Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Системный сбой на особом контроле

Есть такой Михаил Терентьев, заместитель председателя комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, имеющий ещё великое множество всяческих чинов, должностей и званий. Кажется, классический «государев человек» со штампованными мозгами, что с него взять. Если бы не несколько нюансов.

Тридцать лет назад, в свои шестнадцать, он, подающий большие надежды юный спортсмен, неудачно приземлился после прыжка с трамплина, сломал позвоночник и остался на всю жизнь парализован ниже пояса. После чего окончил экономический факультет университета и одновременно добился высочайших международных успехов в паралимпийском спорте. Так что, человек явно неглупый и вообще весьма достойный всяческого уважения. Кроме прочего, ещё и Председатель Всероссийского общества инвалидов.

И есть печально известный новый закон об инвалидах, основные положения которого начали действовать в этом году. А поскольку это ещё и совпало со всё усиливающимся «экономическим кризисом» (я намеренно поставил кавычки, чтобы отметить крайнюю условность применения в данном случае этого понятия, но не желая очередной раз останавливаться на этих самых условностях), то начались совсем уже нечеловеческие безобразия , и множество людей оказалось в невыносимых до трагизма ситуациях.

То есть, будем справедливы и объективны, старое законодательство тоже имело огромные недостатки. И как бы именно для их исправления и разработали законодательство новое. Но получилось в реальности как всегда, то есть полный ужас. И вот Михаила Терентьева в интервью крайне благожелательно, но приводя конкретные факты изломанных судеб и без того инвалидов, спрашивают, типа, - нахрена надо так подло поступать? А человек сам в коляске отвечает, что на самом деле всё и задумано, и принято, и делается правильно и даже замечательно, просто имеется некоторый «системный сбой», который случается в самом хорошем и добром процессе.

У него снова пытаются выяснить самые простые практические вещи, мол, что же делать людям, оказавшимся в безвыходной ситуации, которые ничего не могут добиться, даже имея на руках судебное решение, и какие меры можно предпринять, чтобы прекратился элементарный садизм, а Терентьев снова говорит про «системный сбой». И это категорически непробиваемо. Вроде бы всего два слова. Но они делают ситуацию абсолютно безнадежной.

В одном из Подмосковных районов администрации накуролесила с генпланом поселка и участок с домом, где живут люди, оказался со всех сторон блокирован не только юридически, но и фактически, тупо там год стоят их два автомобиля и не могут выехать. Тысячный раз приходят в администрацию, там чиновница из соответствующего отдела крайне благожелательно и терпеливо объясняет, что проблема руководству известна и «находится на особом контроле». Её спрашивают, а что это значит. Она поясняет:

- Значит, что-то делается.

- А если не «на особом контроле», то ничего не делается?

- Делается.

- Тогда, что значит «на особом контроле»?

- Значит, что-то делается.

Тоже всего несколько слов. Но люди так и не смогут выехать со своего участка.
Только я вас умоляю, не заподозрите меня в желании привлечь внимание к чиновничьей черствости, бюрократизму, ещё чему-то подобному, я даже в глубокой юности подобной пустой чепухой не занимался. Говорю исключительно о великой силе слова. Всё-таки оно совершенно первично, полновластно и всесильно. Человеку можно и иногда нужно разбить голову. Слово нельзя даже слегка поцарапать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments