Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Левитаны войны

Мне эту историю в юности рассказывал Николай Николаевич, о котором я много раз упоминал ранее, человек любопытнейший и своебразнейший, во время войны занимавшийся какими-то мутными делами, связанными с организацией полевых судов в партизанских отрядах, но сейчас не о том, а вот сам по себе сюжет.

В Ленинграде, почти с первых дней войны, как только Левинтан начал читать по радио сводки «Совинформбюро», одна пожилая учительница математики добровольно взяла на себя общественную работу по внесению посильного вклада во всенародную победу над немецко-фашистскими захватчиками и поднятию боевого духа сограждан.

Она конспектировала сообщения и далее аккуратным профессиональным подчерком на листочке в клеточку выписывала только ту информацию, которая содержала конкретные цифры вражеских потерь. Примерно так:

«Все атаки противника на ШАУЛЯЙСКОМ направлении были отбиты с большими для него потерями. Контрударами наших механизированных соединений на этом направлении разгромлены танковые части противника и полностью уничтожен мотополк.

В боях в воздухе нашей авиацией сбито 34 самолёта.

В Финском заливе кораблями Военно-Морского Флота потоплена одна подводная лодка противника.

Советские бомбардировщики трижды бомбардировали Данциг, Кенигсберг, Люблин, Варшаву и произвели большие разрушения военных объектов. Нефтебазы в Варшаве горят.

Советская авиация в боях в воздухе сбила 161 немецкий самолёт. Кроме того, по приблизительным данным, на аэродромах противника уничтожено не менее 220 самолетов.

23 июня 6 германских самолётов, вылетевших с финской территории, пытались бомбардировать район Кронштадта. Самолёты были отогнаны. Один самолёт сбит, и четыре немецких офицера взяты в плен.

В воздушных боях и огнём зенитной артиллерии за 25 июня сбито 76 самолётов противника.

Молодые бойцы-зенитчики Н-ской части в первый день боёв ещё неуверенно вели огонь по самолётам противника. На другой день эти бойцы уже действовали хладнокровно, стреляли метко и сбили за день 9 германских бомбардировщиков.

Наши лётчики Н-ской авиационной части в воздушных боях сбили 10 самолётов противника. Командир полка, Герой Советского Союза майор Коробков сбил два бомбардировщика противника; радист-стрелок Шишкович во время исполнения боевой задачи сбил два самолёта противника системы «Мессершмитт». Командир Сорокин при выполнении боевой задачи девяткой самолётов был атакован 15-ю самолётами противника, в бою сбил 6 самолётов

Лётчики Н-ской авиачасти (район Станислава) сбили 19 самолётов противника: два самолёта сбито зенитной артиллерией -расчётами младших командиров Ковалёва и Милахова. Четыре немецких лётчика взято в плен бойцами этих расчётов. Всего взято в плен 12 немецких лётчиков.

Героически сражались лётчики Н-ского авиаполка, который уничтожил 13 самолётов противника, потеряв один.

Командир Н-ского батальона капитан Кошель во время боя умело организовал систему пулемётного огня. Он спокойно допустил противника на близкое расстояние и взял его под перекрёстный пулемётный огонь. Две вражеские роты были уничтожены».


В конце каждой странички женщина подводила итог и сообщала результаты, типа, всего за прошедшие сутки было уничтожено столько-то самолетов, столько-то танков, такое-то количество солдат, а такое-то офицеров. А в сумме с начала боевых действий получается столько-то и столько-то.

Листочек этот она вывешивала на дверях своего подъезда. Что удивительно, а, может, и вполне объяснимо общим морально-психологическим состоянием тех дней, её личное средство массовой информации успешно функционировало больше двух месяцев. Но потом к ней пришли. Мол, Мариванна, заканчивайте базар.

Она закончила.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments