Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

На семи ветрах.

    Мой опыт выпуска данного журнала, как средства массовой информации под милой кличкой «живой» говорит о том, что популярность публикаций в нем зависит от факторов чисто стохастических, вовсе не имеющих отношения как к актуальности или интересности  темы, так и к точности , тонкости или изысканности стиля. Совершенно рядовая заметка может случайным образом выпасть на новостную строчку в каком-нибудь «Твиттере» и журнал начинает переполняться комментирующими посетителями по достаточно пустому поводу. Поэтому, я отнюдь не преувеличил значения того, что мимолетная зарисовка под названием «Тайна одного перекрестка» побила по числу прочтений все вместе взятые мои писания.

Произошло это абсолютно случайно, так как просто она попала в бегущую синюю строчку, которая прямо так и называется «случайный блог».  Однако, характер читательских откликов, вопросов и комментариев, большинство из которых, кстати, почему-то пришли в «личку» (хотя, что тут лукавить, я примерно представляю почему), заставил меня задуматься о своего рода продолжении темы. Естественно, я не собираюсь превращать свой журнал в некий фельетон с продолжением, на подобие Сю или Крестовского, но, возможно, читателю, действительно, могут быть любопытны некоторые «мелочи архиерейской жизни». Представляю на пробу еще несколько мелких картинок.

   Жил я как-то в одном доме. То есть, еще пока не жил, а купил там квартиру и потихоньку ее оборудовал, поскольку это была новостройка. Народ там оказался всякий, по большей части своеобразный, в частности один широко известный в узких кругах предприниматель из Чечни  с фамилией на букву Д. Нет, это не тот, о ком вы подумали, это его старший брат, человек известный еще шире, но в кругах, которые еще уже. Мы так, в лицо друг друга знали, могли издали обменяться кивками, однако шансов познакомиться ближе и не было, охрана его работала очень тщательно, и дистанцию, в самом прямом смысле слова, сократить было практически не возможно. Без лишнего хамства и напряга, но делали все очень аккуратненько.
   Но как-то раз вышло так, что из четырех лифтов работал один, поскольку дом был еще не до конца запущен, и мелкие неполадки случались. И в этом, который работал, уже стоял я и собирался подниматься. Тут появляется Д. видать, спешит, решил времени не терять и, посчитав мою относительно знакомую физиономию безопасной, заходит в ту же кабину со своими двумя телохранителями. А у ребят на шеях болтаются АКМСы, без затей, те самые, еще калибра 7,62. Я так тихонечко, что бы лишней вибрации не создавать, говорю: «Господа, если вас не затруднит, вы не могли бы поднять автоматы стволами вверх?» И для наглядности, опять же очень медленно, стараясь не делать резких движений, показываю руками, как следует перевесить оружие. Один вообще ничего не понял, а второй что-то, видать, сообразил и так умиротворенно: «Ну, что Вы, уважаемый, мы разве не понимаем, они же у нас на предохранителе, и патрона в патроннике нет…» На мгновение задумался и добавил: «Наверное…» Я внимательно смотрю в глаза самого Д. и еще тише говорю: «Вели ребятам поднять стволы, потом объясню зачем, сейчас прикажи, пожалуйста…» Д. рявкнул на них что-то там по-своему, ребята мгновенно повиновались. Но все трое посмотрели на меня, не то, что бы даже презрительно, а с каким-то огромным сожалением, типа, вот, послал же Аллах такого трусливого соседа…
   Я подумал, подумал, да и съехал из того дома от греха подальше. Даже не съехал, а не стал въезжать, продал квартиру и занялся каким-то, сейчас уже не помню точно, но наверняка еще более умным делом.
   А нынешний мой дом много более скучный. У большинства жителей никакого полета. Фантазии хватает максимум на такие чудачества, как, например, купить «Ламборджини» и, поскольку это самая дешевая машина в семье, да к тому же, третья, и места в подземном гараже не хватает, раскорячить ее прямо перед входом в подъезд таким образом, чтобы любой проходящий обязательно хоть немножко, но царапнул красотку в каком-нибудь интимном месте. А так, ничего оригинального.
   Был, правда, один мужик. Он утром из дома так выходил. Машина ставилась у подъезда с открытой дверью, четыре телохранителя устраивали нечто вроде коридорчика, спинами внутрь, мужик разгонялся еще от лифта и ласточкой нырял в глубь броневичка. А по вечерам эти же четверо вытаскивали его из машины уже в горизонтальном положении и отключенном состоянии. Домой несли почти парадным шагом, возложив себе на плечи, совершая ритуал, подобный воинскому похоронному. Но этот, по сути, единственный весельчак, куда-то делся уже пару лет назад, не хочу даже предполагать куда, дай ему Бог здоровья, и совсем стало у нас не интересно.
   Только вот несколько недель назад прохожу мимо стойки охранника, и вижу, у него по бокам сидят еще двое, а третий расхаживает по холлу. У нас вообще охранники не хилые, но эти, новые, какие-то совсем уж громилы и форма у них, даже не совсем форма, а просто очень одинаковые серые костюмы  того еще, знаменитого покроя, разве что отличаются бейджиками с непонятной надписью на внешнем кармане пиджака. И еще наши охранники не вооруженные, а у этих ребят явно, как сказал бы О, Генри, «левая рука не очень плотно прилегает к телу, поскольку Кольт 45-го калибра делает это затруднительным». Я сначала вовсе внимания не обратил, мало ли, может, ждут кого-то. Но потом смотрю, они из дня в день там постоянно, меняются посменно, я даже лица уже различать начал, но бдят круглосуточно и один из них, что характерно, постоянно на ногах и в движении, взглядом ни на секунду не отрываясь от двери. Стало интересно, но не на столько, что бы специально как-то этот интерес удовлетворять.  
   Однако, когда подошел срок очередного платежа за квартиру, я мимоходом спросил у комендантши Анечки, плату эту собирающую, не в курсе ли она, что за бригада у нас в подъезде поселилась. Женщина несколько замялась, слегка потупилась и не очень внятно стала объяснять, как будто даже успокаивая. Вы, мол, только не волнуйтесь, это не из нашего бюджета, это совсем бесплатно, просто один из жильцов попросил разрешения на время, что бы часть его людей («часть» она подчеркнула) подежурила в холле, ну, я и подумала, что, наверное, никто возражать не будет, они ведь особо не мешают… Я молча отсчитал деньги, все сразу поняв не очень дальше вслушиваясь. Но Анечка, видимо, приняв мое молчание за скрытое выражение недовольства, продолжила еще более убедительным и, соответственно, не натуральным тоном: «А за это он тоже совсем бесплатно, то есть на свои, установил по всему дому еще несколько десятков скрытых камер слежения и теперь каждый сантиметр общественных площадей под постоянным наблюдением и нашей и его охраны».  Я уже чисто из вредности хотел, было, спросить фамилию жильца, но, посмотрев на напряженное и почти уже ставшее от этого напряжения некрасивым лицо вполне так симпатичной и милой женщины, решил не валять дурака и, пробормотав что-то предельно вежливое и мирное, отправился восвояси.

   Вчера громилы из холла исчезли. Остался только штатный комплект охраны. Он представляет собой замкнутый периметр стального трехметрового забора с двумя калитками и воротами для въезда автомобилей. Все точки проникновения, понятно, под наблюдением нескольких камер. Картинки выведены на монитор перед охранником за дверью единственного подъезда. Если потребуется, в любой момент к дежурному на помощь подоспеют еще двое из караулки. Отдельная охрана еще и в подземном гараже, она же дополнительно отвечает за пропуск машин на территорию. Конечно, при этом везде «тревожные кнопки», так что вооруженные наряды вневедомственной охраны при необходимости прибудут в течение нескольких минут. Да и просто наряды «ППС» проезжают мимо с завидной регулярностью. Так что, все, как я уже сказал, довольно скучно. Никакой тебе экзотики с автоматчиками в лифте.
   Да, еще отдельно хочу подчеркнуть, что бы не было каких-нибудь грязных подозрений и гнусных инсинуаций. Дом этот весьма далек от того, что в объявления риэлтерских контор именуется «элитным жильем». Это даже не какие-то «Золотые ключи» или «Шуваловский», не говоря уже о клубных строениях на Остоженке или Патриарших. Конечно, сейчас, когда самая убогая трешка в панельной девятиэтажке Бутова стоит дороже среднего, но весьма приличного домика на морском берегу под Барселоной, любое московское жилье можно обозвать самым понтовитым словом. Но, по столичным меркам, домик наш, действительно, более чем средненький. Даже почти не заметный. Почти виртуальный.
   Как и перекресток, на котором он стоит.

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments