?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

К пиву

Сегодня в низовьях Волги началась серьезная государственная компания по защите воблы. Решили местных рыбаков штрафовать, кто больше пяти килограммов на человека выловит. По первому разу — тысяча рублей, а дальше и больше.

Мужики на рыбоохрану смотрят просто помутневшими от изумления глазами: «Вы чё, сдурели, это ж не стерлядь, это ж хлеб волжский, какого лешего прицепились?» Инспекторы уныло отводят глаза и вяло бормочут про то, что не стерлядь, конечно, но все равно убывает, экология, мол, охрана природы и прочее… Куда убывает? Насколько? Кто мерил и чем?..
Короче, обычная наша бодяга, не стоила бы и упоминания. Журналисты уедут, начальство доложит про успехи и пойдет водку пить, а рыбаки со служивыми людьми привычно разберутся старым казачьим способом. А я не смог пройти мимо этого заурядного факта всего лишь потому, что опять всплыл вопрос, мучающий меня уже не одно десятилетие.

Вот Зюганов только что выступил, что все лучшее, чем мы до сих пор пользуемся, создано при советской власти, — так за что же критиковать прошлое, когда его можно только прославлять? И я даже полностью с крокодилом соглашусь, если он только в одном маленьком нюансе удовлетворит мое любопытство.

Сколько себя помню, масса продуктов (намеренно ограничиваюсь только едой) была в дефиците. В разное время в разных детсадовских, школьных, интернатских, пионерлагерных, дворовых и прочих компаниях разные лакомства — от мандаринов и сырокопченой колбасы до бананов и шоколада — считались особо редкими и соблазнительными. Но всегда и везде была одна абсолютная ценность, стоявшая вне конкуренции. Это вобла. Причина до конца не исследована. Возможно, находятся в этой скромной рыбке какие-то тайные вещества, особо необходимые детскому организму. Не знаю. Но факт остается фактом.

Если случайно, неимоверными родительскими усилиями в чьих-нибудь ребячьих ладошках оказывалась настоящая (!) вобла, это надолго становилось главным событием жизни всего юного коллектива. У счастливого хозяина даже и мысли не возникало вот так сесть и съесть. Сначала прелесть, естественно, чистилась. Первым делом отделялась голова. Можно было сделать это двумя способами, в зависимости от которых в дальнейшем определялась ценность этой самой головы. Если ее оторвать движением в сторону хвоста, то на ней оставалась крохотная полоска спинки, если в обратную сторону, то ценность, естественно, меньше, но все равно есть что пожевать. Плавники — отдельно. Тоже можно оторвать по-жлобски, а можно так, чтобы на кончике плавника остался кусочек чудесной плоти. Потом чешуя. Она также не выбрасывалась. С ее полоски у брюшка еще вполне кое-что успешно скусывалось и слизывалось.

Далее начиналось самое главное. Особо ценилось умение точно, ровно и аккуратно разделить рыбу по направлению от хвоста на спинку и ребрышки. Спинка, в свою очередь, разламывалась на две половинки и хребтовую кость, хвостик клался к плавничкам. Ребрышки крайне важны и сами по себе, но особо принципиальным было наличие между ними икры. В идеальном, хотя и очень редком случае этого самого наличия она, опять же, делилась на две половинки. А нет — так все равно имелся рыбий пузырь, который потом обязательно следовало поджарить на спичке. Он на пламени сначала раздувался, потом шумно лопался, спичка от взрыва гасла, после чего пузырь считался готовым к употреблению. А вот реберная часть уже делилась не на половинки, а на кусочки, размер которых определялся количеством самих ребрышек.

В результате всех этих манипуляций и получался стандартный комплект, который и назывался «целая вобла», используемый хозяином в дальнейшем как средство не только экономическое, но и психолого-политическое. За плавничок можно было нанять вместо себя дежурного по классу или палате, за средний кусочек ребрышек — выменять пять полдников или пару шариков для настольного тенниса, за обломок икры прицениться к жвачке или шариковой ручке, а уж за половинку спинки вполне имелся шанс обзавестись лучшим другом, а то и смертельным врагом.

Помню, как-то в интернате нам читали рассказ из времен Гражданской войны. В нем юные герои коммунисты-подпольщики, страдая от голода, вынуждены были, мучаясь, питаться одной воблой. Мы делали понимающие, сочувственные лица, а сами втайне мечтали помучиться так хоть немножко.

Когда в самом конце восьмидесятых Сережка в результате каких-то уже начавшихся тогда совершенно фантастических бартерных фокусов добыл мешок даже не истинной воблы, но очень похожей на нее вяленой красноперки и определил ему местом хранения с потреблением мою квартиру на Октябрьской, буквально за несколько дней я обнаружил у себя такое количество ближайших друзей, которым ни до, ни после похвастаться не мог никогда в жизни.

Еще ходила легенда, что существует такая вобла, без головы и уже потрошеная, но какого-то особого качества, запаянная в жестяные банки, наподобие пивных, которую выдают подводникам в дальние походы. Ни сам я, и никто из моих знакомых такую собственными глазами не видел, но некоторые якобы знали людей, которые даже лично пробовали.

Отдельная история — эмоции наших, оказавшихся за границей и обнаруживших фантастическую возможность просто купить пиво с воблой в любом захудалом супермаркете. Но тут моя муза молчит, не имея возможности соревноваться с Василием Павловичем, столь блистательно описавшим эту ситуацию в «Грустном бэби».

И вот вдруг в начале девяностых во всех ларьках и на всех рыночных развалах появляется эта самая вобла. Поначалу дороговато, поначалу легкий ажиотаж, но уже буквально через месяц-другой становится ясно, что количество неограниченно, и оказывается, что так уж много не сожрешь, и соленое счастье переходит, как, впрочем, и подавляющее большинство прочих продуктов, в разряд скучной обыденности.

И только одна страшная загадка мучает меня все эти годы. Да, в СССР, безусловно, выпускали те самые великолепные самолеты, которыми мы так гордились на только что прошедшем военном параде. Но где все это время была вобла, так, казалось, безвозвратно исчезнувшая еще до моего рождения, и так внезапно возникшая из небытия в разгар самого странного и лихого, по словам нынешних властителей, времени?

Метки:

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
poulsam
23 авг, 2016 15:56 (UTC)
Так еще и дорогущая была, зараза.
Помню наш местный аналог - чебачок (на самом деле самая вкусная вяленая рыба в мире) за десяток просили рубль, несусветные для пацанов деньги
auvasilev
23 авг, 2016 18:22 (UTC)
Зажрались. Я, далеко не бедный человек, в те времена мечтал бы рубль-два заплатить за одну воблу или хотя бы красноперку. Хрена.
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Октябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Page Summary

Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel