?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Для того, чтобы всерьез высказывать свои мысли с идеями, а уж особенно собственное субъективное мнение, относительно личности Иисуса Христа и христианства в целом по любому аспекту и с любой точки зрения, надо быть или блаженным придурком, или фанатиком, или страдать каким-нибудь ещё более серьезным психическим заболеванием.

Однако поскольку я смею надеяться на хоть относительное здоровье в этой области, то прошу меня не подозревать ни в чем из названного, а воспринимать дальнейшее исключительно как нейтральный треп на общеизвестные темы по общепринятым же фактам, без малейшего желания выпендриться за счет оскорбления чужих святынь и в крайне благожелательном по отношению ко всем без исключения тоне.

Да и вообще, я в данном случае о Христе только по необходимости, чтобы избежать упрека в злонамеренном умалчивании, а то, действительно, выглядит как-то слишком нарочито – обо всех основных как будто хоть мельком упомянуто, центральная же фигура одного из трех основных авраамических направлений остается слишком в тени, что может вызвать справедливое недоумение. Но в этом, честное слово, нет ничего специального, я со всем величайшим уважением, просто тема совсем иная, но, согласен, правила приличия следует соблюдать не слишком выборочно, иначе даже если совсем правильно держишь вилку, но игнорируешь основные приемы обращения с салфеткой, все рано может сложиться дурное впечатление. Так что, не стоит излишне умничать. Потому необходимые слова всё-таки придется произнести.

Итак, Иисус. Но начнем всё-таки не с него, а с источников.

Один из наших ведущих культуртрегеров недавно назвал «Евангелие» первым плутовским романом. Тут могли бы иметься некоторые возражения и ещё больше дополнений и уточнений, но они сейчас не принципиальны, гораздо важнее то, что определенные черты плутовского романа и на мой взгляд там действительно имеются. Однако главное плутовство не в самом тексте, а в его как бы уникальной обособленности и внеконтекстной исключительности.

Но тут, как в большинстве случаев и с ветхозаветными текстами, обычно приходит на помощь Иосиф Флавий. Ну, а к нему уже в домазку можно что-нибудь и вовсе апокрифическое, в таком комплекте уже сойдет. То есть, если бы только «Ворота Расёмон» (естественно, в варианте Куросавы) из версий четырех евангелистов, то к ним одним как-то неравновесно присобачивать что-то с подмоченной репутаций. Но если как третью точку опоры при наличии Иосифа Флавия как надежнейшей второй…

Вот только не надо меня подозревать в том, что я собираюсь развлекать публику очередной дискуссией на тему, что там у Иосифа родное и подлинное, а что ему потом приписали и вставили. Здесь вам не парк аттракционов, у меня и на серьезные вещи времени в обрез, глупостями не занимаюсь. Моё дело почти (!) только напоминать факты и представлять на читательский суд определение меры их достоверности. И тут неизбежно придется начать с самого Иосифа, а то иногда возникает путаница просто по невнимательности и схожести некоторых сюжетов.

Например, всем прекрасно известно про Масаду. Имею в виду крепость, по поводу Моссада вообще каждый второй специалист даже из тех, кто считает, что вторая названа в честь первой. Особенно в России. Нет, нет, мы сейчас именно про крепость.

Только я сразу поясню, что ничьих тонких душевных струн задевать не собираюсь. В смысле, очень и абсолютно искренне уважаю Александра Матросова. Хотя, как по первой юношеской военно-учётной специальности командир мотострелкового взвода, никак не могу считать эффективным и даже относительно разумным способом подавление долговременных огневых точек противника методом закрытия их амбразур собственным телом, однако совершенно не собираюсь заниматься бессмысленным очернительством. Если названный подвиг вдохновил и продолжает кого-то вдохновлять на героическую борьбу с врагами, то у меня нет ни малейших возражений, разве что только легкое опасение, как бы подобная методология не стала слишком уж массовой, и все остальные тактические приемы не оказались исключены из соответствующих наставлений.

То же относится и к Масаде. Тем более, что, если абстрагироваться от наиболее эмоциональных сцен, оборона крепости сама по себе была действительно уникальной. Конечно, и редчайшие по качеству укрепления помогли, и ребята, которые там собрались, секарии, которых даже зелоты, из которых они вышли, считали грубиянами, были не совсем обычными бойцами, однако их вместе с женами, стариками и детьми насчитывалось меньше тысячи, в любом случае реально всего несколько сотен воинов.

А в распоряжении руководившего осадой Луция Флавия Сильвы, ну, это тот, который ещё и Ноний Басс, было точно не меньше легиона. И пусть даже это был не знаменитый десятый «Сокрушительный» (тут у меня есть определённые сомнения), в любом случае насчитывалось минимум под десять тысяч профессиональных солдат с самой серьезной в мире по тем временам осадной техникой, не считая привлекаемого в больших количествах хоть и не всегда самым, мягко говоря, добровольным способом дополнительного вспомогательного персонала из местных.

И тем не менее Масада оборонялась года три и, кстати, могла бы вполне протянуть ещё некоторое время. Но, похоже, надоело, решили историю завершить всемирно нынче знаменитой финальной сценой массового взаимоубийства. И, кстати, даже самые еврейские евреи, безусловно гордящиеся выдающимся подвигам своих предков, порой всё-таки высказывают некоторые сомнения по разным поводам.

Типа, да, конечно, в полном соответствии с принципиальным неприятием иудаизмом самоубийства защитники Масады формально сделали всё, чтобы грех именно самоубийства пал лишь на единственного, самого последнего, вынужденного заколоть самого себя самостоятельно. Но всё-таки, согласитесь, есть во всём этом слишком явный налет упомянутого «формально», а ведь перед кем лукавить-то, если совсем по-честному? Да к тому же грех – он количественно не определяется, одна загубленная душа весит ничуть не меньше, чем миллионы. И потом, женщин с детьми никто особо не спрашивал, во всяком случае, детей точно. Ну, и ещё кое-что по мелочам…

Однако, заметьте и отметьте, я как раз ничем подобным не задаюсь. Поскольку такого рода и на таком уровне религиозными и моральными вопросами здесь не интересуюсь и не занимаюсь. (Хотя, понятно, на ином только о них и пишу, но тут, надеюсь, ничего дополнительно пояснять не требуется). А просто, отдавая дань величайшего уважения защитникам Мосады, вынужден сейчас говорить о них по причинам, относящимся к ним лишь косвенно. Только потому, что, из-за какой-то страной аберрации памяти и внимания, лично Иосифа Флавия связывают с произошедшим в крепости, при этом не в самых лучших для писателя смыслах.

А, между тем, к той истории он прямого отношения не имел. Всего лишь пересказал её со слов якобы спрятавшихся и переживших трагедию двух свидетелей, старухи и некой излишне сообразительной женщины с пятью детьми. Впрочем, «якобы» я тут поставил исключительно от обычной повышенной щепетильности, в принципе, объективно есть множество оснований считать, что всё так и было. Но на тот сюжет, видимо, несколько наложился относительно похожий уже действительно имевший прямое отношение к данному Флавию.

Опять прошу прощение за повторение прописей, но вдруг опять кто слегка запамятовал. Иосиф, сын Маттафии или Йосеф бен Матитьягу, как вам будет удобнее искать при желании дальнейшего самостоятельного знакомства с его биографией, родился году в тридцать седьмом нашей эры у знатной мамы чуть ни царского рода Хасмонеев-Маккавеев и от тоже знатного папы из священников «первой череды» (подробнее уточнять долго, но просто поверьте, что это круто). Вот в чем нет никакой сомнений, так это что юноша очень хорошо учился и вообще обладал множеством способностей выше средних.

Большинство его родственников принадлежало к движению, организации, партии, ну, типа того, короче, секте, как их позже определяли сами никаким образом не сектанты христиане, саддукеев, но Иосиф после длительных и подкрепляемых постоянно пополняемыми знаниями размышлений решил примкнуть к фарисеям. С одной стороны, это из господствующей тогда в умах троицы (включая ессеев) лично мне наиболее близкие ребята, поскольку именно они решили, наконец, по сути, что «суббота для еврея, а не еврей для субботы». Но с другой, в общем-то главное о них изначально известно всё от того же принадлежащего к ним Иосифа, потому тут возможна и не полная объективность.

Более точно определить профессиональную принадлежность сына Маттафии определить нынче сложно. Вообще в тогдашних кругах определенного уровня учености и обеспеченности это нередко было понятием довольно размытым. Однако не стоит тут высказывать глупое историческое высокомерие. Последние лет двадцать перед выходом на пенсию, когда мой социальный статус упростился и определился, нередко дети приходили из школы и ставили меня в тупик жалобами, типа, папочка, учительница опять спрашивала, кто по профессии твой отец, а я опять ничего толком не мог сказать. Так что, проблема, похоже, вечная.

Впрочем, некоторые намеки всё-таки имеются, что у занятий Иосифа имелся определенный оттенок вроде адвокатского. Например, широко известен такой случай. Да, уж простите, придется для особо рассеянных ещё раз напомнить, что Земля обетованная (я нарочно так обобщённо, нам сейчас подробности не нужны) находилась тогда в вассальных отношениях с Римом. И вот группу богатых евреев арестовали по обвинению, по которому всегда арестовывают богатых евреев, отправили для разборок в столицу империи, а родственники и оставшиеся на свободе компаньоны наняли Иосифа, чтобы он попытался защитить оклеветанных.

Было это в середине шестидесятых, лоеру лет двадцать пят, ну, может, с небольшим, и вот он едет разруливать ситуацию в Рим, где правит его одногодок Клавдий Цезарь и прочая, а короче Нерон, от которого, собственно только всё и зависит, то есть, надеюсь, дальше не требуется особо объяснять, насколько дело гиблое и безнадежное. Всё это несколько мне напоминает древнесоветский анекдот. Постараюсь предельно кратко для молодежи.

Во время очередного прилива антисемитизма в СССР решили уволить последнего оставшегося во «Внешторге» Рабиновича. Но для приличия и создания формального повода сначала дали ему невыполнимое задание, которое он неизбежно должен был провалить. Послали на Кубу заключить договор о продаже им сигар. Через три дня Рабинович возвращается с подписанным контрактом. Делают вторую попытку, посылают в США договориться продавать им автомобили. Через неделю Рабинович привозил согласие американцев закупать «Москвичи» в любых количествах. В полной уже панике идут на крайнюю меру и отправляют человека в Китай с заданием обеспечить их у нас закупки риса. Проходит неделя, другая, третья… Руководство уже удовлетворенно потирает руки, ну, наконец нарвался, жидовская морда! Но тут через месяц Рабинович возвращается и говорит, что китайцы согласны. А на упрек, почему так долго, в свою очередь отвечает встречным вопросом: «А вы думаете так легко найти в Китае еврея?»

В Риме вообще-то тогда тоже евреев было не слишком много. Но Иосифу много было и не надо. Он направился в самое модное увеселительное заведение для богемы и сразу там нашел единственного, который ему требовался. Придворный актер Алигура оказался ещё и фарисеем (во всяком случае, моментально разобравшись в жизненных принципах и финансовых возможностях нового знакомого, лицедей так себя позиционировал), потому они быстро нашли общий язык. Парень был вхож куда надо, умудрился свести Иосифа с самой Божественной Августой, супругой нероновой Поппеей, это, если кто не особо в курсе, та ещё дамочка, по сравнению с которой её благоверный просто нежный шаловливый ребенок.

Что там дальше сработало основным, врать не буду, свечку не держал, но, подозреваю, метод применялся комплексный и без финансовой составляющей тоже не обошлось. Короче, миссия блестяще удалась, арестованных отпустили, и Иосиф возвратился на родину из Рима полный с одной стороны самых ярких и приятных впечатлений от великого города, а с другой – явно повысив свой общественный вес и авторитет.

Ну, тут уже никуда не деться от темы, которую я всячески пытался избежать, настолько она мутная. Относительно государственного устройства на территориях Земли обетованной. Потому и мягко так обозначил про «вассальные отношения», что в каких-то более точный и четких терминах на упомянутом устройстве сам черт ногу сломит.

В принципе там это безобразие уже давно продолжалось Кто чем реально управлял в этих постоянно реорганизуемых, возникавших, объединяющихся, расползающихся и снова перераспределяющихся административных единицах, у меня большое подозрение, большинство и самого местного народу не очень разбиралось, во всяком случае, похоже, имело на данный счет весьма своеобразные представления. Но если говорить конкретно об интересующем нас довольно кротком периоде второй половины шестидесятых самого что ни на есть первого века нынешней эры, то тут вообще какая-то историко-правовая лакуна, обычно заполняемая многочисленными фантазиями на вольную тему.

С одной стороны, как будто оставались ещё какие-то «еврейские цари», которых я иначе как в кавычках обозначить не могу, настолько ничего еврейского и практически ничего царского в них не было. С другой - ещё как-то вся храмовая священническая структура работала, но путаница и невнятица в её полномочиях была полнейшая.

При этом стандартной провинцией Римской империи хоть та же Иудея ещё не была и даже частью большей провинции, например, Сирийской, пока не являлась. Эдакая весьма своеобразная автономия, однако довольно жесткой рукой управляющаяся в реальности ставшими у нас благодаря Булгакову и Пилату широко известными прокураторами, но это даже не губернаторы, а типа нынешних представителей президента в субъектах федерации.

И я даже могу назвать конкретные имена. На части территории с особенно условными и почти символическими правами в самом Иерусалиме «царствовал» Марк Юлий Агриппа II, правнук Ирода Великого, вообще как бы последний из «царей иудейских». Среди первосвященников, назначаемых то ли им, то ли римской администрацией (исключая самого последнего, «народного» Фанниаса, сына Самуила, так презираемого Иосифом Флавием), даже не сильно интересно, поскольку влияние должности было минимальным, можно, например, назвать двух Иисусов, одного сын Дамнея, другого сына Гамалиила и Маттафия, сына Феофила. А прокуратором являлся до шестьдесят шестого Гессий Флор, которого тоже почему-то называют последним, хотя после него тот же пост занимал Марк Антоний Юлиан. Но только всё это вам не надо, и смысла копаться в перечисленном и поименованном, а уж, тем более, запоминать - никакого.

А я же позволил себе немного поморочить вам голову всей этой не имеющей никакого значения чепухой исключительно с целью показать, насколько бессмысленными являются обычно употребляемые формулировки, что Иосиф «оказался назначен» руководителем, «послан иерусалимскими властями» или «ему было поручено» возглавить оборону Галилеи (на всякий случай напоминаю, что это к северу, в сторону Ливана).
Кто его мог куда назначить и что поручить, совершенно непонятно. Разве что предположить, что у начавшейся, вернее, только ещё начинавшейся заварухи, которую, собственно именно сам Иосиф впоследствии и поименовал «Иудейской войной», был какой-то серьезный единый организационный центр со столь обширными полномочиями и продуманной тактико-стратегической программой. Что, конечно же полная чепуха и даже не предмет обсуждения.

Можно, конечно, ссылаться на всякие попутные обстоятельства, например, когда Иоханан Гисхальский, товарищ изначально из местных, галилейских, пытался воспротивиться слишком уж главенствующему положение Иосифа, он будто бы апеллировал к иерусалимскому Синедриону, чьим эмиссаром считал приезжего выскочку. Однако всё это из области изворотливого тенденциозного фантазирования на пустом месте.

Но мы сюда не лезем, и для нас достаточно немного конкретного на самом бытовом уровне. Вернувшийся из Рима молодой, ученый, удачливый и чрезвычайно активный сын Маттафии, менее всего имел личных претензий к этому самому Риму. Более того, он им был даже в определенной степени дополнительно очарован, окунувшись реально в ту атмосферу великой империи, к восприятию которой был прекрасно до того подготовлен всем своим образованием.

Но, похоже, увидел с складывающейся политической и исторической ситуации для себя какие-то новые горизонты, возможно сыграли роль и определенные не до конца и сегодня проясненные мотивы (думаю, понятно, с этой точки зрения вранье его «Автобиографии» не стоит воспринимать всерьез), в результате совпало множество самых разнообразных причин, вплоть до совершенно случайных (что так же относится и к началу самой «войны»), приведших к почти самопроизвольному выдвижению Иосифа на довольно экзотическую для него, типа, должность.

Если бы я был странником диаистмата, то сказал бы, что его выдвинула революционная воля масс. Но пока ещё держусь и потому обойдусь скромной констатацией. Прикинув что мог к своему хоть и длинному, но красивому и чуткому носу, Иосиф стал собирать армию и укреплять Галилею. И то, и другое поначалу ему весьма удавалось, даже более чем, особенно, если учесть, что ни соответствующих знаний, ни тем более опыта в такого рода вещай молодой человек не имел совершенно. Но талант есть талант, это нередко штука неожиданно обширная и универсальная. Он организовал несколько весьма боеспособных соединений и весьма неплохо подготовил к обороне ряд крепостей, из которых наиболее известной стала Иотапата, где, собственно и закончилась история Йосефа бен Матитьягу с последующим началом истории Иосифа Флавия.

Однако это произошло в шестьдесят седьмом. В семидесятом, как всем известно, произошло главное событие данного отрезка сюжета – окончательное падение Иерусалима. А в апреле семьдесят третьего завершилось событие его самое славное – оборона Масады. Но между ними, примерно в конце семьдесят первого или начале семьдесят второго произошло ещё одно, не столь знаменитое, которое всё же представляется мне как раз наиболее характерным. Взятие римлянами Махерона.

(Продолжение следует)

Метки:

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
elotar
16 апр, 2016 00:31 (UTC)
продолжает кого-то вдохновлять нЕ героическую борьбу
x741
17 апр, 2016 05:58 (UTC)
"в этих постоянно реорганизуемых, возникавших, объединяющихся, расползающихся и снова перераспределяющихся административных единицах"

Прямо-таки российская ситуация. И территория тоже - в вассальных отношениях...
livejournal
19 апр, 2016 13:02 (UTC)
Земля О. (Крест и маузер) Продолжение первое
Пользователь westaluk сослался на вашу запись в своей записи «Земля О. (Крест и маузер) Продолжение первое» в контексте: [...] ло здесь [...]
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel