Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Смерть зовется Энгельхен

Нет-нет, никакой шизофрении, идиотизма, социопатии, ещё какой клинической экстремальной непоправимости опасного для окружающих уровня. Обычная бытовая психиатрия с неврастенией.

И всё-таки глубоко несчастный и столь же глубоко больной человек. Он борется, он хороший, он честный, он пишет мне и пытается вступить в диалог, ему тяжело без эха, эхо кажется ему спасительным, хоть сколько-то, и я понимаю, и полон сочувствия и жалости, но сил и эмоций уже никаких.

Пришел из очень хорошего ресторана, чудесно посидели под прекрасную музыку с любимой женой, потом прошлись по прохладной вечерней осенней Москве, подышали упоительной прелой листвой…

И вот сижу, страдаю, что так и не стать мне настоящим русским интеллигентом, не взрастить в душе своей уже истинного нашего, отечественного, всечеловеческого отклика на страдания народа моего в лице самых проникновенных и высокодуховных представителей его, не проникнуться, не начать истинно и искренне скорбеть, не приобщиться и не причаститься.

Там, где-то оставалось ещё четвертинка слёз Шаранты. Пойду, попробую утешить в своем лице хотя бы самую малую составляющую человечества.



(Музыка гениальная, играет девушка ужасно, но старается столь героически и отчаянно, что это и есть истинная эманация несчастной и неудачливой, бедной моей души).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment