Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Скорбное бесчувствие

Некоторые считают, что знают, каким образом, из-за кого и при каких обстоятельствах пару тысяч лет назад погиб тот, которого они считают своим Богом и духовным отцом.

А если кто-то что-то говорит или, совсем уже страшно, совершает что-либо, по мнению считающих, будто знают, оскорбляющее память этого погибшего, то они страшно обижаются и даже иногда начинают вести себя не совсем адекватно, я бы в определенной степени сравнил это с «превышением уровня необходимой самообороны».

Впрочем, это ладно, сам я в оскорблениях никого замечен не был, а защищать остальных по отдельным статьям надоело, перешел к кардинальным решениям общих вопросов, потому здесь более продолжать не станем. Я о другом, совсем конкретном.

Как погибли или не до конца, а только изуродованы были мои многочисленные достаточно близкие родственники, включая дедов и бабок, я знаю точно, уж, во всяком случае, с несравненно большей точностью, чем относительно Того, которого распяли две тысячи лет назад. Да и прошло-то с тех пор немногим больше полувека. И кто это сделал, и по чьему приказу и вине, и каким именно способом, вплоть до места – до малейших подробностей не вызывает у меня сомнения.

И вот пока ещё только в Пензе, промежуточным итогом всей успешной воспитательной работы последних пятнадцати лет открывают Сталинский центр. «Удается отмыть доброе имя Сталина от нагромождений лжи и клеветы».

Но вот удивительно, я почему-то совсем не чувствую себя оскорбленным. Или даже слегка обиженным. Наверное, имею какой-то серьезный нравственный или духовный изъян.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments