Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Невыносимо

Вот ещё что смешно и мило. Он ведь действительно, не будем сейчас спекулировать на счет подавляющего большинства, хотя я и уверен, что это так, но ограничимся скромным «для очень многих» являлся истинным Богом. Его даже на кухнях за закрытыми дверями не рисковали называть Ёсей. А Хрущев так и не стал великим вождем. Был в основном просто Никитой, хоть, кстати, иногда и с вполне благожелательной интонацией. Но анекдоты про маленького лысенького, засеявшего всю Луну кукурузой спокойно рассказывали даже у нас в детском саду, и никто особо не дергался.

И Никите потребовалось больше семи лет, чтобы решиться на вынос Бога из Мавзолея. Он очень нервничал и дергался. И не он один. Все спецслужбы и вспомогательные силовые подразделения были приведены в состояние повышенной боеготовности. Решение проводили через съезд Партии.

Но делегаты проголосовали единогласно. И тайная ночная операция по захоронению прошла идеально гладко. Никаких даже мельчайших эксцессов. Ни одна сука и пальцем не пошевелила, чтобы защитить своего Бога от поругания и унижения. Да, пусть без особого демонстративного кощунства, не в общую безымянную могилу на Бутовском полигоне, а у Кремлевской стены. Но золотые пуговицы с мундира всё-таки подловато мелочно срезали и слова «злоупотребления властью, массовые репрессии против честных советских людей и другие действия в период культа личности делают невозможным оставление гроба с его телом в Мавзолее» были произнесены и записаны под единодушное одобрение коммунистической элиты.

Не встали на защиту своего Бога. Утерлись. Кто-то равнодушно, кто-то слегка испуганно, кто-то по вбитой с младенчества привычке, кто-то с тайными слезами в подушку и сжатыми яростно кулаками, но тайно и без свидетелей. Не очень важно. Главное, что утерлись все поголовно. Бог сам взрастил именно таких своих сынов.

Как не вышел ни один офицер из здания Лубянки, когда стаскивали Дзержинского. Рыцари революции спокойно позволили накинуть веревку на шею своего идола. Правда, потом отомстили по полной, это так, но исподтишка, тысячу раз перестраховавшись, а тогда никто не рискнул.

А вот упреки в том, что никто не захотел защищать СССР и советскую власть кажутся мне не абсолютно обоснованными. Нет, в девяносто первом при полной всеобщей растерянности и массовом непонимании происходящего действительно практически никто не рюхнулся. Но в девяносто третьем всё-таки была сделана попытка в замечательной стилистике Макашова. Однако это уже другая, отдельная история и несколько иные божества. А я сейчас про Бога единого и истинного.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments