Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Некоторые нюансы процессов термообработки

Нет. Это не то, что у меня нервы не выдержали и я всё-таки сорвался, решив написать о том, о чем последние дни трещит без перерыва вся прогрессивная (и наоборот) общественность.

Увольте, любые демонстрации «против коррупции» никак не могут быть предметом моего внимания. Как, впрочем, и любые иные формы протеста в этой стране, кроме тех процессов, что способны привести Россию к естественному и неизбежному результату её существования на данном этапе. Остальное – скучная суета.

Но есть вещи в личностном отношении много более фундаментальные, которые случайно и по касательной оказались затронуты именно во время последних как бы оппозиционных гуляний. Сложилось такое мнение, что там впервые было или не впервые, но просто было необычно много молодежи, причем именно очень юной, частично даже вовсе школьной. Ещё раз повторю и подчеркну, что «сложилось мнение», у меня самого недостаточно впечатлений или информации, чтобы утверждать подобное. Более того, большинство подтверждающих такую точку зрения фактов вызывает у меня серьёзные сомнения.

Мне не кажется, что уже получившей свое название «школоты» там присутствовало хоть сколько-то критическое и принципиально значимое количество. Но то, что мне кажется или в принципе мое мнение по данному поводу вообще не имеет никакого значения. Факт остается фактом, что именно это стало основным предметом массового обсуждения. И об этом, о «детях», и только о них я хочу сказать несколько слов.

Тут существует множество часто совершенно противоположных точек зрения и отношений. Дети, это просто маленькие взрослые. Дети – совершенно отдельные другие существа. Они лучше нас. Рождаются чистыми ангелами и лишь греховный мир наделяет их своими пороками. Наоборот, в ребенке уже изначально запрограммированы все эти самые пороки, а процесс взросления и воспитания заключается в обретении или нет нравственных устоев и принципов, позволяющих отличать добро от зла. Ну, и всё такое прочее подобное, часто очень умное и аргументированное.

Однако лично я тут много более прост и приземлен. Для меня никаких таких «детей вообще» не существует. Есть совершенно конкретные человеческие существа определенного возраста со своими личными индивидуальными чертами и особенностями, между которыми нет ничего поголовно общего так же, как между «взрослыми». Разве что кроме довольно болезненного для большинства периода полового созревания. Да ещё неизвестно, сколь более сложен этот процесс, чем «угасание», причем отнюдь не только половое, в иные периоды жизни. Так что, в моем представлении определяющим является всё равно не «ребенок» ли данное существо или старик, а непосредственно каждый отдельный человек, как таковой.

Но это всё малоинтересная мне теория. А на практике некоторые общие механизмы и закономерности наблюдаются. Пожалуйста, признайтесь себе честно, когда у вас паршивое настроение, не спится под утро и в голове из глубин памяти всплывают какие-то прежние жизненные пакости, то к каким временам они чаще всего относятся?

Вот моя биография была полна конфликтов и достаточно пограничных ситуаций, и из, мягко говоря, далеко не всех я выходит победителем или даже всего лишь «оставался при своих». Но когда действительно плохо, то вспоминаются в подавляющем большинстве случаев не эти, порой очень серьезные до самого предела истории, а детское, подростковое и самое раннее юношеское.

Как идиотка-учительница наорала и выгнала из четвертого класса за то, что мы не сошлись во мнениях относительно количества дней в году. Как в пионерском лагере несправедливо и бездоказательно обвинили в том, что курил в комнате совета дружина и прожёг там барабан (конечно, курил, но потом хорошо проветрил и уж барабана ихнего точно не трогал, более того, знал, что это сделал пьяный физрук). Как на танцах мне обидно отказала девочка, которая нравилась, но ждала, когда её пригласит Славка Нюхарев, и ей было лень даже пытаться придумать для меня хоть сколько-то внятную отговорку. Вот такого типа полная чепуха и ничего не стоящая для взрослого человека мелочь.

Уверен, практически каждый меня понимает, кто в принципе способен такое понять и почувствовать. Именно детские обиды и переживания наиболее глубоко врезаются в душу и именно они более всего формируют личность. Уж как они это делают и каков каждый отдельный результат, это совсем другой вопрос. В определенной концентрации могут нанести и непоправимый ущерб. Но чаще бывают, с моей субъективной точки зрения, весьма полезны и в конце концов как раз эти-то обиды и вырабатывают то, что становится характером.

Но во всяком случае тут есть для меня две константы.

Во-первых, это полностью никогда не забывается. Просто никогда и не при каких условиях.

А во-вторых, если «взрослые» пытаются при помощи своего так называемого авторитета объяснить ребенку, что тот неправ, вопреки совершенно наглядным и очевидным для этого ребенка фактам, то ничего иного, кроме дополнительного оскорбления, усугубляющего обиду, они не наносят.

И здесь личный чувственный опыт ничем не заменим и нет ничего ценнее его. Можно сколько угодно пытаться «воспитывать молодежь» и пытаться приобщить её к каким-то собственным ценностям.

Но когда юноша увидит своими глазами, как менты хватают спокойно стоящих людей и волокут их, заламывая руки, в автозак, когда ему самому заламывают и самого волокут, а потом предъявляют стандартное и размноженное на принтере обвинение, в котором сплошное наглое вранье, когда солидные взрослые дяденьки и тетеньки рассказывают потом ему, что он продался врагам и сам стал врагом, а то самое вранье, это и есть правда, - то всего этого человек уже не забудет. Это навсегда. И представляется мне весьма полезным. Отличная прививка.

Опять же, я никого и ничего не склонен идеализировать. Когда в середине девяностых некоторые уцелевшие и сохранившие хотя бы относительно полулегальный бизнес бандиты начали менять красные пиджаки на костюмы более спокойных тонов и отправлять детей учиться в закрытые швейцарские пансионы, многие благостные либералы уверяли, что, вот вернутся в свое время эти дети, получив затем образование в разных там Оксбриджах , и устроят здесь нормальное цивилизованное общество. А я уверял, что от осинки редко рождаются апельсинки, и никак эти отпрыски быдла ничего к лучшему не изменят. Кто оказался прав, время показало однозначно.

Но человек – товар штучный и рукодельный. И в тех редчайших случаях, когда он в принципе имеет возможность и шанс стать человеком, опыт ранней, условно «детской» травмы от столкновения с ложью очень полезен. Пусть одному из тысячи. Просто одному. Уже хорошо. Очень хорошо. Отлично.

Главное, чтобы хоть этот один как следует зафиксировал для себя рожу этого нагло врущего ему в глаза «взрослого». И навсегда, на всю жизнь запомнил нанесенное оскорбление. Тогда есть шанс. Не у человечества. А у этого конкретного человека.

У меня нет никаких надежд на сегодняшних детей. У меня только надежда на избранных, обреченных, но имеющих возможность сохранить чувство собственного достоинство. Автозак им в помощь.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments