Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Стакан наполовину

Совершенно независимо от смысла и повода сказанного, мне хотелось бы привести комментарий читателя к моей заметке о паспортизации в связи с совсем иной темой. Человек пишет:

«Случаи разные, конечно, бывают, но значительная часть населения пользуется авто и предъявляет водительское удостоверение, а также страховку и другие документы, сотрудникам ГИБДД».

Меня здесь заинтересовал вот какой аспект. Конечно, выражение «значительная часть» довольно расплывчатое, но поскольку и сам читатель причисляет себя к этой «части», то, судя по всему, в том числе по тону комментария, у него полное представление о том, что людей на автомобилях и с «правами» большинство.

Любопытно, я раньше об этом никогда не задумывался, но быстро найти официальною статистику, сколько людей в России имеют водительские удостоверения, мне найти не удалось. Уже начал сомневаться, имеется ли она в принципе. С наших гаишников станется, что они и сами толком не знают. Последняя встретившаяся внятная цифра относилась аж к 2003 году и составляла всего 35 миллионов. Далее есть данные по некоторым годам о значительном росте, но результаты всё равно очень расплывчатые. То по опросам (?!) получается, что «права» имеют чуть ни более шестидесяти процентов опрошенных (снова вопрос с восклицанием), то, что те же шестьдесят с лишним процентов не умеют водить автомобиль.

Но в любом случае то, о чем сейчас хочу сказать, имеет отношение отнюдь не к цифрам, а к их восприятию и ощущению. Когда я сам сел за руль в семьдесят втором, во всем огромном институте было всего два студента «на колесах», я и Яша Аджиашвили. И не сильно больше преподавателей. Да и улицы по нынешним понятиям были практически пустые, от Харитоньевского до Фрунзенской без особой годки я умудрялся доехать минут за пятнадцать, если спешил, мог уложиться и в десять. Но мне уже тогда казалось, так это лично мною ощущалось, что подавляющее большинство нормальных приличных людей передвигается за рулем автомобиля. И всё последующие тридцать пять лет, когда я ежегодно наезжал по сорок-пятьдесят тысяч километров, это ощущение, естественно только усиливалось.

Но однажды, похоже, уже больше десяти лет прошло, даже считать страшно, я поставил машину, кинул ключи сторожу в деревне и сказал, что отныне только хожу пешком или пользуюсь общественным транспортом с такси. И, знаете, мир довольно быстро переменился. Оказалось, что большинство нормальных людей ездят в метро и на электричке, опасностью для тебя гораздо больше являются патрульные, чем гаишники, а где лежат «права» можно и вообще забыть.

Вот сегодня по «Евроньюс» видел и слышал информацию, что, дословно «каждый третий европеец не может себе позволить летом отдохнуть на море вдали от дома». В принципе, можно, конечно, подать информацию и так. Но, во-первых, не очень понятно, как выясняется, что именно «не может позволить»? Я, например, могу позволить, хоть и не совсем европеец, но уже давно летом не езжу на «море вдали от дома». Так что, тут, наверное, корректнее просто констатировать, что каждый третий не проехал. И при этом учитывать, что, скажем, кому-то и ехать не надо, поскольку ни ждивут на море, кому-то нельзя по состоянию здоровья, кто-то занят уж очень важными делами, ну, и тому подобное.

Однако дело даже не в этом, а в ощущении и настрое. Ведь можно то же самое сказать и так: «В этом году две трети европейцев то есть сотни миллионов человек поехали летом отдыхать на морские курорты вне зависимости, сколь далеко те находятся от их дома». Смысл совершенно тот же, но как-то, согласитесь, становится веселее и спокойнее за европейцев.

И последнее на сегодня про «больше-меньше». Тут Рогозина, который летел обычным авиарейсом, завернули над Румынией и посадили в Минске. И мой приятель начал возмущаться, какие они гады, мол, причем тут обычные люди из этого самолета?! Мол, конечно, большинству наплевать, но тем нескольким десяткам, которые там находились, без разницы, что их в процентном отношении ничтожное количество от общего числа населения страны, когда каждому конкретному человеку портят жизнь, это становится для него самым важным, и именно себя он ощущает абсолютным большинством.

Это правда. Только пора уже понять, что мы все давно в одном самолете. И вы или летите с Рогозиным, или находите другой рейс, или попросту соскакивайте в зависимости от навыков и наличия парашюта.
А умирает каждый всё равно в полном одиночестве. Хотя и присоединяясь при этом к абсолютному большинству.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments