Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

…За это нам и перепало

Изначально за всё прошу прощения, это не какая-то дилетантская попытка исследование, не желание «образованность показать» и уж, тем более, нет намерения кого-либо поучать. Всего лишь несколько реплик по не самому важному поводу.

Когда я тут недавно в заметках о Израиле упомянул, что ко мне на «ты» там обращались многие русскоговорящие работники торговли вне зависимости от возраста, что некоторые читатели высказали предположение, что причиной тому отсутствие в иврите вежливого «вы» во втором лице единственного числа. К этому мы ещё вернемся, а пока о «выканьи» как таковом в разных языках, в том числе и русском.

Не стану сейчас особо копаться и выпендриваться, повторю только основы общеизвестной школьной информации. Это отнюдь не единственная форма вежливого обращения, существующая в разных языках, но именно множественное число во втором лице родилось в позднем Риме по отношению к императору, несколько трансформировалось и ушло оттуда во французский, впоследствии распространившись уже в разные стороны, и в английскую, и в русскую. Впрочем, помню, Николай Иванович Либан на одной из лекций утверждал, что в России тут сыграло более роль польское влияние, но его аргументацию я уже подзабыл, а восстанавливать нынче лень.

Ещё почему-то от юности осталось неожиданно ярким впечатлением, как Ольга Сергеевна Ахманова с горячностью, на мой взгляд совсем не соответствующей значимости темы, настаивала, что большой шибкой является считать, что английское you просто означает и «ты» и «вы». А на самом деле это именно и только «вы», всего лишь после 16-го века заменившее в одной из функций и вытеснившее thou, которое вполне естественно использовал ещё Шекспир.

Но как бы там ни было, у нас формализовываться «вы» действительно начало с петровской «Табели о рангах» и изначально исключительно маркировало отношения и иерархию этих самых рангов. Однако с тех пор прошло почти триста лет, и за это время языковая форма и традиция её употреблений наполнилась и обогатилось огромным количеством дополнительных смыслов и нюансов. Даже для того, чтобы их все или хотя бы большую часть просто перечислить, требуется сил, времени и места много более, чем я сейчас могу себе позволить. Потому лишь упомяну самое явное и лично мне наиболее близкое.

«Ты» и «вы» до сих пор по-прежнему может фиксировать иерархическую соотносимость и соподчинённость, но не только формально служебную, а и в более широком смысле и социальную, и возрастную, и любую иную, вплоть до самых неформальных в каких-либо закрытых сообществах. Это же имеет огромное значение при установлении дистанции в отношениях.

Совсем отдельная тема, это «ты» и «вы» в отношениях мужчины и женщины, кстати, довольно тонко и подробно разработанная в русской литературе, особенно в поэзии. Отлично работает умело использование переходов с «ты» на «вы» и наоборот для выражения определенных эмоциональных оттенков. Например, некоторых удивляло по жизни, когда я говорил что-то типа «вы мудак», а зря, поскольку тут значение совсем иное, чем если использовать в данном выражении «ты».

Нельзя в этой связи не вспомнить знаменитого «брудершафта» с целованием, то есть, целый ритуал, ознаменовывающий переход определенных отношений в новую фазу. Причем, несмотря на немецкое название и средневековое происхождения обычая, в настоящее время я лично (возможно ошибаюсь, говорю о субъективном восприятии) нигде кроме России не встречал столь большого распространения этой церемонии, когда «после третье рюмки француз переходит на минералку, а русский на «ты»». И туда же относится резкое, почти оскорбительное «я с вами на брудершафт не пил», означающее гораздо большее, чем просто отказ общаться на «ты».

Существуют вообще обширные специальные пласты для исследования, вроде советского партийного «тыкания». Вот, кстати мужиковатый и не сильно отесанный Ельцин никогда ни к кому даже из непосредственно подчиненных починенных, не говоря уже об остальных, публично не обращался на «ты», а, казалось бы, несколько более воспитанный Горбачев зачастую это себе позволял.

Короче, об этом можно говорить бесконечно, я только хотел отметить один нюанс. Давно стало хорошей манерой говорить презрительные высокомерные гадости в адрес интеллигенции, в том числе и советской. И Никита Михалков как-то надменно обмолвился, что он не интеллигент, а аристократ. Вот, видимо, именно аристократизм этой семейки не так давно наглядно проявился, когда Быков брал, кстати, на мой взгляд, блестящее интервью у старшего брата. И Андрей Сергеевич Дмитрию Львовичу исключительно «тыкал». На что, считаю, не имел никакого основания, кроме собственного хамского дурновкусия, начавшего проявляться с годами.

Да, у них весьма приличная разница в возрасте, но у интеллигентных людей это никогда не считалось поводом, а, порой, и наоборот. Упомянутый уже выше мной Либан на седьмом десятке обращался к шестнадцатилетним ученикам исключительно на «вы». Мне было лет двадцать пять, когда я брал интервью у, скажем, Сергея Сергеевича Аверинцева, Юрия Владимировича Манна или Натальи Анатольевны Крымовой. Кроме прочего, люди возраста моих родителей или даже несколько старше. И никому из них в голову даже не могло прийти «тыкать» мне или кому-то подобному.

Наиболее наглядный пример из последнего, Алишер Усманов «тыкающий» Навальному. Это уже и вовсе песня, которую и комментировать бессмысленно, остается только искренне восхищаться.

Конечно, здесь ещё много индивидуального, не всегда зависящего только от культуры или воспитания, но относящегося к каким-то сугубо личным, глубинным чертам характера. Сам я очень плохо, редко и с большой неохотой перехожу на «ты» с новыми знакомыми, и так было всегда, с самой ранней юности. Но при этом предельно стараюсь не заострять на этом внимания, чтобы никого не обижать и не ставить в неудобное положение, и мне кажется, что обычно удается.

А ещё последние годы все чаще начинают встречаться такие милы сценки, когда ко мне в публичном месте радостно бросается, иногда прямо на шею, какая-то роскошная девица, а то уже и дама с криком; «Ой, дядя Саша, как рада тебя встретить!» И я через некоторое время мучительный воспоминаний я, наконец, соображаю, что эта дочка кого-то из приятелей, которую я когда-то на руках укачивал и несколько десятилетий не видел. Приходится предельно мягко и тактично объяснять, что уже пора обращаться ко мне или по имени с отчеством, или просто Саша на «вы», но в любом случае без «дяди».

На самом деле нечто подобное относительно этикета и обычаев обращения во втором лице существует отнюдь не только в русском языке, например, по-французски имеется не меньше, если не больше тонкостей. Но они несколько, а иногда и значительно, отличаются. Здесь всё-таки накоплена именно отечественная своеобычная культура. И ей от рождения в той или иной степени, с огромным, естественно, количеством индивидуальных особенностей, но владеет практически любой человек, для которого наш язык родной.

Это я, собственно, возвращаюсь к тому, с чего начал. Русскоязычные израильтяне вряд ли «тыкают» мне по причине особенностей иврита. Всё-таки он для них иностранный второй, как бы они сами ни думали. А разницу между русским «ты» и «вы» они прекрасно чувствуют с рождения. Потому, думаю, здесь какие-то иные причины. Но не на чем не настаиваю.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments