Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Лихие годы правления кровавого преступного режима Горбачева – Ельцина. (2)

    Можно еще долго продолжать по множеству пунктов, положений и позиций, но это будут только количественные добавления, по сути же ничего нового не прибавить. 

То есть, основная проблема с демонтажем того строя, при котором была запрещена «частная собственность на средства производства» и существовала монополия одной идеологии и власти одной партии, была решена меньше чем за десять лет, в то самое, столь поливаемое и проклинаемое нынче время. При самых неудачных и внешних и внутренних и экономических и политических условиях, без малейшего намека на удачу, на даже не улыбку, а хотя бы просто бесстрастное выражение лица судьбы.

 

    И уже появилась возможность начать основные реформы: административную, здравоохранения, просвещения, армейскую, пенсионную ЖКХ и тд. Я не утверждаю, что все они оказались бы удачны, во многих несоизмеримо более развитых государствах это до сих пор не так, но путь был бы начат. А сейчас провалены все. Кроме военной, у которой остался крохотный, но шанс, однако и об этим не здесь и не сейчас.

 

    А главное, что необходимо и более чем по силам было доделать, как поднять камень на вершину, до которой несколько сантиметров, это – до возможного максимума довести понимание и существование собственности как факта священного и не зависящего от власти, на чем держится вся современная и экономическая и нравственная (!!!) система. А камень не просто отпустили, но с гиканьем и радостным визгом стали пинать ногами, чтобы он как можно быстрее скатился к подножью.

 

    Оставались те же самые люди и те же самые силы, только с гораздо большим опытом, навыками и ресурсами, что смогли не дать хоть и издыхавшему уже, но все же великому коммунистическому монстру повернуть  «назад в СССР» в августе 91-го. Справились с кровавым хулиганством 93-го. Тупо, надо признать, и с долей рисковой шизофрении, но ведь справились же. Организовали, опять же не станем даже упоминать, каким образом, избрание человека с отрицательным рейтингом на второй президентский срок в 96-м. Прорвались через дефолт 98-го. И после всего этого, кого вдруг так панически испугались к 2000-му? Кто такой страшный напал, какая такая катастрофа произошла, чтобы требовалось немедленно бросаться в объятия комитетского троечника?

 

    Самый основной, конечно, аргумент, на который всех купил и с маниакальным упорством продолжает покупать не доброй памяти Борис Абрамович, это неизбежный приход страшных и ужасных Примакова с Лужковым, если бы все силы не были мобилизованы для возведения на трон подполковника.

 

    Тоже мне, великие злодеи. То есть, злодеи, конечно, но в наших масштабах, признаемся, так себе, фуфло и недотыкомки. Один вон на кладбище уже, второй в подчиненные Евтушенкову просился, да не срослось. Конечно, мне могут возразить, что это так и случилось потому, что их удалось вовремя остановить на пути к самому верху, а если бы они туда провались, то уж тогда всем… Перестаньте, чепуха это. Глупость, истерика и ничего больше. Еще раз повторю, и не с такими страшилками за прошедшие к тому времени десять лет справились. Но для того, чтобы продолжать справляться, надо было продолжать бороться с угрозами, а не ложиться под них, думая, что объединяешься, да еще и на правах старшего партнера. Фантастическая наивность автора трудов по проблемам многокритериального выбора.

 

    Как сейчас слышу по радио голос Березовского, объясняющего, что, да, конечно, лучше всего было бы сделать президентом Явлинского, а при нем премьером Лужкова, но поскольку Явлинский неизбираем, а Лужков по многим причинам может идти только вторым… У меня тогда впервые, клянусь, холодок по сердцу прошелся, ох, почудилось, заигрался Абрамыч, щас он нам тут понавыбирает… К сожалению, оказалось, что не почудилось…

 

    Тут на днях с приятелем, кстати, и даже сейчас несколько, а тогда и весьма даже «бывавшим в кругах», вспоминали те дни, и он упрекнул меня, что я сильно преувеличиваю роль Юмашева.  А на самом деле ничего не преувеличиваю, просто кое-что знаю. Но сейчас вовсе не собираюсь делиться какими - то своими знаниями и даже не из особой скромности, а просто сама «кухня»» того времени уже не очень интересна и значима. И тут дело не в каких-то конкретных поступках конкретного Вали Юмашева, еще совсем незадолго до этого неплохого журналиста и просто очень приличного парня. А в том, что принадлежал этот приличный парень к той, на самом деле и не такой уж маленькой части  приличных, еще раз подчеркиваю это слово, людей, в головах которых существовала странная то ли идея, то ли миф, то ли вовсе наваждение. Понимая всё про комитет, они, тем не менее, считали, будто люди оттуда при всех недостатках принципиально не коррумпированы, в отличие от тех же ментов, и в глубине души, при соответствующих обстоятельствах, сами склонны к демократии, а то и либерализму.

 

    И Березовский с Юмашевым, совершенно точно, лично и конкретно, сделали так, что к власти пришел Путин. Было ли фатальным и неизбежным, что мнение и усилия именно этих двух людей станут решающими? Что их выбор будет только таков? Что больше никто не сможет вмешаться в ситуацию? Что тупо и по большому счету предательски поведут себя условно «правые» с их «Путина в президенты, Кириенко в думу»? Да, я вас умоляю… Тоже мне, трагедия древней Греции, Эдипы недоделанные. На все эти и любые, подобные, с любой долей вариативности поставленные вопросы, можно спокойно отвечать «нет». Никакой фатум ни над кем не висел. Исключительно, глупость довлела, и нервишки шалили. Ну, так, а когда ж этого не происходит?

    И этот наш постоянный отечественный вой на тему «кто, если не он, ведь и нет более никого!...» Ну, во-первых, Путин в том момент и был это самое «никто», только комитетское «никто», а потому самое худшее. И, во-вторых, вовсе идиотизм это «кто».  Абсолютно было без разницы. Да, хоть я. А не устраиваю чем, так вон, например, у вас готовый был «мужик в пинжаке» с номенклатурной мордой, с лексикой и интонацией кажется с пеленок предназначенными минимум для министерского поста, а еще и с ФИО идеально подходящими и ограждающими от любого вида фобий – Касьянов Михаил Михайлович. Кстати, практически руководивший страной все самые удачные в экономическом, и многих других  отношениях, годы правления Путина. И вообще, уж чего, а этого контингента у нас, как грязи, любой подошел бы. Только не комитетский. Так нет, специально надо было постараться парочке вредителей.

    И это пугливое постоянное кудахтанье разнообразных радзиховских про то, какой у нас дурной народ, и если ему узду хоть чуть ослабить, то этой узде альтернативы кроме коммунистов, фашистов, националистов и прочего ужаса просто не существует, потому следует молиться на подполковника и заткнуться в тряпочку. Народ, надо признать, у нас и вправду не подарочек. Но как человек кое-где побывавший и кое-кого повидавший, могу уверить, что и не сильно наш народишко дурнее тех же жителей Швейцарской конфедерации. Те тоже могут с переляку положить из карабина всё правительство кантона прямо во время пленарного заседания. Но при этом всём на нашу авторитарно-тоталитарную хрень не ведутся и прекрасно дышат своим нежным горным воздухом в обе дырочки.

 

    И не для того мы на баррикадах свободы теряли свои самые дорогие первые зубы, чтобы убояться всяких баркашовско-макашовско-квачковских арбалетчиков. А, позовет Родина, встанут неодолимой стеной, не дрогнут железные шеренги бойцов, и обманчиво мягким взглядом уютной кошечки только даст понять Святая Валерия… Тут, пожалуй, мне стоит слегка охолонуться, а то «ща спою».

 

    Да, бесспорно и несомненно, именно Путин явился главным итогом эпохи Ельцина. Но он отнюдь не был ее неизбежным итогом, и вовсе не был итогом естественным и главное не стал итогом продуктивным. Береза – страшный, ужасный демон российской политики, оказался или полным дураком или совсем жуткой сволочью. Последний вариант, конечно, если принимать фантастически-конспирологическую версию, будто он всю эту историю изобрел исключительно как благородный предлог для своего свала в стольный град Лондон с последующим там безбедным проживанием под маской политического беженца и борца за свободу с демократией. Но даже я, при всей своей глубочайшей неприязни к Березовскому, с трудом могу заподозрить его в таком страшном злодействе. Значит, все-таки дурак.

 

    Без копеек двадцать пять лет назад всё началось, только представьте себе, моргнули пару раз, и четверть века пролетело, дети родились и успели уже своих родить. Это Япония с ФРГ в 70-м, через такой же срок, но после страшной войны и иностранной оккупации. А мы-то, как будто и под иноземцами не были, и вот те же четверть века прошло с той передачи по радио, что дала мне надежду в предутреннем поезде. Я, самый рядовой советский человек в самом тогда начале четвертого десятка лет жизни, абсолютно без всяких связей в партийно-комсомольских кругах, без намека на силовую или любую другую "крышу", без знакомых и родственников среди хозяйственного, государственного и вообще кого угодно другого начальства, не обладающий выдающимися личными данными, никакими вовсе от физической силы до интеллекта,  а только желанием  и минимально необходимым уровнем даже не образования, а просто грамотности и сообразительности, мог достаточно успешно, пусть и в мелком, возможно мельчайшем, но достаточном для обеспечения достойного существования масштабе, заниматься предпринимательством. С конца восьмидесятых до начала нулевых. А сейчас, для подобных мне, это стало абсолютно не только бесперспективно, но и практически вовсе исключено. Вот и весь итог четверти века. А я уверен, что только последнего десятилетия.

 

    Латынина как-то недавно сказала, что, чем больше проходит времени с тех пор, тем хуже она относится к реформаторам первых лет новой российской истории. Несмотря на всю разницу в наших взглядах и оценках, мне на самом деле очень понятна эта прозвучавшая в словах Юлии Леонидовны обида, в которой смешано много чего и объективного, и даже достаточно личностного, но при этом вполне достойного если не уважения, то, по крайней мере, учета как значимой данности. Да, действительно, обидно и досадно, порой, до самой реальной боли, и чувства эти, конечно, не улучшают задним числом отношения ко всем деятелям той эпохи. Исключая, впрочем, тут я только от себя говорю, лишь самого Ельцина. Который вот таким, как он был, оказался необходим времени, миссию свою выполнил, на мой взгляд, достойно, и ушел, если и не лучшим образом, то уж без позора и проклятия вслед. Еще раз подчеркиваю – по моему мнению и эмоциональному восприятию. А вот с остальными действующими лицами от Гайдара, Чубайса и Собчака, до Березовского, Юмашева и Волошина, все обстоит не то, что бы даже сложнее, а просто сильно хуже. Но все-таки даже Латынина, при всех упомянутых часто совершенно справедливых чувствах, не может не согласиться, и соглашается, что страна в то время двигалась в правильном направлении. И ещё как-то Юлия Леонидовна (пусть обожаемой мною женщине больше не икается, понимаю, что переборщил с упоминанием ее фамилии, но обещаю больше так не делать) как-то в не совсем приличной даме стилистике написала, что реформаторам для успеха не хватило наличия яиц. Отдавая должное образности публициста, вынужден все же настаивать, что в первую очередь проблемы у них оказались не с этими причиндалами, а с головой.

 

    Андрей Илларионов один из самых серьезных, жестких и последовательных критиков и конкретно многих героев тех лет от Гайдара до Чубайса, и всей, особенно экономической, политики России девяностых. Я с огромным уважением отношусь к Андрею Николаевичу и как к специалисту, и как к человеку, естественно, основываясь только на публичных деяниях и высказываниях, так как лично не знаком. Особенно хочется вспомнить, как еще в самом начале 98-го он в подробностях рассказал, что нужно делать с валютным курсом рубля и что произойдет, если поступать наоборот, то есть так, как именно тогда и поступали. Когда начался процесс, приведший в итоге к дефолту, все сказанное экономистом не просто исполнилось, но буквально по пунктам в самых мельчайших подробностях. Так вот, при всем моем почтении, я с частью  мнений Илларионова не согласен, с некоторыми не согласен категорически. А со многими согласен целиком и полностью. Но, абстрагируясь от всего этого, давайте обратим внимание только на один момент. В 92-м старший научный сотрудник питерского университета экономики и финансов становится, хоть и внештатным, но советником зампреда Правительства РФ. И далее, всё десятилетие имеет отношение если не к принятию основных решений, то, по крайней мере, к их обсуждению на самых верхах, работает в стране очень активно и 2000-й встречает как директор Института экономического анализа. А далее, как будто взлет до уровня советника президента. Ну, и чем всё это закончилось? Науку он нынче двигает в институте Катона прекрасного города Вашингтона, а трибуну для высказывания своих мыслей имеет исключительно в блогах на сайте «Эха Москвы». Вот и вся самая наглядная иллюстрация того, чем отличается правильное нынешнее время от того неправильного и лихого.

 

    Сдали страну. Сдали всю целиком с потрохами честному подполковнику под благородное офицерское слово.

 

    Вот сейчас опять начинает раскручиваться маховик уже идеально настроенного механизма. Того самого, что монтировался и отлаживался на НТВ и ЮКОСе. А нынче так всё просто и понятно работает, что даже айфончик решил побаловаться. Я намеренно не стану даже упоминать понятие «отъем собственности», поскольку оно возможно в ситуации наличия этой самой собственности. У Каменщика с Коганом отберут Домодедово не потому, что у них плохие отношения с властью, не потому, что недостаточно хорошие отношения, не потому, что они слишком мало платят власти или по еще каким-то возможным и понятным, пусть в самом бандитском государстве, причинам. А просто потому, что они сами не власть.  При этом созданная структура собственности и уровень ее прозрачности не изменятся, мы так же не будем знать, кому что реально принадлежит, вся это поднятая шумиха относительно «иностранного участия во владении стратегически важными объектами» всего лишь дымовая завеса. Система, которая в принципе в мире была придумана для надежной защиты собственности, у нас стала как раз идеальной для вовсе исчезновения самого понятия собственности в общепринятом смысле этого слова. А уже к 200-му именно этого  не могло произойти. Что угодно другое – пожалуйста, от убийства самих владельцев или похищения их детей до фальшивого реестра акционеров и купленного судебного решения. Но это было отдельно, а Ельцин – отдельно. Смоленский погорел не потому, что президент решил забрать его банк. А Медведеву даже забирать ничего не надо. Потому, как у него и так всё есть, пока он «при деле».

 

    Только больше всего боюсь быть понятым так, что к концу 90-х всё уже было сделано, и сделано хорошо, и никаких проблем не оставалось, и так далее. Как раз наоборот. Сделано было очень, порой даже до обидного, мало, и в большинстве своем сделано или плохо или очень плохо. Но как-то так, обычно нелепо, совсем не красиво, и уж чаще всего не честно и не благородно, даже не боком, а каким-то другим, скорее всего совсем неприличным местом, отнюдь не по прямой или даже зигзагами, а некой мудреной и очень запутанной фигурой, но страна неумолимо и несомненно двигалась в абсолютно правильном направлении. Еще раз подчеркиваю, она двигалась в этом направлении все жутко внешне неудачные и несчастливые годы и подошла к началу нового века закаленной в боях, иногда в самом прямом смысле этого слова, и в физическом и нравственном состоянии гораздо лучшем, чем при начале этих боев. А ведь впереди, хотя этого никто и не знал, и очень мало кто предполагал, были невероятно удачливые нулевые, запредельный взлет цен на углеводороды, и всё тому соответствующее и сопутствующее.

    Прошу обратить внимание, что я намеренно не выстраивал данные записки по какой-то жесткой логической схеме с целью что-нибудь утвердить или доказать. Доказательства не в моих писаниях, они за окном. А тем, кто там видит другое, я свои глаза все равно не трансплантирую.  Потому, просто делюсь впечатлениями и пытаюсь передать настроение. А за железной аргументацией и безупречно структурированными фактами - это к Суркову с Леонтьевым.

 

    Я же могу только, закручинившись, повыть тоскливо на луну и начать очередные жалостливые  причитания между третьей, еще вкусной и легкой, и четвертой, начинающей отсчет муторных, грозящих плохим ознобливым похмельем предстоящим обычным свинцовым и безрадостным утром:

 

    …Просто везуха и судьбинушка, видать, наша такая родная - разбросать все мыслимые и немыслимые препятствия на пути, встать на пороге нового дня, приняв от радости на грудь и, зацепившись за этот порожек, гробануться со всей дури мордой о приступочек. Это как Колумб, в момент отхода «Санты-Марии» из Лиссабона споткнулся бы, навернулся с бортика и, вместо того, чтобы ехать открывать Америку,  поперся бы  потом в портовый кабак зализывать синяки.

 

 

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments