Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

... А тоннели выводят на свет

Это строки из высказывания одной французской, на самом деле, судя по всему, именно французской журналистки, хоть и русского происхождения, и даже в какой-то степени русского образования:

«Эти люди помогали нам восстанавливать страну. Они работали, жили, у них появлялись семьи, рождались дети. Но сами мы не смогли их интегрировать. Мы просто хотели использовать их труд и нам было плевать на то, комфортно ли им живется рядом с нами. Да, они не могли развиваться в новой для них культуре. Мы ведь построили им многоэтажки, отселили в гетто рядом с их заводами, где они трудились для нас. Их дети не могли хорошо учиться в наших школах. Потому что их папа работал на заводе, а у матери было полно домашних дел, да и по-французски она не очень хорошо разговаривала. Эти дети росли. Они не закончили школу, потому что плохо учились, не поступили и стали хулиганами, охранниками гетто. Мы сами создали это все. Мы сами их бросили там после того, как использовали их физическую силу. Завтра дети их детей будут думать о радикальном исламизме и возрождении халифата».

Она говорит здесь об эмигрировавших в свое время во Францию в основном арабах и их потомках. Позиция довольно распространенная и почти стандартная для определенных либеральных кругов. И я ни в коей мере не собираюсь с ней спорить или хоть как-то комментировать. Несмотря на большое количество пропитых в Париже денег я не считаю, что мои знания Франции дают на то основание. Меня задело всего несколько слов «Их дети не могли хорошо учиться в наших школах. Потому что их папа работал на заводе, а у матери было полно домашних дел». Дело в том, что подобное я нередко слышал и даже продолжаю слышать до сих пор относительно не только Франции или какой иной страны из «современных и цивилизованных», но и на счет некоторых ситуаций в нашей стране. Когда у ребенка проблемы, потому что «отец слишком много работает, а мать замотана по хозяйству и недостаточно внимания может уделить детям».

Дело в том, что во всех воспитательных или учебных заведениях, которые я в максимальном объеме прошел от Магадана до Москвы, в каждой группе, отряде или классе в моё время максимум у половины вообще были отцы. Чаще от силы у трети. А если и имелось такое счастье, то, естественно, в основном «они работали на заводе» и было большой удачей, если основную часть заработанного доносили до дома. Но, одновременно при этом работали и матери. То есть, чисто теоретически, видимо, был и какой-то процент домохозяек, но как-то они мне или не попадались, или совсем не запомнились за исключительной редкостью. А так, в виде нормы, все матери работали на тех же заводах или в учреждениях полный день. А потов в магазин «достать» какой жратвы, что-то там сварганить на плите, постирать, пол подмести, ещё чего мелкого по хозяйству… И это в самых лучших случаях, я говорю о городах, где «удобства», а ещё от совхоза «Дукча» до деревни Свечи нужно и воды натаскать, и дров нарубить, и избу протопить, и поросям задать, и скотину выгнать…

Ни о какой замотанности бытом и хозяйством мы никогда от старших не слышали. Так жили все. А кто при этом жил в «многоэтажках рядом с заводами», а не в бараках на окраинах, так и вовсе считали себя счастливчиками. А потом прямо из школы или через армию шли в военные училища, техникумы, институты. Или спивались, начинали воровать, попадали в тюрьму. По-разному бывало. Но я как-то не особо замечал прямой и непосредственной связи с занятостью матерей по хозяйству или отцов на работе.

У нас компания была в четвертом классе. Все Саши. Мы втроём, если удавалось набрать денег, иногда в кино ходили. Сын многодетной татарки-дворничихи и в недавнем прошлом рязанского мужика, тоже дворника, прилично выпивающего, живший со всем многочисленным семейством в служебной конуре в подвале, Саша Чеплыжкин стал начальником цеха на тормозном заводе. А внук известного врача, профессора, занимавший отдельную, немыслимая по тем временам роскошь, комнату в прекрасной дедовской квартире Саша Ганзур первый раз сел по малолетке ещё, по-моему, шестнадцати не было.

Я вот сейчас перечитал написанное, и вижу, что как-то по-дурацки получилось. Типа, «мы в ваше время вагоны разгружали». Хотя, конечно, если нужно было, то и разгружали, и ещё много чего делали. Но не в этом же дело. Я хотел совсем про другое. Просто мне представляется уж очень убогим и примитивным объяснять всякую человеческую дрянь, да хоть тот же терроризм, или наш отечественный алкоголизм с быдловатостью, условиями жизни в детстве и временем, которое остается у матери на общение с ребенком после работы.

Хотя понятно, что лучше быть здоровым, но богатым, чем бедным, но больным. Но ничто из этого ничего не предопределяет и исчерпывающе не объясняет. Всё и проще и неизмеримо сложнее.
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments