?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пурим


Прежде всего, сразу прошу прощения у людей верующих, у меня плохо с лунным календарем, потому могу в чем-то ошибиться, но, по косвенным признакам подозреваю, что у иудеев начался праздник Пурим. Хочу, в связи с эти предложить вниманию читателей отрывок из одного моего текста, имеющий отношение к названному празднику. Только еще раз подчеркиваю, что к вопросам религиозным всё написанное не имеет никакого отношения, потому  умоляю никого не обижаться.

 

«Следует учитывать, что значил для моего поколения и круга сын Николая Гумилева и Анны Ахматовой, прошедший 13 лет лагерей, штрафной батальон 1‑го Белорусского фронта, почти запрещенный профессор 70-х, добившийся всемирного признания в нескольких областях науки. Потому все сказанное мной впоследствии надлежит воспринимать исключительно с учетом глубочайшего уважения и самого искреннего почтения к одному из наиболее значительных людей в истории развития российской мысли нашего века. Выношу это сразу за скобки, чтобы потом каждый раз не отвлекаться на выражения восхищения глубиной знаний автора и широтой его мысли.

Начнем с определения этноса. На самом деле в совершенном и завершенном виде у Гумилева оно отсутствует. Наиболее четкие определения только от противного — это понятие не социальное, не биологическое и т. д. Но будем крайне лояльны и, чтобы не увязнуть в согласованиях, примем формулировку: «устойчивый, естественно сложившийся коллектив людей, противопоставляющих себя всем прочим аналогичным коллективам и отличающихся своеобразным стереотипом поведения, который закономерно меняется в историческом времени». (И здесь, и далее я не стану делать сносок и указывать, на какую-либо конкретную книгу или статью Л. Н. Гумилева, так как характер моей работы не академический и уж тем более не обличительный, читателю достаточно моих уверений, что, с одной стороны, ничего лишнего я за Гумилева не придумал, а с другой — прочел написанное им с большим вниманием.) Следует только постоянно держать в уме, что тот самый конкретный представитель этноса, который и «противопоставляет себя всем прочим», словом «этнос» не пользуется, а в реальной жизни довольствуется разговорами об «ихней вредной нации», «подозрительной национальности» или «богоизбранном народе» в зависимости от уровня образования и эмоциональной направленности беседы. С прочими терминами разберемся по ходу дела, а теперь давайте просто почитаем для примера хотя бы главу «Блуждающий суперэтнос» из книги «Древняя Русь и Великая степь». После нескольких чисто информативных фраз о царе Соломоне и Вавилонском плене следует такой абзац: «Из Вавилона евреи распространились по всей Месопотамии и Сузиане, где вошли в тесный контакт с персами. Есть даже предположение, что знаменитая антидэвовская надпись Ксеркса, запретившего почитание племенных богов дэвов, нашла отражение в Библии, в книге „Эсфирь“, содержащей описание того, как мудрый Мардохей благодаря очарованию своей племянницы Эсфири, пленившей царя, сумел организовать погром македонян и других соперников евреев, боровшихся за влияние на персидского царя царей». Все. Эпизод информативно исчерпан. Только в примечании Гумилев ссылается на книгу А. М. Тюменева 1922 г. Однако при чем здесь Тюменев, если достаточно открыть книгу «Эсфирь» и почитать, что там действительно произошло.

Начнем с того, что и само имя Ксеркса применительно к Ахашверошу или Агасферу под достаточно большим вопросом (но будем условно считать, что речь идет о Ксерксе I, которого иногда по греческому переводу называют Артаксерксом, хотя чаще в истории так именуют его сына, по слухам, причастного к безвременной папашиной кончине), и когда «Эсфирь» была написана, и кем, и по какому поводу — дело весьма темное. Очевидно одно — некий довольно одаренный, но не очень умный еврей значительно позже описываемых им событий, даже если они имели место, создал литературное произведение с наивными сказочными мотивами и явным желанием ободрить приунывших от множества напастей соплеменников историей со счастливым концом. Очень кратко ее перескажу из сочувствия к лености читателя, не имеющго под рукой Библии. Еврей Мардохей случайно подслушал двух евнухов, готовивших заговор против персидского царя, и тут же этих евнухов заложил. Царь Мардохея поблагодарил, даже велел записать этот случай на память, но по рассеянности веселой своей жизни быстро все забыл. Во дворце же Мардохей оказался потому, что его двоюродная сестра (а вовсе не племянница, как пишет Гумилев) Эсфирь была любимой женой царя. Но при том должность Мардохей занимал какую-то не очень значительную, а фаворитом у царя в то время стал Аман (имена даю по православному тексту) Агагит, то есть из страны Агаг, бывшей тогда частью Мидии. Греческие авторы Септуагинты по ряду причин элементарно ошиблись, переведя Агагита как «Македонянина», с их легкой руки и латинские переводчики стали упоминать «дух и род македонский». Так что, хоть Гумилев и указывает, что Македония в 490–465 гг. до н. э. входила в Персидскую державу, однако в книге «Эсфирь» про македонян вовсе нет ни единого слова. У Амана с Мардохеем возникла вражда, да и вообще фаворит евреев не очень любил, потому уговорил царя скрепить перстнем указ об истреблении «всех Иудеев, малого и старого, детей и женщин, в один день… и имение их разграбить». Мардохей понял, что дело плохо, и бросился за помощью к Эсфири. Тут сразу надо отметить, что во всей этой истории особо положительных героев не наблюдается. Артаксеркс выглядит редким подонком, Мардохей ему верно служит и всячески добивается высочайшего расположения, Эсфирь еврейство свое тщательно скрывает и вовсе не рвется поначалу защищать единоверцев (впрочем, сам вопрос о ее вере достаточно смутен), но Мардохей вполне прозрачно намекает сестрице, что ей не удастся так просто отсидеться в царском доме и спастись единственной из всех Иудеев. Женщина оказалась понятливая и согласилась против всяких правил пойти к царю без приглашения. Однако Артаксеркс пребывал в неожиданно хорошем настроении и не только не покарал жену за нарушение этикета, но и согласился выполнить любую ее просьбу: «Даже до полуцарства будет дано тебе». Но опытная жительница гарема прекрасно понимала, что полцарство полуцарством, а начинать серьезный разговор пока рано, муж трезвый, да к тому же месяц уже в койку к себе не звал, потому предложила лишь, чтобы царь с Аманом зашли к ней выпить и закусить. Два дня она Артаксеркса ублажала, после чего отважилась, наконец, попросить не губить евреев. Тот, видимо, совсем уже расслабился, так что начал дурочку валять: «Кто это такой и где тот, который отважился в сердце своем сделать так?» (Как будто первый раз слышит о собственном указе, официально объявленном уже во всех городах.) Короче, Амана повесили, Мардохея возвысили, а прежний указ заменили на новый, не менее человеколюбивый, позволяющий: «Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей, истребить, убить и погубить всех сильных в народе и в области, которые во вражде с ними, детей, жен, и имение их разграбить». Грабить, правда, не стали, но в остальном, судя по Библии, распоряжение царя выполнили образцово, больше семидесяти тысяч по всей стране народу порезали. Очень некрасивая история.

Есть, правда, несколько нюансов. Прежде всего, единственным реальным источником информации является исключительно так называемый «свиток Эсфири», у многих исследователей вызывавший более чем серьезные сомнения в подлинности изложенного. Хотя автор «Эсфири» и ссылается еще на хронику царей Мидии и Персии, но никто в глаза хроник этих не видел. Прочие же писатели и историки, в том числе и Иосиф Флавий, всего лишь, зависимо от меры собственного воображения, пересказывали сюжет «свитка», не имея возможности воспользоваться любым иным источником (ну нету ни одного источника!). Сам же создатель «Эсфири» имел совершенно явную тенденциозную и даже прикладную цель, связанную с обоснованием праздника Пурим. Тут совсем другая, хотя и довольно интересная тема, потому я ее затрагивать не буду, только еще раз подчеркну, что текст свитка скорее живописен и талантлив, чем точен и умен. Однако, если даже воспринимать предложенную историю как реальный факт, стоит обратить внимание на одну из множества странностей. Артаксеркс, вместо того чтобы просто отменить свой прежний указ об истреблении евреев, всего лишь позволяет Мардохею и Эсфири написать от имени царя «что вам угодно». Они пишут, но, опять же, начинают не с отмены предыдущего указа, а с того, что «царь позволяет Иудеям, находящимся во всяком городе, собраться и стать на защиту жизни своей». Разгадка очень проста. Дело в том, что, по персидским законам, которым, как для нас сейчас это ни смешно, подчинялся и сам Артаксеркс, единожды скрепленный царской печатью документ уже ни в каком случае не терял силу, так что собирающиеся по написанному от царского имени указу Амана устроить резню евреям все равно действовали бы совершенно законно, а Артаксеркс мог всего лишь пойти на некий компромисс и дать возможность иудеям самим нейтрализовать действие указа Амана. Потому даже архимандрит Иосиф, автор комментария православной «Толковой Библии» к книге «Эсфирь», крайне прохладно относящийся к евреям и называвший Талмуд «человеконенавистническим», замечает: «Есфирь испрашивает у царя позволение и 14-го Адара „делать то же“, что 13-го (т. е. „собраться и стать на защиту жизни своей“ — VIII, II), — потому, вероятно, что противники их в Сузах хотели и на следующий день возобновить свои нападения против тех, кого они ненавидели не только за их национальность, но и за их религию (вот почему и текст указа предписывает также оставить иудеев пользоваться своими законами). Это в значительной степени смягчает обвинение иудеев в жестокости и мстительности, если они были не нападающей, а лишь энергично обороняющейся стороной и, вместе с жизнию, защищали и свое священное достояние — религию».

И последнее, что следует отметить. Евреев собирались уничтожить, как обычно, всех до единого и только за то, что они евреи, иудеи же не убивали по принципу «всех персов» или «всех еще кого-то», а только «врагов», «неприятелей своих». Впрочем, все эти нюансы большого значения не имеют. История, действительно, мерзкая. Людей убивали, убивали часто крайне жестоко, без всякого суда и следствия, а потом еще веселым праздником отмечали память об этом убийстве. Евреи поступили ничуть не хуже, чем те, кто собирался расправиться с ними, но и ничуть не лучше. Естественно, у Гумилева не было возможности, да и надобности входить во все, конечно, прекрасно известные ему подробности события, удостоенного одного абзаца. Но представим себе, как этот абзац следовало написать, если строго придерживаться фактов (понятно, что я не имею в виду слог, в слове соревноваться с блестящим стилистом Гумилевым нелепо, пытаюсь реконструировать только суть дела): «Если считать Библейскую книгу „Эсфирь“ основанной на реальных исторических событиях, что, впрочем, у многих исследователей вызывало обоснованные сомнения, то во время правления одного из персидских царей, вероятней всего, Ксеркса I (485–465 до н. э.), в этнически пестром и нестабильном государстве произошел конфликт между придворными и между национально-религиозными группами, интересы которых эти придворные выражали. Аман, фаворит царя, возможно, принадлежавший к народу агагитов, добился царского указа, по которому надлежало истребить всех евреев в Персии. Другой придворный, меньшего ранга, иудей Мардохей, при помощи своей двоюродной сестры Эсфири, любимой жены царя, сумел организовать интригу, в результате которой на сей раз, в отличие от обычного, не евреев порезали, а евреи порезали своих врагов». Информативно практически то же, что и у Гумилева. Но если вы еще раз перечитаете приведенный мной абзац Льва Николаевича, то явно почувствуете смещение акцента — все же просто «организация погрома македонян и других соперников» имеет чуть-чуть, но другой привкус.»


Comments

( 7 комментариев — Оставить комментарий )
titir2007
20 мар, 2011 12:41 (UTC)
Давайте разберёмся , что к чему...
Лев Гумилёв давая определения природе этносов прежде всего определял их не как социальные группы, а как СОЦИАЛЬНЫЕ ОРГАНИЗМЫ, а все разговоры о некоем приоритете культурологического и цивилизационного выбора. Мол потомку татарина и чувашки самому решать кем ему быть : русским , чувашином, татарином или евреем это уже от лукавого. Это уже отсылка к Освальду Шпенглеру ЗАКАТ ЕВРОПЫ. Где заговорили о культуре , гуманизме и цивилизованности, там социальные организмы начали серьёзно и неизлечимо кашлять ....(единственное их лекарство это концептуально новые типы связей)
И Лев Гумилёв своё учение о природе этносов прежде всего связывал с дуалистичной природой зоологической материи. Что ни отдельно взятый гриб, ни отдельно взятое яблоко несмотря на наличие у них репродуктивных способностей не являются самостоятельными организмами. Огромным влиянием на Гумилёва обладала америнский генетик Линн Моргулис с её сенсационной идеей, о природе сложной зоологии как о симбиотическом союзе ядерных и безъядерных организмов.
Лев Гумилёв в своём труде "Этногенез и биосфера земли" на много лет предвосхитил такие выдающиеся вещи как "Эгоистический ген " Докинза и "Паутина Жизни" Фритьофа Капры. И хотя эти книги двух авторов Гумилёва и Докинза писались одновременно, Но Гумилёв предвосхитил Докинза приоритентностью своего внимания к социальным связям. И видимо ник то иной как Лев Гумилёв не стоял так близко к открытию фундаментального закона развития и преобразования всей вселенной на оснеове самостоятельных свойств материи завязывать новые типы связей.
Васильев Григорий автор антропологического исследовавния От Эволюции К Модифицированию.
auvasilev
28 мар, 2011 07:02 (UTC)
Re: Давайте разберёмся , что к чему...
Извините, что долго не отвечал, причины были субъективные. Теми вопросами, о которых Вы пишете, я довольно много занимался в свое время, они крайне интересны и перспективны, но лежат, честно говоря, несколько в иной плоскости, чем та, к которой обращена конкретно данная моя заметка. Роль Гумилева же в вопросах, относящихся к наукам естественным, Вы, мне кажется, несколько преувеличиваете. Думаю, как раз тут его наиболее слабое место, хотя талантливых догадок и множество. Вообще, возможно, обо всём этом как-нибудь стоит поговорить подробнее. Буду рад, если на это найдется время и желание. Да, и, кстати, у меня почему-то такое ощущение, что в ближайшее время (по историческим меркам, естественно) нас ждут довольно принципиальные открытия именно в области генетики, антропологии и многого смежного. Дожить бы, возможно, будет весьма любопытно.
titir2007
28 мар, 2011 08:25 (UTC)
Re: Давайте разберёмся , что к чему...
цитата:
"""""Роль Гумилева же в вопросах, относящихся к наукам естественным, Вы, мне кажется, несколько преувеличиваете. Думаю, как раз тут его наиболее слабое место, хотя талантливых догадок и множество""""
Никаких догадок, Лев Гумилёв отнёсся с огромным вниманием к гипотезе Линн Моргулис (о дуалистичности природы зоологических форм жизни) и своей теорией антропогенеза предвосхитил самого Ричарда Доканза "Эгоистический ген". Тем самым блестяще подтвердил гениальнейший тезис отца всех наук Аристотеля о взаимосвязи потенциала (накопления) и актуализма (растраты) . Что можно легко отследить проверить на гинеалогических линиях сильных мира сего.
Вот Смотрите Александр Юрьевич ссылку на Стейнбека и эта ссылка капля в литературном море прочих писателей. Просто у Стейнбека это доступней и понятней:
цитата
"""""""Пилигримы в тебе заговорили. Не хорошо так.
- Глупости, букашка. Это у тебя по материнской линии. Это во мне
заговорили пираты. И казнь есть казнь, знаете ли.
- Никакие они не пираты. Ты сам рассказывал, что твои предки - китоловы
и что у них были какие-то документы еще со времен Континентального
конгресса.
- На судах, которые они обстреливали, их называли пиратами. А та
римская солдатня называла казнь казнью.
- Ну вот, рассердился. Мне больше нравится, когда ты дурачишься.
- Да, я дурачок. Кто этого не знает?
- Вечно ты сбиваешь меня с толку. Тебе есть чем гордиться:
пилигримы-колонисты и шкиперы китобойных судов - и всє в одной семье.
- А им есть чем?
- Что? Не понимаю.
- Могут мои знаменитые предки гордиться тем, что произвели на свет
какого-то паршивого продавца в паршивой итальянской лавчонке в том самом
городе, где они когда-то всем владели?"""""
http://lib.ru/STEJNBEK/winter.txt
auvasilev
28 мар, 2011 08:42 (UTC)
Re: Давайте разберёмся , что к чему...
Да, я понял, о чем Вы говорите, и книжки эти, и многие другие на подобные темы читал более чем достаточно. Но я и имею в виду, и интересует меня более несколько другое. Не интеллектуальные метафизические построения, как бы аргументированы он ни были, или казали аргументированными. А серьезные естественнонаучные исследования на современном уровне, которые последнее время очень активно ведутся, но пока еще, к сожалению, во многом не завершены. И вот относительно именно их результатов, пока все мысли, идеи и теории и Гумилева и остальных, я считаю, являются только догадками. Хотя некоторые из них и могут быть мне достаточно близки. Впрочем, еще раз повторюсь, я с удовольствием как-нибудь позднее поговорю об этом подробнее, но сейчас надо закончить вот эту книжку о вопросах более приземленных, менее интересных, но, уж так получилось, сегодня кажущихся мне важными.
uuvasilev
21 мар, 2011 09:32 (UTC)
Я тоже с большим уважением отношусь к жизненному пути Льва Николаевича (которым в нашей стране прошли миллионы) и еще с большим уважением к его родителям, чего не могу сказать касательно его научной деятельности. Не знаю, как насчет биологии, здесь я не специалист, но в родной для меня истории Лев Николаевич допускал такое чудовищное насилие над источниками, на какое даже большевистские профессора не решались. Он всегда поступал по принципу: если факты противоречат моей теории, тем хуже для фактов. Поэтому именно Л.Н. Гумилев методологически предвосхитил фоменковщину.
demian123
21 мар, 2011 19:48 (UTC)
Пару лет тому обменялись мнениями по этому поводу с одной моей знакомой. Так - мнение дилетанта. Не ныряя в научные глубины и не обрабатывая "литературно" :) - просто имхо:
..................
А.В. :
> Один момент в «Книге Эсфирь» меня волнует. Ее к Артаксерксу допустили только через год, «после того, как в течение 12 месяцев выполнено было над нею все, определенное женщинам, - ибо столько дней продолжались дни притиранья их: шесть месяцев мирровым маслом и шесть месяцев ароматами и другими притираньями женскими»… (Эсф. 2, 12)
Что, интересно, это за процедуры были?
Д.Ф. :
В мумию её превращали! Чтоб не портилась. Слово «консервирование» тогда ещё не понимали : дикие люди. Пахла потом год – чудесно. Как сразу восемнадцать ёлочных освежителей – в «Запорожце». На жаре, при поднятых стёклах.
А.В. :
> Разве не Фира была инициатором побития 75 тысяч неевреев? И последующих в честь этого ежегодных «ста грамм»?
Д.Ф. :
Нет, я сейчас в Библии прочитал ( и поэтому – застрял на целую ночь, втянулся, вчитался. И с поздравлением пролетел /.../).
Там Артаксеркс, по просьбе Амана, подписывает и рассылает на верблюдах нарочными указ : «Бей жидов». С конфискацией.
И, великий предшественник Сталина, видно, призадумывается : а не станет ли этот премьер Аман слишком популярен в народе, - как иннициатор полезного и приятного почина?
Тут, вовремя, и подоспела Есфирь – со своей нуждой.
Теперь смотрите расклад. ( Гениальный был политик Артаксеркс. Шахматист. Прямо – Ленин) :
Первым делом – повесим Амана. Дело пришив. И всю партию его – под ноготь.
Вторым – возвысим Мордехая. ( Он – вроде российского Фрадкова : смирный, умный, в первые не попрёт. А если бы и попёр – так яврей ведь. Люди не поддержат).
Третьим делом – исполним просьбу Есфири. Не канарейка ведь : жена. Любить будет лучше, борщ не отравит. – А не кочевряжиться, вроде разжалованной красотки Астинь.
Значит – исполним фирину просьбу.
Но – как?!
А так, что – не отменяя прежний, столь популярный в народе, погромный указ. Но ( разделяй и властвуй!) – скрепив печатью ещё одно постановление. На право иудеев защищаться – от исполняющих первый указ. И, если победят, тоже – грабить. Ну а еврейцы – не лучше других (и не хуже) : взяли и замочили в сортире 75.000 обидчиков. Хотя, одно отличие : имущество не взяли.
А Артаксеркс стал ещё приятней жить-поживать. И ус свой сталинский покручивать.
Его, как думается, должны бы, незлым-тихим, и феминиздки вспоминать – и не только на Пурим. Путая с Аманом.
Ведь это он первый, после Астининых «коников», закрепил древний домострой – письменно, де-юре. « ...царское постановление ... впишется в законы Персидские ... тогда все жёны будут почитать мужей своих, от большого до малого («от большого до малого» - чего?:)) Д.Ф. ).. послал во все области письма ... чтобы всякий муж был господином в доме своём и чтобы это было объявлено каждому на природном языке его».
Так что Имамы иранские – просто чьи-то зады повторяют. Ипапы тоже. Мало каши ели.
auvasilev
21 мар, 2011 20:11 (UTC)
Остроумно. Особенно мне про освежители в "Запорожце" понравилось. Спасибо.
( 7 комментариев — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel