Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Высуньте оттуда голову, подышите хоть немного свежим воздухом…

Вот почему при всем своем депрессивном эгоистичном аутизме я предпочитаю писать не полностью «в стол», а продолжаю публиковать какие-то тексты. Потому, что при всём желании я не смогу столь точно, наглядно и образно самостоятельно проиллюстрировать собственные мысли истинно народной и массовой на них реакцией. Так и в этот раз мое замечание об особенностях понятия «советского гуманизма» было снова блестяще прокомментировано истинным сторонником этого самого гуманизма:

«Советский гуманизм это когда вам по совокупности не как в Штатах за пару преступлений 666 лет тюрьмы дали, а исправляли трудом и всего за "десяточку".
Советский гуманизм это когда вас бухого или бракодела не увольняли с работы, а давали возможность исправиться в ЛТП, а не лежать обоссаным под забором.
Советский гуманизм это когда у вас были бесплатные секции, кружки, санатории и пионерские лагеря.
Советский гуманизм это когда у вас было права на счастье, а не на боль, страдание, соевую колбасу, пальмовое масло и лежать обколотым и обоссаным под забором».


Можно было бы, конечно, отмахнуться с высокомерной усмешкой. И действительно, с человеком, которому после обрушения советской власти только и осталось, за отсутствием возможности исправиться в ЛТП, «право на боль, страдание, соевую колбасу, пальмовое масло и лежать обколотым и обоссаным под забором» мне говорить особо не о чем, а, главное, не малейшего желания.

Такие были всегда и везде, кстати, в СССР тоже немало по всей великой территории, и в прекрасном Париже они лежат после закрытия «BNP Paribas» прямо у его дверей на Bonne-Nouvelle, и в богатейшем городе мира Женеве нередко укладываются вдоль набережной со стомиллионными яхтами. Так что, тут никакой экзотики и уж тем более повода вступать в диалог.

Но дело ведь не в том, что, хотя бы мысленно покрутить кому-то пальцем у виска и забыть о убогом существе, случайно по плохому воспитанию наследившем своими не слишком чистыми ботинками в твоей прихожей. Действительно, при разговоре о гуманизме очень часто возникает глубочайшее недопонимание даже между людьми, вполне по многим вопросам близкими друг другу. И, мне кажется, здесь причина нередко в элементарной непроговоренности каких-то понятий, которые кажутся слишком очевидными и общепринятыми, что далеко не так. И, прежде всего, это гуманизм, как таковой.

Гуманизм, в моем, естественно, понимании (и, один из главных моментов, что такого рода оговорка если и не произносится, то обязательно подразумевается именно в гуманизме), он отнюдь не а том, сколько в день приходится граммов хлеба на человека и каковыми социальными гарантиями может обеспечить государство подведомственное население. Понятно, что в условиях ленинградской блокады или ежедневной смерти от голода огромного количества детей до сих в Африке сложно и даже нелепо говорить в понятиях какого-то гуманизма. Там может идти речь о множестве иных вещей, от чистой физиологии до политики и условной экономики, но не нужно постоянно путать Божий дар с яичницей.

Гуманизм, это такая странноватая и не очень материальная штука, зародившаяся в древности не слишком понятно каким образом, во многом в противоречии с фундаментальными, естественными биологическими потребностями и устремлениями человека, но начавшая обретать примерно современный вид только в Европе эпохи Возрождения и поныне являющаяся основной ценностью и достижением именно этой культуры или её производных. И в основе здесь отнюдь не принципы распределения благ или просто насущного или необходимого, типа жратвы и одежды.

Гуманизм прежде всего связан с возникновением понятий о ценности личности, о её внутренней свободе, о праве на автономность и, самое главное, об уважении к чужой личности, проистекающем из уважения к собственной.

Бесплатные кружки, дома отдыха, детские лагеря были и в гитлеровской Германии. Вообще там было очень много сделано для реального повышения уровня жизни рабочего класса и вообще всего трудового народа. И дело не в том, какой ценой и методами. И в СССР вопрос гуманизма связан отнюдь не только с наличием или отсутствием сталинских концлагерей или расстрелов по придуманным поводам и приговорам. Это тоже иная история из иной оперы, как голод, жизнь в бараках, где на сорок восемь комнаток всего одна уборная и прочие подобные сопутствующие восхитительные мелочи быта.

Суть в другом. В изначальных посылах. Прежде думай о родине, а потом о себе. Меньшинство обязано подчиняться мнению большинства. Того, кто думает иначе, нужно перевоспитывать любыми методами. Общественное выше личного. Ну, и тому подобное бесконечное и всепроникающее, что для меня всегда и составляло основной внутренний смысл всего советского, в том числе и «гуманизма».

Когда жена писала заяву на мужа в парком, а он, взрослый нормальный мужик, шел потом на собрание и выслушивал, как там коллектив копается в грязном белье его семейной жизни, это и было основное по духу наполнение «советскости». Много более значимое, чем пуля в затылок на Лубянке. Однако еще более страшно то, что потом с парткома муж возвращался в семью и они продолжали спокойно жить с женой, считая произошедшее и вообще происходящее абсолютно нормальным.

Однако если кто-то вдруг говорил, что надо прекратить лезть в чужую постель, душу, мозги, в принципе «в чужое», то есть и проявлял истинный гуманизм, то, вне зависимости от того, считал он это имеющим или нет какое-то отношение к социальному или государственному строю, оно автоматически само по себе становилось «анти». То есть, понятия «гуманизм» и «советский» по природе и сущности не сочетаемы, это горячий лед, сапоги всмятку, элементарный и примитивный бред собачий.

А поделиться с голодным куском хлеба, протянуть руку падающему, не обижать слабых и всё такое прочее подобное, конечно, необходимо. Но совсем не в том гуманизм. А лишь в свободе и уважении. Сыт от них не будешь и здоровья не прибавится. Но без этого всё остальное для меня просто бессмысленно. Иначе просто и есть не хочется, и жить тоже не очень.

Да, человек получился очень несовершенным существом. И у меня нет никакого оптимизма относительно его будущего в любой, сколь угодно далекой перспективе. Однако эта бренность и отсутствие восторга ещё не повод немедленно начинать намыливать веревку. Конечно, покой и воля не замена счастью. Но способ сделать существование сносным, сохранив остатки уже много раз здесь опоминавшегося уважения в форме «само».

Старайтесь, пожалуйста, научиться быть спокойными и вольными, умудритесь хоть немного подышать воздухом свободы. Он прекрасен. Удачи вам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →