Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Земля О (су-ши) Продолжение шестое

(Начало здесь)

И всё же здесь и сейчас я вынужден заняться тем, что хуже всего умею, больше всего опасаюсь, да и просто не люблю. Но, похоже ситуация безвыходная, иначе многое сказанное далее может быть превратно понято или вовсе повиснуть в воздухе по рассеянной невнимательности даже самого просвещённого, но давно и специально не занимавшегося данными вопросами читателя.

Потому позволю себе совершить несколько предельно кратких историко-географических экскурсов на самом примитивном, школярском уровне. А у тех, кто знает материал лучше или, по крайней мере, не хуже меня, заранее прошу прощения, и могу лишь рекомендовать не тратить время и силы попусту, а сразу перейти к следующей части повествования.

Остальных попрошу раскрыть в интернете карту и обратить своё внимание на Аравийский полуостров и окружающие его регионы. Там, чуть выше и правее вы увидите нечто вроде треугольника или буквы V, это уж у кого какое воображение, упиравшееся в Персидский залив. Фигуру образуют знаменитые реки Тигр и Евфрат, которые сливаются в единую Шатт-эль-Араб и через пару сот километров уже в таком едином виде впадают в названный залив. Вот то, что между этими двумя реками и ещё чуть-чуть по внешним берегам, прямо так без особых затей и называется Междуречьем или то же самое, но для кого-то, возможно, так приятнее и удобнее, Месопотамией.

Только надо сразу очень четко понимать, что это не какая-то страна или государство, и даже не определенная «цивилизация», как иногда оговариваются некоторые и вполне информированные, а всего-навсего территория, только очень важная и своеобразная. Если отбросить всяческую политкорректность, которая нынче лезет даже в подобные дебри, именно на этой территории зародилось почти всё то, что составляет основу существования современного мира.

И колесо здесь придумали, и письменность, и многие строительные конструкции, которые до сих пор используются, и ещё массу полезнейших фундаментальных вещей, вплоть даже до религии, причем именно в монотеистическом варианте, но последнее мы тут вовсе трогать не станем и потому, что тот монотеизм действительно к последовавшему имел не самое прямое отношение, и потому, что тема сама по себе для многих слишком уж болезненная и щепетильная, а у нас, как я уже неоднократно подчеркивал, нет ни малейшего намерения любой теологической конфронтации.

И что очень важно, началось всё это очень давно. И здесь, и далее мы не будем даже пытаться заниматься хоть сколько-то точной хронологией, но понятно, что речь идет не об одной тысяче лет до так называемого рождества Христова. Ещё раз, если кто проскочил впопыхах взглядом, не о веках, а о тысячелетиях.

А вот какие племена и народы там возникая, перемешиваясь, исчезая или трансформируясь, создавали на этой территории уже именно цивилизации и культуры, для нас сейчас не очень принципиально (разве что, никогда не будет лишним снова повторить и подчеркнуть – представители любых этнических групп, утверждающие про какое-то конкретное место, будто это «их исконная земля», или невежи, или дураки, или шарлатаны, или, чаще, всё вместе), потому оставим в покое всяких там шумеров с аккадцами и прочими вавилонянами, а пока всего лишь зафиксируем, что здесь было максимально давно и предельно эффективно обжитое пространство. Нынче же это по большей части то, что мы обычно называем Ираком.

А чуть ниже, в подбрюшье у Междуречья расположена Сирийская пустыня. Ну, пустыня и пустыня, ничем особенно не выделяется и понятием является больше чисто географическим, то есть, несколько вне круга наших интересов, если бы не относительно узкая полоса слева от неё, вдоль Средиземного моря, где в нескольких десятка, а где в сотне с небольшим километрах от воды, на некоторой возвышенности. Там только на небольшом отрезке произвольно начиная, скажем, от Халпе, или по новейшей итальянской моде Алеппо, и вниз через Хаму, Хомс, Дамаск и дальше в сторону Аммана и Иерусалима, с выходами на старинные порты, типа Латакии, Триполи или Бейрута (заметьте, из вежливости больше не отвлекаю ваше внимание на прежние названия), уже самого побережья, куда ни плюнь, обязательно попадаешь в какую-нибудь «колыбель цивилизации».

Ещё чуть ниже, и вообще начинается Египет, о котором и вовсе что-то пояснять даже неудобно, особенно с тех, времен, когда, получив для этого хоть какой-то инструментарий, в ужасе начали прикидывать возраст сфинксов.

А если вернуться на Аравийский полуостров, то даже тут внизу на побережье Йемен с его небоскрёбами Саны, правда, из натурального дерьма, но тоже весьма почтенного возраста. И я уже не буду грузить читателя тем, что выше «треугольника», типа персов правее и как бы впоследствии турецкой Византией левее…

И всё это издревле тонет в океане многобожия, на которое довольно давно, пусть и очень локально, и довольно своеобразно, но несомненно влияет сначала иудаизм, а потом, однако на самом деле к описываемому времени уже скоро семь веков ещё и христианство. Винегрет более чем серьезно намешанный и заправленный. Который вдруг, а для окружающих это не только в историческом плане и масштабе, но и в чисто бытовом действительно «вдруг», на памяти всего одного-двух поколений, начинает покрываться почти новой и почти оригинальной религией. Носители которой, при этом не какие-то там древние евреи или египтяне, а довольно дикие аравийские пастухи и караванщики с редкими купеческими вкраплениями, созданием никакой особо авторитетной цивилизации до того не знаменитые.

Тут мне придется сделать ещё одну, надеюсь последнюю толерантную оговорку, хотя и самому уже подобные политесы поперек горла. Но в данном случае этого требует и элементарная справедливость. Когда я говорю о дикости тогдашних арабов по сравнению с многотысячелетними культурными цивилизационными пластами и наслоениями окружающего их мира, то не собираюсь сильно извиняться, действительно, ну, диковатые были ребята, никуда не денешься.

Однако давайте будем объективными и на себя оборотимся. Меня всегда умиляет, когда начинают объяснять какие-то современные эксцессы тем, что, мол, ислам ещё слишком молод, у него на календаре всего лишь пятнадцатый век… Оно, конечно, очень благородно, но чем тогда занимались как бы «восточные славяне» и что происходило на территории Российской Федерации или хотя бы только Московского царства?

А про методы внедрения православия на Руси и Русью много столетий спустя вам напомнить? И только не надо мне морочить голову археологическими изысками и ссылками на смутные упоминания античных ещё историков. Это, пожалуйста, к великому ученому Мединскому. Я же человек простой и в средней школе ещё вызубрил, что «Повесть временных лет» - это наше всё не только по исключительной важности, но и потому, что ничего другого попросту нету. И кто бы что ни фантазировал относительно следов там более древних, мы более-менее правдоподобную информацию имеем максимум со второй половины одиннадцатого века новой эры. То есть, к тому времени арабы уже начали многое забывать, что мы ещё даже не начинали осваивать.

И дабы совсем покончить с трогательными рассказами про жестоких арабских дикарей, хочу припомнить любимую свою строчку из Карамзина, которая почему-то с отрочества сразу по прочтении накрепко засела у меня в памяти: «Там встретили Россияне толпу мирных Самоедов, убили 50 человек и взяли в добычу 200 оленей». Это про покорение Югры и распространения гуманнейшего православия за Уральские горы. Только было это более через семьсот (!) лет после начала завоеваний Исламского халифата.

Ну, ладно, это, виноват, я так, отвлекся по дурноте собственно характера, а возвращаясь к нашим верблюдам, остановимся на том, что в середине седьмого века, того самого, когда только и появились пророческие откровения Мухаммеда, было сложно ожидать особо строгого и абсолютно идейно выверенного процесса становления ислама по всем и теологическим, и чисто практическим, бытовым параметрам. Как всегда бывает в подобных случаях, а согласимся, что этот всё-таки не исключение, новый вид или подвид авраамической тенденции, наложившись на уже помянутую нами смесь и набор всего, чего угодно, в свою очередь неизбежно породил ещё большее количество самых разнообразных вариантов. Мы не станем здесь употреблять излишне эмоционально нагруженное слово «секта», иначе это уведет нас слишком далеко по пути «где уже куча, а где ещё не куча», ограничимся чем-то более нейтральным, типа «ответвление» или «направление», но вот этих ответвлений с направлениями довольно быстро развелось, как ихних борзых нерезаных.

Это, между прочим, мог бы быть отдельный и весьма увлекательный разговор. Поскольку нередко возникали идеи настолько изощрённые и экзотические, что диву даешься. Например, были такие «гурабиты», название происходило от слова «ворон», которые утверждали, что Джабраил на самом деле по поручению Аллаха и изначально должен был донести откровение до Али, но перепутал того с Мухаммедом, поскольку двоюродные братья оказались «похожи как два ворона», и в результате пророчество попало не по адресу. Правда, восхитительно? И подобного было немеряно.

Но вот что ещё следует напомнить, несколько затемненное последовавшим, нарастающим вплоть до сегодняшнего дня и постоянно разогреваемым экзальтированным отношением к Мухаммеду. В отличие, скажем, от того же Иисуса, он не только никогда не говорил о своей божественной или даже хоть немного мистической сущности, но и изначально вряд ли чисто практически мог это сделать. Всяческие знамения при рождении, смерти и каких-то промежуточных деяниях, и прочие сказочные чудеса - это все много более позднее, а тогда лет сорок до всяких своих пророчеств человек прожил самой обыденной жизнью в довольно локальном обществе, где его чуть ни каждый знал с рождения, как облупленного, и семью его знали прекрасно, и дела были на виду, и сложно в такой ситуации особенно много нафантазировать перед массой соседей и близких родственников. Потому Мухаммед сразу принципиально позиционировал себя как исключительно чисто технического ретранслятора.

Любопытен в данном отношении такой бродячий сюжет. Будто бы после «прощальной проповеди» к пророку подошел один погонщик и сказал примерно следующее. Мол, ты нам сказал, что Бог един и говорит твоими устами, мы тебе поверили и теперь постоянно это повторяем. Ты сказал, что молиться надо пять раз в день, мы тоже поверили и усердно молимся. Ещё много чему поверили, что ты велел от имени Аллаха. Но вот теперь ты возвышаешь над всеми нами своего брата Али. Это что, тоже по воле Аллаха, или всё-таки, уважаемый, некоторая с твоей стороны отсебятина? Мухаммед воздел глаза к небу, ударил себя в грудь и поклялся, что и про Али передал исключительно слова Всевышнего, и мысли не имел хоть что-то примешивать личное или семейное. После чего погонщик повернулся и пошел к своему верблюду, бормоча по нос, что, если Аллах способен заниматься такими странными мелочами, то пусть сейчас мне на голову упадет камень.

Правда, поскольку история известна более в шиитском изложении, там обычно дальше действительно сверху в то же мгновение падает камень и пробивает в голове несчастного огромную дыру. Но это уже явные поздние наслоения, а сам эпизод в чистом виде очень характерен именно тем, что «от имени Аллах или от себя», то есть, от имени Мухаммеда, каким бы он ни был несомненным пророком, это в тот момент, при жизни ретранслятора, принципиально важно. И важно не только для окружающих, но и для самого Мухаммеда, именно здесь корни авторитета и легитимности.

Но через два десятка лет и трех халифов после смерти пророка чего-то стало не хватать и в уровне сакральности, и, как уже сказано, посторонний чужой фоновый религиозный опыт подмешивался. Таким образом возникла фигура уже однажды нами мельком упомянутого Абдуллаха ибн Сабы. Его ещё часто называли Ибн ас-Сауда, то есть «сын черной».

Это был по крайней мере наполовину негр из Йемена, урожденный иудей, принявший ислам, но не искренне, а с тайной целью вредить и наводить тень на плетень. Типичный жидобандеровец, замаскировавшийся под православного. Он по сути явился изобретателем шиизма, подмешал к мусульманству кроме еврейства ещё немного христианства, заявил то ли о значительной доле Божественной сущности Али ибн Абу Талиба, то ли вовсе провозгласил его Богом по уже отработанному старшими товарищами принципу, позволяющему при этом не уйти от монотеизма, и принялся устраивать заговоры. В результате совратил достаточное количество сподвижников пророка, что и привело в конце концов к убийству халифа Усмана и расколу в исламе.

Тут, думаю, следует заметить, что на все эти, в основном суннитские версии и обвинения, некоторые шииты отвечают вполне резонно. Мол, да, действительно, скорее всего без жидовского следа не обошлось. Но, во-первых, у суннитов и самих рыльце в пушку, ещё их любимый Умар некогда в Мекке довольно долго и регулярно посещал синагогу, за что неоднократно критиковался самим пророком (информация не бесспорная, но и не безосновательная), а, во-вторых, вообще тут злостная клевета, поскольку шииты отнюдь не считают Али Богом, а сам четвертый халиф настолько сам категорически против этого возражал, что то ли хотел сжечь, то ли и вправду сжег ибн Сабу, за подобные выкрутасы.

Про сожжение, конечно, надо полностью отмести, чистая деза по всем параметрам. Даже оправдываться смешно. Но некоторое еврейское влияние я бы всё-таки полностью исключать не рискнул. Да и странно было бы. Хоть и обещал в теологию не лезть, но тут как бы строго по свидетельским показаниям.

Да, сложно без малейших оговорок смириться с такой уж полной безграмотностью Мухаммеда, всё-таки он довольно долго занимался весьма серьезными торговыми и финансовыми вопросами, особенно после женитьбы на Хадидже, так что, скорее всего, какие-то, хотя бы простейшие, навыки у него имелись. Но по-настоящему ученым в понимании того времени человеком он, судя по всему, и вправду не был и никаких священных Книг не то, что не изучал, а и попросту не читал.

Тогда нам остается или полностью и однозначно принять боговдохновенность Корана (я, собственно, ничего не имею против, только абстрактно, без малейшего налета кощунства размышляю о теоретических возможностях иных вариантов), или согласиться, что какие-то основы и иудаизма, и его вариативного продолжения в виде христианства, Мухаммеду в устной форме какой-нибудь «Рабинович напел». А то и по очереди с Саперовичем. И было, ну, конечно же, было изначальное влияние. Почему так жестко и далеко потом разбежались, не наша сейчас тема. Но взаимные и, мне представляется, что не абсолютно беспочвенные, обвинения внутри мусульманства по поводу иудейских веяний остались.

А вот на счет самого Абдуллаха ибн Сабы у меня серьезнейшие сомнения. Скорее склонен согласиться с тем, что его и вовсе не существовало. То есть, «раб Аллаха из Йемена», что и обозначает его имя, понятно, был и даже, наверняка, не один, и многие из них являлись «сыновьями черных», переходили или напрямую из иудейства, или через промежуточное христианство в ислам, а далее или организовывали разнообразные «направления и ответвления», или, по крайней мере, принимали участие в их распространении.

Однако конкретно фигура такого масштаба и с таким возможностями, которые приписываются «злому гению» ислама, похоже, чисто легендарная. Даже в высшей мере условно никаких реальных материальных следов от неё не сталось абсолютно, информация начала появляться только века через полтора после описываемых событий, да и то, изначально из одного единственного, никакого у меня доверия не вызывающего источника, и вообще, там, ну, никак никакие концы с концами не сходятся.

Впрочем, гораздо важнее другое. Что возникла необходимость появления такого рода легенды и её живучесть. Слишком много появилось реальных и самых разнообразных абдуллахов, и слишком значимые и тревожные за ними стояли тенденции и настроения, чтобы их игнорировать. Не было одного великого и ужасного мятежного совратителя, раскольника и заговорщика ибн Сабы. Но были слишком распространившиеся и входящие в опасную стадию созревания идеи и настроения. Что значительно хуже.

Понимал, ощущал ли эту опасность Али ибн Абу Талиб? Ведь, как ни воспринимай его историческую, мистическую или любую иную роль, никто никогда не отказывал ему в большой мудрости и редкой чуткости…

(Продолжение следует)


Tags: Земля О
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments