Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Голанские высоты гомосексуализма

Давайте ещё раз совсем коротко сформулируем шаблон нынешнего «демократического и либерального» просветительского дискурса с экономико-финансовым уклоном, заполнившего ныне активно удобряемое «прогрессивное» информационное поле.

Крупному специалисту почти обязательно с налетом международной авторитетности, очень модно последнее время стало прибавление чего-нибудь научно значительного с упоминанием иностранного университета или красиво звучащей на английском языке организации, задается вопрос, типа, а что же можно и нужно делать в сложившейся российской ситуации каждому конкретному человеку, чтобы стать успешным и, если не богатым, то хотя бы обеспеченным, а всему обществу – чтобы нормально развиваться и экономически, и социально без особого отставания от всего остального цивилизованного мира.

Всякий уважающий себя профессионал тут же, без мгновения паузы на раздумье (и то правда, о чем тут особо думать), начинает говорить о прежде всего институциализации и структурных реформах. Правда, уже даже по первому пункту сразу возникают мелкие разногласия.

Например, Александр Аузан больше напирает, хоть и опасливо оглядываясь, на то, что институтов или совсем пока нет, или они не очень работают, скажем, Борис Титов в основном требует вперед пустить индустриально-монетарной локомотив китайского образца, институты же потом сами появятся и подтянутся, а вечный Анатолий Чубайс утверждает, что на самом деле все институты им давно созданы, просто надо научиться наконец ими пользоваться. Но в целом все проявляют исключительное единодушие – нужны действующие институты, без них никуда, а с ними – хоть куда.

То же и со знаменитыми «структурными реформами». Каждый под ними понимает несколько своё, несколько чужое, несколько вовсе не очень понимает, но все безусловно согласны, что реформы таковые жизненно необходимы, и нужно с одной стороны ими заниматься, а с другой – их просить и даже наиболее смелым негромко, но настойчиво требовать.

И можно было бы продолжить список замечательных рекомендаций, которые либеральные прогрессисты вопреки реакционным ретроградам и безответственным популистам дают одновременно на две стороны, и интересующемуся, но ветреному и не слишком их-за повышенной эмоциональности внимательному народу, и не сильно интересующейся, но изображающей из вежливости, впрочем, не избыточное внимание, власти. Но всё равно в итоге сухой остаток получится с любыми вариациями вокруг этих двух кучек - институциализации и структурных реформ. И тут неизбежно вспоминается бессмертный Венечка:

«У публики ведь что сейчас на уме? Один гомосексуализм. Ну, еще арабы на уме, Израиль, Голанские высоты, Моше Даян. Ну, а если прогнать Моше Даяна с Голанских высот, а арабов с иудеями примирить? — что тогда останется в головах людей? Один только чистый гомосексуализм».

Но Ерофеев не то, что не додумал, а, подозреваю, просто не договорил мысль до конца. Или причины в том, что просто не дожил до времени, когда с гомосексуазизмом тоже практически разобрались. Тогда что вообще остаётся? Совсем подумать страшно. Как утверждал младший Гумилев, пустота – это и есть истинный ад.

Но для нашего человека вполне привычно функционировать в любых условиях, его и самые адские не смущают. И потому он продолжает настаивать, упорно пытаясь выпытать у высочайшего уровня специалистов, когда и если выдается такая счастливая возможность - а что всё-таки нужно вот прямо сейчас конкретно делать, где красная кнопочка, на которую жать, ключик от волшебной дверки или хотя бы инструкция по пользованию этим опасным, но таким заманчивым и обольстительным игровым автоматом, под названием «жизнь».

И получает в продолжение не мене стандартный, хоть и тоже варьируемый в зависимости от педагогического, публицистического и ораторского таланта оракула, вариант набора. Нужна полная прозрачность и открытость рынков и идей. Органичное и активное вхождение в мировую систему инноваций и производства. Надежная и авторитетная судебная система, поддерживающая её эффективная система силовая правоохранительная и обеспечиваемая ими гарантия частной собственности и инвестиций... Ну, и прочее подобное, мудрейшее в своей уникальности и уникальное по уровню мудрости.

И если уж у вопрошающего и ли вопрошающих остаются ещё хоть малейшие силы, то возникает неизбежно вопрос последний. А что-нибудь из перечисленного возможно совершить, устроить, запустить, как угодно реализовать, без автоматической сменяемости власти? И когда в окончательном порыве раз и навсегда нарушить второй закон термодинамики, очередной мудрейший начинает гнать пургу про имевшиеся в истории прецеденты и чисто теоретические виртуальные конструкции, остается уже совсем финальное уточнение: ладно, давайте плюнем на умствования и совсем конкретно – при нынешней ситуации в России есть хоть малейшая вероятность?

Как там у всё того же Венички: «Зато у моего народа - какие глаза! Они постоянно навыкате, но - никакого напряжения в них. Полное отсутствие всякого смысла - но зато какая мощь!»

А на вопрос «что делать» не нужно искать ответа у великих экономистов. Впрочем, и не у великих, и не у экономистов тоже не нужно. Мы с Николаем Гавриловичем уже давно всё и подробно объяснили.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments