Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Место имения

Мой язык ежедневного бытового общения довольно стандартен. Усреднен и бесцветен. Ничем не примечательная речь горожанина средней полосы второй половины двадцатого века. Тут нет радости или сожаления, просто так по жизни сложилось, подобного не выбирают, как цвет глаз.

Но при этом, полностью лишенный музыкального слуха, я однако обладаю даже не то, что способностью, скорее свойством-привычкой, иногда довольно дурной до пародийной анекдотичности, к своего рода попугайничанью. Стоит хоть довольно недолгое время пообщаться с представителями иной речевой среды, как автоматически и абсолютно невольно начинаю перенимать малейшие нюансы, от явных лексических до тончайших интонационных.

Потому в самых разных частях страны меня часто воспринимали как своего, несмотря на, порой, вовсе не типичную для данной конкретной местности внешность.

И чаще всего, структура речи небольших регионов, начиная от Архангельска или Вологды и заканчивая Уралом или Чукоткой, мне более мила и даже, бывает, более комфортна, чем моя собственная, обыденная.

Правда, вновь оказываясь в своей среде, я почти мгновенно избавляюсь от привнесенного налета, но ощущения обычно остаются исключительно приятные.

За очень небольшими исключениями. Сейчас нет охоты заниматься их подробным анализом, приведу лишь один мелкий, крайне незначительный, а вот почему-то постоянно царапающий пример.

И это характерно для очень многих регионов, я тут сильно затрудняюсь с локализацией. Вплоть до стертости грани между «городом» и «деревней». Имею в виду, когда про своего спутника жизни разной степени легитимизации говорят «мой» или «моя».

Причем, особенно в устах доброй немолодой женщины или наоборот, чистой юной девушки это звучит удивительно мягко и почти уютно, без малейшей наигранности или избыточности. «Мой-то опять с работы запаздывает, кабы ужин не простыл», «А у моего-то опять рубашка порвалась, не напасешься на него…»

У мужиков это «моя» звучит часто чуть более жлобски, но тоже обычно именно «чуть», никакого особого чувства собственности не проявляется, более ласковой теплоты, ну, естественно, говорю о людях без экстремального дерьма в душе.

И всё-таки меня это коробит. И никогда язык не повернется сказать о своей жене «моя». А услышал бы от неё про «мой-то», был бы неприятно удивлен. Впрочем, в её устах такое непредставимо, как и в моих.

Видимо, тут дело уже совсем не в языковых особенностях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments