Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Аrs longa

Очень не хотелось писать об этом из Лондона. Да и сейчас, по приезде, не слишком. Но из Лондона уж совсем. Это как в хорошем музее или на концерте издать неприличный звук, испортив воздух. В принципе, такого нигде и никогда приличный человек себе не позволит публично. Сколь бы не мучили газы. Но есть место и время, когда это особенно неуместно.

Но, с другой стороны, только из Лондона о подобном и имеет смысл писать. Или сразу после Лондона. Если даже не слишком яснее мысли, то точно острее и объективнее чувства. И ощущения становятся ярче.

Я об аресте Кирилла Серебренникова. То есть, естественно, не о самом факте, тут отечественной общественностью, прежде всего самой передовой, все косточки не просто обсосаны, но отполированы до зеркального блеска и в этом пиршестве у меня участвовать нет никакого желания. И не о режиссере Кирилле Семеновиче, я о нем и ему подобных предельно подробно, как смог и хотел, написал ещё довольно давно, после истории с несостоявшимся выступлением Пусек в «Гоголь-центре», сейчас и ссылку искать лень, да и вряд ли нынче это уже кому интересно.

Дело совсем не в нем. И он сам, и его история мне совсем не интересны и малейшего внимания не привлекают. Тем более, не вызывают эмоций. Но вот есть нечто, истинно восхищающее и трогающее за душу, задевающее в ней самые потаенные и чувствительные струны.

Там ведь в бытовом и практическом плане ситуация сложилась в какой-то момент самая примитивная. Надо задержать человека, которого решено перевести из статуса свидетеля по уголовному делу в подозреваемые. Решено московской бригадой следователей, а он находится в Питере. Даже предположим, что оперативные обстановка и соображения таковы, что сделать это требуется незамедлительно.

Оставим вовсе в стороне, что в данном конкретном случае таковые соображения являются абсолютным и безусловным бредом, ни у кого ничего не горит, особо общественно опасный преступник, в отношении которого внезапно возникли неопровержимые улики, на свободе не разгуливает, он там в Питере никого не зарежет и через финскую границу не мотанет. График его работы сем прекрасно известен, дождись возвращения и вызове повесткой или просто телефонным звонком. Но эти глупости отбросим и забудем. Надо, так надо. Из Питера, так из Питера. Нет проблем.

Самое простое, это связаться с их местными товарищами, те спокойно возьмут товарища под белы рученьки, сядут на «Сапсан» и через четыре часа привезут в столицу. Ну, или если там совсем тяжело с командировочными, то любым дешевым ночным поездом. В любом случае все нормально выспятся, и никто особо не перетрудится.

А уж если хочется совсем по классике, чтобы исключительно самим и без малейшей посторонней помощи, то из Москвы таким же образом, на поезде, едут два оперативника, а далее по описанной схеме, тихо, спокойно и в их понимании более чем цивилизованно, можно и наручники не надевать, а можно надеть спереди и накинуть на них какой-нибудь свитерок, дабы не привлекать излишнего внимания публики. В любом случае финансовые и трудозатраты не слишком велики, а результат гарантирован.

Но это не интересно, и не в традициях. Вы же понимаете, ведь кто-то планировал и разрабатывал эту спецоперации, выделял на нее силы и средства, отбирал участников, утверждал, просчитывал и предугадывал все нюансы и последствия… И всё «спец», соответственно операции. Спецгруппа на спецавтобусе отправляется днем на спецзадание по практически спецтрассе в главный спецгород на Неве, едет девять часов и задерживает там спецклиента. Около полуночи задерживает. И без малейшей паузы разворачивается, едет обратно ещё девять часов, доставляя преступника в Москву. Вот оно, произведение истинно актуального искусства, театральное, драматургическое действо истинно высочайшего уровня.

Не могу судить, это не мое эстетическое поле, насколько хорош Серебренников, как режиссер. Но знаю точно, что спектакль такого интеллектуального и эмоционального насыщения ему не доступен. А в нашей стране десятилетиями такие виртуозы спецопераций самовоспроизводятся автоматически, и количество их может слегка изменяться, однако никогда не уменьшается ниже необходимого уровня. Всегда найдется столько мастеров, сколько требуется. Здесь действительно великая тайна бессмертного искусства. И она приводит меня в глубочайшее восхищение.

А про сам Лондон чуть позже, немного передохнув.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments