Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Простите, если не слишком актуально…

Признаться, подавляющее большинство произведений советской литературы из школьной программы моего времени вызывали у меня исключительно раздражение. То есть, не сами по себе, тут я был попросту совершенно равнодушен, но вот то, что приходилось тратить время и силы на абсолютно не интересные мне тексты, никакой связи которых с истинной литературой я не видел, это вызывало самые отрицательные эмоции.

Однако даже на этом общем сером и бездарном фоне лично для меня почему-то выделялась своей почти комической убогостью «Повесть о настоящем человеке». Впрочем, возможно, причиной тому стала и не сама повесть, а разошедшаяся по анекдотам опера, которую на самом деле практически никто целиком и со сцены не слышал, но иногда транслировали по радио сокращенный вариант, и там действительно были смешные моменты.

Ну, и, видимо, свою лепту вносил сусальный фильм Столпера с красавцем Кадочниковым, который в семидесятые выглядел уже почти пародийно, но довольно регулярно показывался по телевизору и уже только этим дополнительно действовал на нервы.

Но следует признать, что и сама книжка тоже была достаточно лубочной и уж слишком идеально, одновременно примитивно, правильной. И, если в первой редакции «Молодой гвардии», вышедшей в том же сорок шестом, очень чутко чувствующему конъюнктуру Фадееву настолько не удалось сразу верно передать «организующую и руководящую роль партии», что пришлось писать второй «идеологически верный» вариант, то Полевой избежал здесь и малейших неточностей. И тон в «Повести задавала эмоционально и воспитательно кульминационная сцена, кстати, потом особенно нелепо смотрящаяся и звучащая в опере, где комиссар приводит Мересьеву основной решающий аргумент; «Но ведь ты же советский человек!»

А на всё это ещё и накладывалось вдалбливание под давлением «военно-патриотического воспитания» со всяческими «сборами», «классными часами», плакатами на школьных стенах и прочим подобным массовым шаманством. К тому же из военных героев «первого ряда», типа Матросова, Космодемьянской и Гастелло, Маресьев оставался одним из немногих, если не единственным, здравствующим, и его было многовато в информационном пространстве. Достаточно вспомнить, что именно он в шестьдесят седьмом передал привезенный из Ленинграда факел Брежневу для зажжения вечного огня у Могилы Неизвестного солдата.

А потом Алексея Маресьева потихоньку начали забывать. Я точно не знаю, когда повесть Полевого убрали из школьной программы, скорее всего в первой половине девяностых. Хотя мой младший, двадцатитрехлетний сын что-то, после настойчивых напоминаний, и вспомнил из списка рекомендованной для внеклассного чтения литературы, но он не очень в этом отношении юноша стандартный, подавляющее большинство, подозреваю, и вовсе нынче никакого представления о Маресьеве не имеют.

Правда, в 2001 году в Театре Российской армии решили широко отметить восьмидесятипятилетие героя, но в момент начала торжественного вечера вышел на сцену ведущий и объявил, что час назад Алексей Петрович скончался. Старики в зале встали со слезами на глазах. А кроме стариков там практически никого и не было.

Между тем, из паренька, родившегося незадолго до октябрьского переворота на хуторе под Камышином, человек-то получился действительно уникальный. И суть не в том, был ли он первым или единственным таким, боевым летчиком без ног. И не в том, насколько в его уникальной судьбе сыграло роль то, что он «настоящий советский человек». Здесь факты просты и однозначны. И не зависят от художественной ценности любых произведений якобы искусства. И от всего того, что и в какой форме потом было накручено вокруг этого.

Алексей Маресьев всё это совершил. Главное не придумано. Он летал на протезах, дрался почти до конца войны и, плюс к четырем до ранения, сбил ещё семь вражеских истребителей. Остальное по сравнению с этим не имеет никакого значения.

Только я ни в коем случае не призываю вернуть «Повесть» в школьную программу. Я вообще сейчас ни к чему не призываю. Всего лишь хочу выразить свое уважение этому человеку.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments