Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

«И напряженный пафос Карадага»

Вот совсем честно, сейчас абсолютно вне зависимости от любой политики.

... В самом начале семидесятых, когда нищий московский студент попадал в Коктебель, у него мозги сворачивало от удовольствия и восхищения. Волошин, Карадаг, Лисья и Тихая бухты, можно в Судак съездить, а можно и настоящего советского писателя на набережной встретить…

Хоть какие-то удобства были только в том самом абсолютно недоступном простым смертным писательском пансионате под жесточайшей охраной и крохотной профсоюзной здравнице «Голубой залив», возможность попасть в которою была покрыта ещё более великой государственной тайной.

За величайшее счастье считали снять раскладушку в каком-нибудь сарайчике, а то и просто на участке под деревом. Жрать было категорически нечего, чтобы хоть как-то поужинать в пристойных условиях и не отравившись, приходилось ездить на по собственной фантазии шофера ходившем автобусе километров пятнадцать в рабочую столовую Старого Крыма.

Пили совершенно омерзительное пойло, после моря обливались из ведра такой водой, что после нею хорошо бы было протереться ещё и спиртом. Но даже если бы его и нашли, то всё равно не протерлись бы, а выпили, так как он в любом случае лучше местных вин.

Но была молодость, здоровье, девушки, стремительно в лучах мягчайшего заката становившиеся женщинами, всё было, и было оно впереди, а также абсолютно не с чем было сравнивать, и даже мысли не было, что сравнивать с чем когда-нибудь будет.

И мы были счастливы.

А нынче, конечно, нужно иметь совершенно особое устройство мозгов, чтобы считать хоть чем-то привлекательной эту засранную в самом прямом смысле слова лужу, никогда не имевшую и до сих пор не имеющую нормальной канализации, убогий шалман уровня, давно уже не существующего в современной цивилизации.

«Волшебное место», это для каждого эксклюзивно и сугубо индивидуально. Для меня, например, самым волшебным местом на земле является обшарпанный и дурно пахнущий подъезд в Большом Козловском, где я тринадцатилетний когда-то впервые поцеловался со своей будущей женой.

Но приличное место для отдыха и даже жизни в определённой ситуации и при определенном темпераменте, если иметь в виду нечто крайне условно «коктебельское», это Бегур, Кашкайш, Перпиньян, Ницца, Майами, Фриско, ну, что-то такого типа, на самый худой конец Слънчев бряг или Бургас.

А ностальгически восхищаться коктебельской помойкой, это уж, на мой вкус, слишком экстремальная экзотика. Впрочем, не смею мешать. Извините.


Омская сеть аптек анонсировала выпуск собственной марки презервативов для малообеспеченных слоёв населения и студентов. Три штуки за пятнадцать рублей.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments