Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Фамилия

Последние время в связи с необычайно возросшей популярностью нынешнего великого публициста и политического деятеля Петра Толстого, постоянно, все кому не лень, а выяснилось, что не лень практически всем, поминают в совершенно разных контекстах его вроде бы прямого предка Льва Николаевича.

И про отдыхающую на потомках природу не забыли, и об ответственности перед знаменитой фамилией поговорили, и вообще много всего интересного и поучительного….

И мне чего-то тоже вдруг захотелось поучаствовать. Нет, не исследованием каким умным или рассуждениями морализаторскими, а всего лишь поделиться собственными ощущениями и тем, что отложилось в памяти ещё с отрочества по поводу того, кто там на ком отдыхает. А то у всех от одного слова «граф» появляется поучительнейшее придыхание, и глаза затуманиваются совсем уже до непрозрачного состояния.

Только ещё раз, я сейчас специально и намеренно без учебников, энциклопедий и интернета. Так что заранее прощения просим, если какая цифра напутана или слово не то поставлено. Только по сути, на уровне восприятия и отношения.

Этот вопрос, о родственных связях Толстых между собой постоянно возникал последние почти триста лет в связи со всеми яркими личностями данной фамилии, которых и вправду оказалось немало. Однако тут мудрить особо нечего, практически все они в той или иной родственники. Но я в принципе не большой любитель генеалогических забав, так что подробно со своим рылом в этот калашный ряд соваться не стану, упомяну лишь один очевидный факт.

Если не брать всякую предыдущую экзотику часто с мифологическим оттенком, то наиболее достоверным их всех общим предком можно считать Толстого Петра Андреевича, того самого, что обычно называют сподвижником Петра Великого.

Вообще графы и появились в России только при Петре. Человек десять-двенадцать всего. И там первые трое ещё Императором Священной Римской были пожалованы. Потом наш уже сам присваивал, и как раз последнему, по-моему, именно Толстому, году в двадцать четвертом, то есть совсем незадолго до своей смерти. Хотя на службе и на немаленьких должностях Толстой был изначально, чуть не сызмальства. Но он уж очень сильно принципиальностью не отличался, даже по шатким такого рода понятиям того времени, потому Государь особо ему не доверял и относился слегка полосато, без излишних зверств или особой любви, всё так колебалось где-то посередке.

Но вот в семнадцатом он совершает, можно сказать, истинный подвиг преданности государству и тогда ещё царю всея Руси. Едет в Неаполь и заманивает подлейшим образом на родину скрывающегося от папиных причуд царевича Алексея. И именно под это дело организовывает Тайную канцелярию, во главе которой и становится.

Тут, чтоб от моих поверхностных заметок совсем у кого путаницы не возникло, должен всё-таки предупредить, что этих «тайных канцелярий» тогда было множество разных видов и наименований. Я не знаю, давно не интересовался, может, что и лучшее появилось, но в мое время наиболее авторитетной книгой на эту тему считалось исследование Василия Ивановича Веретенникова, так что, если кто заинтересуется серьезно, советую его почитать. Я же сейчас о конкретной конторе Толстого, именно под процесс над царевичем заточенной.

Короче, в одном из страшнейших, на мой взгляд, семейных преступлений российских правителей роль Петра Андреевича непосредственная и огромная, не главная, конечно, главная – понята чья, но думаю, что вторая уж точно. Пытали несчастного Алексея Петровича, страшно пытали, а затем убили. Вот по сути за то Толстой своё «графство» и получил.

А потом, кстати, после смерти Императора опять не на то поставил и титула был лишен, умер и вовсе в ссылке на Соловках. Графство восстановили, по-моему, только внукам лет через тридцать. Короче, редкостной гнидой был реальный родоначальник династии Петр Андреевич. И благородство его на уникальной кровавой мерзости и замешано, и основано.

Имеем ли мы что-то из этого в виду, когда уважительно (ну, не знаю, кто как, а я лично предельно уважительно) произносим «граф Лев Николаевич Толстой»? Не знаю, таковых, имевших, не встречал. Хотя, может, просто везло, но говорю, как есть.

Так зачем же имя великого русского писателя трепать при разговоре о всякой нечисти, пусть даже из самых лучших и как бы педагогических соображений? Думаю, очень глупо и не слишком порядочно.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments