Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Карету мне!

Есть мнение (кстати, к сожалению, прекрасное, нынче подзабываемое выражение, достойное отдельного исследования, но сейчас не об этом), что для большинства народу, особенно почему-то считается, что русского, как бы реалистическое, вроде бы традиционное, условно классическое искусство ближе и понятнее, чем всякие выверты будто бы западного образца, начиная от всяческих там абстракций и заканчивая вовсе уж актуалистским беспределом.

То есть, грубо говоря, если просто нарисован какой домик на лужайке «прям как в жизни», или мотивчик, что легко напеть под рюмку, или нравоучительный рассказик доходчивым языком с однозначной моралью, то это не просто ценность, а ценность массовая и общедоступная.

А всяческие изыски с игрой бессмысленных цветовых пятен, атональная какофония и бессюжетная заумь, то всё для извращенной и крайне малочисленной группы, попусту и напрасно мнящей себя элитой.

Однако данное мнение не совсем справедливо. Но это тема большая и достаточно специальная, здесь в целом пока её трогать не буду, лишь позволю себе всего несколько слов по одному из нюансов. Конкретно по поводу того, насколько «народу в массе своей» понятно то искусство, которое считается наиболее приближенным к жизни и реальности, настолько стандартизировано «классическое», что давно вошло в школьные учебники.

Вот, например, я когда-то, не в переносном, а в самом буквальном смысле слова знал «Преступление и наказание» наизусть. И особенно по наивной юности частенько говорил об этом романе с самыми разными людьми. С годами, естественно, стал меньше отвлекать собеседников подобной глупой чепухой, но всё равно время от времени какая-то тема из «Преступления» всплывает в разговорах до сих пор.

И тут попрошу внимания. Не было случая, ещё раз, не было ни одного случая, чтобы мнения и о романе, и о мыслях и идеях романа, совпали хотя бы у двух людей между собой или оказались близки моим собственным. То есть, всем всё понятно. Только каждому исключительно свое.

Или ещё более просто – «Горе от ума». Ну, совсем даже не школьное, а школярское, уникально разошедшееся в народе на цитаты, словами этого произведения говорит множество людей и позабывших, откуда слова эти возникли в их голове.

А между тем, с моей точки зрения, почти никто так и не понял, о чем и про что там в принципе написано. Вообще, Грибоедов один из двух самых умных людей русской литературы, осознавший тупиковую и греховную бесперспективность постмодернизма ещё тогда, когда не существовало никакой возможности самого модернизма.

Александр Сергеевич написал комедию, именно комедию, и назвал её комедией, которую стали учить наизусть и выучили целым народом во многих поколениях, так принципиально и решительно не поняв, кто же там главный комический герой, и почему горе уму превращается в горе от ума.

А одни из основателей актуального искусства, юродивые да скоморохи, как раз очень всегда были близки и понятны массам. Обидели, отняли копеечку…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments