Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Душевное

    А вот теперь давайте совсем серьезно и искренне, безо всяких там попыток ехидства, покушений на остроумие, намеков, вторых смыслов и прочих публицистических ухищрений. Все же, думаю, стоит, что бы постоянно не распыляться по мелочам, и не увязать в обсуждении множества подбрасываемых ежедневностью ситуаций, определиться по каким-то базовым вещам и уже, исходя из них, обращать или, наоборот, вовсе не обращать на что-то свое внимание.
    Я человек не верующий. То есть, не то, что не принадлежу ни к одной религиозной конфессии, а просто не имею такого инструмента, как «вера» в своем распоряжении. Путь ведет не через Христа, Магомета или Иегову. Это уже вторичное оформление, а изначально нужно принять возможность единого общего замысла и воспринять возможность его исполнения. Меня за жизнь ни опыт, ни устройство мышления, ни чувственная составляющая, ничто не привело к даже малейшему намеку на такого рода сущность мироздания. То есть, даже совершенно не зависимо от самого факта творения, даже если предположить, а мне это совсем нетрудно сделать, поскольку не имеет никакого значения, что все соорудил самый что ни на есть тот благообразный старичок с аккуратненькой бородкой из детского издания великой книги. Ну, соорудил и соорудил. Никаких следов дальнейшего участия мне обнаружить не удалось. Кроме вторичных. Заключающихся в том, что множество людей, в том числе и умнейших, на мой взгляд, эти следы обнаруживали и в единый божественный замысел верили и ощущали его.
    Однако, если в компании самых милых мне, уважаемых мною товарищей, которых я считаю умными, мудрыми и во всех прочих отношениях замечательными, я выйду из дома и они станут уверять меня, что на улице жарко, а мне в этот момент станет холодно, я не начну с ними спорить или выяснять, что заставило их так поступить, добросовестное заблуждение, какой-то тайный сговор с неизвестной целью или внезапное массовое изменение теплообмена. Я просто вернусь домой, померю себе температуру и, если она повышенная, приму таблетку и лягу в кровать, а если нормальная, надену курку потеплее и вернусь на улицу к приятелям.
    Уже несколько лет я поставил машину на прикол у себя в деревне, но до того ровно 33 года провел за рулем, накручивая несколько тысяч километров ежемесячно. Были в жизни и периоды, когда именно чисто шоферская работа становилась одним из основных источников заработка. Но особо хорошим водителем я никогда себя не считал. Делал это без удовольствия, исключительно по необходимости, а в таком случае всё всегда получается серенько и бесталанно. Большинство моих приятелей, несомненно, имеют к тому более способностей, предрасположенности, и главное, желания. И они искренне верят, что эти их качества гарантируют их безопасность на дороге. Отсюда и соответствующая манера вождения. Я очень своих друзей-автомобилистов уважаю и признаю все их преимущества. Но, поскольку лишен их веры, то всю жизнь водил машину так, как считал нужным я, а не они. В результате для меня важно даже не то, что каждый из них множество раз попадал в аварии, а я за все годы не получил и царапины ни на одной из множества своих машин (о единственном исключении, только подтверждающем правило, сейчас говорить нет смысла). А то, что талант и вера, вещи, конечно, замечательные, вызывающие у меня глубочайшее восхищение, но, во-первых, не всегда дающие преимущество в движении, а, во-вторых, отнюдь не заставляющие меня следовать за их носителями.
    К чему, собственно, я так настойчиво пытаюсь открыть читателю свою чистую и трепетную душу. Ну, прежде всего, конечно, именно по причине упомянутых чистоты и трепетности. Однако, имею и некоторую приземленную, практическую цель. После того, как я написал крохотную, достаточно легкомысленную и более всего шутливую заметку под названием
Кошерная революция, я к некоторому своему, правда, последнее время всё более редкому, удивлению получил несколько совершенно серьезных комментариев. Суть которых, если кратко, сводилась к двум основным пунктам. Что с овенцимами в свое время всё было и на самом деле не совсем чисто, и что без америкосов на Ближнем Востоке тоже вряд ли так уж совсем обошлось.
    Признаюсь, я сам, особенно в юности был любителем создавать самые изощренные и хитроумные теории, особенно литературоведческие и исторические, главная особенность и прелесть которых состояла в бесспорном доказательстве вещей как будто совершенно недоказуемых и, тем не менее, представленных столь убедительно, что у них срезу же возникало множество сторонников. Единственное, меня оправдывающее, это то, что сам я никогда не относился к ним серьезно и воспринимал исключительно как необременительную гимнастику для ума, чего особенно и не скрывал
    Сразу должен уточнить, я не сторонник той точки зрения, что отрицание Холокоста является уголовным преступлением, за которое следует сажать в тюрьму, как это делается сейчас в ряде государств. В принципе, я считаю, что можно обсуждать любую идею. Ну, предположим, кто-то предлагает: «А давай рассмотрим такую теорию – твоя мама всегда тайно занималась проституцией, а старший сын на самом деле маньяк-людоед». Если человек захочет организовать подобную дискуссию у меня дома, или даже подсядет с таким желанием за мой столик в ресторане, понятно, что, скорее всего я дам ему в морду. Или, уж если он очень большой, страшный и вооруженный, не будучи совершенным берсеркером, обращусь к кому-нибудь за помощью или, в крайнем случае, просто уйду. Но, ступив на территорию условного «Гайд-парка», следует смиряться с риском нарваться на любую тему и приходиться изначально брать на себя обязательство терпеть любую степень неприятности поднимаемых тем. Потому от вопроса «а не организовали ли евреи сами все эти овенцимы для оправдания будущего захвата арабских земель вокруг Иерусалима?» я не стану биться в истерике и падать в обморок. Но и дискутировать на эту тему я не имею возможности.
    Просто так случилось в силу определенных объективных исторических причин, что практически ни одни преступления в истории человечества не были так детально расследованы, запротоколированы, документально оформлены по предельно четким чисто юридическим правилам, классифицированы и предоставлены для публичного рассмотрения и изучения, как преступления гитлеровской Германии как государства и отдельных, повинных в этом ее граждан. В том числе, и преступления в отношение евреев. Но это всё не имеет никакого значения. Тут вопрос веры. Почему я постоянно говорю о бесполезности для такого рода целей открытия и публикации любых архивов. То есть, само по себе это дело крайне важное и полезное. Но именно полезность, и именно, подчеркиваю, для такого рода целей, то есть для убеждения кого-то в чем-то, для изменения чьей-то веры, тут абсолютно нулевая. Раз верит человек, что без еврейских мерзостей нигде ничего произойти не могло – пытаться на эту веру как-то воздействовать совершенно бесполезно.
    Так и с заговором американцев, приведшим к нынешней ситуации на Ближнем Востоке. Весь мой жизненный опыт говорит о том, что это параноидальная теория. Но если человек искренне считает, что вне американского заговора с целью подчинить весь мир и для этого, прежде всего, уничтожить Россию, ничего нынче на планете происходить не может, то вести в этой ситуации хоть какой-то осмысленный спор или даже просто обсуждение, я не вижу никакой реальной возможности.
Вот к этому, собственно, и все мои изначальные откровения относительно религии и веры. Если я за многие годы умственной и практической работы, в том числе и в этом направлении, так и не смог пройти к пониманию и, главное, ощущению единого божественного замысла мироздания нашего и бытия человеческого, то, естественно, полностью лишен надежды осознать и проникнуться идеей заговора международной закулисы вообще или, например американских империалистов в частности, относительно пакостей по развалу ли СССР, устройству беспорядков на Ближнем востоке или повышению цен на коммунальные услуги с целью окончательного уничтожения России.
    Я помню, как еще в самом начале 70-х ехал на одном из «пятьсот-веселых» где-то в районе прекрасного города Кола и за долгую дорогу подружился с одной старушкой замечательной, но достаточно обычной для нашей страны судьбы. Каких только пакостей и мерзостей эта самая судьба за жизнь с ней не выделывала. И кто только гадостей ей не устраивал. От мужа пьяницы, который бил ее нещадно и сына уголовника, который еще и обворовывал, до гада бригадира колхозного, сволочного председателя и совсем уже мерзавца участкового. Но относилась она к ним всем совершенно беззлобно и если не с любовью, то с той бабьей жалостью, что любви крепче и надежнее. А винила в своих бедах исключительно «перилистов». Стоит ли упоминать, что за всю свою жизнь ни одного империалиста она и в глаза не видела, и стоит ли говорить, что у меня не возникло и малейшего желания хоть в чем-то ее разубеждать?
    У нас в сельском районе еще лет десять назад практически любую бытовую проблему с местным начальством можно было решить долларов за 500. Ежели уж, что совсем серьезное, ну, за 1000. А нынче меньше чем с десятью тысячами и не подходи, про верхний предел просто молчу, поскольку его нет. Картошка с начала года подорожала второе, водку после десяти продавать перестали, лето просидели, задыхаясь в дыму, половину зимы - без тепла и света. Когда лет ещё через десять бессменного правления подполковника у нас тут кто-нибудь кому-нибудь проломит-таки голову и подожжет многомиллионнодолларовый особняк местного начальника, понятно, что это будет результатом заговора США.
    О том, что и евреи, при любой погоде, окажутся виноваты, я, естественно, даже не заикаюсь.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments