Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Жидовские хитрости

Кто бы что умное и надменное на эту тему ни говорил, а общение в интернете весьма полезно, занимательно и помогает излишне не расслабляться. Причем относится это зачастую отнюдь не к каким-то высоким материм, а к самым простым, обыденным вещам и темам. Ну, например, что уж такого может быть особо бодрящего в разговоре на столь примитивную тему, как затронутая мною мельком в реплике про Новую Зеландию?

А вот и очень даже может. Оказывается, я просто попался на устаревшую и изначально довольно лживую информацию, в основном ВВС, «Нэйшнл джиографик» и «Дискавери», откуда, собственно, в основном её и черпаю (поскольку сам там не был, в чем изначально честно признался), видимо, заказанную новозеландскими пропагандистами, а там нынче уже никаких бесплатных фруктов для детей нет, но вот детские дома, наоборот, появились, и чисто абортов растет. В каковом вранье я и был достаточно эмоционально учен. Ну, что же, век живи – век разочаровывайся, одной розовой иллюзией меньше. Обидно, но не впервой.

А с другой стороны мне было замечено из Израиля, что, хотя им всего лет семьдесят и народу тоже со всего мира собрано с бору по сосенки и разного качества, но в торговле тоже многое основано на доверии и отношение к детям не совсем стандартное для многих иных стран, в частности и для России тоже.
Должен заметить, что, конечно, про «всего лет семьдесят» - это некоторое лукавство, но сейчас не об этом, потому не станем здесь углубляться, тем более, что я этим достаточно занимался и продолжаю в иных текстах.

Однако действительно не хочу выглядеть свиньей неблагодарной по отношению к Израилю, я по ряду причин практического характера почти ничего не написал о милых нюансах торговли там пару лет назад, когда прошил больше месяца в Тель-Авиве и хочу сейчас восполнить это хотя бы несколькими абзацами.

Только сразу должен предупредить любителей точности и конкретности, что если мой ресторанный опыт в Израиле довольно обширен и многообразен, то в продуктовые магазины я ходил в основном в окрестностях бульвара Нордау и рассказываю именно о них. Это не совсем уж лавочки, но и не гигантские супермаркеты московского типа, так, нечто средненькое и по величине, и по всем остальным параметрам. Но расположенные в довольно бойких местах, потому, думаю, достаточно характерные.

Захожу как-то в один и ищу какую-нибудь приличную рыбу. Свежей вообще нет, а в отделе для мороженых продуктов нахожу из приличного и надежного единственную упаковку норвежской форели. Подхожу с ней к кассе. Да, ещё сразу один нюанс. Там в каждом магазине есть минимум парочка русскоговорящих кассирш (часто больше), так что я уже через несколько дней запомнил их всех в лицо и для удобства общения становился именно к ним.

И вот сидит такая тетя Песя пудов на восемь, подносит мою рыбу к сканеру, физиономия у неё вытягивается, и она говорит мне укоризненно: «Ты (они почему-то все обращались ко мне исключительно на «ты», хотя, подозреваю, многие были моложе меня, иногда значительно, но я не возражал, люблю иногда на отдыхе где угодно пообщаться с народом накоротке), хоть знаешь, сколько это стоит? За такие деньги можно две готовые индюшки купить. Пойди, положи на место, тебя жена прибьет». Я вежливо отвечаю, что, мол, мне ихняя индюшатина даже в горло не лезет, не то, что есть, а уже смотреть не могу. На что кассирша резонно со своей точки зрения замечает, что мои гурманские капризы ещё не повод разорять семью.

Так мы препираемся ещё некоторое время, причем, надо заметить, что за мной уже собралась хот и не очень большая, но очередь, которая абсолютно никак не реагирует на наш диалог и не проявляет даже малейшего нетерпения. А наставления свои кассирша дает внушительным мощным басом, раскатывающимся по всему магазину.

Наконец не выдержала только другая тетя Песя, сильно меньших размеров, с голосом потоньше, но не менее громким, видимо, типа администратора, сидящая за столиком поодаль и перебиравшая какие-то чеки. Она поверх всех голов решительно закончила наш диспут: «Кончай базар, блаженная, отстань от этого шлемазла, ты разве не видишь, что этот старый еврей косит под нового русского? Отпускай покупателя, пусть его дома воспитывают».

Но в тот раз мне рыбу хотя бы в итоге продали. А вот с женой было пару случаев, когда сопротивление работников торговли преодолеть так и не удалось.

Например, заходим после долгой прогулки на жаре, я что-то набираю в корзинку, а супруга не выдерживает, достает из холодильника бутылку «Перье», открывает и делает несколько глотков. После чего идет первой к кассе и протягивает эту воду, чтобы пробить. Кассирша в приказном порядке отставляет «Перье» в сторону, достает откуда-то снизу упаковку из четырех или шести бутылочек и объясняет свои действия: «Вода не хуже, а всё вместе стоит как эта одна». Жена растерянно пытается возразить, что она уже вскрыла и отхлебнула, но та только машет рукой, убирая «Перье» куда-то вниз, мол, не бери в голову, будем считать, что это брак при транспортировке, иди гуляй, не задерживай народ.

А вот арбуз просто не дали купить. Жена взяла такой аппетитнейший ломтик в целлофане, но кассирша категорически отказалась его продавать» «Какой сумасшедший покупает арбузы в конце декабря? Ты знаешь, сколько там сейчас химии? Неделю из сортира не вылезешь!» Так супруге и не удалось её уломать. Хотя она у меня далеко не из робких. Но тут явно не справилась.

И случаев подобных у нас было не мало. Однако самая, на мой взгляд, трогательная история произошла, как обычно, с водкой. И тут случайно не сведущим должен сейчас пояснить, что у них с ценой на этот напиток происходит нечто странное. Вне зависимости от марки, что американская «Смирновка», что российская «Столичная», что местная гадость типа «Гилевич», что европейские от «Финляндии» до «Абсолюта» - все стоит примерно одинаково (опять же говорю о конкретном районе и личном опыте, чтобы ко мне не придирались). Прошу прощения, точную цифру уже забыл, но условно предположим 100 шекелей. Потому я, как любитель именно «Абсолюта», но дома из-за дороговизны (не по бедности, а исключительно жаба душит) не каждый день его себе позволяющий, там постоянно брал только его.

Как-то вечером захожу в магазин, вместе с закусью автоматически зацепляю полулитру и иду к кассе. Кассирша поначалу абсолютно спокойно отставляет мою бутылку с в сторону и говорит: «Вот видишь, ящики в центре стоят? У нас сегодня акция, 0, 75 за семьдесят. Пойди возьми». Я отвечаю, что не хочу. Она смотрит на меня повнимательнее и начинает объяснять, как полному дебилу: «Здесь 0,5 за сто. А там 0,75 за семьдесят, ты понимаешь разницу в цене?» Я ещё раз пытаюсь отстоять свою позицию: «Мне не надо сегодня 0,75, я сегодня хочу ограничиться поллитрой, на завтра большие планы, а возраст уже не тот…»

Тогда кассирша после некоторого мучительного раздумья приводит уже окончательный на её взгляд аргумент: «А, может, рискнешь попробовать не допивать до конца?» Но, по моему выражению лица поняв, что не убедила, использует последний шанс. Кричит: «Павлик, ну, объясни ты товарищу про водку, он совсем, похоже темный!»

Из глубины зала появляется Павлик, до того ворочавший там какие-то ящики. Двухметровый громила западеньского образца с длиннющими казацкими усами нависает надо мной и ласково пытается воздействовать: «Мужик, возьми себя в руки, ну, нельзя же так расслабляться, ведь иначе никаких денег на неё, злодейку, не хватит…» Но я стою на своем из последних сил, как Леонид в Фермопилах и уже из принципа борюсь за свою свободу выбора бутылки, ощущая в том незыблемый остаток самоуважения.

Павлик отваливает куда-то, мы с кассиршей продолжаем вяло дискутировать, а жена моя в это время за стеллажами выбирает себе вино. Наконец она появляется и в руках её кроме собственной бутылки ещё и та самая 0,75 «Абсолюта». Супруга смотрит на меня тем редчайшим взглядом, которому я никогда не могу отказать и говорит: «Хорошо, хорошо, мы берем эту, давайте расплачиваться побыстрее, что-то я немного устала…»

Когда вышли, понимая, что такое странное и необычное поведение требует объяснения, она начинает почти оправдываться: «Ты понимаешь, ко мне подкатил этот Павлик и чуть ни плачет, говорит, что мой муж сошел с ума и его нужно спасать. Я сначала отмахнулась, но, когда у него и вправду глаза стали влажными, я не выдержала…».

Представив себе эту картинку с плачущим Павликом, я понял, что тоже вряд ли выстоял бы, потому сразу простил жену за самодеятельность. Остается лишь добавить, что в бутылке на завтра я, конечно, по обычаю так ничего и не оставил, но чувствовал себя вполне прилично, зимний израильский морской климат, видимо, действительно благоприятствует.

А закончить эти предельно короткие и поверхностные заметки хочу воспоминанием об одной рекламе, которую почти ежедневно и по несколько раз слышал на одном местном телевизионном канале, по которому регулярно следил за криминальными городскими новостями: «Лучший русский супермаркет Тель-Авива! Двести тридцать сортов самого элитного хумуса!»
Tags: Былое
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments