Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Процесс идет. Или нет.

    После митинга на Триумфальной 31 декабря, среди прочих, задержали Илью Яшина, и приговорили в пяти суткам ареста. Он встретил Новый год за решеткой, после чего подал апелляцию на незаконный арест. Очередное заседание суда по этому поводу состоялось в прошлую пятницу.

 

  В качестве свидетеля был допрошен сержант милиции Артем Чарухин, написавший рапорт о задержании Яшина. В ходе допроса сержант признался, что лично в задержании Яшина не участвовал, потому все написанное им в рапорте, по сути, является ложью. И рассказал, кто ему приказал солгать и под чью диктовку он писал, навал фамилии, звания, должности. Яшин в своем блоге опубликовал расшифровку допроса, текст весьма любопытный, желающим развлечься советую познакомиться. А затем Яшин пишет:
 
  «После завершения процесса Чарухин остановил меня в коридоре. Говорит: «Читал я в Интернете, что вы про милицию пишете. Видишь, не все менты суки. Я врать не хотел – у меня семья. Понимаешь? Жена, ребенок».
Как я понял, сержант в такой своеобразной форме просил меня не добиваться возбуждения против него уголовного дела».

   Знаете, я не чувствительная домохозяйка после просмотра мексиканского сериала. И даже не великий наш душевед Федор Михайлович, готовый за даже намек на раскаянье простить матери убийство собственного ребенка и лить вместе с ней слезы, призывая к тому же присяжных. Более того, меня за жизнь часто упрекали если не в злопамятности, то, во всяком случае, в очень хорошей памяти при малой степени доброты. И я очень хорошо понимаю обиду и раздражение Яшина, который вместо празднования самого лучшего праздника в году вместе с семьей, вынужден был пять суток провести в заключении.

   Да и по поводу истинного и глубокого раскаяния сержанта Чарухина у меня большие сомнения. Ему, похоже, служба эта давно уже в печенках, и он не против уволиться, уж, во всяком случае, за работу свою не сильно держится. И даже, возможно, в предположении Яшина о том, что, заговорив с ним, типа, примирительным тоном, сержант подсознательно, или не так уж «под», имел в виду именно то, о чем пишет Яшин, то есть, что бы сержанту не устраивали дальнейших неприятностей.

   Все это так. Но вот что-то меня здесь чисто по-человечески не устраивает. Более того - задевает. Потому, что мужик сделал простое дело. Пришел в суд и совершенно откровенно рассказал всю правду. Подробно, точно, на сколько мог ясно, если забывал вопрос, или недопонимал его, переспрашивал и старался особо хвостом не крутить. А потом, после заседания, попытался что-то там объяснить Яшину. Глупость, конечно, какую-то стандартную, про жену, ребенка… Но, между прочим, сказал главное «Я врать не хотел…» То есть понимает, что врал, и что это не совсем хорошо.

   Бросаться ему за это на грудь с объятьями и призывами к всеобщему братству? Нет, конечно. Но и тыкать дополнительно мордой в дерьмо именно его, уже, между прочим, совершившего главный в нашей стране подвиг милиционера – дал, пусть и со второго раза, правдивые показания в суде под присягой, даже если эти показания идут вразрез с интересами начальства? Ну, не знаю… Покоробило меня что-то сильно в словах и тоне Или Яшина по отношению к сержанту Чарухину.

    А из сержанта, он молодой, вполне еще может получиться приличный человек. Хотя, может и не получиться.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments