Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Эй, мужик, дай закурить

Владислав Сурков написал текст. Сам по себе отнюдь не столь графоманский и бессмысленный, каковым его сразу же объявили те, кто принципиально не способен отделить произведение от творца. Косвенно это ещё подтверждается и тем, что за границей, где, конечно, прекрасно знают, кто такой Сурков, но все равно не воспринимают его личность столь серьезно, как в России, если не многие, то некоторые далеко не глупые люди обратили на этот текст внимание и начали даже понемногу говорить о нем по сути.

Дополнительно, что любопытно уже лично для меня, хотя тема в принципе давняя, если не вечная, постоянная и буквально разлита в воздухе, но, возможно, знаменательно некоторое совпадение, по которому текст Суркова появился практически одновременно с моим (и не надо ухмыляться, я прекрасно осознаю разницу наших масштабов, не страдая манией величия), очень косвенно, но по смыслам в некоторой степени связанным с теми же явлениями и понятиями, относящимися к лицемерию и «новой искренности».

Так что, вполне есть, о чем поговорить и что обсудить с Владиславом Юрьевичем. Но вот, к великому моему сожалению, никак не получится. И дело тут не в собеседнике или собеседниках, а в самой элементарной бытовой, житейской ситуации. Которая такова, что любая попытка вступить в диалог становится автоматически лакейством и самоунижением.

Понимаете, когда в темной подворотне к вам направляется громила с кастетом, за спиной которого маячит внушительная шобла таких же, и просит у вас закурить, то не слишком уместно начинать выяснять, какого сорта табак он предпочитает в это время года. Потому, что на самом деле, естественно, ему от вас нужна совершенно не сигарета. Впрочем, случаются чудеса и вдруг действительно в этот момент он ничего другого и не имеет в виду. Но очень не советую выяснять. Здесь возможны всего несколько вариантов поведения и реакции, и все они связаны с понятиями «ударить» и «бежать», у в каком там порядке или сочетании – отдельный тактический и практический вопрос, сейчас не обсуждаемый.

В принципе нельзя разговаривать с человеком, который способен и может ударить тебя по лицу. И уж особенно, если может ударить без всяких для себя отрицательных последствий. Пусть сначала выйдет на освещенную людную улицу, выбросит кастет и распустит свою уголовную компанию. Это ещё ничего не гарантирует, до дает основания хоть для какого-то диалога. Иначе просто немыслимо и отвратительно.

Человек с руками, испачканными смесью крови и дерьма, развратными глазами, залитыми веселой безнаказанной наглостью, пытается говорить об умном и важном будучи, вполне вероятно, в своем и не только понимании далеко не самым глупым и невежественным. И часто, кстати, отнюдь не только в этом тексте, говорит даже не правду или истину, а истинную правду, вещь вообще довольно редкую и оттого всегда весьма ценную. Вот только говорит не всю, именно исходя из описанной ситуации.

Действительно, Сурков неплохо и, порой, довольно изящно и красочно утверждает, что все животные говны. Однако одновременно сам же своим существованием и деяниями доказывает, что некоторые говнее.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments