Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Без оценки

Не так давно мы стали после почти уже пятидесятилетнего порыва общаться в интернете с моим соучеником по девятому классу. И на прошлой неделе он прислал мне фотографию каким-то чудом сохранившегося у него моего школьного сочинения. Это несколько листочков из тетрадки, исписанные не слишком читаемым почерком.

Наш тогдашний учитель Александр Владимирович Музылев давал иногда такие задания, написать без оценки прямо на уроке текст на какую-то тему, видимо, это оно и есть, и задача что-нибудь, типа, про возможность дружбы учителя и учеников. Я перепечатал, ничего не редактировал и на дописывал, только подсократил для уменьшения некоторого юношеского занудства.

Возможно, кому-то покажется любопытным, как свидетельство времени. Ещё раз напомню, год написания примерно шестьдесят восьмой:

Очень трудно ученику писать об учителях. Ученик зависит от учителя.

Как только мы приходим в школу, одно из первых мест в нашей жизни занимает учительница. Мы смотрим ей в рот, ставим её мудрость превыше всего, любое мнение по любому вопросу считаем непреложным.

Однако возраст берет свое, и мы иногда с удивлением начинаем замечать, что не согласны с учителем. Сначала это удивляет и нас, и его. Потом только его.

Мы потихоньку начинаем понимать, что наряду со всей системой взглядов на мир нашего учителя, существует ещё множество совершенно других мироощущений, среди которых должны появиться и наши собственные. Но если у нас появляются какие-то принципы, отличные от принципов педагога, то значит, что он не может учить нас ничему, кроме своего предмета, то есть роль учителя сводится к «урокодательству».

Однако это не так. Существуют отношения между учителем и учеником, которые выходят за рамки отношения к катету и гипотенузе. На чем они основываются? Нужны ли? Ведь основное назначение школы – дать как можно больше специальных знаний, всё остальное лирика.

Мы очень разные. По-разному спим, едим, ходим, думаем, поступаем, становимся людьми, в этой разности и состоит красота. Однако как-то возникает дружба, как-то люди становятся близкими друг другу, как-то создаются союзы, общества, объединения, просто, наконец, товарищеские кружки. Мы находим точки соприкосновения, некий оптимальный режим общения с людьми, короче, живем в обществе.

Но тут необходимо одно условие – общение на равных. Не смотря на любые возрастные границы, не смотря ни на какие различия в количестве знаний, величине дарований и ума, отношения между людьми могут строиться только на равных. Иначе контингент превратится в конгломерат.

Однако если приложить всё, что я сказал, к отношениям между учителем и учениками, многие могут возмутиться: «Ведь ученик ещё не человек, не личность, какие тут могут быть точки соприкосновения!»

Нет, он и человек, и личность. А значит, если и есть какие-то отношения учителей и учеников, выходящие за рамки школьных, строятся они только на равных.

А это прежде всего отсутствии фамильярности с обеих сторон. Ведь недаром человечество тысячелетиями вырабатывало множество условностей в отношениях. Эти условности и способствуют упомянутому наиболее оптимальному режиму общения, и пренебрежение ими способствует только отдалению друг от друга.

В свое время купцы, желая показать пропасть между собой и кем-то, начинали человеку «тыкать», то бишь пренебрегать условностями. А сейчас в отношениях учителей с учениками изначально отсутствует элементарная вежливость.

Ещё необыкновенно странно перенесение учителем своих личных симпатий и антипатий на отношения чисто деловые.

Итак, дружба между учителем и учеников возможна только на равных. А нужна ли она, по-моему, этот вопрос ложен. Если возникла – прекрасно.

Но если её даже и нет, если нет у учителя внутреннего отношения к ученику, как к равному, самая обычная вежливость всё равно необходима. Жизнь не может строиться на «внутреннем отношении». Требуются условности.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments