Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Чужие мысли

Да, ладно, прекрасно я понимаю, что вы и сами всё знаете и даже много лучше меня. Но дело ведь не в том, чем себя занять и насколько это будет приятно, тут критерии слишком индивидуальные, и насколько полезно или вообще нужно, тут критериев нет и вовсе.

Только на практике всё отнюдь не так сложно, как некоторым кажется и как принято большинством представлять и считать. Любовь, работа, дети, удовлетворение голода и любопытства…

С детства мне, в принципе плохо запоминающему стиху, запала в голову строчка отнюдь не самого любимого поэта:

«Все романы обычно на свадьбах кончают недаром, Потому что не знают, что делать с героем потом».

Представления не имею, почему довольно романтически настроенный и вполне по возрасту наивный мальчик обратил внимание на подобное и оказался на всю жизнь под влиянием такой мелкой чепухи.

А ещё очень много американских фильмов построены по такой схеме. Герои проходят через какие-то невероятные приключения и опасности, жуткие трудности и жесточайшие бедствия, и вот когда, казалось бы, всё уже потеряно, некий хитрый поворот судьбы, а дальше совершенно одинаковая финальная сцена, отличающаяся от прочих только мастерством съемок и красотой природы с фигурами героев. Он и она лежат с коктейлями в руках на пляже у роскошного синего моря. Мне же всегда думалось – а через какое время им захочется повеситься?

При советской власти ещё такой сюжет был очень популярен. Причем он использовался всюду, от газетных заметок и очерков, до многотомных романов и киноэпопей. Назывался условно «рабочая династия». Типа, дед всю жизнь у станка стоял (или в шахте кайлом махал, не имеет значение, главное, чтобы занятие было истинно пролетарское, относительно крестьянства это почему-то много реже использовалось), отец там же вкалывал, и теперь они общими усилиями внуков к тому же делу приспособили и заняты тем, чтобы он не уронил чести семьи. То есть, тоже всю жизнь столько-то часов в день обтачивал болванку.

Ну, и попутно, чтоб девок зря не портил, а выбрал самую достойную, которая будет вести себя прилично, пока он обтачивает, и завел с ней отпрысков, готовя и к продолжению династии.

Одна из самых любимых моих песен, во время исполнения у меня всегда горло перехватывало от ужаса и трагизма ситуации:

Через рощи шумные
И поля зеленые
Вышел в степь донецкую
Парень молодой.
Там, на шахте угольной,
Паренька приметили,
Руку дружбы подали,
Повели с собой.
Девушки пригожие
Тихой песней встретили,
И в забой отправился
Парень молодой.

А вдруг из схемы что-то выпадет и осознаешь саркастический бред происходившего и абсолютную бессмысленную бесперспективность происходящего? Застыдишься своего «с девяти до шести» и людей, с которыми по непонятным причинам вынужден делиться временем и силами?

«Я задумался – что было у меня в жизни самого дорогого? И понял: четыре куска рафинада, японские сигареты «Хи лайт», голубая фуфайка да еще вот этот штопор...»

«Жизнь-то прошла, словно и не жил. Я полежу… Силушки-то у тебя нету, ничего не осталось, ничего… Эх ты… недотепа!..

Занавес.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 45 comments