Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Ампутация

Господи, двадцать пять лет только что исполнилось, как умер Никита Мамлин. Уже больше, чем мы с ним дружили, а ведь тогда казалось, что я знал его всю жизнь.

На похоронах не был, просто морально не смог, слишком сильно и неожиданно тогда ударило, а возрастного иммунитета ещё не имелось. Но через сорок дней, когда собралась на «Аэропорте» довольно узкая компания приятелей, я всё-таки пришел.

Сидели, выпивали, вспоминали какие-то общие истории, а поскольку были они в основном веселые или, по крайней мере, увлекательные, то через какое-то время и общий тон посиделок оказался какой-то совсем не траурный. И в какой-то момент кто-то заметил, мол, ребята, неудобно как-то, ведь всё-таки поминки…

И тут одна из старых боевых подруг ответила, что на поминки по Никите и не пошла бы. Да и он сам, если бы узнал, что, вспоминая его, мы будем корчить постные рожи, удивился бы, возмутился и даже наверняка обиделся. И это была правда.

Вот и сейчас я не стану произносить поминальных траурных речей. Хотя воспоминания не отпускают до сих пор. Больная и обидная оказалась потеря. Но написать несколько строк я всё-таки решил вот по какому поводу. Думаю, совершенно независимо от каких-то дат вчера Юрий Богомолов в своей передаче упомянул о фильмы Никиты и, кроме прочего, сказал:

«Фильм называется "Нога". В главной роли Иван Охлобыстин. И пусть это вас не пугает. Это был совсем другой Охлобыстин. Это было начало его пути. Собственно он с этого начался как артист и как личность. Жаль, что другую потом дорогу выбрал. Но неважно. Там Мамонов потрясающий совершенно. Это фильм о том, такой посттравматический синдром. Что происходит с человеком после войны. Когда нога как такой перевертыш гоголевского "Носа" начинает жить своей жизнью. Вообще страшный фильм, очень сильный».

Всё верно, но я только хотел уточнить, что при всей правомерности отсылки к «Носу», кино Мамлин, несмотря на, казалось бы, принципиальное изменение фактуры, всё-таки снял по совершенно конкретному рассказу Фолкнера. И сценарий Надя Кожушаная, на пять лет пережившая Никиту, тоже писала именно по Фолкнеру. Так что, очень рекомендую перечитать оригинал.

«Я же велел ему найти ее и убить. Рассвет был холодным, в такие дни, когда я пристегивал ногу, мне казалось, что она сделана изо льда. Я же велел ему. Велел».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments