?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Будьте здоровы

      С тяжелым сердцем, без всякого желания и в настроении вовсе не предполагающем какого либо обращения к публике, но ведомый чувством необходимости исполнить долг, приступаю я к написанию этого текста

  

  Сразу, относительно покойного Максима Головизнина, которого в СМИ постоянно называют то эсером, то «справедливороссом», то депутатом. Мне совершенно безразличен его статус и партийная принадлежность, я не имею никакой другой, кроме общедоступной, информации о конкретно с ним произошедшем, потому  отнюдь не хочу толкаться на этой уже совсем вытоптанной полянке единодушного народного возмущения. Тем более, что там уже, как я понимаю, пошли не только служебные проверки НИИ им. Вишневского, но и возбуждено уголовное дело, так что наши правоохранительные органы, несомненно, разберутся беспристрастно и всесторонне, и, как всегда виновные будут наказаны, а необходимые выводы сделаны.

   

Человека же в любом случае не вернуть, так что со своей стороны выражаю только глубочайшие и искреннейшие соболезнования родственникам и близким Максима Васильевича. По данному конкретному случаю сказать мне более совершенно нечего.

    А все дальнейшее обращено исключительно к людям лично не затронутым произошедшей человеческой трагедией, но пришедших в озлобленное изумление от самого факта: как так может быть, что человек умирает у ворот известнейшей всероссийской клиники, а машину с ним даже не пускают на территорию?

    Ребята, вы чего совсем с глузду съехали, с луны свалились или проснулись только что с похмелья? Возникает даже сомнение, а в одной ли с вами стране я живу?

   По стечению, не всегда даже несчастливых, обстоятельств мне пришлось побывать в разном качестве практически во всякого рода,  вида и уровня медицинских учреждений нашей страны от еще советских сельских ФАПов, колымских дизентерийных бараков и специальных лечебниц для чукотских детей больных стригущим лишаем, до самых современных клиник, и традиционных, изначально созданных для высочайшего начальства, и новых, чисто коммерческих, где только палата, не считая самого врачебного обслуживания, медикаментов и использования оборудования, по стоимости начинается с пятисот долларов в сутки.

    Так вот, как, конечно, не специалист, но по принятому нынче выражению, очень «продвинутый пользователь», вынужден открыть моим согражданам глаза на несколько страшных тайн, которые, судя по реакции общества на трагический случай с депутатом, от этих самых сограждан почему-то оказались сокрыты.

    Первое. Все больницы в городе Москве, как и в большинстве других мест, исключая отдельную экзотику районного масштаба, находятся на огороженных охраняемых территориях.  И приемные отделения находятся внутри. И по общим и повсеместно действующим правилам и инструкциям въезд на территорию разрешен только спецтранспорту, то есть, по сути, исключительно машинам скорой и неотложной помощи. Но как всегда у нас строгость законов несколько смягчается особенностями их исполнения. И пропускают, прежде всего, врачей на личных автомобилях, заказанные такси, забрать выписанного, и т.п. Однако в принципе в большинстве мест проблему можно решить стандартным отечественным способом от100 до 500 рублей. За штуку пропустят практически наверняка. Так что, когда счет идет на минуты, тем, кто привез больного, надо, прежде всего, сунуть охране бабки, а не поднимать шум и начинать куда-то звонить.

    Но, особо следует подчеркнуть, что это не абсолютное правило. Институт им. Вишневского, скорее всего, под него попадает, или, по крайней мере, попадал, до того, как охрана последний раз получила нахлабучку за пропуск на территорию неопознанного джипа, но я конкретно всех нюансов именно там не знаю, потому ручаться не могу. Но существует в столице множество заведений, где даже на въезде никакие деньги не помогут. Возможно, кто-то слышал по «Эху» рекламу: «Хорошая больница для хороших людей». Это про клинику  Управления делами президента на Староволынской. Действительно, не плохая больница. Есть еще ЦКБ на Тимошенко, ОБП на Мичуринском, ЦКБ №1 РЖД на Волоколамском, различные институты довольно высокого уровня типа Бакулевского кардиологического центра или им Мясникова, который больше знают как центр Чазова, и еще не мало имеется в столице довольно приличных лечебных заведений разного профиля и размера, порой даже очень крупных. Так вот если перед любым из них вы появитесь с ножом в спине или даже топором в голове и толстенной пачкой денег в руке, охрана вас всё равно не пропустит. Можете даже не пытаться. Присядьте и вызывайте «Скорую».

    То есть, чтобы вы правильно поняли. В любую из этих больниц, в принципе, можно попасть при наличие достаточного количества денег и не будучи большим начальником. Почти везде есть коммерческие отделы и возможность просочиться туда через блатные «аффилированные» страховые компании. Но это отдельная своя хитрая система и отдельный же разговор, к ситуации срочной и неотложной медицинской помощи, когда счет идет на минуты, а то и на секунды, он отношения не имеет

    Второе. Но, на самом деле, просто прорваться на территории больницы еще ничего не значит. Очень вредную роль для массового сознания сыграл сериал «Скорая помощь» с Джорджем Клуни, в котором к каждому больному при только его появлении на пороге премного отделения прямо на улице бросается толпа медицинских работников со всем мыслимым и немыслимым оборудованием, и немедленно волокут его в операционную, коих, кажется, в той телевизионной больнице просто неограниченное количество. Как и врачей, в этих операционных работающих. Не буду уточнять, что и для США это, мягко говоря, не совсем так. Недаром Обама столь сильно бьется с реформой их здравоохранения.

    Но не будем сейчас об Америке, это не наши проблемы, наши много проще и заключаются не только в отсутствии достаточного количества Клуни. В подавляющем большинстве больниц просто не существует такого оборудования, с которым можно выскочить на улицу. И в приемном отделении его нет. Там есть вообще чаще всего один врач, ну, от силы еще с медсестрой, задача которых заполнить бумажки, а не вытаскивать  больного с того света.

    Но даже и бумажки начнут заполнять только в том случае, если вами, опять же,  кто-то вообще будет в данном учреждении возиться. Что зависит, как уже указывалось, от того, кто вы есть и какого уровня учреждение. Прорвались в приемное на Мичуринском в самом благообразном и вызывающем сострадание виде. Ну, и что? Думаете, кто-нибудь вами сразу начнет там заниматься? Даже не скажу злорадно «попробуйтё». Потому, что и злорадства у меня тут нет совершенно, и идиотских советов давать не хочется.

    А ночью в самой обычной районной больнице на Филях при мне гнали на мороз из приемного отделения привезенного на «Скорой» бомжа с гангренозной ногой. Сильно воняло и никто не хотел его брать, да и не было особо, кому его лечить.

   Третье. Еще одно страшное открытие сделаю. После обеда и в выходные в большинстве наших больниц делать нечего, оборудование находится в запертых кабинетах, врачи ушли домой, а так называемые «дежурные» присутствуют исключительно для очистки не очень понятно чьей совести.  Но тут тоже тема для отдельной эпопеи.

    Давайте, я больше открытий по пунктам делать не стану, иначе это никогда не закончится, и просто расскажу несколько историй из совсем недавней собственной жизни.

     Приезжаю с приятелем на его машине мимо нашей районной поликлиники и вспоминаю, что нужно взять медицинскую справку  по некому мелкому поводу. Очереди нет, захожу к участковому врачу. Милой заботливой пожилой женщине не понравился цвет моего лица, она решила заодно проверить у меня давление. Померила и пришла в ужас. У вас, говорит, такое низкое, что вообще не понятно, как еще не померли, надо срочно госпитализировать. Мне тут и вправду не очень хорошо стало, прошу дать мне направление куда-нибудь, как раз очень удобно, приятель подкинет. Но это оказывается невозможно, надо вызывать «Скорую», иначе меня никуда не примут. Сижу в коридоре, жду. Часа полтора. Врач время от времени выходит из кабинета, перемеряет мне давление, очередной раз удивляется, что я еще жив, снова уходит на прием. Все мои становящиеся всё более вялыми попытки воззвать к здравому смыслу и организовать мою доставку до больницы иным путем, пресекаются как нелепые. Наконец, приезжает «Скорая». Ребята молодые, деловые, мы друг друга понимаем с полуслова, они оказываются простимулированы и буквально за несколько минут доставляют меня в нашу же районную больницу в Кунцево, прямо в реанимацию. Правда, посматривают на меня при этом несколько странно. Не буду вдаваться далее в подробности, иначе получится юмористический рассказ с элементами гротеска, что не входит в мои задачи. А если совсем коротко, то выяснилось, что старенькая врачиха или что-то перепутала, или у нее прибор сломался, но никакого особо низкого давления у меня не было, а даже совсем наоборот, выяснилось, что я гипертоник, однако совсем уже в другом месте и за другие деньги. Так что, можно было бы и сказать спасибо этой случайности, без нее я бы еще долго ничем подобным не занялся. Но вот один нюанс. Врач уже в реанимации, после того как отсмеялся над диагнозом участкового, сказал очень конкретную вещь. Что если бы у меня в самом деле оказалось то давление, которое мне намерила старушка, то я точно никакой скорой бы точно не дождался, а отдал концы минут через 15-20. Но при этом она поступила практически совершенно правильно, согласно всем инструкциям. Так как на уровне поликлиники в такой критической ситуации начинать мне оказывать помощь большой для них риск, а отправлять на частной машине в больницу вовсе бесполезно, надо в любом случае ждать «Скорую».

    Среди ночи просыпаюсь ночью от боли и от нее сразу же начинаю терять сознание. Как потом выяснилось, это был приступ почечной колики, специалисты говорят, одно из самых впечатляющих ощущений. Но, поскольку тогда это случалось со мной впервые, жена вызывает «Неотложку» просто по поводу «у человека живот болит». Но по другим поводам мы уже люди опытные, потому вызываем не обычную «03», а коммерческую, которая действительно обычно приезжает довольно быстро. Врачи говорят, что в таких ситуациях болеутоляющего колоть не имеют права, чтобы не смазывать картину, и меня надо срочно в операционную. Увидев, как жена достает «котлету» долларов, они предлагают как лучший вариант самую ближайшую, всего в нескольких минутах езды  Центральную Клиническую (ЦКБ). У них, мол, через коммерческий отдел есть там связи, можно всё организовать. Я то проваливаюсь в какую-то кромешную жуть, то возвращаюсь обратно и обнаруживаю, что ору диким голосом какие-то не совсем приличные слова. И продолжается все это почти с час. Ребята созваниваются из машины по мобильнику со всеми необходимыми службами, оформляются документы, все делается правильно и по инструкциям, но быстрее оно как-то не получается, а без этих документов охрана на территорию пустить не может, этот вопрос даже не обсуждается. Опять же, дальнейшего рассказывать не буду, там своя смешная история. Но остановлюсь всё на том же факте. Уже потом один из хирургов сказал, что при одном из иных, предполагаемых изначально диагнозов, этот час у ворот я бы просто не пережил. А уже труп в больницу просто не пустили бы, пришлось бы «Неотложке» искать новый маршрут.

      У моей матери случился очередной инсульт, когда она уже находилась в реанимации одной очень серьезной клиники. Врачи рекомендовали срочную операцию, но в этой самой клинике, несмотря на всю ее серьезность, нет нейрохирургии. Вообще, в Москве бригад, способных делать операции такого уровня всего несколько, и врачи оттуда должны дать заключению,  возьмутся ли за данный конкретный случай. Рекомендуют «Боткинскую», связываемся с их бригадой, уже к вечеру приезжает представитель, осматривает мать и говорит, что попробуют, но не раньше часа ночи, ближайший момент, когда освободится операционная. На 12 вызвана специальная перевозка, командует там такой очень опытный доктор, который ставит сразу самый главный вопрос: а с начальником охраны вы договорились? Мы ничего не понимаем, как так, нас бригада хирургов ждет в операционной, при чем здесь охрана? Доктор даже не смеётся моей наивности, а устало и привычно объясняет, что он всё это проходил сто раз, мы сейчас подъедем к запертым воротам и будем перед ними стоять, пока не найдем ключи. А они у начальника охраны. А его надо искать заранее, потому как можно не найти вовсе. И больная может не выдержать даже в таком чуде немецкой техники, как его «Реанимобиль» последней модели. Опять же прекращаю описывать дальнейшие приключения, в результате операцию пришлось перенести на следующий день. Не стану рассказывать и о результатах, к которым это привело.

     Еще раз подчеркну. Это всё дет речь о Москве и о ситуациях, когда у больного есть достаточные материальные возможности. А в провинции без денег… Это не совсем то, что в провинции у моря.

     Я могу еще долго рассказывать подобные истории про себя, своих родственников и знакомых. Но не очень понимаю, зачем? Подозреваю, что в моей стране и моем городе есть некоторое количество людей, которые в силу возраста, хорошей генетики, стечения обстоятельств или каких-то иных счастливых причин никогда не сталкивались с необходимостью экстренной госпитализации. Но, не владея абсолютно точной статистикой, всё же не думаю, что таких людей подавляющее большинство.  Тогда откуда же такое всеобщее изумление произошедшим у ворот института им. Вишневского?

     А все невразумительные журналистские вскрики про моральную составляющую и клятву Гиппократа являются совершенной нелепицей.  Гиппократ никогда не являлся и сейчас не является работником отечественной системы здравоохранения. И потому, не связанный никакими инструкциями и положениями, мог давать какие угодно клятвы. К нашей жизни они никакого отношения не имеют, и иметь не могут.
   
    Как, вообще, эти безответственные журналюги себе всё это представляют в реальности? Что на пороге того же института им. Вишневского, куда действительно, это охранник не соврал, «министры за несколько месяцев записываются», появляется любой желающий, который плохо себя чувствует, и его тут же начнут лечить? Эдак вся болезная страна перед приемными покоями элитных клиник начнет страдания изображать и в обморок падать. Система так функционировать не может. Развалится общество наше без четкой дифференциации цвета штанов.

    И хоть я дал обещание не возвращаться к конкретной истории с Максимом Головизниным, постоянные шалости правоохранителей не дают мне возможность это обещание сдержать. Судмедэкспертиза дала утечку в СМИ, что смерть несчастного Максима Васильевича произошла за 2-4 часа до того, как его привезли к институту им. Вишневского. Но это просто эксперты были в хорошем настроении. Будь это настроение похуже, они, не мудрствуя лукаво, дали бы заключение, что больной умер вообще еще у себя в Екатеринбурге, а его труп на поезде специально привезли в столицу, чтобы подкинуть под двери известной клиники с целью дискредитации властей вообще и родного здравоохранения в частности.

    Еще раз прошу прощения у близких и друзей покойного и приношу свои соболезнования.

    А Россия у нас с вами общая. Очень справедливая.

 

Comments

( 2 комментария — Оставить комментарий )
g0tzendammerung
22 апр, 2011 17:33 (UTC)
Был когда-то в Расеи один секретаришко. Со всеми разбирался. Инженеров поправлял, военных, филологов. А как за медицину взялся, очень быстро окочурился.
irkin21
22 апр, 2011 17:45 (UTC)
Вспомнился прекрасный румынский фильм "Смерть господина Лазареску". Там, в Румынии, все то же самое: "переброска" из больницы в больницу, часовые ожидания в коридоре на каталке... Исход - трагический
( 2 комментария — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Ноябрь 2019
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel