Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Categories:

Прана-атипата

Мой, возможно, не самый репрезентативный, но всё-таки довольно длительный жизненный опыт говорит о том, что в нашей стране массово, кто такие рохинджа, откуда взялись, что с ними происходит, да и вообще, какая такая Мьянма и где толком находится, представляют себе исключительно чеченцы. А подавляющее большинство прочих не сильно в курсе.

Так что, я в нескольких словах всё-таки напомню. Проще всего с Мьянмой. Это самая обыкновенная, более привычная для слуха моего поколения Бирма, которую просто в конце восьмидесятых переименовали в более приятном для местного ихнего уха стиле. Вы её при малейшем желании легко найдете на карте в Индокитае, вверху слева между Бангладеш с Индией, Китаем и Лаосом с Таиландом.

Цивилизация в тех местах зародилась довольно давно, тысячи четыре, если не больше лет назад, и с тех пор много чего происходило и произошло. А, с другой стороны, может и вовсе ничего принципиально важного, это даже больше зависит не от точки зрения или образа мыслей, а от настроения. Я вот тут недавно посмотрел очередной фильм ВВС об одном из видов крокодилов. Давно уже любимое мое зрелище на ночь.

Вообще историю этих ребят считают как-то ориентировочно миллионов в двести с лишним лет, относительно современные появились где-то на середине этого срока, а тот вид, про который кино снимали, вовсе юный, миллиона четыре всего насчитывает. Получается, у них жутко интересная история, когда не спится. А как глаза начинают слипаться, думаешь, ну крокодилы и крокодилы, чего в них такого уж особенного и любопытного, ещё сто миллионов лет пройдет, а они будут всё так же зубами щелкать и жратву у берега подкарауливать…

Короче, реально эта часть Индокитая начала приобретать хоть относительно современный и внятный вид только века с восемнадцатого, когда ей заинтересовались англичане, а Британская Бирма образовалась и вовсе только в середине девятнадцатого, как часть Британской Индии. Народ, конечно, стонал и безумно страдал под игом колонизаторов, но как-то всё-таки не только выживал, но и потихоньку тянулся к благам и достижениям цивилизации, однако после последней большой Войны империя окончательно почувствовала, что бремя белого человека становится уж слишком тягостным и экономическим не выгодным, потому начала его осторожно скидывать.

Впрочем, порой осторожность эта была весьма относительной. Границы будущих самостоятельных и независимых государств всё-таки в основном рисовали военные картографы на Уайтхолле при помощи самых обычных линеек и готовален, не очень вникая во всякие далёкие провинциальные мелкие подробности, да и не имея для такого вникания уж особых знаний с возможностями. Однако, объективности ради следует отметить, что даже если бы этим занимались исключительно профессионалы и специалисты уровня полковника Лоуренса, всё равно не получилось бы учесть все нюансы и примирить все интересы. Уж очень они были разнообразны и причудливо перемешаны. Как, впрочем всегда и везде, но просто при распаде, роспуске Британской империи, победы национально-освободительных движений, торжестве справедливости независимости, считайте как хотите, была сделана одна из немногих попыток привнести рациональное и хоть сколько-нибудь логичное в процессы, которые изначально и по сути сами по себе таковыми не являются и реагируют на такие попытки обычно самым непредсказуемым образом.

Бирме ещё относительно повезло. Там выделили пространство с относительно однородным буддистским населением. Но эта однородность только с большого расстояния, при более близком и детальном рассмотрении всё равно получается одеяло несколько лоскутное. И одним из наиболее ярких лоскутов оказался расположенный, типа, полоской вдоль Бенгальского залива нынешний штат Ракхайн, а вообще-то это довольно древняя и хорошо известная ещё с древнегреческих времен историческая область Аракан, которую, по слухам, ещё сам Гаутама Шакьямуни посещал. И вот на территории этого оплота буддизма завелись те самые рохинджа.

Боюсь кого-то обидеть, но вынужден признаться, что, когда это произошло, мне самому так до конца и непонятно. Сами они утверждают, что это их исконные земли, но редко кто про себя говорит иное. Большинство историков всё-таки сходятся во мнении, что основная часть мусульманского населения этих мест сформировалась за время британского владычества за счет арабских торговцев, оседавших здесь по причине удачного месторасположения. К тому же, в середине девятнадцатого, после первой англо-бирманской войны и окончательной оккупации Аракана англичане начали туда завозить в качестве дополнительной рабочей силы бенгальцев с территории нынешних Индии и Бангладеш, в основном тоже мусульман.

Но, как бы там ни было, уже в прошлом веке в Ракхайне получилось примерно миллион (некоторые называют и большие цифры) тех, кто считает себя практически отдельным народом, не копаясь в подробностях понятия субэтноса, и исповедует ислам. Они и есть рохинджа.

Когда кому-то очень плохо, то есть большой соблазн его идеализировать, а совершающих при этом плохое, наоборот, демонизировать. Но при всём желании изобразить поголовно всех бирманских мусульман белыми и пушистыми довольно трудно. Они в Аракане с коренным араканцами-буддистами никогда особенно хорошо и мирно не существовали.

А один случай не так уж и давно был и вовсе не самый приятный и достойный. Умные английские стратеги в сорок втором неплохо вооружили рохинджа против оборзевших и зверствующих в тех местах японцев, но мусульмане повернули оружие в совсем другую сторону и устроили так называемую ракхайнскую бойню, столь кровавую, с десятками тысяч убитых буддистов, что Британия была вынуждена вмешаться. Позднее английские офицеры вспоминали в ужасе, что когда они туда пришли, то практически весь регион оказался уже мусульманским, а живого буддиста было практически не сыскать.

Ну, а после провозглашения в сорок восьмом суверенитета Бирмы сдерживающих сил мирового жандарма, проклятого британского империализма, и вовсе не осталось, после чего там началось действительно черт знает что. В принципе, вся эта Мьянма, мягчайше говоря, чрезвычайно далека от гармонии и хоть какого-то гражданского согласия. Но в отношении рохинджа творится полный беспредел и чистый геноцид. Их не считают за граждан, да и вообще за людей, требуют, чтобы они убирались в свою Бенгалию и измываются над ними всеми возможными самыми жуткими способами.

Это чистая правда. Как правда и то, что существует неплохо вооруженная и организованная бывшая «Армия веры», сейчас она называется «Армия спасения рохинджа Аракана». Которая регулярно нападает на правительственные полицейские участки и воинские подразделения, одновременно попутно сжигая буддистские монастыри и убивая монахов. В ответ буддисты, не сильно разбираясь в подробностях и личной вине каждого, устраивают одну массовую резню за другой без особого различия пола и возраста жертв.

Желание набить морду, а то и перерезать горло ближнему или даже не очень может возникнуть у любого живого существа вне зависимости от того, имеет ли он религиозное, да и вообще какое-то сознание в общепринятом понимании. Это биология и приплетать к ней идеологию, как определяющий фактор, бессмысленно.

Но столь же бессмысленно отрицать здесь вообще какую-то связь. Где возникает любая вера, пусть самая как бы мирная и направленная внутрь самой себя, всё равно неизбежно оказываются где-то единоверцы, а, следовательно, и иноверцы, и неверные. Человек агрессивен, и любая вера невозможно без агрессии. То есть, отдельный представитель такой вполне может существовать. Но в массе агрессия предопределена любым, именно любым религиозным сознанием. Так что, где много людей одной веры, там синергетический эффект агрессии обеспечен.

И когда лет десять назад произошел очередной из бесчисленного количества всплеск разговоров об особой агрессивности монотеистических, прежде всего, естественно аввраамических религий, я, собственно, уже тогда и приводил в пример именно бирманских буддистов. Они показывают прекрасный пример отличного сосуществования самых серьезных вершин самопознания и самоуглубления с чрезвычайно эффективным практическим нацизмом.

Возможен ли выход из этой или подобной ситуации? Естественно, нет. То есть, такой выход, который с одной стороны был бы реален и практически осуществим, а с другой укладывался бы в рамки современных понятий морали, нравственности и гуманизма.

К тому же обычно на такие сюжеты накладываются даже не скажу корыстные, но просто политические и идеологические интересы определенных различных государств, что вовсе делает невозможными хоть сколько-нибудь эффективные совместные международные действия. В случае с теми же рохинджа это, например, давнее противодействие по совсем разным причинам Китая и России принятию резолюции ООН по Мьянме. И наши и китайцы бояться, что это может быть воспринято, как поддержка мусульманского сепаратизма и покушением на право руководство любой страны поддерживать порядок у себя внутри любыми методами.

Но это уже всё чисто тактические мелочи. Даже если бы не они, история всё равно безвыходная. Конечно, я принимаю правило учения воздерживаться от убийства живых существ. Но если Аллах акбар, но не всё так однозначно. В конце концов - все есть Будда, как бы трудно это ни было понять.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments