Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Маркируй, не маркируй…


Но продуман распорядок действий,
И неотвратим конец пути.
Я один, всё тонет в фарисействе.


Любопытно, а даже иногда, видимо, и полезно, взглянуть на себя со стороны. Вот сегодня я уже до конца ни не понимаю, что, собственно, столь сильно зацепило меня вчера. Так сильно, что не удержался и высказался на тему, которую давно уже не трогал не из каких-то принципиальных или этических соображений, а просто было неинтересно.

Как будто и накал истерической нравственно-истерической публицистики не превышал стандартного для подобных случаев. Не повышал, правда, исключительно потому, что превышать невозможно, прибор просто не выдержит и перегорит, но это в данном случае не имеет значения, главное, что не превышал.

И количественно могучий поток самой искренней всепоглощающей скорби, круто замешанный на бесчисленных самых компетентных мнениях экспертов и специалистов самого высокого уровня, заливал информационное поле не больше обычного по той же причине. Что больше давно уже некуда. Не помещается.

Стандартным было и множество громче всех вопивших, что всем без исключения необходимо мгновенно заткнуться и погрузиться в минуту гробового молчания на неопределенное время. Это тоже вариант довольно стандартного приема. Я как раз недавно писал о подобной, кажущейся мне забавной методологии, когда одни товарищ гневно потребовал не осуждать публично другого товарища, одновременно при этом его судив именно предельно публично.

Так что, с какого боку не взгляни, ничем особенным день не выделялся из ему подобных официально черных дней календаря, к которым, я не знаю, как вы, но я вполне привык, а только моя личная привычка здесь и важна, поскольку пишу о не совсем мне понятной моей собственной реакции.

А реакция была, тут у меня нет сомнений, и пока мои попытки в ней разобраться не совсем успешны. Однако одно предположение всё-таки уже появилось. И относится оно, прошу прощения за назойливость, к, понимаю, в какой степени всем опостылевшим маркерам.

Сейчас, пожалуй, впервые эта старая идея маркера (которую я отнюдь не собираюсь себе приписывать, ей тысячи лет, но просто из того, о чем сам знаю и зачем слежу, я действительно первым сразу после крымских событий её относительно внятно сформулировал применительно к конкретным актуальным событиям), была столь громко, массово и с яростной бескомпромиссностью провозглашена людьми самых разных взглядов и психотипов. От Марии Захаровой и Ефима Шифрина, до Станислава Кучера и Рустема Агадамова.

Но лучше и четче всех, на мой вкус, это изложил Алексей Полухин, шеф-редактор «Новой газеты», человек, которого я уважаю, вовсе не склонный обычно к излишне эмоциональным демонстративным жестам. Рассказывая о том, как он принялся срочно чистить список своих друзей на Фейсбуке, Алексей написал, причем не только в той самой интернетовской сети, но и в газете:

«Первым я расфрендил Бабченко. С Бабченко мы прежде были не только коллегами, но и друзьями, даже и закадычными. Теперь я, конечно, ему не то что руки не подам — перейду при случайной встрече на другую сторону улицы. И вот что — мне было важно сказать об этом публично. Чтобы никто не подумал, что я могу дальше жить, имея Бабченко во френдах».

Вы понимаете, что получается. В если не подавляющем, то все равно большинстве вот те самые люди, что считали себя слишком мудрыми, толерантными, интеллигентными, широковзглядными и либеральными, чтобы однозначно признавать «крымский маркер» достаточно надежным и однозначным критерием, люди, которые наиболее убедительно всегда доказывали, что человек слишком сложен, и многогранен, чтобы о нем судить по хоть насколько угодно серьезному, однако всего одному признаку, - именно эти люди вдруг взяли на вооружение так презираемый ими маркер, да, другой, но с тем же функциональным назначением маркировать, и стали им размахивать с небывалой силой и страстью.

А я с некоторым для себя удивлением обнаружил, что в данном случае и данный инструмент для меня совершенно не работает. Человек не на публику, не по должности, а на самом деле скорбящий о погибших в авиакатастрофе, и человек, придерживающегося иных мнений, хоть тех же, что упомянутый Аркадий Бабченко, вызывают у меня абсолютно одинаковые чувства. То есть, вовсе никаких. Ну, да, кто-то так реагирует, кто-то иначе, в моем мозгу это вовсе не коррелируется с моим отношением к реагирующему.

Мое собственное личное мнение? К контексту и фону я его уже выразил, к погибшим и не собираюсь, а даже если бы и собрался, то не раньше, чем дней через сорок, да и то не по каким-то высшим принципиальным соображениям, а просто автоматическая привычка воспитания, как держать вилку в левой руке, а котлету – в правой. Пока же, надеюсь, я в этом смысле не был даже слегка бестактен и не затронул ничьей памяти и ничьих чувств.

Таким образом, если попытаться подвести итог, то как будто получается, что у каждого своя истина и свой маркер. Но на самом деле тут совсем «как будто», и ничего в реальности не получается. Говоря, что у каждого своя правда (или в более глубокомысленном и многозначительном виде восклицания «что есть истина?!»), мы автоматически признаем, что никакой правды не существует. А с этим я категорически не согласен, высказывая свое несогласие много лет практически постоянно, потому здесь и сейчас позволю себе данную мысль далее не развивать.

А маркер действительно у каждого может быть собственный и того вида, который каждому представляется наиболее удобным и эффективным. Кому карандаш, кому фломастер, кому малярная кисть. Один при строительстве сруба пользуется топором, другой - ножовкой, третий – бензопилой. Тут уж как тебе сподручнее. Главное не забывать, что это всего лишь инструмент, и спорить можно о качестве получившегося строения, а не о преимуществе используемых при его возведении приспособлений.

Да... Не уверен, что кому-нибудь хоть что-то прояснил, а, главное, сам всё-таки так до конца и не понял, что же меня вчера так задело…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments