Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Репортаж с места со бытия. Бытие

Нет, нет, ничего страшного и ужасного, в смысле, всё по плану, и в этом отношении вполне даже ничего, почти мило.

Просто решили вчера с женой собственными глазами посмотреть, что происходит в центре Москвы, ведь столько споров и самых различных мнений с эмоциями, а мы можем лишь глазами хлопать, давно не выбиралась, прямо неудобно настолько отдаляться от народа.



Вышли в сторону Манежной из метро «Площадь революции». Выяснилось, что там проходит какое-то сверхмассовое мероприятие перед началом школьных занятий, и всё пространство заставлено разрисованными киосками, какими-то аттракционами и экскурсионными автобусами.

Небольшой сумасшедший дом, но людям явно нравится, судя по их количеству и радостным лицам. Мы, правда, слегка шарахнулись от шеренги в человеческий рост, если не выше, ярких пластиковых друзей Незнайки во главе с ним самим, вдоль фасада бывшего музея Ленина. Но дитям, похоже, вполне себе забава.



Вид со стороны площади на Тверскую открывает и одновременно частично перекрывает арка размером почти как на Кутузовском. Только она фанерная, расписана какими-то цветочками, веселыми – обхохочешься, по бокам в вышине украшена двумя сооружениями, похожими на гигантские фаянсовые ночные вазы, а между ними полукругом красными буквами выведено «Москва». Красота, кто понимает!

Прошли через подземный переход и оказались на том самом широченном, вымощенном плиткой тротуаре главной улицы столицы, который, собственно, и вызвал, и продолжает вызывать самые большие споры. Ну, что вам сказать…

Однако первой успела сказать моя жена. Я вдруг услышал добротный площадной мат не слишком естественный в устах солидной интеллигентной дамы и еле успел поймать супругу уже в пикирующем полете. Она хоть и была во вполне удобной и приспособленной для пеших прогулок обуви, но умудрилась споткнуться о какую-то хитро выломанную и ещё более подло замаскированную под приличную, ту самую плитку, так что от серьезного увечья спасли только остатки нашей обоюдной, оказывается, ещё сохранившейся реакции.

Но, на самом деле, плитка как плитка. От трети до половины её, во всяком случае на том отрезке, что мы обследовали, то есть, справа и до Пушкинской, положено с нарушением всяческих строительных технологических норм и правил, швы не заделаны, так что к следующей весне всё вылетит к чертовой матери, но и это у нас более чем нормально.

Относительно малых архитектурных форм в стилистике бандитских аллей на престижных кладбищах вовсе нет охоты говорить, уже все порезвились, как могли. Пусть не очень удобно и дурковато, но тоже ничего страшного. Бывало и бывает сильно хуже.

Перед памятником Долгорукому практически такая же арка, что и в начале Тверской всё с теми же ночными вазами. Сильно же кого-то разобрало и кому-то приспичило!

Столешников забит изумительными верандами, на которых стоят иногородние экскурсанты и слушают лекции о величии окружающих мест.

По Большой Дмитровке передвигаться страшновато, там вверху километры каких-то проволочных шаров с искусственными цветами на проводах, хочется верить, что закреплены хорошо, однако моментами порывы ветра проверяют эту веру на прочность.

Камергерский выглядит несколько безопаснее, вообще чрезвычайно оживлен и оптимистичен, даже ароматы самого великосветского места – террасы «Чайханы №1» не умаляют духовного и нравственного очарования старинного театрального места.
Короче, всюду жизнь, и положительные эмоции преобладают без всяких сомнений.

Поужинать решили в «Арагви», расположенном почти там же, где и раньше. Веранда непосредственно на Тверской площади с соответствующим роскошным видом. Кухня приличная. Цыплёнок табака – тысяча. Штук шесть барабулек – тысяча. Долма, лобио и хачапури несколько дешевле и просто очень хороши. Ну, всё-таки, это какое-никакое, а «Арагви». «Гиннесс» только отечественный по пятьсот за бутылку, очень приличный полугар по той же цене за рюмку, Саперави – 660 за бокал 150 мл. Цена весьма посредственных импортных вин запредельна, но если без них, то на двоих вполне можно уложиться тысяч в восемь с чаевыми.

Возвращались тем же путем, когда уже начало темнеть. Развлекательные сооружения на Манежной с окрестностями опустели и были обтянуты красными лентами, как место преступления в кино.

А московское метро по-прежнему самое лучшее в мире. Получили большое удовольствие.

Ну, что вы, это не ад. Это чистилище. И даже вполне комфортное чистилище. И все получают что хотят и чего заслуживают. Очень удачно, поскольку всё чаще и больше одно с другим совпадает. У каждого своё понятие о прекрасном, и я никому не собираюсь навязывать собственное.

Слегка задевает лишь единственное. Не отпускает ощущение, что жители этой нынешней Москвы во главе с их передовым условно (крайне условно, но достаточно четко и определенно) собянинским отрядом под мощное восхищенное собчаковско-латынинское одобрение «красоты по беспределу» со странным упорством, так же, как и жители другого, в предыдущем тексте упомянутого города, хотят меня поиметь.

Но ведь я не Ангел. Далеко не Ангел…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments