Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

История с географией

Тут один читатель упрекнул меня в использовании уж очень несвежей шутки по поводу «матроса Железняка», написав, что Задорнов на эту тему уже лет десять как острит. Я тут не специалист, с творчеством известного юмориста знаком плохо, но шутка действительно не просто старая, а совсем древняя. Сам я её услышал первый раз в середине шестидесятых, когда в пятом классе у нас появилась география, как отдельный предмет.

Помню, уже на одном из первых уроков учительница сказала, что нам надо во всем брать пример с героев Революции и Гражданской войны, но всё-таки учиться более основательно, чем некоторые из них, чтобы, подобно матросу Железняку, не выйти к Херсону, когда идешь на Одессу. И я уже тогда, несмотря на свой нежный возраст, заподозрил, что сама географичка слышала нечто подобное ещё от своих собственных учителей в столь же раннем детстве. И, возможно, именно это повлияло на её выбор профессии.

Но обратился я вновь к этой теме не столько по причине сентиментальных воспоминаний счастливого детства. А просто пришло в голову, что матрос Железняк в кой-то степени повторил судьбу Марии Магдалины, начав в памяти потомков ассоциироваться то ли с кем-то другим реальным, то ли и вовсе лишь с образом из песни, но, во всяком случае, потеряв некоторую долю своей изначальной подлинности.

Нет, не волнуйтесь, я не стану сейчас подробно пересказывать биографию Анатолия Григорьевича Железнякова, вошедшего в действительную историю, на мой взгляд, очень темной и зловещей фигурой со своим знаменитым «караул устал». Это каждый может при желании почитать самостоятельно, опубликованного материала вполне достаточно в свободном доступе.

Конечно, глупо преувеличивать личную роль Железнякова в разгоне Учредительного собрания. Но его фигура очень ярка и характерна именно как знак тех сил, благодаря которым судьба России в прошлом веке сложилась так, как она сложилась. И матрос Железняк в меру своих возможностей весьма многому поспособствовал, дал волю своему нутряному анархизму, поураганил от души много где и много как. Вот только с махновцами он не дрался и классической географической ошибки не совершал.

Его ранило во время боев с отрядами генерала Шкуро на станции Верховцево, это в Днепропетровской области, сильно севернее Херсона, когда Железняков командовал бронепоездом. На нем же командира довезли до недалекой станции Пятихатки, где он и умер в конце июля девятнадцатого года. Но и там его не похоронили, а доставили тело в Москву, провезли по городу на броневике в сопровождении большой толпы революционных матросов и прочих сочувствующих граждан, и похоронили со всеми возможными воинскими почестями на Ваганьковском кладбище.

Так что, нет никакого заросшего бурьяном кургана в степи под Херсоном, а есть вполне приличная могила в престижном районе столицы. Но это не имеет никакого значения, там лежит Анатолий Григорьевич Железняков. А «матрос Железняк, партизан» так и останется плохим знатоком географии, но зато хорошим специалистом по штыковому бою с использованием гранат.

А песня, кстати, такая, совсем простенькая, ничего интересного нет и в мотивчике, и в глуповатых словах, и голос у певца слабенький, и вообще один сплошной исторический курьез, не стоящий никакого внимания. Но я почему-то, под настроение иногда слушаю. И знаю, что не только я. Объяснить это нельзя.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments