?

Log in

No account? Create an account

Верхняя запись Рrivatus



Если кто захочет поговорить предметно, а не просто ответить отрывочной эмоциональной репликой, сначала всё-таки потратьте несколько лишних минут и прочитайте написанное далее «под катом».

Читать дальше...Свернуть )
Можете считать меня ошалевшим от скуки и безделья извращенцем, но одной из любимых моих телепередач, которую я смотрю много, часто и с огромным интересом, является «Ответ священника» на канале «Спас».
Скорее всего, какая-то модерация там существует, но внешне по идее вопросы зрителей в прямом эфире и реальном времени присылаются через интернет или мобильный телефон и выводятся на экран в студии в оригинальном виде. И там люди делятся своими реальными жизненными историями, просят у батюшки совета, что, собственно, и является для меня самым любопытным.

Например, урожденный и воспитанный мусульманином юноша «пришел ко Христу», хочет креститься и спрашивает, может ли сделать это тайно, так как опасается реакции окружающий, а также интересуется, когда ему дадут при крещении новое православное имя, то запрещено ли в быту продолжать пользоваться данным родителями «Махмуд».

Или у бабушки парализовало правую руку. И она спрашивает, будет ли большим грехом креститься левой. Это я первое всплывшее в памяти привел, там множество всего крайне занимательного и, на мой вкус, действительно жизненного и достаточно насущного. Самое главное, без суетного фантазирования важного для людей, потому дающего весьма живую картинку народного бытия.

Ответы и советы меня развлекают и занимают сильно меньше, я обычно слушаю их вполуха. Но, тем не менее, отмечаю, что на довольно часто звучащий вопрос о возможности переноса инфекций путем причастия или прикладывания к святыням, практически все священники единодушно и стандартно говорят, что при достаточной силе веры святые дары абсолютно безвредны и стерильны не только в высшем значении, но и в санитарно-медицинском, потому можно не волноваться, батюшки после службы вообще всё оставшееся сами допивают, но никаких серьезных последствий историей церкви не зафиксировано.

Но вот тут вчера в эфире появился по сути тот же вопрос, но молодой матери относительно грудного младенца. Он слабенький, у него, врачи установили, большие проблемы с иммунитетом, и мамаша интересуется, не опасно ли причащать дитя из общей емкости, возможно до того имевшей контакт с кем-то инфицированным. Священник успокоил обычными аргументами. Если женщина искренна и сильна в своей вере, то никакие бациллы ребенку повредить не смогут.

Ещё раз повторю. В конце второго двадцатилетия двадцать первого века от рождества Христова сидит молодая мать за компьютером и задает такой вопрос. И с экрана плоского телевизора получает такой ответ. Теперь уже и исключительно в цифровом формате, на который окончательно перешел православный телеканал.

Два нуля

С глубочайшим удовлетворением узнал, что в следующем фильме о Джеймсе Бонде агента 007 будет играть негритянка. Правда, лично для меня это не слишком сенсационно после того, как уже довольно давно в одном из самых популярных сериалов о Шерлоке Холмсе доктора Ватсона играет китаянка.

Но всё равно приятно. Мо-лод-цы!

Куда идем мы с Пятачком

Только что рассекречены документы к семидесятипятилетию со дна освобождения Вильнюса от немцев. Это уже далеко не первое подобное мероприятие. Недавно то же самое произошло по поводу годовщины освобождения Минска. И вообще, такого рода публикации из фондов Центрального архива Минобороны России являются «продолжением деятельности военного ведомства, направленной на охрану и защиту исторической правды, противодействие фальсификациям истории, попыткам пересмотра итогов Великой Отечественной и Второй мировой войн».

Я человек в принципе достаточно любопытный в определенных областях, к тому же, хоть и сильно ленивый, но всё-таки, в связи с пенсионерским положением, обладающий вполне достаточным количеством свободного времени, потому обычно не ограничиваюсь этой информацией и очень внимательно знакомлюсь с рассекреченными материалами и документами. Вот и нынче.

И можете меня расстрелять, как предателя Родины, но никак не могу понять, что там могло быть секретного столько лет. Это, хоть иногда действительно небезынтересные, но в целом довольно стандартные сведения о «преступлениях немецко-фашистских захватчиков», наградные листы с описаниями подвигов наших солдат и офицеров, приказы давно в мельчайших деталях известных военных операций и прочее подобное. Не то, что никаких великих тайн там нет, но даже малейшего намека на них я не смог обнаружить.

И потому был бы крайне признателен, если бы мне хоть кто-нибудь указал направление, в котором имеет смысл искать и размышлять. В чем именно тут секрет? И что ещё они продолжают скрывать, возможно, предстоящее нам узнать к столетию некоторых событий, а то и позднее?

Езда

Прежде всего, сразу должен сказать, что есть мало людей в публичном поле, к которым и как к специалистам, и как к людям с определенными этическими и политическими взглядами, я отношусь с таким уважением, как к Сергею Асланяну. Не буду здесь изощряться к панегириках, но предельно кратко констатирую, что его мнения обо всем, относящемся и к транспорту, в чем я очень плохо понимаю, потому основываюсь в основном на эмоции и интуиции, и к каким-то этическим и политическим вопросам почти всегда мне очень понятны и близки.

Но одновременно он для меня и прекрасный пример того, как самые лучшие побуждения методом абсолютизации можно довести до практического маразма. Попытаюсь предельно кратко пояснить. Последнее время появились и широко распространились индивидуальные транспортные средства принципиально нового вида. Имею в виду различные приспособления, начиная от разного типа условно «роликов» и заканчивая самокатами и прочим подобным, снабженные электродвигателями и развивающими скорости иногда до шестидесяти километров в час и даже более, но на двадцати-тридцати километрах передвигающиеся достаточно стандартно. Но для них, вернее, для тех, кто на них передвигается, нет никаких законов и правил. То есть, они вовсе транспортными средствами и не считаются, а человек, который мчится по тротуару или бульвару со скоростью даже не велосипедиста, а, порой, почти автомобиля, юридически считается просто пешеходом.

Когда в метро и на улице тебя случайно кто-то толкает плечом, особенно крупный мужик, то это бывает не слишком приятно, но в конце концов обычно не то, что не смертельно, но и не особо травмоопасно, заканчивается максимум синяком. А когда в тебя врезается на полной скорости пусть и весьма щуплый подросток на какой-то доске с моторчиком, то сломать что угодно, вплоть до головы, очень реально можете вы оба.

Надо ли что-то с этим делать и попытаться в этой области ввести какие-либо правила и законы? На мой взгляд тут даже нет вопроса. Но Сергей Асланян утверждает, что такого рода попытки прямой путь к фашизму с нацизмом и аргументирует это свое мнение безусловно близкими и милыми моему сердцу объяснениями. Во-первых, это беспредельное ограничение личностных прав и свобод, которое может закончиться регулированием движения инвалидных колясок. А, во-вторых, для наших гаишников тут очередное поле для грабежа населения.

Спорить тут бесполезно. Это мне немного напомнило, как недавно, осуждая Любовь Соболь за некорректное, по его мнению, поведение по отношению к беременной Маргарите Симоньян, один из рупоров либерализма и демократии на «Эхе Москвы» патетически спросил кого-то из слушателей: «А как бы вы поступили, если бы на вашу беременную жену кто-то с криком неожиданно выпрыгнул из шкафа?» Очень красочный и убедительный аргумент. Его слабость только в том, что Соболь на Симоньян из шкафа с криком не выпрыгивала.

Так и здесь. Никто регулировать специальными отдельными правилами движение обычных инвалидных колясок, двигающихся действительно максимум со скоростью пешехода, не собирается. А если и когда такое кому-то придет в голову, то тут и вправду нужно протестовать максимально. Но если такая коляска начинает ездить как автомобиль (это, кстати, отнюдь не фантазия), то не очень, мне кажется, умно и логично не обращать на это внимания.

То же самая и с гаишниками. Справедливы ли претензии к ним? С моей точки зрения даже сама такая постановка вопроса смешна и нелепа. Мой личный опыт говорит о том, что мы единственная из известных мне стран, где основной задачей дорожной полиции является не оптимизация автомобильного движения, а исключительно личное обогащение. И что? Отменить по этому поводу правила дорожного движения вовсе? Или бороться всё-таки не с правилами, а за изменение государственной системы в целом, неотъемлемой частью которой и являются эти самые гаишники?

Впрочем, прошу понять меня правильно. Я сейчас не собираюсь заниматься благоглупостями и кого-то к чему-то призывать. Менять в этой стране давно уже ничего не считаю нужным, она сама гавкнет и иного не достойна. Но и это не повод считать несущегося на меня по тротуару с бешеной скоростью оболтуса на электросамокате обычным пешеходом. Один маразм не может оправдать другой. Только усугубить.

Плетень без тени

Ещё в девяносто седьмом году по инициативе канцлера Германии Гельмута Коля и президента России Бориса Ельцина была создана совместная комиссия по изучению новейшей истории российско- германских отношений. Итогом работы этой комиссии должно было стать издание трех книг с исследованиями этих самых отношений за последние три века.

Как ни странно, а, возможно, по каким-то соображениям естественно решили начать не хронологически, а с самого спорного периода и аж через восемнадцать лет, в пятнадцатом, опубликовали первый том, посвященный двадцатому веку. Тогда произошла хоть и для весьма узкого круга, но достаточно торжественная презентация в нашей Академии Наук. Затем выпустили книгу про век восемнадцатый и только что закончили издание, наконец, девятнадцатым.

Десятки ученых из обеих стран очень старались. Тираж каждого из двух изданий на русском и немецком по тысяче экземпляров. В интернете в свободном доступе, к сожалению, пока нет, во всяком случае я не нашел. Но на телеканале «Культура» сделали небольшой сюжет, посвященный данному событию. И там было отдельно отмечено, что авторы по тем вопросам, по которым не удалось прийти к общему мнению, постарались высказать разные позиции, оставив выводу читателям. И как пример были приведены события в Польше тридцать девятого года. И разница в том, что немецкие ученые считают, что тогда СССР, как и Германия, оккупировали часть Польши, а «а наши специалисты, понятно, утверждают, что никакой оккупации не было» (это я процитировал ведущего).

Особенно меня умилило слово «понятно». Хорошо не добавил «ежу». Понятно, что «понятно». Я сам учился в советской школе. И нам ещё классе в пятом отдельной главой в учебнике и на нескольких уроках рассказывали, что перед Великой отечественной СССР укреплял свои западные границы и освобождал угнетенные народов западных Украины и Белоруссии. А какой оккупации может идти речь?

Но вызывает уважение то, что с тех пор ничего не изменилось. Русофобская клевета и фальсификация истории. Россия, как бы она ни называлась, вообще никогда ничего не оккупировала. Только освобождала и разрешала добровольно с восторгом к себе присоединиться. А немцы будут продолжать выпендриваться, так пора вспомнить, что прусские земли исконно славянские, о чем ещё Ломоносов писал, оттуда корни многих наших великих родов, вплоть до самого Ивана Грозного, Тевтонский орден много столетий назад уничтожил там коренное население, но никогда не поздно восстановить справедливость.

А то оккупация, оккупация… Ученые, маму вашу. Про поляков вообще молчу. Эти уроды точно допрыгаются.
Вы грозны на словах — попробуйте на деле!

Иль старый богатырь, покойный на постеле,
Не в силах завинтить свой измаильский штык?
Иль русского царя уже бессильно слово?
Иль нам с Европой спорить ново?
Иль русский от побед отвык?

Материнство и действо

Некий грузинский телеведущий обматерил Путина. На мой вкус, сделал это довольно мерзко и неуместно. Правда, некоторые комментаторы, если не оправдывая, то хоть как-то объясняя поведение охальника, замечают, что это не Грузия оккупировала двадцать процентов территории России.

Я же не стану пускаться в обсуждение процентов, а скажу лишь, что в свое время Германия тоже кое-какое советское пространство оттяпала. Однако не припомню, чтобы как-нибудь Левитан в финале сводки Совинформбюро изложил нечто вроде: «А ещё я этого Гитлера маму…» И даже Симонов призывал убить немца, но не совершать с ним какие-либо действия сексуального характера.

Но я сейчас совсем о другом. На самом деле это ведь прямой вызов отнюдь не Путину. Владимир Владимирович, при всех возможных оговорках, на мой взгляд, в бытовом смысле человек всё-таки достаточно цивилизованный. А вот Кадыров подобное в адрес своего духовного отца стерпеть просто не может по всем мыслимым понятиям. Я, честно говоря, и несколько опоздал со своей репликой потому, что ждал реакции Рамзана Ахматовича. Но дождался только какого-то довольно стандартного, формального и пустого восклицания в соцсети, совершенно не серьезного и для Кадырова, и для ситуации. Для истинного кавказца и мужчины это не ответ.

Стыдно. Или рано?

Почесать гондурас

Простите, но начну несколько издалека. Вообще-то меня к этому приучили коммунисты ещё при советской власти. Бывало, в колхозе собирается очередное собрание с целью обсудить несколько насущных вопросов. Начиная от частных мелочей, типа того, что механизатор Вася снова по пьяни утопил трактор в деревенском пруду и надо как-то попытаться вытащить, и заканчивая принципиальными и вечными, почему ничего не растет, не цветет и не доится никогда и не при какой погоде.

И вот до того, как встанет председатель и начнет серьезно материться по конкретным поводам, секретарь парткома минут сорок, если не больше, разогревает и подготавливает зал сельского клуба страстным разбором политической ситуации в Чили и отповедью провокациям израильской военщины. После чего и плохо опохмелившемуся Васе становится несколько легче воспринимать яростные угрозы председателя, да и в принципе народ начинает чуть спокойнее смотреть на окружающую действительность.

Да и сейчас, посмотрите, с чего, например, начинается любой разговор о Иване Грозном. С Генриха VIII или с Марии Кровавой. И работает это безотказно. Так что, и я не вижу никаких оснований отказываться от надежных и проверенных чрезвычайно удобных и эффективных инструментов. Тем более, что мой многодесятилетний интерес к судебным системам и юриспруденции самых разных стран вполне дает такую возможность.

Действительно, воруют везде и всегда. Все эти трогательные истории, что где-то невозможно дать взятку полицейскому, они из сказок для наивных детей. То есть, конечно, сунуть на дороге стольник гаишнику или откупиться не слишком крупной купюрой от дэпээсника за отсутствие регистрации, это более из области нашей отечественной традиции и экзотики, но тут моменты чисто технические и практические. А по большому счету подкупить и чиновника, и правоохранителя в той или иной степени возможно даже в как бы эталонно и кристально честных странах, вроде скандинавских, дело только в суммах, связях, способах и прочих рабочих моментах.

И здесь нужно понимать, что, как в разведке, героями становятся только провалившиеся и разоблаченные. Большинство истинно великих разведчиков так никогда никому и не оказываются известны, в том и их величие. И относительно воров разного уровня время от времени что-то вскрывается с большим скандалом, тот министр украл, этот сенатор взял, те несколько генералов толкнули что-нибудь налево, даже бывшего премьера или президента посадили. Но надо отдавать себе отчет, что это всего лишь сбои системы. И с точки зрения человеческой психологии вполне понятно и объяснимо, что, когда раз в несколько лет у нас начинает течь батарея отопления, то не сильно успокаивает, что обычно она всё-таки работает нормально иногда долгими годами без всяких проблем.

Так и тут. Ещё раз повторю. Воруют везде и всегда. А реакция и информированность общества зависит больше не от степени, интенсивности и массовости этого воровства, а от множества совсем иных сопутствующих причин, начиная от оживленности реальной политической жизни и заканчивая профессионализмом и мотивированностью прессы.

И с этой точки зрения у нас нынче ничего особенного или исключительного не происходит. Ну, взяли какого-то полковника с девятью миллиардами налички. Не успели охнуть как следует, как берут второго уже с тринадцатью. Даже уставать начали от такой регулярности установки все новых и новых рекордов, как вот только что арестовывают банду из высших офицеров ФСБ, «Альфы» и прочих подобных элитных контор, причем слово «банда» здесь отнюдь не образ или эмоциональный эпитет, а самое что ни на есть точное юридическое обозначение, поскольку и статью им шьют полностью соответствующую, не какие-то хитрые коррупционные схемы, а примитивных разбой. Под видом обысков тупо грабили разные коммерческие и банковские структуры. С холодной головой и горячим сердцем. О руках молчу.

В принципе никакого ужаса во всем этом абсолютно не вижу. Правда, нужно учитывать одну мою сугубо личную особенность, о которой неоднократно упоминал. Я просто совершенно не воспринимаю себя в доле на так называемое «народное достояние» и потому, когда, например, какой-то министр снимает себе гостиницу за несколько десятков тысяч долларов на ночь, оплачиваемую из бюджета, то мне на это в высшей степени наплевать. Конечно, если воруют из кармана конкретного человека, тут несколько больше налет этического неприятия, исходя из библейских заповедей, но, согласитесь, в большинстве случаев источником всех этих полковничьих миллиардов являются много более абстрактные закрома и бассейны. А формулы типа «могли бы повысить пенсии», «помочь больным детям» или прочие подобные трогательные восклицания меня трогают не сильно. Видимо, ущербен, но лицемерить тоже нет охоты, как есть, так есть.

Однако должен признаться, что определенные эмоции испытываю. К своему, если не стыду, то некоторому смущению в основном положительные. Как представлю себе, что во время изъятия у того же Захарченко коробок и связок с деньгами доблестные оперативники и прочие бойцы самых крутых легендарных спецподразделений умудрились распихать по бронежилетам и скомуниздить сто миллионов, то улыбка невольно начинает блуждать по устам моим.

А так всё нормально и ничего страшного. Главное, что эти ребята истинные патриоты, не льют воду на мельницу подлых америкосов и прочих врагов, ощетинившихся ядовитыми штыками против моей любимой родины. Меня же больше волнует, куда дели Роберта Мугабе. Одна из самых загадочных историй современности. Никаких следов найти не удается. Уж не съели ли старика? С них станется. Совсем дикие.
Имеет ли право государство на тайну, которую оно так и называет «государственной»? На мой взгляд, конечно, имеет. Тем более на ту её часть, что именуется тайной военной.

Да, несомненно, прежде всего имеет значение, какое это государство, каково его качества, на каких основах построено, как и во имя чего функционирует и, соответственно, каковы эти самые тайны и с какой целью от кого что объявляется секретом. Но, в любом случае, я против любого радикализма в этом вопросе. Тут как раз очень просто довести до маразма путем абсолютизации любую самую здравую идею и, с другой стороны, нанести ущерб, иногда почти непоправимый, во имя каких-то, пусть и самых внешне благородных абстракций.

В ЦРУ есть «Стена памяти», где на камне высечены безымянные звезды в честь погибших агентов. И я не слышал, чтобы даже самые большие либералы, сторонники свободы слова и информации, когда-нибудь выступали за обнародование полных данных об этих людях. Посмертное уважение оказывается анонимно, и подавляющее большинство граждан это устраивает. Видимо, устраивает и тех, кто изначально идет на службу, потенциально предполагающую звездочку на стене вместо имени. Здесь поле осознанного выбора.

И логику искать не всегда имеет смысл, поскольку для этого, возможно, недостаточно информации у рядового человека. Почему несколько дней скрывались имена четырнадцати погибших моряков-подводников? Почему неизвестно даже точное количество выживших? Почему похороны нужно устраивать практически тайными? И ещё множество вопросов, на которые можно придумывать сколько угодно внешне вполне разумных ответов, но в основном это будет всё равно пустая болтовня. Тайна, она потому и тайна, что тайна. Остальное суета сует.

Так что, тут проблема только в доверии. Если вы верите стране, вернее, тем, кто ей руководит, то, естественно, так и надо, как сделано. Или нет. Всё тот же вопрос осмысленного выбора.
Собственно, речь постоянно, только в разных вариантах, но лишь об одном и том же. О странном устройстве моей собственной головы, которое мало понятно мне самому и потому вызывает некоторое беспокойство. Ассоциации крайне неочевидны, причинно-следственная связь прослеживается слабо, а выводы нередко прямо противоречат вводным данным.

Вот, например, за то и люблю живое общение в этом Журнале, один из читателей в комментарии к предыдущему тексту опускает на грешную землю мои абстрактные умствования следующей историей:

«Жил да был один профессор возрастом немного за 50. Была у него жена со стажем лет в 25 и четверо детей, причем младшему ещё совсем мало. И поехал этот профессор однажды в очень длинную, месяца 3-4, научную экспедицию, где среди прочих была и его аспирантка в половину его и его жены возраста. Не буду, из уважения, объяснять что происходит с мужским организмом и психикой за время столь долгого воздержания. Короче, вернулся профессор домой влюбленный как юноша и вскоре подал на развод.
А потом его жена пришла к ним на работу и долго и нудно таскала эту аспирантку за волосы и била красивой головой о стенные шкафы. Правильно ли я понимаю, что вы не находите в поведении аспирантки ничего предосудительного, в отличие от жены? Будучи знаком со всеми участниками коллизии, спешу заверить, что профессору его давно уже бывшая жена устроила вырванные годы по полной программе».


Но в том-то и дело, что я изначально признался в собственной глупости именно по указанной читателем причине. Читатель, видимо, усматривает по крайней мере моральную ответственность аспирантки перед женой профессора и особенно в ситуации, когда у последней маленький ребенок. И считает оправданными или хотя бы в какой-то степени обоснованными претензии жены к любовнице. А для меня эта логика абсолютно неуловима. В этом как раз и вся суть проблемы.

Или об уже упомянутых ассоциациях. Тут уже совсем полный мрак до уровня шизофрении. Недавно упоминал о странных возникших в голове образах убиенного нашего императора и британского его родственника Георга в связи с возвращением России в ПАСЕ. И здесь снова тот же сюжет с некоторыми подробностями рядом с профессорской женой, таскающей аспирантку за волосы. А подробности эти, сейчас практически полностью прояснившиеся, таковы. И дело оказалось не в деньгах бюджета ПАСЕ, на которые по наивности многие валили, а в высоких гуманитарных соображениях. Россия просто по сути поставила ультиматум. Или её возвращают все права в ПАСЕ без малейшего исключения, или она выходит из Совета Европа (не путать с Парламентской ассамблеей). Но дело совершенно не в этом. А в том, что автоматически российские граждане лишаются возможности обращаться в Европейский суд по правам человека.

Давайте ещё раз попытаемся предельно кратко сформулировать. Россию в связи с её определенными действиями лишают определенных прав в ПАСЕ. Полностью убираем в сторону справедливость и оправданность предъявляемых претензий. Оставляем чистый факт. Человек издал за столом звук, который остальные присутствующие посчитали неприличным, и ему запретили продолжать есть, пить и разговаривать до тех пор, пока он не осознает неверность своего поведения, извинится и внесет изменения в свое поведение. Но вместо этого нарушитель заявляет, что если его не пустят обратно, то он лишает себя и всю свою семью права по любому поводу обращаться с жалобами в полицию и любые иные правоохранительные органы. И сидящие за столом, смущенно потупившись и устыдившись своего жестокосердия, обреченно машут рукой и возвращают шантажиста за стол.

Мне, естественно, могут возразить. Что я путаю и смешиваю понятия и личности. Мол, правила поведения нарушают одни, а лишаются права обращаться к правоохранителям и невинно страдают совершенно другие. Вот в этом и есть основная ошибка всех этих либералов, демократов и прочих прекраснодушных людей, кстати, отнюдь не только западных, но и отечественных, в основном именуемых правозащитниками. На самом деле это полная чепуха. В реальности количество условных навальных и ходорковских на общем фоне ничтожно мало. На практике ситуация много более простая и обыденная.

Вася Иванов, искренний «крымнашист», с восторгом голосующий за Путина, вдруг абсолютно неожиданно для себя попадает в беду, иногда случайно по роковому стечению обстоятельств, чаще по каким-то, чаще всего достаточно корыстным соображениям любых представителей государства, суд его не защищает, менты прессуют, надзорные органы не реагируют, и он, если хватит сил и возможности, при определенной удаче к даже некоторому собственному удивлению становится в позицию «Вася Иванов против Российской Федерации». Нередко Суд по правам человека выигрывает. Некоторые удивятся, но более девяноста процентов решений этого Суда РФ исполняет. Государство по крайней мере выплачивает какие-то компенсации. Вася получает и счастлив. Но, вы думаете, что он реально «против Российской Федерации» хоть в чем-то? Да, ничего подобного. И никогда не был. Он всего лишь против того, что лично ему в какой-то момент прищемили хвост. А Крым по-прежнему наш, и Путин самый великий народный лидер. И тут не нужно лицемерить и обманывать самих себя.

Забыл название и быстро не смог найти в поисковике, но мне в таких случаях часто вспоминается одна, по-моему, американская комедия, где бегает некая армянская террористка, держа в руках урну с прахом своей бабушки, угрожает его рассыпать, если не будут выполнены её требования. И её все слушаются, делают то, что она хочет и скажет.

Только очень прошу понять меня правильно. Я сейчас не высказываю никакого своего мнения относительно ПАСЕ в принципе и действий этой организации в отношении России. Не потому, что стесняюсь или опасаюсь, а просто мне глубоко наплевать. Лично меня расстраивает лишь одно. Полная моя собственная неспособность понять чужую логику. Особенно людей, к которым я в принципе отношусь с определенным, очень обусловленным, но всё-таки уважением.

Дайте жалобную книгу

Так совершенно случайно вышло, что я за последние несколько дней в хаотичном порядке и без всякой изначальной продуманности прочел несколько текстов и посмотрел несколько фильмов, в которых в разных вариантах встречалась одна и та же коллизия. Которая и раньше меня всегда занимала до уровня крайнего недоумения, но вот я впервые решил написать на эту тему несколько строк.

Муж узнает, что жена ему изменяет. Или жена получает информацию о любовнице у мужа. Факт официального брака тут важен, но не принципиален, ситуация формальной зафиксированности зачастую такая же. И после этого мужик идет и бьёт морду, во всяком случае пытается, разлучнику. Или жена подкарауливает любовницу и в самом мягком варианте устраивает скандал, а то и плещет в лицо кислотой.

То есть, ещё раз уточняем. Претензии в основном предъявляются не своей половине, а совершенно незнакомому человеку. Я сейчас не упоминаю более редкие варианты, когда в треугольнике участвуют родственники или даже всего лишь друзья. Типа, брат (имею в виду реального брата, а не вид обращения), зачем ты переспал с моей женой? Или, слушай, подруга (опять же настоящая подруга в прямом смысле), ты зачем пытаешься затащить в койку моего мужика? Но там другие отношения, выходящие за рамки данной темы.

А я сейчас о дистиллированном варианте. Скажем, заявляется ко мне мужик, которого я впервые вижу и о котором в принципе и малейшего представления не имею, и требует, чтобы я прекратил шашни с Машкой. С какой, собственно, радости? А потому, мол, что она ему клятву верности давала. Ну, так это ведь не я, а она давала, я-то тут причем? Какие ко мне претензии? Это же не вопрос частной собственности, не кошелек или чужая пыжиковая шапка. Как бы предполагается, что Машка самостоятельный человек, обладающий свободой воли и юридической автономией, а не неодушевленный предмет. Почему вопрос о ней должен и даже чисто теоретически может решаться без её участия людьми, между которых вообще не существует каких-либо не то, что обязательств, но даже и просто малейших отношений?

«Увела из семьи». Это что, лошадь из стойла? Бред какой-то. Но, особенно удивляет меня и не это. А то, что именно такой стандарт поведения и реакции воспринимается как норма. И вокруг этого строятся сюжеты как бы оставляя за скобками, что само по себе подобное является шизофреническим извращением.

Уму непостижимо. Моему уму. А большинство понимает. Чувствую себя дураком.

Вино без истины

Приходится в какой-то степени повторяться, но в том не столько моя вина, сколько в тупом кружении по замкнутой траектории событий не очень от меня зависящих. Уже писал об этом когда-то, во время предыдущей антигрузинской истерии и запрета на ряд товаров, включая вино. Осмелился тогда выразить не самое уважительное мнение к этим напиткам, за что подвергся уничижительной критике, причем, что самое любопытное, как со стороны самых радикальных либералов, так и предельно упертых патриотов.

Вот и сейчас. Но я не стал бы вновь затрагивать одновременно и мелкую, и слишком болезненную тему, но меня умилила одна на мой взгляд довольно смешная ситуация. Роскомнадзор очередной раз традиционно заявил о об ухудшении качества грузинского вина, насколько я понимаю (если в момент публикации что-то изменится, прошу прощения, да я особо и не слежу, как лицо мало заинтересованное), пока категорически не запретил продажу, но явно к этому готовится. И вот одна из крупнейших социологических служб оперативно произвела опрос, в основном на московских улицах, действительно ли в последнее время эти вина стали хуже. И ответы были удивительно единодушны. Представители более молодых поколений в основном просто равнодушно пожимали плечами. Но те, кто хорошо помнит советскую власть ответили практически одинаково. Что нет, именно в последнее время ничего такого явного не произошло. Но, конечно, раньше, в нашей юности, грузинские вина были неизмеримо лучше.

У меня прямо слезы выступили. Хорошие мои! Да, причем тут вино? Мы тогда в основном пили какой-то местный шмурдяк и даже откровенный уксус под названием «Рислинг» или тем более «Ркацители» шел с восторгом. И, естественно, на этом фоне любые красные, многие забыли, что на самом деле более полусладкие и сладкие, но встречалось и сухие грузинские вина выглядели божественным нектаром. Но и это далеко не самое главное. Просто мы были молодые.

Не стану распространяться далее, чтобы совсем не расстроиться. Понятно, что тогда всё было неизмеримо лучше и сворачиваю тему, нечего себя травить, и так дождь и тошно. Ещё всего несколько совсем уж мелких и личных замечаний.

Сам я с ранней юности могу пить всё, что жидкое, вплоть до совсем уже для потребления внутрь не предназначенного и вовсе лишенного алкоголя, когда эффект имитации опьянения достигается исключительно высочайшим уровнем омерзительности напитка. В обыденной жизни до сих пор регулярно принмаю текилу или обычную водку, с какого-то момента начиная запивать пивом, в основном темным типа «Гиннесса» или «Мерфиса». Но вина за жизнь тоже выпил достаточно, даже в свое время завозил из Каталонии испанское, что в коммерческом отношении окончилось смешно и нелепо, но обогатило определенным чисто потребительским опытом. Конечно, истинным знатоком уровня сомелье себя не считаю, но не совсем тут полный веник.

А вот процентов более девяноста моих знакомых (осознаю, что это не репрезентативно) всего лишь в той или иной степени элементарно выпендриваются. И, если завязать им глаза, то они вообще и в принципе никогда не отличат самый изысканный коллекционный напиток от самого дешевого пойла. Но понты погонять обожают. Нюхают, причмокивают, дегустируют, закатывают глаза, короче, исполняют шаманские ритуалы по полной программе. Я к этому лицемерию не склонен, потому в обсуждении пускаться не желаю, а могу лишь поделиться собственным сугубо субъективным мнением.

Если вы придерживаетесь на мой вкус довольно спорного предрассудка относительно сочетаемости рыбы и прочих морепродуктов только с белым вином, то лучше пить французские «Шабли» и «Шардене». Сам я, скажем, под устрицы предпочитаю в основном чуть более резкое последнее, но тут лучше подбирать по себе опытным путем. А с красным тоже рекомендую особо не морочиться (естественно, имею в виду сухие, портвейны и прочие малаги – отдельный разговор). За рядовым ужином более чем достаточно и достойно идет практически любая «Риоха» ценой от десяти до двадцати евро. Из французских ничуть не хуже примерно в той же ценовой категории, если есть возможность, покупайте Бургундское, если нет, то вполне доступное «Бордо».

А грузинское вино – говно. Оно всегда таковым было, сейчас является и, к великому моему сожалению, почти уверен, что говном и останется. Что не имеет никакого отношения к моему мнению по поводу Осетии, Абхазии, русофобии и прочих занимательных прелестей. Но и тут не смею настаивать. Хотите, пейте. Только следите, пожалуйста, за состоянием желудка.

Головоломка

Россию по сути уже вернули в Парламентскую ассамблею Совета Европы. Не единогласно, но достаточно убедительным большинством голосов.

Я не стану сейчас никаким образом обсуждать или, тем более, оценивать это событие. Меня больше интересует странность устройства собственной головы. Каким непостижимым образом после получения этой информации мысли мои обратились к вопросу, не дающему мне покоя уже несколько десятилетий, за которые я при самом заинтересованном изучении так ничуть и не придвинулся к разгадке?

И ещё, тоже вроде не очень к месту. Юлия Леонидовна частенько озвучивает отнюдь не только её, но в принципе довольно распространенную идею, что нет сильных Азии или Африки, а есть слабая Европа, не то что раньше. Нет охоты и тут тоже вдаваться в анализ и полемику, но мне данная позиция во многих пунктах представляется по меньшей мере не совсем точно. И, прежде всего, условную европейскую культуру, а, следовательно, всё на ней основанное и из неё исходящее, я до сих пор, при всех мыслимых оговорках считаю самой продуктивной, эффективной и мощной. И не склонен присоединяться к тоскливому хору, исполняющему реквием по Европе.

Однако и претензии мои лежат в несколько иной плоскости. Коробит не столько сегодняшняя якобы «слабость» всего этого цивилизационного варианта в целом, которому в любом случае не вижу продуктивной альтернативы, сколько отнюдь не сейчас появившаяся традиция обыкновенной человеческой тупости и подлости многих властителей. И вот с этим, собственно, связана мучащая меня загадка.

И последнее, что считаю нужным отметить. Сам я не являюсь большим поклонником Николая II. Не смею высказывать своего мнения о причислении его к лику святых, не мое дело, да и это не звание Героя России, там свои и совсем иные критерии, в которые человеку неверующему вовсе соваться не стоит. Но и как личность, исходя, естественно, из имеющейся у меня лично информации и субъективных оценок, и как исторический и политический деятель он у меня особого восторга не вызывает. Но это всё чепуха, никак не отменяющая того факта, что его вместе с семьей зверски убили. А могли спасти. Но практически все, кто реально мог, элементарно предали. И у каждого были свои собственные резоны. И сугубо индивидуальные, и как бы историко-политические, основывающиеся на условно интересах собственной страны в их понимании.

Но при всём этом совершенно необъяснимым для меня остается только поведение Георга V. Тем более, что уже в конце марта семнадцатого, то есть ещё при Временном правительстве английский кабинет министров официально заявил о согласии принять Романовых. Оставим сейчас в стороне вопрос, имели ли практическую возможность, не говоря уже о желании, Керенский и его окружение отпускать императорскую семью. Это не имеет никакого значения, поскольку уже буквально через неделю к большому удивлению многих даже из ближайшего окружения именно Георг начал мутить воду и вилять хвостом. Он и на министра иностранных дел Артура Бальфура давил, и много кому из королевского дома голову морочил, но более всего, конечно, наседал на главу правительства Ллойд Джорджа, доведя его почти до нервного срыва. В результате Дэвид собрал кабинет и бросился грудью на амбразуру, вопреки всяческим собственным принципам и убеждениям, а в результате исключительно по сути ультимативной позиции государя взяв на себя инициативу и ответственность за отказ принять Романовых.

При этом следует отметить, что большинство министров, даже не по каким-то политическим или идейным соображениям, они в основном как раз являлись довольно левыми по тем временам либералами, не испытывающими особой любви к монархам, а только из чисто этических и моральных принципов, возмутились. Мол, как же это можно отказываться от уже публично данного слова? Но король был непреклонен, соответственно и вынужденно премьер тоже, так что проломили ситуацию и всем пришлось смириться. Сдали Николая с потрохами.

И мне представляется совершенно неубедительным объяснение основной массы историков, в том числе, а, возможно, и в первую очередь английских, сформулированное Пирсом Брендоном: «Георг позволил дому Романовых кануть в историю и подставил своего кузена Николая II под пули только ради того, чтобы выжил дом Виндзоров». Я не вижу никаких реальных оснований считать, будто предоставление убежища Романовым чем-то действительно грозило английскому королевскому дому.

Это более похоже на лицемерную формальную отмазку. Никакого особенного и исключительного пика антимонархических настроений в Великобритании тогда не наблюдалось, ворчали и шумели на эту тему достаточно стандартно и традиционно. Никто всерьез Георга свергать в любом случае не собирался, да и не мешал он никому совершенно, стабильность государственной системы от него практически не зависела.

Можно и далее рассуждать бесконечно, приводя всё более доводов и изыскивая множество причин такого поведения английского короля. Но лично меня это ничуть не приближает к ответу на вопрос. Зачем на самом деле он так подло поступил? И в сухом остатке всё равно остается одно единственное. Дурак и сволочь.

Дураки и сволочи. А Европа не так слаба, как многим кажется. Но тем более иногда обидно.

Не самый добрый день

Ну, скажите на милость, за что же нас все так не любят? То есть, это я, конечно, так, в слабой попытке публицистической художественности несколько обобщаю и преувеличиваю, так как сам лично особой нелюбви не чувствую. Но, это может показаться кокетством, сильной потребности в этой самой любви и не испытываю. Особенно со стороны людей посторонних. А близких осталось уже очень мало, надеюсь, что жена и дети относятся ко мне достаточно тепла, а этого мне более чем хватает. Потому в данном случае я вполне бескорыстен и максимально объективен. Самому ничего не нужно. Исключительно за державу обидно.

Вот только что была очередная годовщина начала Войны. День для моей семьи всегда очень памятный, естественно и для меня с самого раннего детства. Это, конечно, совсем не праздник. Это отметина, как зарубка на дереве, очень глубокая и чудом не убившая. Да, понятно, нельзя сказать, что тогда Россия спасла Грузию, воевали все вместе, плечом к плечу, и никто героизма грузинских воинов и всего народа не умаляет. Но все-таки, согласитесь, совсем объективно, просто чисто количественно, основную тяжесть трагедии взяла на себя именно Россия, и, если даже не благодарность, то воспоминания о боевом братстве должны были хотя бы смягчить негативные эмоции грузин. А им будто вожжа под хвост попала. Неужели столь подвержены психологическому и идеологическому давлению подлых америкосов?

Тут в комментарии к одному моему недавнему тексту, посвященному Грузии, читатель не без упрека в адрес Михаила Юрьевича вспомнил строчку из его поэмы «Ребенка пленного он вез». Действительно, на первый взгляд странновато. Даже женщин и стариков, в зависимости от ситуации, иногда брали в плен, а детей, случалось, забирали в рабство, но «пленный ребенок» это и вправду нечто экзотическое, может быть Лермонтов выразился несколько неряшливо, пусть и невольно, но в угоду поэзии исказил действительность? Давайте посмотрим.

На уроках истории нас учили просто и незатейливо. Мусульмане со стороны Турции и Ирана хотели уничтожить наших грузинских христианских единоверцев, те обратились за помощью к России и были спасены путем присоединения к империи. Но мы сейчас не станем вступать на скользкий путь обсуждения уровня добровольности этого присоединения, тем более, что никакой единой Грузии тогда и вовсе не существовало, и оставим в покое нюансы и подробности выполнения Георгиевского трактата со всеми последующими периодами и этапами. Для нас сейчас вполне достаточно констатировать, что с самого начала девятнадцатого века процесс пошел очень активно, Российская империя окончательно определилась, что это теперь будут её территории, которыми нужно управлять и на которых требуется осуществлять определенную деятельность.

И всё бы хорошо, никаких особых проблем нет, если бы не всегда готовая напакостить география. Места те потому и называют Закавказьем, что они отделены от основной части империи Кавказским хребтом. И транспортное сообщение могло осуществляться по одной единственной древней почти тропе через перевал, впоследствии названной Военно-грузинской дорогой. И проходила она через места, в общем-то совсем ненужные и особенно тогда практически бесполезные для России. Но там жили племена с одной стороны довольно бедные и диковатые, с другой – весьма воинственные и не без некоторых оснований считавшие эти земли своими. Они не очень понимали, почему за просто так должны пропускать по дороге все богатства, для них совсем уж несметные, которые начали по ней всё активнее перемещаться. И брали своё по понятиям и справедливости. А государство наше называло это грабежом, на что, мне представляется, тоже имело определенные основания.

Так эти кавказские народы и попали под раздачу. В общем, тут чисто «в чужом пиру похмелье». По большому счету претензии у них могут быть в основном к грузинам. Сами по себе русскому царю они даром были не нужны. Но ситуация сложилась так, как сложилась и за дело взялся генерал Ермолов.

В поэме Лермонтова есть и Тифлис, и Арагва с Курой, и монастырь действительно был грузинским. На сам Мцыри, вопреки странноватому школьному впечатлению многих или, по крайней мере, некоторых отнюдь не был грузином. Тогда не сильно разбирались в оттенках вайнахов и прочих мелких народностей, именуя их всех в наиболее толерантном варианте вежливо горцами, а между собой, особенно среди людей военных, попросту зверями, но мальчик в современных понятиях был скорее всего именно чеченцем. Иногда встречается информация, правда, больше похожая то ли на легенду, то ли на слухи, что ещё во время своей первой поездки на Кавказ Михаил Юрьевич услышал эту историю от одного монаха, биография которого была сходна с героем будущей поэмы. Но тут нет смысла гадать, поскольку имеется вполне документальная и достаточно общеизвестная история жизни художника Захарова, с которым Лермонтов был лично знаком. Я лишь напомню предельно кратко.

Это произошло в ауле Дади-Юрт в восемьсот девятнадцатом. Вот как описывает событие сам генерал Ермолов:
«Желая наказать чеченцев, … предположил выгнать их с земель Аксаевских ... При атаке сих деревень, лежащих в твердых и лесистых местах, знал я, что потеря наша должна быть чувствительною, если жители оных не удалят прежде жен своих, детей и имущество, которых защищают они всегда отчаянно, и что понудить их к удалению жен может один только пример ужаса.
В сем намерении приказал я Войска Донского генерал-майору Сысоеву с небольшим отрядом войск, присоединив всех казаков, которых по скорости собрать было возможно, окружить селение Дадан-юрт, лежащее на Тереке, предложить жителям оставить оное, и буде станут противиться, наказать оружием, никому не давая пощады. Чеченцы не послушали предложения, защищались с ожесточением. Двор каждый почти окружен был высоким забором, и надлежало каждый штурмовать. Многие из жителей, когда врывались солдаты в дома, умерщвляли жен своих в глазах их, дабы во власть их не доставались. Многие из женщин бросались на солдат с кинжалами.
Большую часть дня продолжалось сражение самое упорное, и ни в одном доселе случае не имели мы столько значительной потери, ибо, кроме офицеров, простиралась оная убитыми и ранеными до двухсот человек. Со стороны неприятеля все, бывшие с оружием, истреблены, и число оных не менее могло быть четырехсот человек. Женщин и детей взято в плен до ста сорока, которых солдаты из сожаления пощадили как уже оставшихся без всякой защиты и просивших помилования (но гораздо большее число вырезано было или в домах погибло от действия артиллерии и пожара). Солдатам досталась добыча довольно богатая … большая же часть имущества погибла в пламени. Селение состояло из 200 домов; 14 сентября разорено до основания».


Ещё раз повторю вслед за генералом: «Женщин и детей взято в плен до ста сорока». Так что, про «ребенка пленного» это не Лермонтов придумал. Что же касается данного конкретного мальчика, то, скорее всего (с абсолютно точным документированием тут тоже есть проблемы), его, почти совсем грудного младенца не очень понятно даже какого возраста нашли рядом с убитой матерью и Ермолов отдал его под присмотр семейному казаку Захару Недоносову, где до того безымянное дитя, в смысле, наверняка при рождении как-то названное, но никому из оставшихся в живых не было известно как, и получил фамилию Захаров вместе с русским именем и отчеством Петр Захарович. Там он прожил года четыре, после чего его забрал на воспитание другой уже генерал Ермолов, Петр Николаевич, который, уйдя в отставку и переехав в Москву, пристроил проявлявшего в этой области большие способности в обучение к известному тогда портретисту Волкову. А в тридцать третьем Петра Захаровича зачислили в Петербургскую академию художеств, которую тот впоследствии успешно и закончил с правом почетного потомственного гражданина и званием свободного художника.

Захаров никогда не считался, да и мне не представляется таким уж великим живописцем. Но его профессионализм и репутация особенно как портретиста были довольно высоки и многие известные люди обращались к его услугам. Его работы есть во всех наших ведущих художественных музеях. Один из самых известных портретов тот, где изображен генерал Ермолов, но не тот, который его вырастил, а Алексей Петрович, тот, который уничтожил его родной аул. за что Академия художеств удостоила Захарова золотой медали и присвоила звание академика.

Но есть один любопытный нюанс. С какого-то момента художник стал подписывать свои картины «Захаров из чеченцев», «Захаров-Чеченец» или «Захаров-Дадаюртский». Это как-то не очень в наших традициях. Обычно в Российской империи национальный аспект старались не сильно подчеркивать, особенно среди полностью ассимилировавшихся русскоговорящих, а уж в авторских подписях художников я подобного как-то и вовсе не припомню, возможно, кто-нибудь из более глубоких знатоков меня поправит. И уж точно Россия сделала для Петра Захарова много добра. Ребенок из горного аула в другой ситуации и мечтать не мог получить воспитание в столичной генеральской семье и стать академиком. И как будто был за всё благодарен, никогда не высказывая и не выказывая и малейших претензий. А вот, поди ж ты, «из чеченцев», «Дадаюртский»…

За что же они нас так не любят? Свиньи бессовестные.

И под конец я всё-таки не могу удержаться от того, чтобы привести небольшую цитату из одного, на мой вкус, лучших русских романов прошлого века. Хотя кому-то она может показаться не имеющей никакого отношения к теме.

«Вежливость евнуха страшнее, однако, чем сварливость. Геродот рассказывает.
Жил юноша Ермотим в городе Педасее. И жил там почтенный купец Панноний. Был он продавец живого, не мужского и не женского, товара. Он оскопил юношу Ермотима и продал его за большие деньги царю персидскому Ксерксу. И Ермотим понравился Ксерксу, он был умен и храбр, и Ксеркс приблизил его к себе. И когда Ксеркс завоевал город Педасею, Ермотим попросил назначить его туда сатрапом.
И Панноний ужаснулся, когда услышал об этом назначении.
Но сатрап, прибыв в город, обласкал Паннония и оказал ему радушный прием.
Вскоре устроил он роскошный пир в честь Паннония и троих его сыновей, бывших в юношеском возрасте. И пир длился всю ночь, и Паннонию с сыновьями были воздаваемы почести.
Потом встал сатрап Ермотим и вынул меч из ножен.
И он приказал отцу оскопить своих сыновей.
И стоял и смотрел.
И потом велел сыновьям оскопить своего отца. Такова вежливость евнуха».

Мечта

В Грузии агенты Путина штурмуют здание парламента, в котором засели агенты Путина. А на проспекте Руставели стоит девушка, корреспондент российского федерального канала, который принимают также в Грузии, и говорит, что, что провокацией против православного коммуниста руководят из Киева, но сама она не чувствует для себя угрозы в связи с тем, что русская. После чего Песков заявляет, что испытывает большую тревогу за безопасность русскоговорящих в Грузии.

А не надо было продавать с таким трудом завоёванные зачатки свободы за сладкий запах чечевичной похлебки. Поменяли человеческую идею на грузинскую мечту. Вдоволь насмеялись над тем, как Мишико жевал галстук и почему-то решили, что лизать чужие ботинки много достойнее. Потом сами стало как-то неуютно и слегка стыдно, теперь приходится изображать чувство собственного достоинства в ситуации, когда от этого самого достоинства почти ничего не осталось.

Думать надо было, двирпасо мегобребо. А не дурью маяться.

Постпост

Это может показаться абсолютно не связанным, но, на самом деле, те несколько строк, которые я хочу написать, имеют прямое отношение к предыдущему тексту.

Вчера, практически совершенно случайно, вечером за рюмкой лениво зацепились с приятелем языками за тему сбитого над Донбассом «Боинга». Честное слово, я уже давным-давно подобными глупостями не занимаюсь. Ну, разве что, если кто из совсем юных, например, мой младший сын, спросят мое личное мнение, я его предельно кратко излагаю, да и то с обязательным уточнением, что в открытом доступе достаточное количество материала, так что желательно в любом случае составлять свое собственное мнение. Но уж доказывать кому-то взрослому на шестом десятке после пяти лет со дня преступления что-либо, а уж тем более спорить, мне представляется совсем уж тупым и бессмысленным.

Однако тут не то, что изменил своему правилу, но, в основном из-за расслабляющего действия погоды, проявил излишнюю ситуативную мягкость характера и не так быстро, как обычно, прекратил диалог, вернее, даже по большей части монолог моего собеседника. А сводился он к тому, что для него здесь не существует никакой определенной точки зрения. Пятьдесят на пятьдесят. Может, донецкие сбили из нашего «Бука» или наши по наводке донецких, а, может, и хохлы. Шансы равные. Доказательства с обеих сторон одинаково убедительные или одинаково неубедительные, это уже дело вкуса.

Здесь ещё только два нюанса хочу отметить. Во-первых, этот мой приятель не представляет мнение большинства. То есть, я не имею в виду, естественно, большинства населения всей страны, у меня нет по этому поводу репрезентативных фактов, но только лишь большинства известного лично мне. В основном позиция много более категоричная. Виноваты америкосы и жидобендеровцы, а остальное бред и грязная клевета ненавистников России. И, во-вторых, этот человек принципиально не хочет тратить излишних сил и времени на копание в фактах. Мол, всё равно любую информацию можно подделать с фальсифицировать, все врут, верить нельзя никому, и правды и истины нынче не существует, моральные и нравственные авторитеты отсутствуют, а всеми правят исключительно корыстные интересы.

В общем, с тем, что никакие факты для массового сознания не имеют особого значения, я по большей части согласен. Действительно, важны только мнение и отношения, выработанные с детства, собственно, в основном именно по этой причине я и не ввязываюсь в обсуждение подобных вопросов. И, если человек считает, что самолет могли сбить хохлы, а Дмитриев может быть педофилом (а почему бы и нет?), то так оно для него и есть. Это сам по себе неоспоримый факт, остальное пустая абстракция.

И в связи с этим всё более модным и популярным становится оперирование понятием постправды. В котором, на мой взгляд, очень много реально, рационального и даже чисто функционально удобного. Имеется только одна небольшая сложность.

В Барселоне есть музей Пикассо. Насколько мне известно (я не самый большой специалист по творчеству этого достаточно далекого по эстетике для меня художника), там самая большая коллекция картин его раннего творчества, ещё до всяких «измов». Так вот, когда был там впервые, то поразился, сколько там с изумительным мастерством написанных абсолютно реалистических портретов, натюрмортов, жанровых сцен и пейзажей. То есть, до того, как начать разлагать форму, Пабло в совершенстве ей овладел. А есть множество художников, которые сразу стали рисовать квадраты и прочие абстрактные фигуры, так и не научившись изначальному фундаментальному мастерству.

И постмодернизма не может существовать без модернизма. Не знающий модернизма человек, не овладевший его законами, а сразу желающий существовать в постмодерне, бесплоден, бессмысленен и карикатурен. А соблазн пойти этим путем огромный. Поскольку требует неизмеримо меньше труда и таланта.

Так что, я в принципе не против, когда кто-то говорит, что «все врут» и «ничто не истина». Имеет значение только то, на каких основаниях сделаны подобные выводы. Являются ли они следствием процесса под названием «во многой мудрости много печали; и кто умножает познания, умножает скорбь» или простой лености ума, смешанной с гордыней высокомерия.

При этом сам я уверен, что и правда есть, и истина имеется, иногда совсем разные вещи, но тут уже совсем другая история. И, кстати, по поводу «почему бы и нет» я не вижу никаких оснований категорически опровергать утверждения, что Путин рептилоид. Лично для меня далеко не самая экзотичная и невероятная версия.

Вполне можно и лаптем

Без малейшей тени иронии, давно я не читал текстов, столь созвучных моим собственным мыслям и даже во многом эмоциям. Владимир Борисович Пастухов, в принципе, человек весьма своеобразный и, на мой взгляд, неординарный, но отнюдь не всегда я согласен с его высказываниями, хотя смиренно признаю, что в большом количестве вопросов он много компетентнее меня и к его мнениям во всяком случае имеет смысл прислушиваться. Но в данном случае практически могу подписаться под каждым словом. И про явный и всё увеличивающийся дисбаланс между интересами пассивного большинства и динамичного, зачастую до агрессивности, меньшинства, и про необходимость более точной и очень серьезной настройки множества инструментов условной демократии, вплоть до самой фундаментальной, и почти про всё остальное. Есть только один небольшой нюанс.

Пастухов цитирует в виде иллюстрации своих тезисов фразу Андрея Кончаловского, что что Европа и Россия катятся вместе в пропасть, но только Европа мчится туда на суперкаре, а Россия тащится в телеге, тормозя лаптей. И от себя добавляет: «Учитывая направление движения, не совсем понятно, кто находится в лучшем положении. Тому, кто едет в телеге, легче вертеть головой по сторонам и у него есть время подумать. Конечно, если он хочет думать и ему есть чем думать».

Понятно, что любая аналогия ущербна, а любой художественный образ в той или иной мере неточен. Но, если оставаться в границах предложенного образа, то хотел бы заметить, что мне представляется, что, во-первых, человек, который сумел построить суперкар, имеет больше возможностей и профессиональных, и интеллектуальных, и вообще каких-либо иных, для принятия верных решений по методике исправления ситуации, чем тот, который за то же самое время ничего кроме телеги и лаптя не придумал и не соорудил. И, во-вторых, прежде чем предупреждать водителя телеги об опасностях слишком быстрого движения на суперкаре, возможно, следует хотя бы попытаться обучить его вождению этого самого автомобиля, а только потом уже сравнивать сюжеты и вместе с лапотником критиковать излишнюю скорость современного средства передвижения.

У меня был в институте преподаватель научного коммунизма, который утверждал, что в некоторых азиатских и африканских странах переход к истинному социализму и далее прямо к коммунизму будет более легким и эффективным, чем в каких-то более развитых государствах, потому, что лучше делать это непосредственно от феодального или даже родоплеменного строя, минуя стадию капитализма и опираясь на опыт уже существующего социалистического лагеря. Я, естественно, далек от догматизма упомянутой науки и с трудом общаюсь в её терминах, но, если отбросить проблемы классификации социально-экономических формаций, то построения социалистического общества в тех странах, которые имел в виду преподаватель, обычно приводили к довольно экзотическим и страшноватым результатам, вплоть до камбоджийского или центральноафриканского вариантов.

А то это немного напоминает мне тех наших граждан, особенно молодых, то есть, имею в виду для меня, к которым я отношу и сорокалетних, а то и несколько старше, тех, которые или всю, или по крайней мере большую часть сознательной жизни прожили уже после советской власти. И когда они говорят, что разочарованы в либерализме и демократии, то я обычно стеснительно интересуюсь, а где и когда они успели приобрести опыт существования при этой самой либеральной демократии.

А так-то да, менять и настраивать нужно очень многое. У меня вот сосед как напьется, начинает петь блатные песни под гитару. Инструмент звучит жутко. И я бы помог подкрутить колки. Но не умею и слух абсолютно отсутствует. Потому вынужден или слушать как есть, или просто попросить его заткнуться.

Выбор цели

Традиционно сложилось, что и в официальной истории, и в памяти народной более отпечаталась так называемая героическая оборона Севастополя сорок первого – сорок второго годов. Я написал «так называемая» не затем, что хоть в какой-то степени умалить героизм защитников города, который несомненен. Но всё-таки, думаю, следует иметь в виду, что во время самой по себе военной операции было совершено советским командованием большое количество ошибок, и это самое мягкое определение, и, главное, факт остается фактом, наши войска оказались разгромлены, битва проиграна, а потери огромны.

Однако меньше известна и популяризируема история освобождения Севастополя и всего Крыма в сорок четвертом. Тому есть и объективные, и субъективные причины и объяснения, но мы сейчас о них не будем. Там тоже не обошлось без ошибок, но результат бесспорен. Город взяли неизмеримо быстрее, чем отдавали, соотношение потерь тоже для наступательных боев вполне достойное, да и вообще, что говорить, в целом битва успешная и победоносная. Но я сейчас хочу напомнить лишь об одном моменте, который не то, чтобы особо скрывался, но и не стал слишком публичным среди сюжетов о военных подвигах советской армии.

И особо считаю нужным отметить, что не нужно заострять внимание на цифрах. Они в принципе во многих случаях относительно той Войны расходятся, хотя иногда имеют и очень большое, порой даже принципиальное значение, но не в данном случае. Достаточно того, что, несмотря на все последующие попытки немецкого командования хоть как-то оправдаться и представить по крайней мере эвакуацию войск достаточно успешной, их разгром был весьма серьезным и болезненным. А советская авиация в тот момент господствовала в воздухе и её успехи впечатляющи. И немецкие, и румынские корабли, пытавшиеся вывезти солдат, наши летчики топили очень эффективно, а после гибели известного конвоя «Патрия» стало понятно, что дело может кончиться совсем уже катастрофой.

И тогда немцы применили следующую тактику. Они сажали на верхние палубы транспортов гражданское население Севастополя, а это, естественно, были в подавляющем большинстве дети, женщины и старики, других там тогда по сути не оставалось, и приказывали заложникам при появлении самолетов махать руками и всяческими иными способами привлекать внимание, чтобы пилотам бомбардировщиков стала понятна ситуация. Но у летчиков не было приказа разбираться. А как раз совсем наоборот, четко и однозначно – топить вражеские суда. И вот они снижаются для бомбометания или сброса торпеды и обнаруживают, что на корабле свои. Женщины и дети.

Ещё раз повторю. Дело не в цифрах. Да и никто их точно никогда не назовет. Но часть кораблей всё-таки добралось до Румынии. А, судя по тому, что уже после войны оттуда возвратилось какое-то количество гражданских севастопольцев, именно в этих случаях «живой щит» и сработал. Появилась даже такая тихая и не очень распространяемая легенда, что многие, ну, хотя бы некоторые летчики, откровенно как бы не саботируя боевой приказ, но, оценив происходящее, в последний момент уходили в сторону и намеренно промахивались мимо кораблей.

Не знаю. И вряд ли когда-нибудь станет с абсолютной достоверностью известно, сколько было таких случаев и сколько женщин с детьми оказалось спасено. Но мне лично принципиально важно другое. Это страшный, нечеловеческий выбор, перед которым тогда оказались те летчики. Перед ним никого и никогда нельзя ставить. Но случается, что вопреки всему он встает перед человеком. Невозможно быть к такому готовым.

Но выхода нет.
Когда придет последняя тоска,
И испарится запах всех садов,
Тогда уже введу свои введу войска
На улицы проклятых городов.
Забудьте про опасности простуд
И можете проститься с головой.
Останется один нестрашный суд,
Но только лишь военно-полевой.

Медвежья болезнь

Я, конечно, дико извиняюсь, но у меня такое впечатление, что завтра Госдума с перепугу на всякий случай примет закон, что за хранение наркотиков теперь будут давать Героя России, а если меньше грамма, то по крайней мере орден Боевого Красного Знамени.

Ахтунг, панцир!

Ивана Голунова освободили из-под домашнего ареста и сняли с него все обвинения.

Они что, с ума сошли?! Путин рехнулся?! Нет, господа, добром это не кончится. Один такой уже развалил великую державу. Сразу предупреждаю, я ничего подобного не хотел. Не надо потом придумывать.

Уже не говорю о том, что кокаин надо вернуть. Это вам не травка.

Аргумент

Несколько историков утверждают, и вот только что сделали очередное заявление, что в Карелии, в Сандармохе, где года три назад были обнаружены захоронения расстрелянных чекистами во время «большого террора», на самом деле находятся останки советских военнопленных, которых расстреляли финны.

То есть, там не совсем так, они как бы и не отрицают полностью, что и наши убивали, да это и трудновато, слишком много обнаружено конкретных доказательств и документов, даже известны фамилии некоторых палачей. Но настаивают, что и финны тоже наших там убивали, соответственно, если увековечивать память жертв, то всех, а не только жертв сталинских репрессий.

Я ни в коем случае ввязываться в диспут не собираюсь. Бессмысленно, противно и нижайше прошу не начинать. Финны, так финны, чухонцы вообще исстари известны своими зверствами. Меня порадовала лишь аргументация. Якобы рядом с некоторыми скелетами убитых были найдены остатки валенок и полушубков. А наши доблестные чекисты перед расстрелом всё это снимали. Так что, точно финны.

Против таких доказательств не попрешь. Железно и неопровержимо.

Цыганское несчастье

Если кто не в курсе, то я буквально в нескольких словах, а желающие узнать подробности могут самостоятельно посмотреть в интернете, там эти самых подробностей сколько угодно, даже есть видеозапись происшествия, но я на них останавливаться не стану, поскольку для меня они большого значения не имеют.

Маргарита Симоньян, беременная на пятом месяце, пришла в редакцию «Эха Москвы» и там столкнулась в холле с Любовью Соболь, которая попросила её на камеру мобильного телефона прокомментировать некоторые факты из распространенных недавно материалов Фонда борьбы с коррупцией. Симоньян отказалась, заявила, что говорить с Соболь не будет, поскольку та ей лично не нравится, и попросила сотрудников радиостанции оградить её от приставаний. После чего проследовала на передачу, ради которой приехала, приняла в ней участие, но после сказала, что плохо себя чувствует из-за пережитого стресса, направилась домой и затем оказалась в больнице с, по её словам, угрозой выкидыша. Слава Богу, похоже, всё обошлось, Маргарита уже выписалась и, судя по сему, чувствует себя нормально.

Я бы и не подумал говорить об этой мелочи, но на следующий день светочи либерально-демократической мысли типа Николая Сванидзе или Сергея Бунтмана устроили прямо-таки форменною истерику в эфире радиостанции с обвинениями в адрес Соболь, «напавшей на беременную», это же продублировало федеральное телевидение, а Мария Захарова назвало Соболь «животным». Сложилось удивительное единодушие полюсов общественного поля. Всё же нравственные ценности оказались едиными. Нельзя обижать беременных! Иначе ты в любом случае животное.

Я сразу должен предупредить, что Симоньян терпеть не могу и как человека считаю её коллекционным дерьмом. А к Соболь отношусь абсолютно равнодушно, ну, то есть совсем ноль эмоций, как, впрочем, и малейшего интереса. Но конкретно тут вот что меня неприятно даже не то, что поразило, а всего лишь несколько задело в её поведении. Насколько я понимаю, она формально не является журналистом, да особо себя так и не позиционирует, но в данном случае она попыталась выступить именно как журналист. На самом деле ничего страшного, нынче каждый волен сам себя объявлять журналистом без особой регистрации или аккредитации, но уж тогда, будь любезен, и старайся соответствовать каким-то стандартам приличия в профессии. Ими, кстати, абсолютно и в наглую пренебрегают как раз отечественные окологосударственные пропагандисты, маскирующиеся под журналистов. Которые навязчиво преследуют разных не очень угодных властям людей, тыкая микрофоном в лицо, не давая пройти и вообще всячески пакостя на публику. Но это не журналистика.

Журналист может задать любой вопрос кому угодно и когда угодно. Но один раз. А если получает внятный и недвусмысленный ответ, что ему не хотят отвечать или вообще не хотят с ним разговаривать, то на этом именно профессиональная журналистская деятельность заканчивается. Продолжая далее настаивать, спрашивающий уже сам становится участником некого события, искусственно собственноручно создает информационный повод, то есть превращается в пропагандистского ньюсмейкера. Что является подлогом, жульничеством и фальсификацией. После того, как Симоньян отказалась отвечать, Соболь должна была немедленно отойти, иначе она превратилась в подобие тех самых ребят с НТВ, с которыми вроде бы сама и борется. Считаю, что это нехорошо. С моей точки зрения несомненное нарушение профессиональной этики.

Но это всё совершенно вне зависимости от беременности. А все хулители Соболь и защитники Симоньян главный упор делают именно на этом. Напали на беременную! Однако каждый сам может посмотреть уровень кровожадности этого нападения. Любовь не хватала Маргариту за руки, не выскакивала неожиданно с криками из темного угла или лифта, не гналась за несчастной женщиной угрожающе размахивая руками, даже голоса не повысила. Да, на ходу несколько раз настойчиво, можете посчитать навязчиво, повторила вопрос. И этого хватило для госпитализации трепетной Симоньян.

Но, простите, Маргарита пришла не в женскую консультацию. А на эфир политической радиостанции. Может, если ты такая нежная, стоило посидеть пока дома, родить спокойно, а потом уже продолжить шляться по СМИ и заниматься своей чудесной деятельностью? И вот, собственно, почему я об этом в принципе заговорил. Просто вспомнился один старый случай.

В самом начале семидесятых сижу я как-то задержанный в кабинете начальника отделения милиции Вышнего Волочка. Обычное и привычное для меня в то время дело, не то, что я особо искал неприятностей, но они почему-то постоянно сами находили меня. В моем диалоге с майором возникла какая-то пауза, что-то он начал смотреть в документах, возможно даже ко мне никакого отношения не имеющее, вообще наше общение носило довольно тоскливый бюрократический характер без особой взаимной заинтересованности, и тут заглядывает какой-то милиционер и просит начальника помочь с ситуацией, с которой не может справиться.

Майор кивком дает согласие и в кабинет заводят цыганку лет тридцати пяти с огромным животом, которая тут же плюхается на стул против начальника и начинает голосить, что сейчас прямо тут и родит, если её немедленно не отпустят. А майор, который только что был олицетворением полнейшего равнодушия и флегматичности, вдруг тоже начинает на неё орать, краснеет от злости и почти брызгает слюной. Так продолжается довольно долго, пока я, наконец, не выдержал и сказал, типа, начальник, да отпусти ты её в самом деле, а то ведь и вправду родит, ты же сам видишь в каком она положении.

Сказал потому, что у самого нервы не выдержали, хоть были тогда как канаты, но при этом в полной безнадежности, уверенный, что меня или тут же пошлют, или чего ещё хуже, времена были довольно суровые, особенно в провинции. Но неожиданно пожилой офицер, в то время для меня просто старый, с седыми уже висками повернулся ко мне и практически начал жаловаться:

- Послушай, парень, ты что думаешь, я зверь и ничего не понимаю? Но мы с этой Машкой уже больше десяти лет знакомы. И она постоянно ворует на привокзальной площади. И постоянно беременная. Без малейшего перерыва. У меня самого четверо детей и уже шесть внуков. Разве я не знаю, что такое беременная баба? Но всего лишь пытаюсь с ней договориться. Начал расти живот – отсидись в таборе, роди себе спокойно и дай моим патрульным хоть немного отдохнуть. Гадом буду, у нас тут садистов нет, все мужики нормальные. Но ведь задрала стерва. Ворует прямо до первого крика младенца. Потом сразу покормит грудью и немедленно продолжает народ обчищать. Что мне прикажешь делать с этой невменяемой?!

Вот и я представления не имею, что делать с беременными воровками. И надеюсь, что никто меня не заподозрит и излишней жестокости. Но чего-то вот от массового лицемерия меня тоже с каждым днем мутит всё больше и больше. Впрочем, возможно, это в основном возрастное и желудочное.

Арифметика

Опять двадцать пять. Очередного журналиста задержали с наркотиками. И мгновенно все либерасты привычно подняли вой. Мол, это провокация кровавой гэбни, журналисту мстят за расследования в области московской коррупции, а так он порядочнейший человек, мы его знаем, он не мог иметь никакого отношения к наркотикам.

Ага, если человек работает на западных прихвостней «Медузу», так он уже и понюхать кокаину не способен. А если Дмитриев связан с «Мемориалом», то уже и педофилом быть не может. Полная чепуха, а ваши знания о человеке и вера в него вообще никакого значения не имеют. Почти у каждого самого кровавого убийцы найдется близкий человек, который с пеной у рта примется утверждать, что это святое и невинное существо никогда никому никого вреда не могло нанести в принципе, просто неспособно.

- А твоя мамаша – проститутка.

- Моя мама самая порядочная женщина, я её лучше всех знаю и её больше всех верю.

- Так у очень многих проституток есть дети, которые им верят. Наличие ребенка никак не опровергает обвинения в занятии проституцией. А мать твоя – старая продажная шлюха. У полиции имеются неопровержимые доказательства, а суд это докажет и подтвердит.

Картина мира. Маслом

Тут Владимир Владимирович на Питерском форуме меня порадовал. Так прямо и изложил: «Давайте вспомним Черчилля, который сначала ненавидел Советский Союз, потом называл Сталина великим революционером, когда нужно было бороться с нацизмом, а после того, как американцы получили ядерное оружие, призывал немедленно фактически уничтожить Советский Союз. Но как только у СССР появилось ядерное оружие, Черчилль стал инициатором сосуществования двух систем».

Я не буду здесь и сейчас останавливаться на частностях и деталях и, уж тем более, провоцировать на дискуссию бесчисленное количество великих знатоков истории, которые точно всё знают и, наверняка, укажут неопровержимые источники. Тем более, что сам себя крупным специалистом в данной области не считаю, в чем изначально откровенно признаюсь.

Правда, при всем множестве оговорок и уточнений, считая Черчилля одной из самых значительных фигур мировой истории прошлого века и с ещё большим количеством оговорок, но с огромным уважением относясь к его роли особенно периода Второй мировой войны, я немало читал написанного или сказанного им. Да, действительно, в разные периоды он говорил и о СССР, и лично о Сталине много разного, а во время близких союзнических отношений и откровенно комплиментарного. Однако не помню конкретно такого выражения «великий революционер». Да к тому же, в устах сэра Уинстона подобное определение ещё и не очень понятно, что может означать, вполне вероятно это для него была и не самая лучшая характеристика человека и политика.

Но оставим эти мелочи. Голову на отсечение не дам, что как-то Черчилль и не брякнул под настроение что-нибудь подобное после пары добрых глотков коньяка. Как и забудем, действительно ли именно Черчилль и именно после появления советской атомной бомбы стал «инициатором сосуществования двух систем». Путину виднее, не мне с ним спорить, смешно даже об этом и думать.

Я же сейчас хотел обратить внимание на другое высказывание, относительно которого ситуация много более ясная, понятная и общеизвестная. Некоторое время назад в нашей прессе появилось несколько материалов с броскими заголовками, типа «ФБР рассекретило тайные документы». И якобы эти документы неопровержимо доказывают, что действительно Черчилль призывал сбросить атомную бомбу на СССР. Но при чуть более внимательном чтении возникала следующая картина.

Мало кому до того известный американский журналист Томас Майер таким образом анонсировал свою будущую книгу. В которой он обещал опубликовать некую докладную записку совсем уже неизвестного некого агента ФБР, который сообщал, что то ли ему, то ли в его присутствии давно умерший сенатор Стайлз Бриджес рассказывал, что когда он в сорок седьмом был в Англии, то Черчилль в частной беседе просил его уговорить Трумэна сбросить атомную бомбу, причем прямо на Кремль, чтобы разом ещё и обезглавить верхушку СССР. И об этом рассказала в своей заметке Daily Mail, на которую и ссылались отечественные СМИ.

Я не буду сейчас заниматься спекуляциями и напоминать, что Дейли Мейл, хоть и является достаточно старой и второй по тиражам в Англии газетой, но последние годы более всего известна своими сенсационными рекламами великих открытий «английских учёных», а ещё в семнадцатом году редакторы английской Википедии признали Daily Mail ненадёжным источником и решили по возможности заменить 12000 ссылок, подтверждающих информацию, ссылками на другие издания. И не стану обращать внимание на то, что в всё-таки выпущенной позднее книге Майера текст упомянутой докладной записки агента ФБР был приведен без всяких ссылок на официальное местонахождение формально подтвержденного оригинала.

Наплюем на мелочи. Хочу лишь высказать предположение, что, по моим представлениям, хоть в сорок седьмом Черчилль и был сильно расстроен, да ещё не очень хорошо себя чувствовал, однако лично мне трудно представить, что он мог посчитать, что таким образом, через довольно одиозного сенатора, уговорит Трумэна, к которому, кстати, как и к трезвости его взглядов и к твердости характера относился довольно уважительно, сбросить атомную бомбу на Кремль.

Но и это всё оставим. Мало ли, что мне трудно представить. И всё же факт остается фактом. Никаких более серьезных источников информации, кроме мною названных, по поводу желания Черчилля устроить ядерную бомбардировку СССР, не существует. И подавляющее большинство хоть относительно серьезных историков, если и упоминают этот сюжет, то исключительно в контексте «как утверждает один журналист со ссылкой на некого агента». А глава крупнейшего ядерного государства говорит об этом как о чем-то несомненном и бесспорном.
И даже дело не в том, что и как говорит. А просто такова законченная картина мира в его голове. Черчилль хотел сбросить атомную бомбу на Москву. Точка.

Дефиниция награды

На мой субъективный взгляд ни одна глупость или подлость не является оборотной стороной медали другой глупости и подлости.

В США, особенно активно во второй половине девятнадцатого и частично в первой двадцатого века существовала в некоторых штатах практика так называемых «судов Линча». Мы сейчас е станем разбираться подробно в их истории и степени обоснованности или даже иногда необходимости их существования, а также в нюансах и, порой, довольно экзотических традициях и процедурах. Отметим лишь, что тысячи людей, кстати, отнюдь не только негров, были в основном повешены, а иногда уничтожены и более зверскими методами в, по сути, внесудебном порядке в классическом понимании. И даже если говорить не строго о законе, а о справедливости в самом широком смысле, то, несомненно, немало крови пролилось не только на уровне несоответствия меры вины и наказания, но и вовсе невинной.

Является ли этот факт оборотной стороной советского «раскулачивания» или Новочеркасского расстрела?

В сорок втором году так любимый у нас президент Рузвельт подписал указ, согласно которому тысяч сто двадцать японцев по происхождению, иногда даже всего на одну шестнадцатую и практически вне зависимости от возраста были депортированы с западного побережья в «военные центры перемещения», на самом деле очень напоминающие концлагеря, и значительно ограничены в правах. При этом более чем шестьдесят процентов из них были американскими гражданами и нередко далеко не в первом поколении. (Кстати, так у нас же ненавидимый Эдгар Гувер категорически возражал, но это уже другая история). Правда потом многим в разной степени были выплачены компенсации, а уже при Рейгане от имени государства президент принес им всем извинение с формулировкой: «Расовые предрассудки, военная истерия и ошибки политического руководства». Но факт остается фактом. Множество человеческих судеб оказалось сломано и исковеркано в результате, будем объективны, действий с элементами явного геноцида.

Является ли это оборотной стороной медали для сталинской депортации целых народов в конце войны, тех же чеченцев или крымских татар?

Мне всё-таки почему-то представляется, что у всего этого совсем иные оборотные стороны. А уж по поводу того, гордиться своими предками или стыдиться их, это точно совсем без меня. Своих забот и грехов хватает. Но и малейшего желания не имею мешать вам развлекаться по собственному усмотрению.
Очередное подтверждением моей старой мысли, что архивы открывать, конечно, нужно, полезно и правильно, тут даже что-то обсуждать смешно, но в практическом смысле влияния на мнения и взгляды людей это никакого не имеет.

Собственно, это уже было бесчисленное множество раз и постоянно продолжается по трафарету Катыни. Когда были открыты и опубликованы секретные документы о расстреле поляков, то сразу же было определено, что:
1. Никаких расстрелов не было, всё это фальшивка, изготовленная Хрущевым чтобы дополнительно опорочить Сталина.
2. Расстрелы были, но это немцы расстреливали.
3. Так полякам и надо, они с нашими в двадцатых не лучше поступали.
4. Поляки всегда были врагами России, вот и справедливо поплатились.

Я не смею спорить ни с одним из этих или ещё множеством подобных утверждений. Меня умиляет лишь то, что всё это одновременно. И только не надо мне крутить пальцем у виска, я частенько с большим удовольствием смотрю на телеканале «Спас» передачу, которую ведет Мамонтов, о истории Российской империи. И там всякие разные большие ученые, историки, философы и вообще великие мыслители постоянно утверждают, что:
1. В России никогда и ни при какой власти не было жестоких и неоправданных репрессий.
2. Все репрессии в России всегда были справедливы и направлены исключительно на её укрепление.
3. С врагами так и надо.

Ну, и опять же всё такое прочее. И снова одновременно. Собственно, я вот почему об этом сейчас вспомнил. Недавно оказался опубликован советский экземпляр того, что условно называется секретными протоколами к Пакту Молотова-Риббентропа. Документ, само существование которого отрицалось многие десятилетия на самом высоком уровне, официально, категорически и постоянно.

И тут же по классической схеме:
1. Это подделка и фальшивка, созданная клеветниками.
2. Ничего особенного в этих протоколах нет, стандартное обычное приватное приложение к нормальному договору, полностью в традициях и стилистике общепринятой мировой дипломатии, особенно того времени.
3. Мудрейший поступок Сталина, величайшее политическое достижение, позволившее отсрочить большую войну.

И прочая, и прочая… Естественно, всё вместе и одновременно. Логика железная и абсолютно непробиваемая. То есть, поймите меня правильно, ещё раз повторю, что публиковать надо было. Всё надо публиковать. Только ждать какого-то толку бессмысленно. Воспринимается лишь то и так, как комфортно и совпадает с мировоззрением. Любые коррективы совершенно не возможны.

Дисфункция

Я, наверное, человек не до конца последовательный. Да, что там «наверное» и «не до конца». Полный разгильдяй в мыслях и чувствах. Вот, например, когда сносят, даже самым варварским образом, памятники Ленину по всей стране, любой, то испытываю исключительно положительные эмоции. И не то, что меня они сами по себе особо раздражают, а просто воспринимаю это как знак, что у кого-то очередного что-то правильно, в моем, естественно понимании, направлении щелкнуло в голове.

А с другой стороны, конкретное сооружение на Октябрьской площади мне не хотелось бы, чтобы трогали. Пусть стоит, я с ним эстетически свыкся. Как мне нравилась Лубянка с памятником Дзержинскому. Хотя сейчас, конечно, категорически был бы против его восстановления. Но это уже другая история. А вот в отношении мавзолея и его содержимого вообще пусто, никакой реакции. Совсем по барабану. Вне зоны малейших интересов.

Я, собственно, относительно сноса бюста Жукова в Харькове. К самому Георгию Константиновичу у меня отношение сложное, но, понятно, дело ведь сейчас не в нем. У людей, которые это сделали, могут быть самые разные основания и причины для такого поступка, часть которых я даже способен воспринять. И клеймить их всех фашистами и нацистами не стал бы, хотя, вполне вероятно, среди них были и придерживающие в той или иной степени подобных взглядов.

Но в одном я полностью уверен. Что нынче на Украине есть множество более первоочередных задач и насущных проблем. Для решения которых имеет смысл приложить время силы и эмоции. Так что, в моем представлении бюст ломали разные и всякие, но умных среди них не было. Впрочем, с этим в принципе большая проблема. Везде и всегда.

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Июль 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel