Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Воспоминания о Прощенном Воскресении, или кому куда ехать или идти


«Демократия это не просто не панацея и путь к немедленному всеобщему счастью и процветанию, не просто дурно пахнущее варево, это жутко вонючая постоянно кипящая смесь всяческого дерьма, но единственно возможная мерзкая среда для выживании запредельно сволочной консистенции под названием человечество».

После того, как я в заметке "Уроки", выразил некоторые свои впечатления от взглядов Бориса Гулько на проблемы демократии вообще и в моей стране в частности, была в Америке опубликована ответная реплика гроссмейстера, в которой уже он, в свою очередь, объяснял, в чем не прав я. И мысли бы не было продолжать пустую дискуссию, если бы не несколько слов, задевших меня лично. Потому я отреагировал письмом, отрывок из которого позволю себе привести.

 

«Диспут с Гулько и подобными ему, что в Америке, что в России, бесполезен. Потому как они теоретизируют темно и умно, а как доходит до практики, то несут полный бред, типа последней фразы господина Гулько «если вы не можете обойтись без «разделения властей, свободных СМИ, независимого суда» — эмигрируйте!». Вот после этого, уже лично гроссмейстеру: « Уважаемый Борис Францевич! Если я эмигрирую, а вместе со мной в Вашу страну приедут все те, со всего мира, кто в своих странах хочет «разделения властей, свободных СМИ и независимого суда», то, боюсь, Вам в Америке точно не выжить. Так что, позвольте мне оставаться в моей стране и решать самостоятельно проблемы моей страны. А Вас я только прошу не нервировать руководство Вашей страны, не толкать его под руку, что бы оно ненароком опять не начало поддерживать где-нибудь диктатуры под предлогом, что какие-то народы еще не готовы к демократии. А Вы сидите там у себя спокойненько и уютненько, наслаждайтесь демократией, получайте социальное обеспечение и прекратите рассуждать о том, о чем представления не имеете. Я работал для новой Россию, и буду работать без Ваших советов и помощи, но хотелось бы, еще и гадостей в своей адрес не слышать про «неразумное или подкупаемое население». Я ведь Вам не советую, как лучше в Вашей стране медицинскую страховку оформлять, вот Вы ей и занимайтесь, а не рассказывайте, готова ли моя страна к свободе и куда мне надо ехать».

Одновременно, в блоге одного из своих постоянных корреспондентов, я нарвался на текст, не его, а кого-то из комментаторов, где высказывалось мнение о Каддафи. Очень, надо сказать, положительное мнение с выводом, что многим и на Западе и у нас стоит еще поучиться у полковника правильному отношению к своему народу. Поскольку там еще вначале уже хозяином блога был поставлен вопрос, сколько времени, по мнению читателей, следует править главам государств, я на всё вместе ответил следующим образом: «10 лет -предел. Хотя и много. Лучший вариант - 2х4 при абсолютной конкурентоспособности прочих после первого же срока. 15 лет - вообще ужас, пережившие Брежнева знают. Каддафи к стенке. Тех, кто вопит о благосостоянии ливийского народа - немедленно жить в Ливию. Вообще, всё это дерьмо равномерно распределить и отослать в Северную Корею, на Кубу, ещё могу несколько мест порекомендовать, где нет влияния ненавистных им америкосов. Извините, просто нарвался на запись Вашего первого комментатора и не выдержал. Достали придурки непуганые. Ещё раз извините». Плохой по тону, неряшливый комментарий, но я был искренен, что, впрочем, вовсе меня не извиняет. А вот на него уже я получил отклик, совсем от третьего человека, который реально заставил меня задуматься. Выглядел он так: «jazz_text Если уж выселять тех кто не любит Америку, то только вместе с теми, кто ее любит. Для равновесия».

На первый взгляд, замечание довольно пустенькое и не стоящее серьезной реакции, прежде всего потому, что плохо сформулировано. Что значит «выселять вместе с теми»? Всех  вместе в Ливию или всех вместе в Америку? Или каждому свое место? Но тогда не получается вместе. И где должно наступить равновесие? И в Ливии и в Америке оно вряд ли от этого наступит. Тогда, получается, в России. Но если из России переселить всех, кому нравится режим, типа ливийского и всех, кому государственное устройство, типа американского, то, сколько народу вообще останется в нашей стране? Так что, кругом глупая реплика получается.

Но хуже всего в обоих описанных мною и случайно совпавших ситуациях выгляжу, конечно, я. Люди же не виноваты, что и они со своими высказываниями, и я с плохим настроением, все вместе оказались в одной временной точке и друг друга раздражили. И я не сдержался и излишне резко ответил, что пожилому шахматисту, что вовсе мне неизвестному, а потому ничего плохого не сделавшему человеку. И надо было бы просто или извиниться, или промолчать и забыть. Просто. Но не совсем.

Входит, что и американские правые, и наши, более всего ненавидящие американцев, как бы левые, хотя у нас все стороны уже давно сто раз местами поменялись, но все советуют мне с моими взглядами сваливать из моей страны. Какое-то удивительное единодушие получается. Тут уж, как говорит старая ковбойская пословица, если один раз тебя назвали лошадью, дай по морде, второй раз назвали – задумайся, назвали третий раз – иди в лавку покупать себе хомут. Потому я всё же решил высказать некоторые свои соображения на весьма модную и широко обсуждаемую последнее время тему эмиграции. Очень кратко, почти конспективно, потому, возможно, излишне отрывочно.

Прежде всего, прекрасно понимаю, что всё это, про «выселять», «переселять» и прочее, только фигуры речи, довольно нелепые попытки придать дополнительную экспрессию достаточно скучному переругиванию смертельно надоевших друг другу людей, в соответствии  с чьим-то сомнительным чувством  юмора вынужденных сосуществовать в одних коллектива, домах, странах, на одной планете, которая всё больше скукоживается до размеров коммунальной кухни.

И я все же имею в виду, даже в форме условного, чисто мысленного эксперимента, отнюдь не насильственное выселение кого-то куда-то, а всего лишь возможность любителям сильной руки полностью на собственной шкуре, а не любуясь и восхищаясь, как это происходит с другими, испытать все прелести обыденного, ежедневного и рядового, но не гостевого, существования в той же Северной Корее, на Кубе или в Ливии. И даже в Египте или Китае. Да, да, в Китае, успехами которого по наращиванию ВВП у нас так восхищаются многие действительно умные и даже весьма прогрессивно настроенные люди. Каждому должно быть дано по вере его. Но я совсем не кровожаден, и не хочу, что бы это становилось наказанием за веру, неким бесповоротным клеймом и проклятием. Наоборот, путь обратно должен быть открыт, как и возможность изменить взгляды без опасности уже за это оказаться преданным анафеме как отступник. Но несколько раздражает это вечное и всеобъемлющее желание болтать попусту, абсолютно не отвечая за смысл своей болтовни.

Двадцатый век дал множество замечательных и очень наглядных уроков, когда западные либералы и демократы, заслушавшись собственных пламенных речей и заигравшись в левизну, становились из гостей, принимаемых с распростертыми объятиями на высшем уровне, полноправными, вернее, равнобесправными гражданами тоталитарных государств, в основном СССР.  Только, к сожалению, обратного билета чаще всего у них уже не было и закачивалось всё это довольно трагично. Но, как известно, вообще уроки, а такого рода в особенности, усваиваются очень плохо. И множество людей продолжают искреннейшее кричать о ненависти к Америке и любви ко всем возможным диктаторам от Лукашенко и Чавеса до Ким Чен Ира и Каддафи. После чего, наоравшись, идут перекусить в Макдональдс или отдохнуть на второсортном голливудском боевике. То есть, искренне потребляют гадость, к которой мне и в голову не придет притронуться.

А теперь несколько слов уже конкретно о моем личном отношении к отъездам, переездам и выездам. И про любовь к Америке, а, заодно уж, и к России.

К самому началу четвертого десятка лет моих, некоторый привкус тоскливой безнадежности стал появляться вместе со слабыми намеками организма на то, что физических сил еще много, но все же они не настолько безграничны, как казалось до того.

Да и вообще, некоторое паскудство судьбы виделось в том, что так и не увижу Лувра, не посижу на Елисейских полях, не схожу в ла Скала, не попью пивка в Мюнхене, не поваляюсь на пляже Канар, не заеду к Дали в Портлегат, не поиграю в казино «Фламинго» ну, вы понимаете…

Хотя, конечно, там было еще много чего, но на эту тему я уже романы понаписал, так что, плюнем на подробности.

Горбачев дал мне надежду. Потом еще кое-что, но сначала и прежде всего, надежду. Стало настолько интересно, что сама мысль о каком-то отъезде могла показаться бредом. Помню, как впервые попал в Америку, 87-й год, только начали выпускать, с дикими сложностями, унижениями, какими-то фантастическими препятствиями, но ведь начали же, и без всякой «комиссии старых большевиков»! Оказавшись в Лос-Анжеесе, первым делом попросил приятеля, знал, что у него в этой области есть связи, отвести меня не базу пиломатериалов, очень хотелось посмотреть, как это работает в самой эффективной экономике мира. Я там несколько часов лазил по всем закоулкам, донимал вопросами разных латиноамериканцев, говоривших по-английски еще хуже меня, пока не подошел хозяин, в прошлом, как потом выяснилось, житель солнечного Еревана, и на чистом русском, с очень легким еврейским акцентом сказал: «Ладно, парень, я понял, что ты сечешь, беру тебя пока ящики заколачивать за пять долларов в час, но, судя по всему, у тебя тут серьезные перспективы». И был страшно изумлен, что я не собираюсь оставаться, а возвращаюсь в этот уже слегка начинающий шевелиться, но всё еще совсем коммунистический рай. А я прямо-таки от пилорамы отправился на стареньком прокатном «Олдсмобиле» через невадскую пустыню играть в уже упомянутом «Фламинго – Хилтон». Но это - как-нибудь отдельно. Да, забыл сказать главное. Работали на базе мужики отвратительно, я таких из любой своей бригады погнал бы немедленно, но я был очень доволен увиденным, потому, что именно возможность организации производства при низком профессиональном уровне персонала… Впрочем, это тоже совсем другая история и давайте возвращаться ближе к теме.

Так вот, мне повезло, всем известные события совпали с моими желаниями, возможностями и состоянием здоровья, потому до начала нынешнего тысячелетия даже думать о перемене страны жительства не было времени и малейшей причины. А вот через годик-другой после пришествия подполковника появилось и то и другое. А последние месяцы это вовсе стало видом национального массового спорта. В причины сейчас я углубляться не стану, им, собственно, и посвящен весь этот журнал, который вы читаете в данный момент. Но факт несомненен, бегут деньги, бегут люди, иногда вместе, порой порознь, но главное даже не в том, а в настроениях и опять, как тогда, в середине восьмидесятых, во всё более сгущающейся атмосфере безнадежности и тоски. Причем, опять подчеркиваю, вне зависимости от чисто материального положения, мне, например, и сейчас на кусок хлеба хватает и тогда я не нищенствовал, да и подавляющее количество тех, кто теперь сваливает, отнюдь не за лишним долларом гонятся. Уже не поминаю тех, кто попросту миллионы, а то и миллиарды утаскивает от греха подальше, не зависимо от степени легальности их приобретения.

Честно говоря, у меня вообще сложно с чувствами к вещам неодушевленным, да даже и одушевленным, но мне лично не знакомым. Потому, я могу любить, а чаще, к сожалению, не любить, знакомых мне американцев или русских. Но не имею возможности испытывать подобного чувства к Америке или России. Америка от России отличается для меня на уровне ощущений только одним. Одна страна чужая, а другая – моя. Мне предельно понятна и близка много кому приписываемая, в том числе, в наиболее часто употребляемой ее форме, Вальтеру Шеленбергу, фраза «Права она или нет, но эта моя страна». Только очень странно бывает, когда ее употребляют в том смысле, что, что раз она моя, то её неправота автоматически становится правотой, или раз она моя, то если и не права, я обязан практически, физически и морально быть на стороне этой неправоты. Бред какой-то. Да и вообще, постоянное желание многих отождествлять собственные мелкие корыстные пакости или даже крупные заблуждения, а то и просто психические отклонения, с такими абстрактными  и глобальными понятиями, как родина, государство, нация, культура, кажутся мне проявлением элементарного жульничества. Но и в эту тему не стану сейчас углубляться, а то уйдем слишком далеко.

Скажу только предельно примитивно и даже обывательско-жлобски. У меня есть дом. Мой дом. Я его построил и в нем живу, и я здесь хозяин. Чувств у меня к нему никаких. Только желания. Что бы он был комфортен,  удобен в эксплуатации и обслуживании, не сильно безобразен внешне и не разваливался. У соседа справа дом сильно хуже, а у соседа слева – много лучше. Я этих соседей может и видел несколько раз, но никаких чувств, ни к ним, ни к их жилищам не испытываю. А Россию, конечно, не я построил и уж совсем не я в ней нынче хозяин. Но микрочастица моего труда и труда всех моих предков имеется, только в этом доме. И если микро право высказывать какие-то мнения об устройстве и порядках в доме у меня где и есть, то исключительно здесь.

Тут можно уличить меня в противоречии, чего же я, мол, что-то там такое вякаю про порядки в других странах? Но это противоречие с точки зрения умных и глубоких людей, рассуждающих о геополитике, интересах народов и наций, и вообще о тонком и высоком. У меня же, в моем примитивном мирке всё проще и понятней. Я этого рода примеры уже много раз приводил, но других, более оригинальных, у меня всё равно нету, как нету и другой, окружающей меня жизни. Глава семейства в соседнем доме мордует свою семью с утра до вечера. Начнем с того, что я сам к нему в гости не пойду, и его на порог своего дома не пущу. Но это так, лирика. Самое главное, я не стану таскать ему из магазина ремни поухватистей, что бы ему своих деток удобнее было метелить. Даже если я подозреваю, что детки и сами не очень примерного поведения и без отцовского присмотра могут мне забор подпалить. Потому, как если детки его подпалят, то я потом с ними сам буду разбираться. А когда они выйдут из-под родительского контроля и припомнят мне удобные ремешки, то не забор уже, а дом мне подожгут, и разбираться все равно придется, только рыло мое при этом будет уж очень сильно в пуху. Чем это, интересно, нынче наемники Каддафи лупят по ливийским несмышленышам? Интересно, где производят МиГи, «Миражи», дальнобойную артиллерию и системы залпового огня? Кто разработал, выпустил и установил ту самую систему ПВО, на которую сейчас ссылается Роберт Гейтс, что слишком дорого с ней бороться, а иначе не зачистить небо над Ливией? Нет, конечно, это не самое главное, вон в Руанде обошлись даже вовсе без огнестрельного оружия, несколько миллионов человек зарезали обычными ножами и косами. Но это же не повод менять им ножи на бронетехнику, чтобы сподручнее было . Вот тут, правда, вспомнив о Руанде, мы подходим к самому болезненному нюансу.

Пока в соседнем доме просто мордобитие, это одно, а если и впрямь начинается массовая резня? У нас в деревне, хоть и обычные отечественные менты со всеми присущими недостатками, но все же, по вызову приедут и совсем уж откровенную уголовщину прекратят. А на уровне планетарном, как не визжали десятилетиями про «мирового жандарма», но так ничего реально действенного и не сформировалось, а последнее время и этот довольно липовый жандарм функции своих выполнять не очень хочет и не очень может. Лажа, конечно, получается, но остается только надеяться, что в очередной раз в  дилемме «человечестве или сдохнет, или что-нибудь придумает» возобладает последняя часть. Однако, я все эти заморочки большого мира затронул исключительно попутно. Потому как сейчас речь идет не о взаимоотношениях больших сообществ, а об ощущении мелкой песчинки в виде меня внутри этих сообществ.

Как жилец уже не собственного дома, а огромной не самой уютной и благоустроенной коммуналки с, по большей части, крайне неприятным мне населением, к чему я имею большую склонность? К тому, что бы плюнуть на всё и переехать в соседнее, более приспособленное для жизни помещение, или все же попытаться наладить как-то существование в своем собственном? Только, заметьте, я ни в коем случае не говорю о том, «имею ли я право», хотя бы лишь моральное, не привношу во всё это вообще излишнего пафоса. Опять же, с чисто такой бытовой и простейшей точки зрения. Потому как иначе придется опять ступать мне на поле изначально и навечно занятое людьми с горящим взором и речами о патриотизме, то есть всеми теми, которые и вызывают у меня единственное желание – стать однажды марсианином. Так вот, по простому, особенно сейчас, при не только прозрачном, но уже и вовсе текучем, жидком мире, никакого разговора о «праве» и быть не может, езжай куда хочешь, работай, плати налоги и спи спокойно. Но я сейчас именно о желаниях и ощущениях.

Собственная комната в паршивой, бандитской и разваливающейся коммуналке или уютный, благоустроенный уголок в весьма комфортабельной квартире, однако и уголок в наем, и в квартире чужой?..

Вот только не надо считать меня за упертого идиота. Если будет реальная конкретная угроза жизни и здоровью моих близких, я никакими вопросами задаваться не стану ни секунды. Но мне почему-то кажется, что под этим благовидным предлогом подавляющее большинство элементарно хочет прилепиться к чужому благополучию. Это, кстати, отнюдь, не к моим лишь соотечественникам относится и даже последнее время, к ним, возможно в самую последнюю очередь. Все богатые страны полны народом, требующим политического убежища, хотя вся политика там на 99 процентов в том, что дома жрать нечего, а сделать так, что бы было, нет, ни сил, ни умения, ни желания. Потому, вот недавно показывали интервью с одним из сомалийских пиратов. У него вместе со всей его бандой есть всего две мечты – захватить нефтяной танкер покрупнее и получить вид на жительство в Швеции или Норвегии вместе с полным пакетом социальной помощи. И никакого противоречия мужик явно не видел, считал, что обе цели вполне совместимы. Хотя, похоже, готов был согласиться и на каждую в отдельности.

А про детей - это вообще отдельная история и самая распространенная отмазка. Не знаю, тут я не настаиваю, нюансов множество, но вот мне как-то удалось троих вырастить, воспитать, дать нормальное образование. Нормальное в том смысле, что они уже самостоятельно могут выбрать и место жительства в любой точке планеты, и работу там себе по желанию и способностям. И ездят, куда хотят, и делают, что хотят, взрослые и самостоятельные люди, однако, страну постоянного проживания пока как-то не сменили. Хотя и брюзжат постоянно почище меня.

Ну, а что, Бойму с Новоселовым тоже не стоило уезжать? А вот тут я совсем пас. Ох, если бы я был Боймом! Но не Бойм я по сути своей. Не дано мне одарить человечество великими результатами своей деятельности. Будь у меня такие мозги как у них, я бы точно у таких как я не спрашивал. Да и вообще, каждый случай уникален, а уж относительно таких ребят, речь и вовсе идет о штучном товаре на уровне человечества, где и что им делать определяется отдельно и не мне судить.

Впрочем, никого мне не судить. И не только не осуждать, но и не обсуждать. За исключением одного единственного человека. О котором, собственно, и был весь этот разговор.

 

 

 

 

 

 



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments