чаще всего без малейшего сожаления.

Но вот только что при проведении очередной очистки нарвался на одну реплику, которую не смог выбросить и решил оставить на страницах этого Журнала:

«А я срал на тебя и на таких как ты антисоветчиков, и срал - это мягко сказано».

Вот, действительно, уже думаешь, что хоть относительно сносно научился излагать свои мысли, а тут мотивирующее напоминание, что есть ещё высоты стиля, к которым стоит стремиться.
Всё-таки были свои огромные преимущества в системе советского школьного образования. Классе, насколько я помню, в пятом, как только у нас появились учителя «предметники» и стали звучать какие-то слова про социалистические и капиталистические государства, я спросил, а насколько в принципе это четкие определения и можно кого-то безусловно отнести к «нашему лагерю» без всяких этих «стран народной демократии», «вставших на путь социализма», «третьим миром» и прочей подобной промежуточной чепухи.

И умная учительница объяснила, а я запомнил на всю жизнь, что, действительно, там можно много всего придумать и всякого тумана напустить, но есть один безусловный критерий. Это запрет на собственность средств товарного рыночного производства. И подчеркнула, что тут упор нужно делать не на слово «собственность», поскольку даже самый верный и правильный классический социалистический строй позволяет тут начинать крутить задницей в виде уточнений относительно «личной», «колхозной», «кооперативной» и всякой прочей подобной до идеальной четкости не доведенной и в принципе не очень доводимой собственности, а именно на понятии средств производства для товарно-денежных отношений. И привела примеры, которые опять же запомнились навсегда.

Советский человек имеет право владеть личным автомобилем. И может подвести на нем родственника, знакомого и даже постороннюю старушку с тяжелыми сумками, но исключительно как бескорыстный жест доброй воли. А если он начинает использовать свою машину для коммерческой перевозки людей или грузов, то она становится средством производства, что категорически запрещено. Или тут недалеко в магазине инструментов продается токарный станочек для работы по дереву. Ты можешь поставить его у себя в сарае и точить какие-нибудь поделки для собственного развлечения или подарков друзьям. Но организовать выпуск табуреток на продажу не имеешь права. Это уже капитализм.

В старших классах и институте прибавился ещё один критерий. Это запрет наемного труда, то есть эксплуатация человека человеком. То есть, при социализме ты можешь работать только на государство. Отсюда и своеобразие понятия «сферы обслуживания» при социализме. Даже в ресторане тебя обслуживает не конкретный официант, а «Общепит», потому и «чаевые унижают советского человека».

Конечно, даже в самые суровые сталинские времена (не знаю точно, как в Китае при «культурной революции», но, подозреваю, что и там тоже), бывали отдельные мелкие пограничные ситуации. В основном связанные с людьми творческих профессий, какими-нибудь учеными-теоретиками или совсем уж «серой» зоной, типа нянек или репетиторов. Но в принципе всё было понятно и без особых мудрствований. Вот это капитализм, это социализм, а остальное от лукавого.

Нынче ситуация изменилась кардинально. И не только потому, что в большей части мира снят запрет этой самой собственности на средства производства, но и потому, что во много переместился центр тяжести в понятиях о самих по себе «средствах». Не недвижимость, станки или сырье стали основой, а то, что раньше хоть теоретически и существовало, но где-то на периферии. Мозги и идеи. Они гораздо хуже поддаются учету и контролю, а также сильно размывают отношения «эксплуататора-эксплуатируемого». И, если не обращать внимания на всякую мелкую экстремальную экзотику, то, конечно, настоящий социализм закончился. Превратился ли он в истинный капитализм, или приобрел совсем иные черты, типа «The New Industrial State» или ещё какой модной заумности, мы сейчас разбираться не будем. Несколько более принципиально иное.

Просто, когда сейчас говорят о социализме, то подразумевают совершенно не его, а систему перераспределения доходов при помощи налогов и бюрократических государственных структур. А также о степени регулируемости этими самыми структурами экономических процессов внутри стран и между ними. Но если относительно второго существует огромное поле для взаимного мороченья головы, в основном со стороны людей, называющих себя политиками или экономистами, основные достижения которых лежат в области зарабатывания денег для самих себя, то по поводу налогов и перераспределения много больше конфронтационной определенности.

Большинство, но, кстати, отнюдь не подавляющее, искренне и навсегда уверено, что не просто надо делиться, но от души и по полной программе. Любая моя попытка робко предположить, что если мы с моим соседом Виталиком оба платим по тринадцать процентов подоходного, но у него это пять тысяч, а у меня пятьдесят (при том, что бесплатными услугами от государства он пользуется сильно больше меня), то такого рода неравенства вполне достаточно, наталкиваются всегда на возмущенную гневную отповедь. Нет, этого мало, я должен платить не тринадцать процентов, а тридцать-сорок, чтобы ещё более нивелировать разрыв в доходах с Виталиком, иначе несправедливо.

А меньшинство, опять повторю, что не подавляющее, но весьма активное, иногда даже более креативное, чем большинство, всей душой искренне ненавидит этот «социализм», особенно именно в части налогов и перераспределения, видя в нем все беды и угрозы современности.

Я же, пожалей, не то, что совсем безразличен к этим проблемам, какие-то личные предпочтения, наверное, имею, но просто в силу частных обстоятельств и, видимо, некоторых особенностей характера и психотипа достаточно холоден в этом отношении и, главное, опасаюсь только фанатизма и экстремизма в каждой из названных позиций. Меня, с одной стороны, честно говоря, не очень волнует толщина бревен в чужом сарае, а с другой – до определенного предела я и делиться готов без особого раздражения, в крайнем же случае всегда сумею найти для себя приемлемый способ существования.

Но при любом раскладе основную угрозу я вижу совсем в ином. Мир меняется и во многом уже изменился. А люди по сути нет. Что совершенно непонятно и противоестественно, потому, что, казалось бы, только с изменением человека возможны эти изменения мира. Но нет. Каким-то мистическим образом эти процессы оказались не очень взаимосвязаны. И возникает апатия, агрессия и внутренний разлад. А личностные возможности становятся все значительнее. Так что, хорошего мало и перспективы не самые радужные.

Грустно.

Nostalgia

Мило, почти смешно. Заканчивается второе десятилетие двадцать первого века. Практически вчера, в семидесятых годах века прошлого, я тоскливо соображал, доживу ли до двухтысячного и каким стариком тогда буду. И вот – пожалуйста.

Но мило до смешного, конечно, отнюдь не это. А более то, что стали взрослыми и начали стареть люди, которые уже родились после падения советской власти или, во всяком случае, сознательная их жизнь прошла совсем в другой стране. Тут недавно один дегенерат-недоносок (исключительно оценочное суждения без малейшего желания оскорбить) из Госдумы предложил ввести льготы для «жертв перестройки». А самому ему двадцать восемь. И он заявил с экрана: «Конечно, в магазинах тогда всё появилось, но денег ни у кого не было». То есть, человек даже представления не имеет, что такое «перестройка», но выступает с законодательными инициативами. И никто ему ничего не объясняет, да, и не в состоянии объяснить.

Однако конкретным поводом для этой моей реплики послужил ещё более бытовой и приземленный факт. Просто совсем недавно, когда я в каком-то тексте упомянул Горбачева и Ельцина, вдруг довольно неожиданно для меня оказалось, что у многих до сих пор болит. Не затянулись раны. И, видимо, уже никогда не затянутся, боли стали фантомными, это отрезанная нога ноет, её вылечить уже невозможно.

Так что я просто ради каприза и любопытства решил кое-что напомнить. Собственно, именно о временах «перестройки», в смысле о горбачевских, писал не слишком подробно, но всё-таки позволю себе кое-что напомнить из «Прощания с Ходорковским». Там несколько глав, начиная с «Запах свободы у Савеловского вокзала» и, особенно, «Московская преступная группировка».

Но отдельно мне хотелось бы, чтобы желающие перечитали написанный мною ещё в мае одиннадцатого и ставший последней главой книги «Крест в квадрате» текст «Лихие годы правления кровавого преступного режима Горбачева – Ельцина».

Сам перечитал и понял, что и сегодня ничего не изменил бы.

Почти.
В нашей семье не существует, да и вообще вряд ли может появиться, политических разногласий. Видимо, потому, что нет никаких принципиальных разногласий жизненных, нравственных, моральных и прочих подобных.

Но при этом практически ведем мы себя с женой совершенно по-разному. Она ходит на митинги и на суды над «политическими», искренне и вслух переживает за Егора Жукова, вступает в полемику на улице с агитаторами за провластных политиков, ну, и всё такое подобное.

Я же, однажды публично и по мере сил подробно объяснившись по данному поводу, физически ни в чем не принимаю участия, а если и чисто по-человечески искренне сочувствую условному жукову, то исключительно с надеждой, что он извлечет естественный и логичный для меня урок из произошедшего и не станет продолжать учиться на политолога в России, а благополучно свалит отсюда.

Однако мы не пытаемся в чем-то друг друга переубедить, понимая и уважая поведение супруга и в обыденной жизни это нам абсолютно не мешает. В главных принципах согласие полное и малейшие конфликты исключены. Но вот только что, вероятно, впервые возникло даже не то, что разногласие, а просто явное различие в ощущениях, пусть и всего лишь на чисто теоретическом эмоциональном уровне.

Мы слушали информацию о том, что украинская сторона согласовала «формулу Штайнмайера», Зеленский, то ли разъясняя, то ли всё-таки немного оправдываясь, говорил что речь идет о выборах в ЛНР и ДНР только по законам Украины и неприемлемы под дулами автоматов, а лидеры вольных великих республик, типа, отвечали, что не стоит Зеленскому указывать, как им проводить собственные выборы и хрен хохлам, а не контроль за границей с Россией.

И я тихо, однако, действительно, не очень вежливо проматерившись, пробурчал что-то такое, мол, украинцы будут полными козлами, если прекратят мочить этих гадов. А жена начала не то, что спорить, но очень настойчиво втолковывать мне, насколько простые люди хотят мира и спокойной жизни, это главное и ради такой цели можно многим поступиться, не упираясь рогом в какие-то высокие принципы.

Мне даже стало несколько некомфортно. Да, Господи, всё я понимаю. Украина не моя страна и это не моя война. И я, сидя у себя в квартире за рюмкой водки в тишине, покое и можно сказать в обыденном плане в безопасности, не имею никакого морального права, не то, что призывать кого-то к рисковать жизнью в вооруженной борьбе, но и вовсе рассуждать на подобные темы, да что там, даже про себя желать кому-то победы или поражения. Не моё собачье дело. Совсем не моё.

Каюсь. Жена совершенно права, а я всего лишь впадающий в маразм старик с извращенными нравственными капризами. Только почему-то стала всё чаще вспоминаться одна старая история. Она во многом легендарная.

Как в августе девятьсот пятнадцатого, после того, как немцы пустили облако ядовитого хлора в сторону Осовца, подкрепив его шквальным артиллерийским и пулеметным огнем, остатки тринадцатой роты оборонявшего крепость двести двадцать шестого Землянского полка, которых по всем физическим законам не должно было остаться в живых, вышли из смертельного тумана и бросились в атаку. Даже точно не известно, сколько их на самом деле было, то ли человек шестьдесят, то ли немногим больше ста, но в любом случае несоизмеримо с количеством атакующих. И немцы в ужасе побежали.

Да, абсолютно достоверных документальных подтверждений немного. И даже дело не в том. Русские после этого не только проиграли свою страну, не только проиграли войну, но и крепость Осовец в результате не удержали и сдали. Но она была, эта «атака мертвецов». Была и будет.

Сергей Михалков когда-то написал бездарные и подловатые стихи, всеми справедливо забытые. Но они заканчиваются строками, с которыми в данном случае не могу не согласиться:

У этой басни нет морали,
Мораль давно перемарали.

Против лома

Кажется, я придумал универсальный и беспроигрышный аргумент для любого вида и типа мировоззренческих споров. Делюсь бескорыстно:

«Вы мудак, милостивый государь. И попробуйте поспорить».

Результат стопроцентный и несомненный как для ситуации, когда собеседник действительно попробует поспорить, так и в случае, если утрется и промолчит. Всё равно мудак.

Вечерний звон

Не только за те почти уже десять лет, которые я веду этот Журнал, но и практически за всю свою жизнь с самого раннего детства я привык и почти окончательно смирился с тем, что мое общение с людьми только очень условно можно назвать диалогами. В основном обмен мыслями и словами происходит «параллельно». Меня почти всегда не слишком слышат, а отвечают не мне, а каким-то своим собственным ощущениям и логическим построениям.

Конечно, можно ответить, что и я сам в этом отношении тоже не сильно отличаюсь. Согласен, не уникален, а черта упомянутая всеобщая. Но, как говорил один литературный герой, я хотя бы пытаюсь. Стараюсь услышать и понять, что говорит собеседник, если это разговор, а не монологическое декларирование собственной позиции, что тоже имеет место быть и даже заслуживает иногда внимания и уважения, но, согласитесь, несколько из другой оперы.

Вот в предыдущей реплике я разве рассуждал на тему, стоит или нет голосовать за Трампа и сколь хорош или плох он в роли президента? Упаси Господи. Более того, я свое к нему отношение предельно четко излагал ещё до избрания и сам, будучи американцем, скорее всего тогда проголосовал бы за него. Или относительно Гренландии. Я ведь не высказывался про то, полезно или вредно будет её вхождение в США. Географически-логистически-экономически и ещё всячески, вполне возможно, это довольно любопытная идея. Только, боюсь, я тут не большой эксперт. Но вот то, как и когда об этом ляпнул Трамп, представляется мне фантастически юродской тупостью и на это, мне кажется, моего профессионализма хватает. А если у кого другое мнение, пожалуйста, только не надо про Гренландию, давайте о методах и способах изложения Трампом своих мыслей.

Что же касается разговора с Зеленским о Байдене, то я ведь тоже и не думал разбираться в его сути. Здесь, между прочим, Путин, надо отдать ему должное, очень тонко и точно уделал Дональда только что на Московском энергетическом форуме. Когда его спросили, не беспокоится ли он, что его телефонные разговоры с Трампом тоже будут обнародованы, Владимир Владимирович ответил (это не дословно, но смысл несомненен), что он не такой придурок, как некоторые, и за жизнь достаточно научился понимать, о чем можно говорить по телефону, а о чем нет.

И снова, если вы считаете, что это умное поведение и Трамп не придурок, я готов выслушать, но только не надо про то, до чего демократы довели Калифорнию. Ужасное, конечно, место, согласен, тьфу на него, но просто тема другая, а так, объективно, понятно, что худший регион на Земле.

Или вот относительно Горбачева. Читатель написал: «назвать Горбачёва, который творил, вернее, вытворял на наших глазах, называть его "добрее, умнее обычного… просто желающим хорошего и вроде без особых видимых изъянов" - это как нужно не доверять своим глазами ушам, а соглашаться с лапшой пропаганды».

Тут разговор не просто параллельный, а между Эвклидом и Лобачевским. Почти всё, что произошло самого лучшего лично в моей жизни, я получил благодаря Горбачеву. И Ельцину. Ещё раз повторю и подчеркну, «благодаря», а не от них. Вне зависимости от их собственных устремлений, намерений и прочего подобного. Но «благодаря» подразумевает благодарность, а не ненависть. Однако считающих иначе я не просто стараюсь понять или понимаю. О их существовании и перспективах я предупреждал ещё тогда, когда СССР вместе с социализмом только начинали рушиться и большинство видело будущее исключительно в розовом свете.

Нет, естественно, для меня «понять» в данном случае не значит «простить», тем более сделаться с этими людьми единомышленником. Они для меня безусловные враги и я этого совершенно не скрываю. И всё-таки я их слушаю и слышу. А они меня – нет. И это данность, которая столь банально, что уже давно даже немного не расстраивает.

Почему-то захотелось закончить замечанием, которое, подозреваю, многим покажется никак не связанным с вышесказанным, но для меня эта связь имеется, потому позволю себе данную вольность. Борис Гребенщиков написал и спел новую песню. Нет охоты давать ссылку, каждый сам легко может найти в интернете, называется «Вечерний мудозвон». Песня очень правильная и верная по смыслу, кроме того и эмоционально крайне близкая нынешней моей реакции на происходящее. Одна беда. Песня сама по себе плохая.

Прямо скажем, дрянь, а не песня.
Я, собственно, не о конкретных личностях. В том-то и главная тайна, что тут любая конкретика теряет малейшее значение. Это было всегда и везде. В обществах рабовладельческих и феодальных. В государствах автократических, демократических, диктаторских, бюрократических, каких угодно. Появлялся лидер явно выше среднего уровня, добрее, умнее обычного, и даже не в этом дело, просто желающий хорошего и вроде без особых видимых изъянов. Но что он ни делал, не шли дела. И каждое лыко ему в строку, и крокодил не ловился, и кокос не рос. Ну, типа Бориса Годунова или Михаила Горбачева. А уж в памяти народной одни черные краски, вплоть до степени ненависти. Не велит Богородица молиться за царя-ирода, и всё тут. Дискутировать бесполезно и бессмысленно.

А случается наоборот. Для таких даже название не так давно, с развитием технологий, придумали – тефлоновый. Ничто к нему не пристает и не пригорает. Любопытно, но я за жизнь, не так уж и редко, сталкивался с подобным отнюдь не только в отношении больших вождей или политиков. Уж про школу вспоминать не буду, но вот, скажем, у меня на Ангаре в самом начале семидесятых рядом с моей работали две бригады. И в одной бригадиру стоило кому-то сделать малейшее замечание, вполне по делу и достаточно спокойным, нейтральным тоном, как на него уже все смотрели зверем. А другой мог начудить так, что из-за его косяка все вынуждены были несколько дней сверхурочно и бесплатно горбатиться над исправлением ошибки, но никто ни одного худого слова. Мол, с каждым бывает, дело житейское.

Я ещё тогда пытался разобраться. Еще если бы один был мрачным злобным алкашом, а другой улыбчивым рубахой-парнем с вечерними песнями под гитару для народа. Так ведь нет, оба примерно во всем одинаковые, так с ходу посторонний человек и не поймет, чем принципиально отличаются. Но факт остается фактом. Никакой логики.

У нас нечто подобное «тефлоновое» изначально было с Путиным. А после Украины даже усилилось. Сейчас, правда, некоторый откат, но очень в малой степени, практического значения никакого не имеющей. Однако тут можно придумать множество объяснений, часть которых будет даже вполне разумными, от исторических и психологических до социальных и традиционно-эмоциональных. А вот с Трампом гораздо сложнее.

Я знаю немало людей, и не американцев вовсе, в остальном вполне вменяемых и даже достаточно скептичных, которые просто любят его и всё, хоть ты их режь. Он может ляпнуть или сделать что угодно, на их отношение это никак не влияет. Про Гренландию залепил, «а что он такого сказал?» Если бы в нашей компании за столом под рюмку кто такое брякнул, ему бы просто у виска покрутили, а тут президент США, но ничего страшного, молодец мужик, жжет.

Или последний случай на счет разговора с Зеленским о Байдене. «А что он такое сделал, ведь всё верно, с коррупцией надо бороться». Кто же сомневается. Надо. И ничего такого Трамп, действительно, не сделал. Просто совершил запредельно тупую херню и свалял дурака. На уровне наших люберецких терок девяностых, да ещё в стилистике детского сада. Но не имеет никакого значения. Ничего не пристает и не влияет.

Мистика. Чистая мистика. Как говорил грузинский учитель русского языка из древнего анекдота: «Это нельзя понять, это нужно просто запомнить».

Душа Балаганова

— Скажите, Шура, честно, сколько вам нужно денег для счастья? — спросил Остап. — Только подсчитайте все.
— Сто рублей, — ответил Балаганов, с сожалением отрываясь от хлеба с колбасой.
— Да нет, вы меня не поняли. Не на сегодняшний день, а вообще. Для счастья. Ясно? Чтобы вам было хорошо на свете.
Балаганов долго думал, несмело улыбаясь, и наконец объявил, что для полного счастья ему нужно 6400 рублей и что с этой суммой ему будет на свете очень хорошо.


На РБК опубликовали результаты исследования одной из ведущих социологических служб, по поводу того, сколько россияне хотят зарабатывать и считают достаточным. Весьма любопытно. К счастью, там не стали пользоваться всякой официальной статистикой относительно «средних», «медианных» и прочих лукавых зарплат, а тупо основывались на опросах без предоставления справок НДФЛ.

И получилось, что подавляющему большинству требуется примерно вдвое больше, чем есть сейчас в реальности. Вне зависимости от того, имеет человек в месяц тысяч двенадцать-тринадцать, что почти всеми считается уровнем бедности, или пару-тройку сотен тысяч. Но, поскольку основная часть опрошенных определили свой доход порядка восемнадцати тысяч, то вышло, что очень многим, процентам чуть ни восьмидесяти, для полного счастья требуется всего тысяч тридцать шесть.

И вот я призадумался. Нет, конечно, именно для полного счастья мне никаких денег не хватит, только верните молодость. Но если оставаться в зоне исключительно меркантильного, то тут я получаюсь не совсем стандартным. Когда на страницах этого журнала некоторое время назад зашел разговор на данную тему, один постоянный читатель, которого я знаю давно и не имею оснований не доверять, написал, что, хотя зарабатывает много больше, но ему вполне хватает в месяц двадцати тысяч. При том, что от и покуривает, и иногда выпивает рюмку-другую, и вообще намеренно себя ни в чем особо не ограничивает.

Конечно, мне до этого далеко. Хотя мой семейный бюджет и нельзя считать хоть сколько-то репрезентативным. С одной стороны, у меня только на коммунальные услуги и прочие чисто бытовые-жилищные платежи уходит тысяч под тридцать. Сигареты и спиртное ещё минимум тысяч пятнадцать-двадцать в месяц. Рестораны. Да, уже давно особо не гуляю, но под двадцатку, видимо, получается. Но, с другой стороны, мы практически не тратим денег на одежду. Уже больше десяти лет не пользуемся личным автомобилем, не покупаем украшений, дорогую косметику, короче, многое из того, на что, по моим наблюдениям, у людей из нашего окружения уходит значительная доля дохода. И всё-таки месячные расходы, если, естественно, не вмешивается медицина или зарубежные поездки, редко бывают меньше тысяч двухсот. Понятно, имею в виду не себя лично, а всю нынешнюю семью из трех человека.

И, поскольку это уже давно не связано с моими заработками, то мне было бы странно говорить, что для пусть не полного счастья, но значительного увеличения комфортности жизни требуется вдвое больше. Нужно было бы больше, так и тратил бы, значит, и столько хватает. Однако принципиальный вопрос остаётся без ответа. А если бы появилась теоретическая и фантастическая возможность, сколько денег бы запросил, чтобы исполнить все материальные земные желания?

Так, прикинул, пары-тройки сотен миллионов долларов вполне хватило бы. Больше не надо. Боюсь, уже не успею до конца жизни потратить.
Да, с Трампом у нас, конечно, большие проблемы. Они с Путиным крайне приятны и симпатичны. Иначе и быть не может, тут всё предельно очевидно. И на Трампа катить баллоны нельзя, это видно даже по малейшим нюансам тона таких чувствительных музыкальных инструментов, как Соловьев или Киселев. Исключительно от плохо скрываемого восхищения до, максимум, попытки какой-то благожелательной как будто нейтральности и объективности. Но ногу на данный конкретный столбик поднимать нельзя. Слишком он духовно близкий.

Однако с другой стороны США, которыми, как ни крути, всё-таки руководит этот самый замечательный Трамп, постоянно делает нам пакости. Естественный и самый разумный вывод, что кто-то злобный и омерзительный вставляет палки в колеса милому Дональду, давит на него и обкакивает всю малину. Остается назвать врага по имени или хотя бы обозначить чуть более четко, чем стандартное и предельно тупое «определенные силы».

При всем уважении, будем объективны, замечательная женщина Нэнси Пелоси может потянуть на символ и олицетворение вселенского зла только в мозгах совсем уже свихнувшихся отечественных патриотов и государственников. Всякие там байдены и волкеры совсем уж не тянут. Единственная реальная и серьезная угроза для России, несомненно, в людях типа Маска, Цукерберга или Брина. Но против них не поднимешь и не возбудишь истинно народный глубинный дух, слишком области их занятий выходят за массовое понимание. Ну, короче, и так далее, куда не глянь, ничего пригодного. Казалось бы, чего себе голову морочить, когда есть самый надежный в мире и вечный козел отпущения. Ведь как будто жидов ещё никто не отменял.

Но вот в том-то и главная загвоздка. По капризу души и частично семейных обстоятельств Трамп явно благоволит евреям. И, надо признать, битые, мудрые и благодарные иудеи не то, что так уж бросаются к нему в объятия, но на добро отвечают вполне адекватно. А с другой стороны, и с Путиным у них всё, несмотря на множество мелких терок, довольно спокойно. Как я всегда говорил, среди антисемитов редко встречаются приличные и достаточно умные люди, но само по себе отсутствие антисемитизма ума и порядочности не прибавляет. Так вот, Владимир Владимирович совсем не антисемит, и разыгрывать эту карту ему как-то не с руки.

Тупиковая ситуация получается. Насколько всё-таки легче было Гитлеру. Когда перед самым началом Войны он захотел прояснить для себя возможную реакцию США, то собрал всех специалистов по теме и долго их слушал. А потом задал немецкому послу в Штатах один единственный вопрос: «Правда ли, что у Рузвельта есть родственники евреи?»

Да, цельность натуры и мышления – великая вещь…
Вы не волнуйтесь (это, конечно, я сам немного волнуюсь, потому и успокаиваю окружающих), мне вряд ли грозит всерьез заразиться этой темой, даже в столь милой и развлекательной форме, как у Юлии Леонидовны. Потому всё-таки рискну высказать одно сражение по поводу явно вирусному и пошлому, но, никуда не денешься, реально существующему. Итак, всемирное потепление или, корректнее формулируя, глобальные изменения климата.

Тут на днях читал весьма познавательную для меня беседу с женщиной-энергетиком, известным экспертом и реальным практическим менеджером очень высокого ранга в этой области. И Её спросили, а как она сама относится к пресловутому потеплению и, особенно, к влиянию на него антропогенного фактора. И женщина ответила очень жестко и четко. Что она не имеет и принципиально не собирается не только высказывать, и и вовсе иметь мнения по данному вопросу. Поскольку не является климатологом, а становиться специалистом нет возможности по многим обстоятельствам, в том числе и уже по возрасту. А как для энергетика для неё имеет значение совершенно иное. Что подправляющее большинство населения Земли из тех, кто имеет какое-либо влияние, основные общества и государства на данном этапе полностью верят, что человеческая производственная деятельность в её нынешнем виде дурно влияет на климат и, соответственно, что для всех особо ощутимо и практически важно, на погоду. Потому четвертый энергетический переход не только неизбежен, но он уже реально во всю происходит, и энергетик обязан из этого исходить как из данности. А как там оно с климатом и антропогенными факторами на самом деле, это совершенно в данном случае не важно.

То есть, ещё раз. Не имеет никакого значения, действительно ли существует единый еврейский Бог. Как и то, воскрес ли его сын после распятия. Иудаизм и христианство стали объективными действующими силами мировой истории абсолютно независимо от этого. И в первой половине шестнадцатого века с Богом ничего нового не произошло. Однако появившийся и завладевший умами протестантизм, создавший иную этику, повлиял на развитие человечества самым непосредственным образом. А уж о субъективности возникновения, скажем, англиканства из-за странноватых сексуальных предпочтений Генриха и вовсе говорить смешно, уж они-то Господа явно не касаются. Но человечество стало во многом развиваться под воздействием именно этого как будто мелкого и пустякового фактора.

И суть не в том, хорошо или плохо торговать индульгенциями. И даже не в том, реально действенный ли это инструмент или сплошное бесполезное надувательство. Когда индульгенция влиятельным большинством признается ценной бумагой, она таковой и является, и события происходят по одному сценарию. Но как только цена понижается до мусорной, ход истории изменяется. И это никак не зависит от реальных свойств самой по себе индульгенции.

А нам остается пытаться получать свои мелкие эгоистичные удовольствия от того, если случайно нас каким-то богом задевают положительные и приятные стороны происходящего, избегая по возможности сторон отрицательных. С детства читал про лондонский смог и внутренне несколько поеживался перед первым посещением Англии. Ещё как будто совсем недавно, в начале пятидесятых, от смога там умерло несколько тысяч человек. Но они продолжали верить в диккенсовскую магию открытых угольных печей, кашляли, но не сдавались. А потом вера ушла. И я приехал уже в цветущий и зеленеющий Лондон, где дышится как на лучшем курорте.

И не очень хотелось вдаваться в причины. Предпочитал больше просто гулять.

Климат и климакс

Нет, всё-таки не могу удержаться от того, чтобы сказать хоть несколько слов на эту тему. Хотя, кажется, выступили уже все без малейшего исключения и добавить практически нечего даже в малейших мелочах. Поляна вычищена полностью. Но сам по себе факт, несомненно, стал уже неотъемлемой частью мировой массовой культуры и от этого никуда не денешься. Потому будет нелепым лицемерием натужно делать вид, будто тебя здесь не стояло. Уорхол тоже не самый близкий мне художник, но я же не стану из принципа притворяться, будто не знаком с его работами и совсем уж никак к ним не отношусь.

Имею в виду, как многие, думаю, уже догадались, девочку по имени Грета Тунберг. И, естественно, упаси меня Господи вступать в хоть какую-то полемику и относительно её личности, и по сути проблем, обсуждаемых в контексте всей этой истории. Меня лично не то, чтобы затронул, но просто ещё несчетный раз обратил на себя внимание всего один нюанс, имеющий отношение к тому, о чем всегда говорил и в чем, не самый частый случай, с годами только убеждаюсь все больше и больше.

У меня есть не то, что близкий приятель, но так, знакомы с юности, когда-то изредка выпивали в общей компании, последние годы практически вовсе не общаемся, однако информация друг о друге как-то сама собой время от времени просачивается. Он вырос в бараке на рабочей окраине Нижнего Тагила. Отец, рабочий «КоксоХима», сильно пил и довольно рано умер от туберкулеза. Мать – крановщица в цехе. Мальчик с детства дышал ядовитым смогом и с утра до ночи сидел за учебником с одной яростной мечтой – вырваться из этого ада. Показывал большие способности, но по семейным обстоятельствам поступать в Москву поехать не смог и вынужден был удовлетвориться местным Политехническим. По окончанию устроился в «почтовый ящик», довольно быстро вырос там до замначальника отдела и умудрился-таки после этого, получив соответствующие характеристики и рекомендации, перебраться в аспирантуру столичного Физтеха.

Защитил кандидатскую как раз в области смежной с климатологией. Потом годами мотался по самым экстремальным местам, работал на обоих Полюсах, поднимался на какие-то совсем немыслимые вершины, в результате примерно к пятидесяти стал доктором наук и профессором. Автор множества статей и исследований, нескольких монографий, воспитал десятки учеников, ставших крупными учеными-климатологами и около. Кроме того, никогда не забывал о своем родном Тагиле и очень много сделал для разработки и внедрения там очистных систем и сооружений.

Сейчас практически на пенсии, хотя продолжает писать и преподавать. Живет очень скромно с женой в крохотной хрущевской двушке в Долгопрудном. Иногда его приглашали на какие-то международные конференции в Европе, один раз, по-моему, даже в Японию, но до Америки он так и не добрался, это случайно точно знаю, хотя всю жизнь об этом мечтал, особенно о бассейне Амазонки. Но не сложилось.

А тут какая-то невежественная психически больная засранка решила не ходить в школу по пятницам и на этом основании её из родной Швеции, где даже в самом убогом деревенском сортире дышится неизмеримо легче, чем в лучшем сквере Тагила, на яхте везут в Нью-Йорк, где предоставляют слово не просто в ООН, а на сессии её Генеральной Ассамблеи. И там она несет какую-то абсолютно пошлейшую и банальнейшую пургу под восхищённые овации всего прогрессивного человечества, которое ещё и собирается дать ей Нобелевскую премию.

И как ко всему этому должен относиться мой тагилько-долгопрудненский знакомый? Да, никак. Конечно, я с ним это не обсуждал и не собираюсь, но почти уверен, что он никак и не относится.

Так устроен мир. Стечение обстоятельств, удача и счастливый случай ломают все школярские представления о человеческих достоинствах и недостатках. Жизнь несправедлива и это её не досадная ошибка, а фундаментальная основа. Сказки про то, что упорство, трудолюбие, таланты, высокая нравственность и всё такое подобное обязательно будет вознаграждено, не имеют под собой никаких реальных оснований. Иногда случается. Чаще нет. Тут не существует никаких законов. И не имеет значения, хорошо это или плохо. Просто это так. У Ольги Бузовой миллионы подписчиков и разовая реклама в её блоге стоит сотни тысяч. Это повод для каких-либо выводов или обобщений? Ой, да, бросьте вы, не парьтесь…

А шведскую девочку-кликушу следует воспринимать как банку с томатным супом «Кэмпбелл» уже упомянутого мною художника. В крайнем случае, если так уж захочется хотя бы самому себе ответить по сути произносимых ей речей и совершаемых действий, то можно воспользоваться формулой нашей замечательной актрисы:

«Пионэры, идите в жопу!»

Бытовое

Жена на несколько дней отъехала по не очень приятным семейным делам. Ребенок приболел, надеюсь, ничего страшного, но покашливает неприятно. Я помыл посуду, протер плиту, собираюсь в магазин, ничего особо не хочется, но холодильник совсем пустой.

Решил перекурить на дорожку и написать несколько срок:

Нас невесело часто по миру носило.
Но тем вечером пестрым и быстрым,
Сначала на веслах,
Потом с парусами косыми
Я ловил карасей
У косы из песка в Кюрасао.
Это было красиво.
Ещё всего несколько слов о моральных и нравственных страданиях русской интеллигенции. Нет, не то, чтобы они меня, эти страдания, так уж последнее время стали особо трогать, просто на уровне легкого умиления, кухонного трепа и даже относительно и по касательной ленивых внутрисемейных разговоров.

Я вот что конкретно имею в виду и что недавно предельно кратко упоминал. Когда пошли разговоры о том, что люди, в частности Павел Устинов, но отнюдь не только он, не столь идеальны с фундаменталистско либеральной точки зрения, чтобы за них так уж сильно переживать и заступаться, то множество людей, например, Сергей Пархоменко, Ольга Романова, Евгений Ройзман и им подобные бросилось объяснять, что взгляды и качества невинно обвиняемых и, соответственно, защищаемых не имеют никакого значения, а речь лишь о том, виновен человек или нет. Но, мне кажется, наиболее ярко и четко сформулировала и проартикулировала эту мысль Екатерина Шульман. Если попроще и покороче, то суть в том, что каждый порядочный человек должен сострадать и вставать на защиту любого несправедливо обиженного и пострадавшего, а не только близкого духовно или идеологически. «А иначе чем вы отличаетесь от сталинистов, считавших, что справедливость и правосудие существуют только для социально близких?!»

Высказывание довольно патетическое, но это не повод начинать автоматически над ним смеяться. Особенно, если оно искреннее и не подкреплено никакими мотивами корысти. И тут, прежде всего, я сразу должен подчеркнуть, не утомляя никого подробностями и славословиями, что лично к Екатерине Шульман отношусь с большой теплотой, симпатией и уважением. Потому очень не хотелось бы, чтобы дальнейшее прозвучало в тоне хоть сколько-то негативном именно относительно этого человека. Разговор чисто абстрактный и не о ней, а обо мне.

С одной стороны, вопросы о том, что в идеале перед законом должны все быть абсолютно равны вне зависимости от чего угодно, естественно, даже не обсуждаются. На самом деле идеально такого, конечно, никогда нигде не было и не бывает, подозреваю, что и не будет, но именно в стремлении к этому и есть смысл правосудия. Тут нечего зря колебать воздух, совсем пустое.

Но с другой – речь ведь не о судьях и вообще работниках правоохранительных систем, а об обычном человеке, даже боле узко и конкретно обо мне. И я не стану изображать из себя святую объективность. Да, Тухачевского расстреляли не справедливо и не за то, скорее всего государственный переворот он совершать не собирался и на Абвер не работал. Но мне тамбовские подвиги этого полководца несколько мешают искренне горевать о его гибели. И Лаврентий Павлович тоже не был английским шпионом. Не дает мне спать вынесенный ему несправедливый приговор?

И не надо тут долго копаться в личностях. Мне по особенностям биографии и окружения с детства приходилось общаться с большим количеством бывших лагерников по пятьдесят восьмой. И среди них было немало тех, кто изначально сам строил эту систему, очень активно участвовал в её функционировал, а потом сидя иногда десятилетия, продолжал быть уверенным, что в отношении него была совершена чудовищная ошибка, но остальные-то в самом деле враги народа. Считал ли, что с этими людьми поступили по закону? Естественно, нет. Но искренне сочувствовали ли им? Боюсь, таких нравственных высот так никогда и не достиг.

Только не хочется путать Божий дар с яичницей. Когда в свое время Ходорковского осудили за то, что он украл всю добытую его конторой нефть, то многие говорили, что и правильно, Капоне тоже когда-то посадили за неуплату налогов, раз уж убийства и прочие пакости доказать не удалось. Но тут есть небольшая разница. Капоне действительно налоги с тех миллионов не заплатил, а Ходорковский ту нефть не воровал. Другое дело, был ли Ходорковский творцом или особо активным участником или бенефициаром той системы, под каток которой попал? Совсем уж невинным тут его считать не могу, но всё-таки нет, это не его произведение. А вот Борис Абрамович совсем наоборот. Поэтому за судьбу Ходорковского я не то, что переживал, но она была мне не совсем безразлична, а вот от оттенка злорадства относительно Березовского я так избавиться и не смог.

Песков рассказывает, что на Западе за брошенных в полицейского бумажный стаканчик могут пристрелить, а у нас всего лишь ногу сломать. Очень я стану горевать, если Пескова пристрелят или хотя бы ногу сломают? Каюсь. Но более всего стыдно, что каюсь не сильно.

Однако самое главное. Чем, по моему мнению, я всё же отличаюсь от сталиниста. Да, всё предельно просто и, мне представляется, не стоит тут наводить тень на плетень. Вне зависимости от моих эмоций и мнений, как я к кому отношусь, я лично никогда никого пальцем не трогал и не трону. Не посажу, не расстреляю и не пойду в колонне с лозунгом «Смерть собакам!» Так что, не надо на меня вешать лишнего. Своего хватает.
А по поводу этих высоких либеральных чувств и призывов, до сих пор вспоминается, как в начале девяностых на предложения люстрации чекистов и прочей партийной сволочи, самые ярые и высокомудрые демократы заявляли, что нельзя заниматься охотой на ведьм и очень похожее на нынешнее: «Чем мы тогда будем от них отличаться?!»

Прекраснодушничали и допрекраснодушничали. Придурки. А я, возможно, да, что там «возможно», наверняка далеко не самый лучший и высоконравственный человека. Не могу подняться во вселенской тяге к абсолютной справедливости до предложенных условными шульманами высот. Но всё-таки, надеюсь, не сталинист и не полный кретин.

Травма

Вас, Кошкиных, не поймешь.

Посадили Павла Устинова – плохо. Выпустили Устинова – тоже плохо, если не хуже. И не так выпустили, и не всех выпустили, и не те за него вступались, и сам он, прямо говоря, дерьмо порядочное…

Это, знаете, получается точно, как в том древнем анекдоте. «Доктор, куда только пальцем ткну, везде болит». «Милейший, так у Вас просто палец сломан».

Может, вы элементарно Россию не любите, но тупо лицемерно это скрываете? Я, например, честно признаюсь. Не люблю.

Это, наверное, очень плохо. Зато у меня нигде ничего не болит.

Je suis шаман!

С отрочества постоянно испытывал ноту внутреннего дискомфорта от того, что мои эстетические и эмоциональные пристрасти постоянно приходили к некоторому противоречию с рациональным и нравственно-этическим во мне.

Я мучился, но испытывал наслаждение от музыки Вагнера, стихов Вийона, живописи Лотрека или прозы Достоевского. При том, что как личности, они и многие подобные были не просто далеки от мня, но и вовсе представляли собой квинтэссенцию всего самого отвратительного и омерзительного. Понимал, но ничего не мог с собой поделать.

Однако не стану сейчас забираться столь далеко и высоко. Вот из самого последнего и как будто недавнего. Ребята из группы «Война» мне и изначально были довольно противны даже чисто физически, а уж после украинских событий стали и откровенно враждебны. Но их рисунок на разводном мосту, вздымающийся над Петербургом, доставлял и до сих пор мне огромное удовольствие, оставаясь для меня образцом истинного актуального искусства. Павленский, особенно после прибытия в Париж, оказался просто тупым дегенератом. Но фотография на фоне горящей двери Лубянки нравится с каждым днем всё больше и больше. Красота, просто красота и иного слова я подобрать не могу, и иных чувств испытывать не способен.

Очень похоже с Александром Габышевым. Ну, помилуйте, где я, а где «шаман Саша»? Явный экзальтированный придурок со стадами тараканов в голове. А мне жутко нравится. Шаман, идущий от Якутии изгонять нечисть из Кремля, это жест достойный героев Гомера и Данте. Великолепно.

И бороться с собой я бессилен.
Вот вам хорошо. Вы, по крайней мере, подозреваю, подавляющее большинство читающих этот Журнал, не смотрите российское телевидение. Во всяком случае ту его часть, которую нередко смотрю я.

Хотя, надо признать, что в какой-то степени я уже был к этому подготовлен. Когда к хору защитников Павла Устинова присоединились, кроме записных бунтовщиков и либерастов, такие доселе немыслимые в данном контексте господа, как Галкин, Симоньян, Ургант или даже Турчак, то это на многих произвело столь сильное впечатление, что такой гениальный провидец и аналитик, как Максим Шевченко был вынужден искать объяснение происходящему в совсем уж изысканных конспирологических построениях, вплоть до того, что всё это, начиная от задержания Устинова, хитрая и подлая инсценировка Кремля.

И всё-таки мои старые нервы оказались недостаточно крепкими и адаптируемыми. Потому я вздрогнул, когда ночью нарвался на телеканал «Спас». Кто не очень в курсе, то там основным владельцем является непосредственно РПЦ, так что далее, думаю, объяснять ничего не надо. И вот на этом телеканале около часа идет передача, где сначала во весь экран, а потом непрерывно фоном на заднике транслируются все видеозаписи, имеющие отношения к тому самому «преступлению Устинова». А потом приглашают, типа, экспертов, но не обычных для этого канала провластных чиновников или священников, стандартно здесь предающих анафеме подлых западных врагов России и призывающих паству не вздумать бунтовать против Богом данных православных властей. А нескольких людей вроде Михаила Пашкина, представленного как «Председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии». Я не знаю этого человека и плохо представляю себе, что такое названная организация. Но суть в том, что пригласили на «Спас» и там он, вместе с прочими подобными, начинает подробнейше рассказывать, почему и действия ментов, и решение суда являются полным бредом, беззаконием и непрофессионализмом, а Устинов абсолютно не виновен.

Я о-бал-дел! (Тут изначально было другое слово, но решил заменить, чтобы не убирать текст «под кат», как обязался делать со всеми матерными выражениями). Конечно, уже появилось письмо в защиту осужденного, подписанное тридцатью священниками, но, во-первых, это всё-таки частная инициатива, во-вторых, они были довольно оперативно и строго одернуты руководством. А тут практически официальный орган и рупор Патриархии! Поистине, «неисповедимы пути Господни».

Но это всё суета сует. Главное великолепно сформулировал в комментариях к предыдущему моему тексту один читатель, в любом случае уверенный, что, во-первых, Павел Устинов в тот момент по телефону получал непосредственные инструкции из Белого дома по организации беспорядков в Москве, одновременно по этому же телефону передавая указания бунтовщикам, а, во-вторых, в Америке его в подобной ситуации просто расстреляли бы без разговоров. И суть в том, что это всего лишь безвредный сумасшедший, сидящий дома и стучащий по клавиатуре компьютера. А с теми же самыми мыслями и эмоциями на улицах оказываются люди с оружием, полномочиями и в форме, или без оных, но с искренним праведным пламенем в душе, и тогда они превращаются во взбесившихся безумных тварей, из которых в значительной части всё более состоит бывший русский народ. И тогда начинается то, что началось, и что, вопреки благодушию и завидному оптимизму некоторых моих соотечественников, не только не заканчивается, а, поверьте, ещё даст самые замечательные плоды.

Но мне больше совершенно не хочется каркать или, тем более, вступать с кем-то в тупые дискуссии на темы уровня «а у них негров линчую». Тем более, что действительно, не так уж и давно по историческим меркам линчевали и отнюдь не только негров. Просто мне сегодня почему-то вспомнилась одна история, о которой захотелось предельно кратко напомнить.

Никто, собственно, особо не спорит, что технологию изготовления атомной бомбы мы у американцев сперли. Некоторые разногласия только в том, насколько и в какой мере и степени. Практически уверен, что точно мы этого никогда не узнаем. И дело даже не в особой секретности каких-то документов. А более в том, что нашим атомным проектом тоже занимались великие гениальные ученые и в процентах высчитать, какую долю в осуществление проекта вложили курчатовские, а какую бериевские, невозможно. Количество же и непосредственно советских шпионов, и американских «кротов», действовавших по самым разным побудительным мотивам, передавая СССР секреты «Манхэттенского проекта», огромно. Но исчерпывающе полной документации не смог раздобыть никто, чаще всего это были всё-таки лишь части мозаики, которую здесь складывали совместно и Курчатов, и Берия.

Однако самая большая удача свалилась на советских разведчиков вовсе не в результате их блестящей (без малейшего сарказма) работы, а совершенно случайно. Еврейский мальчик Теодор Хольцберг, более известный впоследствии как Тэд Холл, с детства проявлял выдающиеся способности к наукам, в четырнадцать этот вундеркинд был принят в Колумбийский университет, в шестнадцать перевелся в Гарвард, где в восемнадцать уже получил ученую степень и стал участником «Манхэттенского проекта». Тинэйджер, как он потом сам признавался, сколько себя помнил, увлекался коммунистическим идеями и пришел к выводу, что будет неправильным, если атомное оружие окажется только в руках капиталистов. И совершенно самостоятельно, у нас это называется «инициативник» (правда, потом клеветали, что к этому приложил руку сосед юноши, коммунист, давно завербованный нашими, но на самом деле Тэд просто воспользовался соседом как связником, а решения принимал независимо), вышел не советских шпионов, которым передал не только некоторые очень важные технологические детали (что тоже было, например, в части имплозии), но и достаточно подробный именно комплект чертежей конкретно плутониевой бомбы «Толстяк», той самой, что потом сбросили на Нагасаки. И, кстати, именно поразившись не столько скоростью создания советской бомбы, сколько совпадением вычисленных американцами параметров после испытания заряда в СССР с «Толстяком», а не с урановым вариантом Хиросимы, они принялись искать утечку.

Начатая ещё до Войны, году к сорок третьему уже вполне оформилась и стала активно проводиться спецслужбами США знаменитая операция «Венона» по расшифровке советских шпионских донесений. С её помощью вышли на многих, в том числе Фукса, Голда, Гринглассов, Берджесса, Маклина, Филби и Уайта. В пятидесятом пришли к Холлу.

Но в отличие от прочих Тэд, во-первых, ушел к глухую несознанку, а, во-вторых, и это самое главное, на него у контрразведчиков ничего более не было, кроме перехватов той самой «Веноны». И хотя они были абсолютно уверены в его виновности вплоть до мельчайших подробностей, предоставлять официально и публично в суд результаты своей работы не захотели. Поскольку тогда пришлось бы рассекретить саму «Венону», а её посчитали более ценной. И Холла всего лишь уволили, отстранив от секретных разработок.

Имя его стало известно лишь в девяносто шестом, когда, согласно законодательству, материалы операции оказались рассекречены. Однако срок давности уже прошел, а сам Тэд сказал, что, что не является уже тем мальчиков, который передал русским чертежи бомбы, сейчас, возможно, так бы и не поступил, но того своего поступка отнюдь не стыдится. Мирно скончался перед самым началом нового века в Кембридже.

А Розенбергов, вычисленных в том числе и с помощью «Веноны», казнили. Но на них у спецслужб было много и без секретных расшифровок. Разве что, когда документы «Веноны» оказались опубликованы, несколько поубавился хор тех, кто все эти годы кричал о невиновности супругов и подлости кровожадного американского правосудия. Поутих, но отнюдь не заглох.

Улики

Если серьезно… Простите, действительно хотел, но реально на полном серьезе про это не могу. Всё равно получится натужная пародия.

Когда вчера супруга пришла с процесса над Павлом Устиновым, где тому дали три с полтиной, она с глазами полными изумления и ужаса обратилась ко мне с риторическим: «Как же так можно?!» Но я не то, что отвечать на не требующее ответа не способен, но и даже сам задаваться подобными вопросами не в состоянии. В этой стране с этим населением не о чем разговаривать, абсолютно всё становится пустым колебанием воздуха. Потому я сейчас просто несколько слов «по поводу», безотносительно к конкретному событию, а лишь воспользовавшись им как абстрактным примером.

Не считаю и никогда не считал себя даже хоть немного профессиональным юристом, я тут исключительно любитель и заинтересованный дилетант. Просто много десятилетий читаю доступные материалы судебных процессов, конечно, в основном достаточно развитых стран. И всего лишь хочу поделиться личными наблюдения, не претендуя ни на какие строго научные выводы и заключения. И ещё, сейчас постараюсь предельно кратко, поскольку писал об этом бесчисленное количество раз со множеством конкретных примеров, даже в одном из романов посвятил этому почти целую главу, так что повторяться не хочется.

Любая система правосудия условна и не гарантирована от ошибок. Более того, несовершенство принципиально заложено в сути и процедуре правосудия, когда решение выносят только полностью незаинтересованные лица, то есть те, кто ничего сам не видел и при событии не присутствовал, а как раз действующие лица и истинные свидетели не имеют права участвовать в вынесении приговора.

Никакая улика, свидетельство или вещественное доказательство, сколь бы вроде они не выглядели бесспорно и несомненно, сами по себе не могут быть однозначно признаваемы при установлении вины или невиновности. Во-первых, только в комплексе, а, во-вторых, всегда возможные личностные интерпретации. Опять же я приводил огромное количество примеров, когда, скажем, оказывался невиновным человек, которого застукали с ножом в руке, да ещё лезвие этого ножа в груди убитого. И даже такая великая и оказавшая гигантское влияние на судебную систему штука, как анализ ДНК, давала сбои и иногда весьма комичные, если бы за ними не стояли ещё и весьма серьезные трагедии.

Те же самые видеозаписи с задержанием Павла Устинова. Их довольно много, все они выложены в сети, потому легко можно ознакомиться не только с ними, но и с реакцией зрителей. Скажем, лично я однозначно вижу, как минимум человек шесть ментов без всякой видимой причины с бешеной скоростью и звериным усердием бросаются на спокойно стоящего человека, сбивают с ног, лупят дубиной и волокут не имеющего даже возможности пошевелиться несчастного в автозак. Но при этом не меньше процентов десяти комментаторов пишут, типа, вы же сами видите, что он сопротивляется, значит, действительно мог нанести менту увечье. И дело не в том, сколько среди таких комментаторов проплаченных ботов. А в том, что, уверяю вас, есть немало тех, кто искренне видит и воспринимает не то, что я или, возможно, вы.

Другой вопрос, может ли суд вовсе отказаться рассматривать какое-либо свидетельство, доказательство или улику? Не только может, но и делает это довольно нередко. Но только в единственном случае. Если, в свою очередь, противоположная сторона предоставляет убедительные доказательства, что улика была добыта незаконно. Обычно и довольно стандартно это бывает, когда, например, следствие неряшливо подходит к своей работе, не вовремя, недостаточно правильно выписывает ордер на обыск или не имеет его вовсе, ну, и всё такое подобное. Однако и адвокатам могут прищемить хвост. Скажем, они нагло выкрали какую-то улику, оправдывающую их подзащитного, у свидетеля обвинения или добыли её каким иным уголовным способом.

Кстати, я лично с таким юридическим подходом принципиально не согласен. И считаю, что вопрос о правомерности получения улики и вопрос о качестве её доказательности должны решаться независимо. Предположим, орудие убийства нашли при недостаточно верно процедурно оформленных документах. Вина совершивших данное правонарушения может рассматриваться самостоятельно и при доказанности они должны понести соответствующее тяжести вины наказание. Но совсем другое дело, насколько упомянутая небрежность в оформлении документом способна поставить под сомнение добросовестность и правдивость самой улики. То есть, полицейский, нарушивший закон, пусть будет повергнут наказанию вплоть до тюремного заключение, но это не должно автоматически снимать вину с преступника, нарушая права потерпевшего.

Однако это всё фантазии и лирика, к данному случаю отношения не имеющая. Я сейчас о совершенно конкретной ситуации. Имеется несколько видеозаписей происшествия, за которое судят человека. И никаких претензий к законности происхождения и получения этих записей нет. Человека судят за то, что он совершил притупление. Его адвокаты просят суд посмотреть видеозаписи. Ещё раз повторю и подчеркну. Речь не идет ещё о интерпретации этих записей. Или о приобщении их к делу в качестве доказательств. Или о том, какие на их основании сделать выводы и какой приговор вынести. Нет, просто, посмотрите, пожалуйста.

Нет, мы ничего смотреть не будем. Просто не хотим. Нам и без этого достаточно всё ясно. Почему? По кочану.

Я с подобным не сталкивался никогда ни в какой криминальной журналистике или юридической литературе любой хоть относительно цивилизованной страны. Возможно, специалисты меня поправят и приведут прецеденты. Буду благодарен.

Рецептура

Советская колбаса, кто бы там что сегодня не говорил и не вспоминал, была по большей части, если не считать уникальные частные исключения, полным и отвратительным малосъедобным дерьмом. Но это было дерьмо, сделанное по государственному стандарту и в части составляющих ингредиентов, и относительно технологии. Что, конечно, не означает отсутствия отдельных и на самом деле не таких уж и редких эксцессов исполнителей.

Например, мой товарищ, работавший в семидесятых технологом на Останкинском мясокомбинате, иногда, чаще перед праздниками, вместе с несколькими близкими цеховыми начальниками добавлял на тонн пятьдесят фарша лишних килограмм пять соли, а в свою очередь столько же мяса изымал. И они эту добычу выносили под рубашками мимо проходной себе к семейному столу. На качество и вкус конечного продукта такая подмена влияла не сильно, а домашние были рады и сыты.

Но за подобные фокусы можно было не только вылететь с работы, но и вполне реально сесть в тюрьму довольно надолго. Потому как в принципе делать колбасу нужно было по ГОСТу, а остальное тупо противозаконно. Сейчас же со всеми этими глупостями заморачиваться не требуется. Изначально практически в уведомительном порядке сообщил, что это такие технические условия и, согласно заявленным ТУ сыпь соли или ещё чего покруче сколько угодно.

И относится это не только к пищевой или ещё какой материальной продукции. Примерно то же и в журналистике. Когда я в свое время официально работал в «советской печати», то, понятно, что её реально назвать этой самой журналистикой можно было только более чем условно. По качеству и вкусу от тогдашней колбасы она не сильно отличалась. Однако всё-таки стандарты старались соблюдать. И если корреспондент, приехав из командировки, в своей статье начинал ссылаться на информацию, полученную от местного таксиста, официанта в ресторане или гостиничной горничной, то его, конечно, не сажали, но сначала морщились и указывали на недопустимость подобного, а потом, если человек не воспринимал, чаще всего увольняли. Нынче же всяческие стандарты отменены, лепи любого горбатого согласно собственным же техническим условиям и никаких проблем.

Это я таким образом попытавшись извиниться, перехожу к сюжету. Вчера ехал из своей деревни в Москву на такси. И на одной из развязок шофер засомневался, а я посоветовал ему как разобраться. Он не сразу поверил и переспросил, уверен ли я. Не знаю почему, возможно, от наступающей излишней стариковской болтливости, я, вместо того, чтобы ответить кратко и однозначно, сказал, что первую свою машину купил в семьдесят первом году, с тех пор не одно десятилетие непрерывно провел за рулем, поэтому город знаю достаточно, чтобы знать маршрут, тем более, достаточно для себя привычный. И тут вдруг таксист спрашивает, мол, рублей сто двадцать или сто пятьдесят? Я не сразу понял, переспросил, и он уточнил, что имел в виду сумму, за которую я тогда купил автомобиль.

У меня в первый момент челюсть отвисла. Говорю, простите, а сколько Вам лет? Выясняется, что мужик восемьдесят четвертого года рождения. Ну, да, думаю, с одной стороны далеко уже не мальчик, но с другой – при советской власти он прожил максимум лет семь, потому действительно может ничего не помнить. Так что предельно сжато изложил, сколько тогда стола первая модель «Жигулей», какова в принципе была возможность её купить рядовому гражданину и какие были средние зарплаты. Заодно интересуюсь, откуда у него такая странная информация. Оказывается, родной дядя рассказывал. И далее шофер продолжает, без всякого явного недоверия к сказанному мной, излагать свою картину того мира, которая сложилась у него из воспоминаний старших родственников и их знакомых.

Ну, классическое, типа, зато у вас была стабильность, порядок и уверенность в завтрашнем дне. Да, конечно, со строгостью были некоторые переборы, говорят, за опоздание на работы могли посадить, но этой работы было сколько угодно, не то, что сейчас, а квартиры всем давали бесплатно. Вот подруга матери рассказывала, что ей предложили просто так трехкомнатную в центре, но она отказалась, осталась в двущке на окраине, поближе к своей фабрике, теперь жалеет страшно.

И подобное в том же духе все минут сорок, пока мы ехали. Я расслабился, вяловато хмыкал и только позволил себе, уже перед тем, как расплатиться, задать единственный вопрос. А если так всё было здорово, как он считает, почему всё развалилось к чертовой матери? И получил уверенный ответ: «Ну, это понятно, американцы Горбачева подкупили, вот он страну и разрушил».

Короче, довез отлично, взял по-божески. Всё отлично. У меня никаких претензий, только благодарность.

Симптомы синдрома

Уже несколько недель с четырех до шести утра по ОТР показывают английский телесериал «Доктор Мартин». Поскольку это уже давно как раз мое стандартное время пере сном, я, однажды ка-то наткнувшись, с тех пор смотрю регулярно. Очень нравится и всем искренне могу порекомендовать. Тем более, что совсем необязательно это делать в столь экстремальное для многих время, кино есть в интернете в свободном доступе. Впрочем, если не пойдет, не обессудьте, дело вкуса, а тут я никому ничего не навязываю.

Так вот, вчера этот доктор сказал одному из пациентов, что, если немеют и покалывают обе руки, то ничего страшного. Хуже, когда одна, вполне может быть симптомом приближающейся болезни Альцгеймера. А у меня как раз в этот момент затекла и начала покалывать левая рука. Я несколько напрягся, но постарался себя успокоить, может, ещё пронесет пока.

А сегодня обнаружил ещё один тревожный признак. Ксения Собчак и Константин Богомолов сочетались законным браком. Подобные мероприятия и относящиеся к гораздо много более близким мне людям не то, что не вызывали у меня никогда никакого интереса, но и вовсе не было шансов, чтобы я обратил на такое и малейшее внимание. А тут не просто внимательнейше прочел информацию, узнал, что на Грибоедова было около трехсот гостей и ещё массу важнейших подробностей, но и тупо несколько минут читал комментарии в сети по поводу этого события. Почему-то большинство нашло здесь основания вылить ушаты дерьма на новобрачных, но это как раз не сильно встревожило или удивило, обычное дело. Ещё не хватало, чтобы кто-то примитивно поздравил новобрачных или хоть промолчал. Проблема совсем в другом.

Она в том, что в принципе с психикой какой-то явный непорядок, если я занялся такого рода развлечениями. Как-то не совсем уютно становится жить. Перспективы довольно мрачные.

И ещё совсем безотносительно, просто по касательной, пришло в голову. Лимузин, роскошное белое платье, подружки невесты, фотосессия, прочее соответствующее… Нет, ну, никаким образом не против и никаких малейших негативных ощущений. Здоровья и счастья молодым! Только почему-то совершенно не представляю, как бы мог сосуществовать с женщиной, которую интересовало бы что-нибудь из перечисленного. Она сама была бы мне абсолютно не интересна. И никому из моих детей ничего подобного в голову прийти не могло, и не приходило, хотя мы это никогда не обсуждали и даже не упоминали.

Да, нехорошие признаки. Тревожные.
Любопытно, как иногда элементарное курьезное недопонимание может оказаться весьма плодотворным и в историческом, и даже в научном плане.

Дискуссии или, во всяком случае, изображающий их обмен мнениями относительно использования США бактериологического оружия во время Корейской войны окончательно не прекратились до сих пор. Ещё немало не только историков и пропагандистов, но и как бы биологов и сейчас утверждают, что американцы такое оружие действительно применяли, а то, что боевого военного эффекта большого не получилось, так это исключительно из-за несовершенства их технологий того времени и верного противодействия, предпринятого не без нашей помощи китайскими и корейскими товарищами. Я ни в коем случае не собираюсь участвовать в этом споре, а хочу обратить внимание на совсем иной аспект.

Чисто информационная война на эту тему началась гораздо раньше, но на реальный публичный международный уровень она вышла, когда в пятьдесят втором северокорейцы сбили и взяли в плен пару американских летчиков, которые подписали показания о применении бактериологического оружия, после чего ещё одного, потом ещё одного, более высокого ранга, который всё это подтвердил перед «международной комиссией».
Американцы пришли в жуткий ужас. Но не от того, что стали известны их подлые преступные деяния. Гораздо хуже другое, они-то точно знали, что ничего подобного не делали. Значит, коммунисты, прежде всего, конечно, СССР, всем было понятно, что китайцам и корейцам тогда такое ещё не под силу, изобрели какие-то способы (под подозрения в основном попали психотропные вещества) «промывать мозги» людям и заставлять их таким образом говорить что угодно и поступать как угодно. И штатники, кстати, не только они, но именно они оказались во главе, бросили огромные силы и средства в этом направлении.

Вспомнили даже о синтезированном ещё в конце тридцатых ЛСД. Занялись исследованиями по огромному количеству направлений. Не только химия с фармацевтикой, но и множество всего самого разного было привлечено и вовлечено в сферу изучения и самого пристального внимания, что прозябало до того в полном небрежении и прозябании. Да, конечно, поставленная задача так до конца оказалась и не решенной. Создать препараты или изобрести иные методы воздействия, которые полностью и идеально соответствовали бы заданным целям управлять сознанием человека так, чтобы он исполнял все необходимое вне зависимости от собственной воли и при этом, желательно, вовсе этого не осознавая и не помня, в результате не очень получилось. Осталось до сих пор, несмотря на все фантазии и страшилки, по большей части в художественной литературе, кино и конспирологии.

Но, надо признать, что попутно в самых разных областях исследования человеческого мозга, психики и во всем хоть относительно смежном за счет этого были достигнуты весьма серьезные успехи. Совершенно реальные достижения уже начиная с шестидесятых несомненны и очевидны. Однако весь смех в том, что в основу явно стимулированного прогресса лег именно курьез, нечто вроде примитивного межцивилизационного «мисандестендинга».

Не только у китайцев и корейцев, но и у стоявших за ними наших не было никаких препаратов или иных особых научно-технических способов для «промывания мозгов». А имелась своя собственная давно и прекрасно отработанная методика получения любых признаний без всяких великих научных хитростей. Я даже не вспоминаю о процессах периода «большого террора», но как раз почти в те времена, когда американские летчики давали свои «показания», у нас разворачивалось «дело врачей». Совсем за другое и попутно люди Берии взяли за жабры одного из подчиненных Власика, заместителя коменданта сталинской «ближней дачи» Ивана Федосеева, и он довольно быстро признался в том, что является американским шпионом и по заданию своего непосредственного начальника собирался отравить Иосифа Виссарионовича. Но что там подполковник с начальным образованием. Многие профессора и даже академики, например Вовси и Виноградов, дали подробнейшие признательные показания, как они по указке жидовского террористического «Джойнта» стремились свести в могилу всё советское руководство. И не потребовалось никакой специальной «химии» или ещё чего слишком высокотехнологичного.

А тупые американцы не то, что понять, а представить себе этого не могли. Хотя не нужно ничего идеализировать, дать в морду подозреваемому там тоже могли, особенно до начала нынешних гипертрофированно толерантных времен. Но это не имело и отдаленного отношения к советским методам допроса на Лубянке и всему им сопутствующему в отношении не только обвиняемого, но и его семьи.

Короче, стороны совершенно не имели общего языка и представления друг о друге, несмотря на всю вражду и практически ненависть. Сплошное недоразумение. А в итоге колоссальный прорыв в изучении мозговой деятельности человека. Так бывает.

Дело ясное

Кто сбил «Боинг» над Украиной, были в Москве недавно вооруженные уличные беспорядки, почему на самом деле не избрали Касамару и что там реально произошло в свое время в Польше, ударили ей в спину, начав Войну вместе с Германией, или защитили братские народы от панов и фашистов?

Есть множество маргинальных мнений, есть мнение подавляющее общественное, а есть и официальное государственное. Совпадают они редко, но друг на друга влияют плохо и слабо, а уж установлению истины способствуют совсем малозаметно. Но, согласитесь, все эти мелочи меркнут по сравнению с действительно судьбоносными событиями, по поводу которых имеется обидное и неприятное недопонимание.

Вот, скажем, почему Тамерлан не взял Москву? Как известно каждому ребенку, в триста девяносто пятом он подошел к южным границам Руси, захватил и разорил Елец, постоял там немного, почти доведя до инфаркта российское руководство, и повернул обратно каким-то чудесным образом оставив нас в покое.

Русские, естественно, сделали самый очевидный и общепринятый вывод. Византийская, а то и более раннего, иерусалимского, что представляется мне несколько сомнительным, происхождения икона, после долгих странствий и перемещений в определенный момент получившая название Владимирской Богоматери, была предусмотрительным князем Василием перевезена в Москву при возникновении угрозы со стороны Тамерлана. Ей начали усердно молиться, поставили конкретную задачу, и заступница явилась во сне «железному хромцу». Он сразу был смущен, а тут ещё окружающие умные люди объяснили, что это такая богиня местных и она возражает против задуманных безобразий. Сработало.

Возразить против этого нечего и некому. Лично у меня есть лишь одна небольшая претензия к деве Марии. Раз уж эта еврейка столь серьезно вписалась за православных, то могла бы уж заодно обратить правоверного мусульманина Тимура в истинную веру и разом решить вопрос принципиально, а не ходить вокруг да около. Но это, конечно, мои глупые капризы, Она лучше знает, как себя вести и что делать.

Имеются и более рациональные и приземленные объяснения странноватых и не очень понятных на первый взгляд поступков Тамерлана. Любопытно, что наиболее распространенное из них заключается в элементарном пьянстве великого завоевателя. Якобы Хромец тупо нажрался вусмерть и это помешало осуществлению его подлых планов. Самое милое, что в этой экзотической версии имеется немалое здравое зерно. Правда, возникает множество нерешенных и даже в принципе не решаемых вопросов. Начиная от того, как сочетается ярое мусульманство Тамерлана со спиртным, и заканчивая тем, что умер он минимум лет через десять после упоминаемых событий. Там столько несообразностей и несоответствий, что фоменковцы даже на этих основаниях усомнились в истинной правоверности Тимура, вернее, в том, что под этим понятием подразумевалось и не был ли он вообще христианином, а то и вовсе православным.

Я сейчас не стану вдаваться в нюансы этой интереснейшей, но совершенно отдельной темы. Хотя Тамерлан, конечно, был не просто мусульманином, но и во многом столпом фундаментального магометанства, и при этом действительно не только употреблял, но и явно злоупотребляли, причем кроме вина ещё и водкой, совсем опускаем проблему, что это в те времена могло означать. И умер в реальности вправду перепив, однако спасло это не Россию, а Китай.

Бесконечно можно ещё на эту тему нафантазировать, но я не стану более испытывать терпения читателей и предельно кратко изложу истину. А она в том, что Тамерлан не имел никаких намерений не только завоевывать Русь, но и вовсе хоть как-то ей пакостить. По той примитивной причине, что имел крайне слабое представление о её существовании. То есть, нет, для своего времени и уровня человеком Тимур был достаточно просвещённым, к тому же в его окружении имелись люди и вовсе по тем меркам высоко образованные. Так что, в принципе, у него была информации о существовании там, на севере таких городов, как та же Москва. Но это были земли крайне отдаленного и предельно маргинального улуса Золотой Орды, совершенно не интересные Хромцу. Да, у него были серьезные терки с Тохтамышем, однако он их полностью и принципиально решил без всякого геополитического экстрима, по сути уничтожив государство последнего, а Елец просто попался случайно под руку во время одной второстепенной военной операции по преследованию слишком быстро удиравшего не слишком крупного ордынского военачальника Бек-Ярык-Оглана.

Но самое главное заключалось в том, что Тамерлан с рождения терпеть не мог холодов. И ему в голову не могло прийти забираться куда-то в снежные и ледяные северные дебри, когда вокруг столько прекрасных территорий, неизмеримо более богатых и с чудесным климатом. Он и пил в основном, чтобы согреться, вот однажды и не рассчитал, ничего тут чудесного или противоестественного. Обычное дело.

Однако, как в свое время советскому человеку была невыносима сама мысль, что пять с половиной тысяч не просто брошены на мостовой, но ещё и снабжены колесами, так и нынешнему русскому нет сил признать, что кто-то может не хотеть завоевать Россию. Да к тому же ещё смириться, что по сути от «татаро-монгольского ига» освободили не Дмитрий Донской с Иваном Грозным, а какой-то пришлый сомнительный узбек.

Потому остается признать бесспорным и несомненным факт, что тут Маша Владимирская поработала. И до сих пор на неё вся надежда. Только сретение.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel