Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Усекновение всех и всяческих глав

И ещё, в связи с недавним жутким происшествием на Октябрьском поле, вдруг стали со многих сторон звучать странные вещи с упоминанием «усекновения головы», один из штатных атеистов и обличителей религии договорился до того, что вообще «всякие игры с отрезанными головами свойственны и христианству», а другие начали уточнять, что это на самом деле чисто еврейская забава как раз с христианскими головами…

Но и без всяких извращений, спросите любого не сильно искушенного потребителя массовой культуры про Саломею, и он вам расскажет примерно следующее. Развратная девка по наущению своей ещё более развратной матери, имевшей то ли сексуального характера виды на Иоанна Крестителя, то ли какие иные претензии к нему, совсем уже предельно развратным танцем добилась от еврейского царя-Ирода (виновного, как всем известно, в избиении младенцев) того, что отрезанную голову несчастного Иоанна ей принесли на блюде…

Ладно, придется вам рассказать, как оно было на самом деле.

Хотя с детства пытаюсь запомнить, кто там кого родил, и даже почти зазубрил относительно Авраама и Исаака, но до сих пор не особо тверд в этом вопросе, потому заранее извиняюсь, если где рамсы попутал.

Так вот, если мне не изменяет память, тот самый несчастный Исаак, который чудом выпутался из затейливой провокационной истории с жертвоприношением, был женат на своей дальней родственнице Ревеке, женщине знатного рода с месопотамскими корнями, и она родила ему двух близнецов, но сначала появился тот, которого потом назвали Исавом, из-за каковой случайности он получил право первородства перед братом своим Иаковом.

Штука эта, в смысле первородство, считалась по их законам весьма в практическом плане полезной и выгодной, однако бесшабашный зверолов и веселый разгильдяй Исав не очень ей дорожил, потому в какой-то момент его очень кроткому и степенному братцу без большого труда удалось типа, выкупить, а на самом деле просто выманить названное право у своего близнеца за скромную порцию какой-то красноватой снеди, которую легенда по традиции до сих пор называет чечевичной похлебкой, хотя рецепт блюда ничем не подтвержден.

Сюжет имел довольно любопытное и конфликтное чуть ни до смертоубийства, не без авантюрного оттенка, продолжение, однако всё кончилось хорошо и мирно, мы же в эту сторону углубляться не станем, поскольку в данном случае интересует лишь один момент. Считается, что именно Исав был родоначальником идумеев и якобы даже о это прямо свидетельствуется в конце двадцатых глав книги Бытия. Правда, я лично такой уж прямизны там не нашел, но это всё не слишком важные глупости, главное, судя по всему, такой народ действительно существовал и вправду был сильно родственен евреям, что не странно при их обоюдном образе жизни и манере поведения.

Не стану вам морочить голову теми подробностями, сколь подтверждено реальное бытие идумеев древнейшими источниками Междуречья или Египта. Меня вообще, знаете ли, всегда умиляют такие однозначные и безапелляционные заявления, кто там кому был кем на основании некой записи, сделанной на не совсем понятном языке теми, принадлежность которых сама под большим сомнением. Потому я сразу перейду к временам и событиям, о которых знаю точно, и мне тут чужие скачущие показания не требуются.

Когда евреи шли из египетского плена, идумени давно обретались где-то там севернее Красного моря, примерно между (хотя там именно «между» особо ничего нет, ну, вы меня понимаете я просто для приблизительной привязки к местности) пустыней Негев и районом Моав. (Тоже, кстати, далеко не факт, что это исконно их родные места, похоже, что когда-то они частью согнали оттуда, а в основном уничтожили или поработили хорреев, чаще такое нынче мягко определяют как «ассимилировали», но эту неприятность столь хорошо замылили, что нам совсем нет смысла нынче начинать бороться за права несчастных древних возможно даже арменоидов).

У них уже вовсю и цари были, и столица, знаменитая нынче Петра, в каком точно тогда виде, не отвечаю, но по крайней мере, это точно она, тут без подделок и надувалова. Впрочем, в тот раз идумеев почти не задело, удалось как-то не пропустить «родственников» через свои владения. Они по серьезному нарвались несколько позднее, только при Давиде Сауловиче, который «поразил идумеян на долине Соляной восемнадцать тысяч; и поставил в Идумее охранное войско, и сделались все идумеяне рабами Давиду».

Но на самом деле полностью идумеи и тогда не исчезли, они довольно долго бодались с сильно родственными евреями, даже время от времени восстанавливая свою самостийность в разных окрестных местах, пока уже совсем недавно, лет всего за сто до нашей эры племянник Иуды Маккавея и сын Симона Хасмонея Иоханан Гиркан ни прибрал окончательно власть в Иудеи к своим рукам.

После чего, как свидетельствует Иосиф Флавий (из редких случаев, когда он почти не врёт), Иоханан «взял идумейские города Адару и Мариссу и, подчинив своей власти всех идумейцев, позволил им оставаться в стране, но с условием, чтобы они приняли обрезание и стали жить по законам иудейскими. Идумейцы действительно из любви к отчизне приняли обряд обрезания и построили вообще всю свою жизнь по иудейскому образцу. С этого же времени они совершенно стали иудеями»

Евреи постоянно открещиваются (лично знаю несколько раввинов, которые после такого словосочетания со мной перестанут разговаривать, но, поскольку их бойкота обычно больше чем на пару месяцев не хватает, как-нибудь потерплю) от того, что когда-либо занимались чем-то хоть приблизительно напоминающим мессианство, и в доказательство постоянно приводят в пример, как трудно нынче пройти гиюр.

Относительно проблем с гиюром, это правда, зачем зря наговаривать, однако не все специалисты и исследователи так уж уверены в невинности евреев на счет стремления распространения своей веры, не будем тут же вовсе говорить о способах такового. Вот, например, безмерно уважаемый мною профессор Андрей Борисович Зубов утверждает, что даже Русь в свое время чуть было не приняла иудаизм, и её от такой мрачноватой перспективы спасла только Господня воля руками и мечом святого князя Владимира. Но у нас с этим делом пока пронесло, а вот идумеи попали конкретно. Обрезали всех без исключения.

У этого «обрезавшего» Иоханана был сын Александр Яннай. Мужик с тяжелой судьбой и не очень везучий, но лет за сто до рождества Христова ему всё-таки удалось взойти на престол. И у них с Александрой Саломеей, тоже непростой такой женщиной, после смерти мужа первой и последней в истории царицей Иудеи, рождается сын, названный Гиркан II. И вот он уже после смерти мамы, в шестидесятые годы до нашей эры попробовал немного тоже поцарствовать, однако получалось как-то не очень, тут ещё всякие семейные разборки с родным братом Аристобулом, хоть тоже вторым, но от того не менее борзым, короче, пришлось обратиться за помощью к римлянам, и в результате Помпей (который Гней и Великий) взял Иерусалим, а Иудея стала имперским протекторатом. В общем, классика, одна и та же на все времена.

А всё это время ближайшим то ли соратником, то ли соправителем, то ли чуть ни регентом Гиркана II был такой хитрый идумянин Антипатр Антипатрович, папу которого, соответственно, тоже Антипатра, ещё Александр Яннай поставил в Идумее на как бы местное самоуправление. Этот пройдоха так ловко втерся в доверие потом ещё и лично к Помпею, что в результате сначала стал при живом ещё царе-первосвященнике фактическим правителем Иудеи, а потом, вовремя переметнувшись к Гаю Юлию, получил уже от него должность прокуратора и полную власть над провинцией, законного Гиркана вовсе подловато практически сплавив на сторону.

То есть, там ещё мелкие подробности были, но суть сейчас опять же не в них, а в том, что этот Антипатр женился на «арабской принцессе» Кипре, и у них родилось пятеро детей. Старшего чадолюбивому папаше удалось пристроить, вроде, мэром Иерусалима, а следующего, столь же «вроде», губернатором Галилеи. Было этому губернатору лет максимум двадцать пять, и звали его Ирод. До рождества Христова оставалось меньше пятидесяти лет.

Правда, у талантливого юноши не так уж сразу всё удачно покатило. Сначала подлянку устроили парфяне, да такую крутую, что Ироду пришлось через Иерусалим, Идумею и Египет бежать из Галилеи аж до самого Рима. Попутешествовал парень. Однако в столице он очень точно нашел прямой выход на Марка Антония, правильно, по понятиям, представился сенату и путем свободных демократических выборов стандартного образца подобных времен и нравов оказался в районе минус тридцать седьмого года избран новым царем Иудеи.

А в Иерусалиме тем временем правил Антигон. Его тоже почему-то нумеруют вторым, хотя первого среди Хасмонеев на троне никогда не было, но не станем придираться, это была и без таких мелочей уникально светлая личность, ставленник парфян, сын Аристобула и, соответственно, племянник второго же Гиркана, которому перед ссылкой в Вавилон обрезал уши, чтобы тот больше не претендовал на должность первосвященника. Добрый такой родственничек.

Ирод высадился в Палестине, быстро и умело организовал оперативно-тактическое взаимодействие между отрядами евреев, сильно обиженных на парфян и приданными ему по должности из центра римскими частями и соединениями. Взял Иерусалим, казнил Антигона и на всякий случай, для повышения уровня легитимности по-быстрому женился на Мариамне, внучатой племяннице казненного. А что, обычное дело, вреда не будет.

Кстати, чуть позднее, уже совсем «до кучи», он совсем уже подло выманил отсиживавшегося тихонько в Вавилоне бывшего царя-первосвященника Гиркана (напомним, ещё и деда своей жены), которого тоже порешил, как и третьего Аристобула, жениного брата (вот тут имеются некоторые расхождения по датам, но подобное обычно для тех времен, мне представляется, что это произошло ещё до убийства Гиркана, но почему-то всё же Аристобула III стандартно считают и называют последним первосвященником и представителем Хасмонейской династии).

Таким образом можно подвести некий предварительный итог. Сын идумянина и арабки (когда я на счет «принцессы» выше брал в кавычки, то имел в виду, что там дело темное, информации крайне мало, относительно существования и полноценного функционирования именно арабских «царств» в первом веке до нашей эры, это отдельный непростой вопрос, скорее всего Кипра была просто дочерью кого-то из племенных вождей, но вот про подчеркнуто нееврейское происхождение матери Ирода Великого, данный момент никогда под сомнение не ставился), уничтожает под корень весь род худо-бедно, но вполне себе легитимных еврейских царей-первосвященников и становится на довольно долгий для человеческой жизни срок одним из самых известных, даже знаменитых, и наиболее эффективных царей Иудеи.

При этом, хоть в некоторых душах легкий налет пакости по поводу чистоты еврейства самого Ирода остается, формально претензий и никаких, и не может быть в принципе. Обрезан царь по всем правилам и вообще, знаете ли, идумеи первого Гиркана о своем еврействе не очень-то и просили. Так что, тут всё на чистом сливочном масле. И я считаю, что по справедливости Ирода этого вполне можно было бы признать и строителем Третьего Храма. Но, с другой стороны, по высшей справедливости, вполне вероятно, более правы те истинные, в отличие от меня, евреи, которые не хотят принимать чисто материальные и зодческие аргументы, а с самой высокой духовной точки зрения не удостаивают его такой чести.

Однако младенцев он никогда не убивал. Во всяком случае, в массовом порядке. Но это я уже как-нибудь отдельно.

Впрочем, виноват, заболтался, я ведь совсем к другому веду и историю поведать обещал принципиально иную. Потому пропустим весьма любопытное царствование, к которому, возможно, придется вернутся ещё неоднократно, и сразу перенесемся к моменту после смерти Ирода I. Дата этого события, имею в виду смерти, не просто спорная, но ещё и спор здесь отягощается некоторыми принципиально важными особенно для христиан моментами, потому мы для простоты и сугубой толерантности лишь отметим, что произошло сие где-то на переломе эр, что в любом случае несёт на себе некую знаковость.

У папы-Ирода, правда, были собственные планы относительно наследования своей власти, но поскольку реальные рычаги управления находились всё-таки в Риме, оказавшийся там тогда один из самых непростых ребят в ихней истории, Октавиан, который мой любимый Август, решил дело по-своему. Он разделил на его взгляд слишком разросшуюся и усилившуюся Иудею на три части, одной из которых, далеко не самой важной, включающей лишь Галилею и часть Заиордания, поставил руководить второго сына Ирода, Антипу, да и то, не говоря уже о царском титуле, даже не в ранге этнарха, а всего-то тетрархом. Собственно, именно этот Ирод Антипа нас сейчас и интересует.

А Иродиада была дочкой Аристобула но не того, который первый, и сын первого же Гиркана, и не какого другого, поскольку этих Аристобулов было тогда как собак нерезаных, а некого Аристобула, про которого ничего более неизвестно, кроме того, что от него осталось несколько упоминаемых в истории потомков, в том числе названная Иродиада, а сам от был сыном Ирода Великого и за что-то явно нехорошее его казнили лет за семь до нашей эры. Из всего этого можно сделать только единственный интересующий нас вывод – ко времени описываемого события Иродиада давно была не девочкой, что, впрочем, подтверждается и соблазнительными формами её дочери.

Замуж Иродиада вышла за Ирода Филиппа I, своего дядю, и не надо морщиться, ничего особенного, тем более, что у её папы и Филиппа мамы были разные, так что, не слишком по тем понятиям и близкие родственники. А потом что-то у них не сложилось, и Иродиада переехала к единородному (хотя чаще называют «сводному», но это принципиально не верно) брату бывшего мужа, тому самому Ироду Антипе.

Эта сугубо семейная, почти интимная и поначалу никого абсолютно не касавшаяся история почему-то сразу начала интерпретироваться всеми по-разному и по-своему со с множеством самых пикантных подробностей и вариантов. То Антипа отнял жену у брата насильно, то он при этом брата чуть ни съел со всеми потрохами, то он с Иродиадой прелюбодействовал слишком нагло-откровенно и противозаконно, наплевав на все священные узы брака, то наоборот, они поженились, что в их ситуации противозаконно ещё более…

На самом деле, ничего такого не было. Филипп был человек очень приличный, он спокойно развелся с супругой, даже на ребенка не стал претендовать, хотя имел полное право, никто его не мучил и тем более не убивал, он мирно скончался много позже в Иерусалиме полностью непубличным и бесконфликтным частным лицом. А Антипа столь же по-хорошему скучно и традиционно жил во вполне традиционном браке с Иродиадой и воспитывал Саломею, дочку её от Филиппа.

Но в эту, если, конечно, не семейную идиллию, то во всяком случае достаточно рутинную ситуацию вмешался некто Иоанн, в определенных кругах и тогда, а позднее и вовсе широко известный, как Креститель. Я об этом святом человеке сейчас подробнее рассказывать не стану, информации и без меня всюду сколько угодно, каждый может познакомится с ней самостоятельно.

Отмечу лишь, что любые намеки, будто Иродиада имела на него виды, это полная чепуха, грязные наветы и подлая клевета. Единственно, чем он постоянно привлекал внимание жены тетрарха, это тем, что всюду, где появлялся, начинал громогласные и многословные обвинения в адрес развратников в местном руководстве, и какой Антипа великий грешник супротив всяческих еврейских законов и традиций, злостный прелюбодей и совратитель, а уж баба евойная и вовсе блядь, на которой пробу ставить некуда. Ну, в общем, доставал Ваня женщину по беспределу.

Тут ещё следует уточнить, что сам-то Антипа относился к хулиганству Иоанна без всякой злобы и даже с некоторым снисходительно-уважительным юмором. Время от времени Иоанн попадал ненадолго в каталажку за особо уж шумные выступления в публичных местах, но только немного успокаивался, как его, погрозив пальчиком, отпускали восвояси никакого сильного вреда не причиняя, из уважения к репутации человека по большому счету хорошего, действительно лично нравственного, безвредного и на основы государственного строя не покушающегося. Конечно, Антипе за жену было немного обидно, но в принципе всё вполне в рамках разумного, и тетрарх эмоции свои контролировал. Что заставляло Иродиаду закипать более и более.

Продолжалось это безобразие довольно долго, пока Антипе не исполнилось пятьдесят. Дата круглая, отметить решили широко. И приняли соответственно. А под конец Саломея, тоже слегка пригубившая, решила побаловать любимого дядюшку-отчима со множеством «возлежащих рядом с ним» самых знатных и именитых гостей праздничным подарочным танцем. Чего она там на самом деле изобразила, никому неизвестно, всякие творческие изыски и основанные ни них художественные произведения есть исключительно соблазнительное и соблазняющее фантазирование. Я же могу утверждать лишь, что, видимо, было красиво и юбиляру очень понравилось. Настолько, что, расчувствовавшись, он воскликнул нечто, типа, довольно обыденного в подобных ситуациях, - проси, что хочешь!

Саломея не слишком даже и внимание обратила, во-первых, у нею и так всё было, соответственно возрасту и положению, а, во-вторых, ну, мало ли кто что брякнет по пьяни и от переизбытка эмоций, но тут вмешалась оказавшаяся поблизости Иродиада и тоже, как назло, несколько злоупотребившая. А Иоанн как раз отбывал недалеко очередные свои пятнадцать суток за ничем не выдающиеся в данном случае, абсолютно рядовые и привычные для него правонарушения. Иродиада и говорит Саломее, а попроси-ка голову этого бузотера, сделай маме приятное. Дочка, не долго раздумывая, и транслировала эту изумительную идею на всю честную компанию.

Антипа сначала даже несколько припух, типа, вы чё, бабы, перегрелись, мы же тут как бы культурно отдыхаем, зачем народу аппетит портить… Но Иродиада уже завелась. Мол, ты при всех слово дал, какой же ты мужик!.. И вправду, все слышали, как-то неудобно…

Короче, послали в тюрягу специального человека, тот голову Крестителю отрубил, так, совсем уж по-простому передавать сувенир танцовщице просчитали неудобным, праздник всё-таки, обстановка торжественная, требуется какие-то приличия соблюдать, положили голову на красивое блюдо и вручили Саломее. Та уже начала несколько трезветь и понимать, что натворила, потому побыстрее и даже с некоторым ужасом сунула подарочек мамаше и слиняла.

Иродиада тоже не совсем понимала, что ей делать с таким богатством, и оказалась в сильном замешательстве, однако тут очень вовремя пришел на помощь ихний домоправитель Хуза, помог хозяйке, взял дело в свои руки, а жена его, можно сказать тезка Крестителя и, если не совсем ещё по объективным обстоятельствам христианка, то сильно сочувствующая идее как таковой, положила святую главу в сосуд и погребла её в одном из поместий тетрарха на Елеонской горе.

У этой святыни есть своя отдельная дальнейшая история, но наша заканчивается, и мне остаётся лишь предельно кратко отметить финальные точки её героев.

Меньше чем через десять лет после описанных событий, уже при Калигуле, Антипу абсолютно незаслуженно и по ложному доносу обвинили в пропарфянском заговоре против Рима, лишили всех владений с должностями и сослали. Куда, хоть и знаю, но намеренно не стану уточнять, дабы не вступать в пустопорожние споры и пререкания с разными понтовитыми путаниками, типа, Иосифа Флавия или Диона Кассия. Вскоре отставной и опальный тертрарх скончался. А что Калигула тут руку приложил, так это тоже клевета, на данного Гая Юлия не надо лишнего возводить, у него своего хватает.

Иродиада, между прочим, вполне могла остаться (и даже конкретно была неоднократно приглашаема) у родного брата своего Агриппы I, ставшего в тот момент, хоть и не слишком надолго, царем Иудеи, но предпочла отправиться в ссылку вместе с мужем, и тоже умерла вскоре после него. Что, мне кажется, достаточно серьезно свидетельствует, насколько были обоснованы все утверждения Иоанна о её исключительно корыстных интересах в связи с Антипой.

Саломея прожила долгую увлекательную жизнь, дважды была замужем, по уже семейной традиции за в нынешних понятиях не такими уж и дальними родственниками, дважды же становилась царицей, родила троих сыновей и скончалась в более чем почтенном возрасте с довольно спокойной совестью, не часто вспоминая ту как-то не слишком удачно завершившуюся пирушку свей юности.

И обрела бессмертие в обольстительно оболгавшем её великом искусстве.
Tags: Земля О
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments