Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Vélodrome d’Hiver

Вот снова, при упоминании о Лю Сяо Бо, возникает разговор о том, является ли идеологический отдел ЦК КПК репрезентативным, легитимным и достойным представителем китайского народа, ответственны ли за него все китайцы, как народ, и Китай, как страна и государство, а также стоит ли предъявлять претензии к птичке, выросшей в клетке, за неумение летать.

И это естественно, вопросы базовые, не решенные и, мне кажется, так до конца и не решаемые в виде единой универсальной формулы. Я искренне уважаю тех, кто ими задается и никогда не пытался тут выступить в роли безапелляционного судьи. Только личные ощущения без малейшей назидательности.

В июле сорок второго в Париже и пригородах произошло одно из ряда кровавых омерзительных массовых деяний по уничтожению евреев, позднее названное облавой «Вель д’Ив». Я не стану сейчас рассказывать подробностей, любой желающий может в интернете посмотреть самостоятельно, написано об это достаточно, если данное слово вообще пригодно в подобных случаях.

Упомяну всего лишь несколько моментов. Арестовали более 13 тысяч человек, четыре тысячи из них – дети. Отправили сначала в концлагеря, потом в лагеря смерти. Подавляющее большинство погибли. Да, идея и указание были немецкие, но исполнение и рвение, проявившееся при этом исполнении, исключительно французские, вишистские, сами немцы практически никакого участия в процессе именно «облавы» участия не принимали.

При де Голле, перед которым, как и перед всей страной стояла задача вернуть остатки самоуважения, постаравшись забыть тон и смысл фразы Кейтеля «А что, этим мы тоже проиграли войну?» тема относительно участия французов в тех или иных мерзостях была, понятно, вовсе табуирована. Мужики, блистательно просравшие родимую Францию, выместили свои комплексы на несчастных бабах, или реально не устоявших перед естеством, или просто попавших под горячую нечистую руку, побрили их налысо и, всех себя объявив героями Сопротивления, начали строить новое свободное государство.

Но потом, несколько оклемавшись, кое-кто из наиболее вменяемых взял себя в руки и понял, что историю того массового позора всё же так просто не спишешь. И ещё в середине девяностых Жак Ширак публично признал вину именно французов за многие мерзости, в том числе и связанные с уничтожением евреев. А даже за пару лет до этого Франсуа Миттеран, человек с довольно сложной и, как нынче принято говорить, несколько неоднозначной репутацией по отношению к событиям времен коллаборационизма, официально объявил 16 июля «днём памяти жертв расистских и антисемитских гонений, совершённых под руководством так называемого "Французского государства"».

С тех пор этот день стали отмечать траурным митингом. Но хотя событие уже стало почти рутинным, рана как-то совсем уж окончательно не заживает, и каждый раз слова политиков, особенно глав государства на этом митинге становятся поводом до очередной волны то ли дискуссии, то ли просто разговора, ну, даже не могу точно сформулировать чего, однако свидетельствующего, что тема не закрыта и больное место саднит.

И в этом году Макрон сказал, что «Виши – это тоже Франция». На самом деле никакой особой сенсации, пять лет назад на семидесятилетии «облавы» Олланд тоже заявлял, что «это преступление было совершено во Франции, Францией», но эффект слов Макрона всё равно оказался весьма значительным. Видать, для французов важно постоянно «сверять часы» по этому поводу и чувство вины, вернее, размышления на тему, имеет ли право на существование и смысл это чувство вины, до сих пор актуальны и жизненно важны.

Я своего мнения на эту тему высказывать очередной раз не стану, делал это, возможно, даже слишком часто и ничего нового изложить не имею. Для меня тут нет никаких проблем. Никто из ныне живущих не ответственен за Францию Петена точно так же, как не осенен героизмом Франции де Голля. Но это никак не отменяет того очевидного факта, что отнюдь не одни немцы участвовали во всех зверствах той Войны, а Виши, конечно же, тоже Франция, это даже обсуждать смешно и нелепо.

Я знал людей, нет, не нынешних манкуртов и выродков влюбленных в Сталина и вовсе не понимающих, о чем речь, а действительно умных и достойных людей, у которых в голове к концу жизни сформировалась четкая картина. На которой имелась страна великих ученых, поэтов, художников и прочих героев разного рода труда и творчества, а у этой страны существовал отдельный раковый отросток из палачей, лагерей и стукачей, который к той истинной России не имел никакого отношения и достоин лишь брезгливого забвения.

Картина, которая может показаться спасительной для психики, но почему-то на самом деле в подавляющем большинстве случаев приводила она как раз к обратным результатам. К определенного рода шизофрении, раздвоению сознания и в конце концов к смерти без умиротворения в душе.

Любая попытка успокоить себя и создать комфортную иллюзию, для человека с мозгами и совестью, обречена на провал и, на мой взгляд, вредна до уровня опасного. Но и в этом моем утверждении, как и во всем вообще, нужна мера и здравый смысл.

Иначе, после того, что человечество натворило за время своего существования, даже ночь не должна быть временем отдохновения, а только калейдоскопом обрывков мучительного ужаса. А проснувшись, ещё до того, как сходить в туалет и умыться, каждый должен немедленно начинать каяться и молить даже не о прощении, а хотя бы о малейшей пощаде и крохотном смягчении наказания.

Занятие, конечно, благородное и необходимое, но, боюсь, не самое эффективное и продуктивное. Вполне достаточно, плотно и вкусно позавтракав, после хорошего кофе сигаретой и всех прочих соответствующих утру процедур, не бросаться с новыми силами участвовать самому во всевозможных пакостях и мерзостях. А если получится ещё при желании и возможности им противостоять, то совсем хорошо.

Не обязательно рвать рубаху у себя на груди для того, чтобы не мародерствовать и не рвать её на груди чужой.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments