Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Вольному - воля

Как же приятно не ошибиться в человеке. То есть, на самом деле я часто в людях не ошибаюсь, но, к сожалению, обычно это происходит относительно самых худших предположений. А тут совсем наоборот.

Конечно, смешно говорить, что я был знаком с Зиминым, но по счастливой случайности мне довелось однажды с ним встречаться. Было это уже больше двадцати лет назад и по совершенно приземленному, даже в самом прямом смысле слова поводу. Речь шла об использовании под строительные площадки некоторых участков в Подмосковье, принадлежащих его институту ещё с каких-то древних времен и давно не используемых по назначению.

Меня кто-то порекомендовал, но не так, чтобы и ему и мне очень близкий и или с особой положительной настойчивостью. Так просто, типа, есть один мужик, как будто строит нормально, в кидалове не замечен и с криминалом не связан, короче, поговорить с ним можно. Так что, по сути, я пришел «с улицы».

А Дмитрий Борисович не только уже в тот момент из крупнейших одновременно и ученых и предпринимателей страны, но и кроме ещё много разделяющего нас прочего, в отцы мне годился, не образно, а конкретно был практически возраста моего отца.

Общались мы минут тридцать, может, немного больше. Впечатления особого Зимин на меня не произвел. В смысле, именно этим и произвел неизгладимое. Как раз настало время, когда каждый микроскопический московский начальник районного уровня или любой так называемый «бизнесмен», обставивший, наконец, в кредит свой кабинет кожаной мебелью, немедленно улетал вместе с крышей и третьей фразой обычно срывался на: «Вы вообще понимаете, где находитесь и с кем разговариваете?!»

Приходилось постоянно ставить уродов на место, что злило, расстраивало и плохо влияло на производительность труда.

А здесь ничего подобного и в голову прийти не могло. Человек в свитере уютной домашней вязки был абсолютно «из своих». Да, из старших своих, из шестидесятых, настоящих, не опошленных ещё излишней гитарной сентиментальностью, но между нами не существовало ни малейшего барьера. Удивительное чувство. Уже тогда редчайшее, а нынче и вовсе кажущееся придуманным и воображенным.

Кстати, дело со стройплощадками так у нас, в конце концов, по совершенно ни от кого не зависящим объективным причинам не срослось, и больше мы не виделись. Короче, чепуха полная и вспоминать не о чем. А вот почему-то помню и ощущение от этого воспоминания приятное.

И сегодня узнал, что как я предполагал и даже, честно говоря, очень надеялся, Дмитрий Борисович Зимин всех-таки послал, категорически отказался участвовать в этом балагане и уехал.

Самого ему доброго и великая лично от меня благодарность. Хотя, вроде, и не за что. Но вот получается как-то так, что есть.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments