Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Воробей тут уж точно не при делах

Возвращаясь из чужой языковой среды всегда особо остро чувствую величие языка собственного. Хотя, конечно, скорее всего, это полная глупость. Здесь у меня никаких оснований не доверять Набокову, весьма подробно и остроумно развенчавший миф о каком-то особом и исключительном величии именно русского языка.

Так что, головой и остатком профессиональных филологических знаний я прекрасно понимаю всю иллюзорность такого рода эмоций с придыханием. Но сути ощущений это понимание совершенно не меняет и даже слегка не корректирует. Родной язык – самый прекрасный, и радуешься любому проявлению его чудесной силы, которую, на самом деле, просто в языке чужом не способен обнаружить, но это чувство ущербности временное и факультативное, а удовольствие от родной речи непрерывное и непреходящее.

Ну, вот теперь, сказав все приличествующие случаю общие слова, я хочу поделиться уже совершенно конкретным фактом, доставившим почти наслаждение. В последнее время так чисто ситуативно сложилось, что множество до того, как будто, вполне вменяемых и даже относительно приличных людей наделали и особенно наговорили массу всяческого анекдотического, идиотического и почти шизофренического по поводу предстоящих, в частности в Москве, так называемых «муниципальных выборов».

Мне неоднократно хотелось на эту тему публично проматериться. Но сдерживал себя, и сил со временем было жалко, и столько за прошедшие годы про подобное уже написано, что как-то даже неудобно в миллионный раз повторять давно ставшее пошлостью и трюизмом, сколь бы, к сожалению, это постоянно не оказывалось актуальным и какие бы неприятные эмоции не вызывало.

И вдруг на днях я услышал от одного человека слово, которое помогло мне мгновенно избавиться в этом отношении от всех проблем и доставило искреннее удовольствие. Причем, человек явно это слово придумал не сам, оказывается, оно уже некоторое время существует и бытует, причем употреблено было абсолютно без всякой эмоциональной окраски, просто как наиболее удобная форма конкретного термина и даже в общем достаточно доброжелательном контексте. Говоря о муниципальных депутатах, он назвал их «мундепами».

Я даже рот раскрыл от восхищения. Проблема исчерпана, и писать ничего, и объяснять ничего не надо. Мундепы, они и есть мундепы. Великий русский язык всё сам определил и расставил по своим местам.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments