Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

No taxation without representation

Довольно смешно. Много людей творческих профессий, думая, что они защищают Серебренникова, Малобородского и вообще всё, с этим связанное, совершенно искренне пишут, что да, наверное, там, может, и была обналичка, но у нас всё государственное финансирование, а в области культуры и искусства особенно, построено так, что без этой обналички обойтись принципиально невозможно, а, следовательно, здесь имеет место избирательное правосудие, потому дело политическое, ну, и так далее уже по пунктам про кровавый режим.

Ну, про политику и правосудия я сейчас совсем не буду, мне это, особенно в отношении господина Серебренникова, вообще не интересно, а про обналичку несколько слов скажу. Не даром начал с того, что говорят о ней люди в основном творческие, не слишком разбирающиеся в практической бухгалтерии. На самом деле, перевести безналичные деньги не так уж и трудно совершенно законно и без малейших нарушений.

Другое дело, что здесь будут огромные налоговые потери и теряется возможность оперативного маневра. Но это уже из другой оперы. А изначальный неизбежный криминал при госфинансировании, то есть, по сути при госзаказе заложен только в единственной, хотя и самой распространенной ситуации. Когда, например, мэрии нужно напечатать какой-нибудь подарочный альбом. И чиновник тебе говорит, мол, у нас на это выделен миллион, мы его тебе перечислим, ты принесешь обратно сорок процентов наличными (а доходит и до семидесяти), а на остальные делай, что хочешь. Тогда без вариантов приходится изымать требуемую сумму через фирму-однодневку и липовые товары и услуги.

Любая же иная обналичка, а её форм и способов существует бесчисленное множество, тут никого учить не надо, за последние четверть века, если уже не больше, специалистов выращено немерено, осуществляется исключительно из соображений удобства и экономии средств, то есть, является не роковым предопределением, а обычным, по большей части налоговым, преступлением.

Опять же оставим в стороне все и моральные, и практические основания, когда можно посчитать такого рода преступления оправданными по принципу личных или общественных приоритетов. Тоже тема другая и отдельная. Но даже воровство куска хлебы ради пропитания не перестает быть воровством вне зависимости от того, насколько изголодал ворующий. Мы же не в суде и не определяем меру наказания, а всего лишь говорим о квалифицирующих признаках. Потому все причитания творческой общественности можно перевести на бытовой язык совершенно просто: «При финансировании из госбюджета не воровать невозможно».

А это уже просто полная чепуха. Упомянутые схемы с откатам никто никому не навязывает, даже наоборот, за них ещё тоже нужно побороться, желающих до сих пор больше, чем предложений сладких бюджетных кусков. Однако, хоть и не слишком часто, но и не совсем уж мало бывает ситуаций, когда государство, то есть, на самом деле, конечно, конкретные чиновники готовы платить полные суммы, имея свой интерес не непосредственно меркантильный и финансовый, а есть и масса иных, косвенных моментов их заинтересованности, от карьерных до ситуативных бюрократический, нам, людям простым, даже по большей части неведомых.

Это, кстати, чаще всего относится к случаям, когда какую-то работу, которые требуют с чиновника, в надлежащем качестве и в нужные сроки способен выполнить только ты, и при этом репутация у тебя соответствующая. Так что, говорю с полной ответственностью, что выполнять любую работу, хоть канализацию проводить, хоть новогодние праздники в Кремле обслуживать, хоть что угодно ещё более «творческое» вполне можно без малейшего воровства.

Но именно тут и возникает самый главный экзистенциальный и мировоззренческий вопрос. Можно-то можно, но вот только зачем? Почему мне нельзя воровать из бюджета, созданного из содранных с меня же налогов. На этот вопрос однозначно ответила ещё Американская революция формулировкой Джеймса Отиса: «Налоги без представительства это тирания».

И любой работяга, который тащил с родного завода какую-нибудь железяку, сделал для борьбы с советской империей не меньше, а на мой взгляд, так и много больше, чем самый яркий диссидент своими пламенными статьями в подпольной печати. Потому и нынче воровство из бюджета, формально не переставая быть преступлением, как это нередко случается в ходе военных действий, является одновременно гражданским подвигом и почти обязанностью любого порядочного человека, способного к такого рода героической деятельности.

И если Серебренникову действительно удалось что-то спереть из кастрюли, распределяемой Мединским, то лишь это может вызвать мое уважение к режиссеру, хоть как-то оправдывая во многом не слишком достойное, на мой сугубо субъективный взгляд, его поведение в иных ситуациях.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments