Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Неистов и упрям – 2

(Это продолжение предыдущего текста)



Недавно услышал от одного очень авторитетного и уважаемого деятеля искусства, что потребление этого самого искусства требует серьезной подготовки. Смотреть Кандинского нужно учить, объяснять, чтобы человек мог понимать и получать от этого удовольствие. А мнение невежи не имеет никакого значения. И что-то, несмотря на вроде бы справедливость этой мысли, показалось мне в ней не столь уж безусловным.

Прежде всего, дабы не упрекнули в снобизме, обскурантизме или ещё чем жутком, хочу сказать, что всегда за образование и в любом случае учить лучше, чем не учить. Я и при обсуждении введения предмета православное культура в школе в свое время (сейчас-то уж давно и обсуждать нечего), придерживался того же мнения. Никогда ещё хорошая книга не быала лишней, а уж Библия точно не из самых худших.

Другое дело, что в этих вопросах, как и в огромном количестве прочих, нужно быть всё-таки разумным и ничего не доводить до маразма, однако просто именно в искусстве, тем более изобразительном, этот маразм наиболее нагляден, а во всем, связанным с религией, ещё и вреден в самом прямом смысле вплоть до психического вреда в самом прямом медицинском смысле. 

Да, наверное, общий культурный уровень, не образовательный, а именно культурный в самом широком смысле понятия, как система традиций и ценностей, в которых человек вырос и существует, имеет определенное значение для восприятия если не всего, то много, в том числе для чувственных и эстетических преференций до уровня удовольствия и даже наслаждения. Но не думаю, что зависимость здесь абсолютная, непременная и пропорциональная.

Несколько по касательной к тому, о чем я говорю, однако всё же имеет отношение такая штука, как представляющееся лично мне довольно бессмысленным и даже зачастую просто смешным так называемое «кураторское искусство», в основном, опять же исключительно на мой субъективный взгляд, чистое шарлатанство и откровенное наглое надувательство. Когда кладут посреди зала какое-нибудь произвольное дерьмо и с умным важным видом начинают объяснять тебе его глубокое значение, а ты, значит, просто обязан, если считаешь себя продвинутым и современным человеком, начинать испытывать истинное, если уж не сразу эстетическое, то хотя бы интеллектуальное наслаждение.

Но это так к слову. Большинство классических галерейщиков ничуть не лучше. Их основная задача – впарить что-нибудь надменным богатым дилетантам не потому, что настоящее искусство, а потому, что это «перспективно», а потом идет автоматическая самонаводящаяся раскрутка, и попав в рыночный оборот произведение начинает со временем увеличивать капитализацию уже само по себе, вне зависимости от ценности содержания, а только потому, что это из коллекции «такого-то».

Остальное же – чистый субъективизм, и реально объективные критерии невозможны. Зато гигантское поле для пустого плетения словес и абсолютно ничем не обоснованного снобизма. Помню, в свое время Дмитрий Быков вальяжно излагал по телевизору, что, мол, некоторые считают по его бэкграунду, что ему должен нравиться Борхес и не нравиться Горький. А на самом деле он любит Горького и не любит Борхеса. Ещё тогда удивился, что за странная позиция, я, например, получаю удовольствие и от Горького, и от Борхеса, и не испытываю от этого ни малейшего дискомфорта. Морда не трескается.

Или тут совсем недавно эстетический маяк продвинутого современного образа, Ксения Анатольевна, удивленно вопрошала. Как же может такой хороший писатель и интеллигентный человек – Захар Прилепин, любить музыку группы «Любэ», ну, типа, совсем его стилистика, фи! Я даже застеснялся. Кстати, тут недавно, когда зашел разговор об этом человеке, несколько читателей чуть ни с гордостью написали, что не прочли ни единой его строчки. Так вот, я всё-таки принципиально против такого подхода и Прилепина читал, если не всё, то, считаю, вполне достаточно. И никак не могу назвать его что хорошим писателем, что интеллигентным человеком. На мой вкус, так по обоим показателем полнейшее фуфло. Но вот по поводу группы «Любэ» я бы не мог быть столь категоричным. Нет, она не среди моих любимых, но несколько песен слушаю с большим удовольствием, а «Тулупчик заячий» так просто и частенько ставлю.

Короче, не получается у меня быть тонким ценителем и знатоком в тренде. Всё-таки некоторый несмываемый налет плебейства мешает. В музее современного искусства Берлина, считающимся одним из лучших, по крайней мере в Европе, всего два экспоната доставляют мне удовольствие. Это манекен, стоящий лицом в угол в позе эксгибициониста, распахнувшего плащ, и квартира времен расцвета ГДР, распиленная пополам.

Но во время моего последнего посещения этого заведения напротив входа, через дорогу, на набережной была устроена выставка молодых, почти самодеятельных скульпторов. Разные композиции из песка. Так вот там за просто завис на несколько часов, настолько понравилось. Значительно больше, чем Уорхол, от которого я только что вышел, и про личность и творчество которого я знаю практически всё.

Так что, подозреваю, что никакое даже самое серьезное искусствоведческое образование не заставит и не позволит человеку получать удовольствие от того, что ему не близко. Разве только принудит лицемерить, причем, возможно, даже перед самим собой, ну, типа, раз так положено и всеми признано, я тоже начну выражать всякие положительные эмоции и ахать в притворном восхищении. Но, согласитесь, это не самое умное, продуктивное и приятное времяпрепровождение.

И всё-таки, несмотря на кажущюся полную безнадежность знания, тут существует один нюанс, свидетельствующий о пользе некоторых технических моментов и определенного опыта. На эту тему можно большой трактат написать, но, к вашему счастью, мне нынче лень, потому ограничусь парой самых простеньких примеров.

Один из любимейших моих художников – Поль Синьяк. Когда постоянно бывал в юности в Эрмитаже, всегда надолго застревал у его «Гавани». Но обращал внимание, что многие мои спутники, с которыми во многом у меня были сходные вкусы, к этой картине как раз совершенно холодны. И даже как-то в разговоре прозвучало пренебрежительное «в глазах рябит». Я попытался разобраться и предположил, что дело в неудачном месте, картина висит в довольно узком проходе и смотреть её можно только вблизи. Но у меня есть такое свойство зрения, взгляд автоматически расфокусируется, подстраиваясь под нужное восприятие. В принципе, это может делать каждый, но некоторым нужно приложить некоторое усилие. И вот было несколько раз, когда я советовал своим спутникам попытаться взглянуть на картину слегка размазав фокус, им начинал нравиться Синьяк. Вроде чепуха, а как будто работает.

Или уже конкретно про меня. С детства очень любил балет, а вот опера никак не шла. Когда какая-нибудь сорокалетняя пятипудовая Джульета начинала кокетничать с лысым коротышкой Ромео, ничего кроме неприличного хихикания это у меня не вызывало. И как-то один умный человек и истинный знаток оперного театра, понаблюдав за мной, сказал следующее. Мол, у тебя, видимо отсутствует необходимый уровень восприятия условности, не совсем стандартно устроено воображение. При этом музыку ты любишь. Попробуй убрать для себя всю визуальную часть. Закрывай глаза и слушай не арию из оперы, а просто песню, как ты делаешь на обычном концерте или, когда дома ставишь пластинку с записью этой арии. И вы знаете, отлично помогло на всю жизнь. Я по-настоящему полюбил оперу. Но слушаю её исключительно именно так, только с закрытыми глазами или вовсе в довольно, к сожалению, сейчас довольно редком концертном исполнении.

Но главное, конечно, это когда от восторга перехватывает дыхание. Не уверен, что тут вообще существуют какие-то мерила и законы. Слишком уж все мы разные. А совпадение – редкость и счастье. Редкое счастье.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments