Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Jedem das Seine

Концентрационные лагеря – это изобретение не России и не Германии. Но мы сейчас не будем вдаваться в историю или теорию вопроса, а просто отметим, что что всё-таки нынче понятие концлагеря у большинства ассоциируется, если отбросить японскую всё-таки некоторую экзотику, именно с советскими и гитлеровскими заведениями такого рода.

Так вот, в них в разные времена и в разных формах существовали театры, кинотеатры, библиотеки, оркестры, художественные объединения и ещё много чего подобного, вплоть до публичных домов и подобий кафе. Причем, не для охраны и обслуживающего персонала, а и (или в том числе) именно для узников.

Что же касается планировки лагерей, внутреннего и окрестного дорожного покрытия, функционирования всех систем жизнеобеспечения, включая водопровод, канализацию и энергоснабжение, в некоторых местах, для определенных категорий заключенных и в какие-то периоды они вовсе были такова качества, о котором жители некоторых мест планеты и сейчас могут только мечтать.



Еще раз повторю и уточню. Я ничего не обобщаю и не абсолютизирую, а также надеюсь, что никому не придет в голову обвинять меня в принадлежности к тем, кто считает, будто всякие ужасы придуманы, а лагеря были почти профилакториями. Но то, что я говорю, со всеми произнесёнными мною (и ещё большим количеством опущенных для экономии места) оговорками, является правдой, которую очень просто проверить, материала осталось достаточно.

Однако и до возникновения концлагерей в условно современном виде, и во время их расцвета (и даже нынче, хоть уже крайне редко и атавистично), существовали поселения на разных концах Земли, от русского крайнего севера до американского дикого запада, от караибских островов до австралийских побережий и от мрачных скандинавских скал до южноафриканских красот, где ничего подобного упомянутым приметам лагерной культуры и цивилизации или не было вовсе, или всё ограничивалось набором исключительно из Библии и публичного дома.

И тем не менее, даже самый комфортный концлагерь с самым мягким режимом, доброй охраной и высокодуховными зэками остается концлагерем.

А погрязший в мерзости греха и разврата Тумстоун, утопающий в дорожной грязи, человеческих нечистотах и беспробудном пьянстве, под грохот непрерывной перестрелки между Эрпами и Клэнтонами, даже до восемьдесят первого, когда появился Schieffelin Hall, был городом свободных людей.

Впрочем, как там написано над входом в Бухенвальд…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments