Васильев Александр Юрьевич (auvasilev) wrote,
Васильев Александр Юрьевич
auvasilev

Category:

Опять о евреях?

Это не моя фраза и не мой вопрос. Так начинается книга Руты Ванагайте «Наши».

Я, конечно, не только знал о ней, но и пару лет назад, когда в интернете стал доступен русский перевод, просматривал текст. Именно «просматривал», поскольку уже по прочтении нескольких десятков страниц понял, что в качественном смысле это ничего не прибавляет к тому, что мне и так, как человеку давно интересующемуся этой темой и много думавшему о ней, всё это прекрасно известно и понятно, а чисто количественное увеличение фактов само по себе ничего не прибавляет.

Но тут недавно Рута была в Петербурге и «Дождь» показал её диалог с Сергеем Пархоменко. Я посмотрел, послушал и всё-таки сел, перечитал книгу. Понял, что нужно, и действительно нужно. Но я о самой книге больше ничего говорить не стану и даже рекомендовать для чтения не осмелюсь, подобные решения каждый принимает самостоятельно. Приведу только крохотный отрывок одного из интервью Ванагайте:

«— В книге жутко звучит Ваш риторический вопрос о том, сколько золотых зубов вытащили у убитых евреев, переплавили, а потом использовали для изготовления зубов жителей Йонишкелиса? Это речь шла об убийце евреев, который потом работал зубным техником. Неужели литовцы делились золотыми коронками убитых?

— Не только в Йонишкелисе, много где. Я помню, в советское время, когда лечили зубы, спрашивали — золото будет ваше или мое? Откуда у зубных техников было золото? Куда пропали все золотые коронки?

Есть и еще более интересный момент. Я унаследовала от дедушки и бабушки антикварную кровать, шкаф, часы. Прочитала, что во всей Литве было около 50 000 еврейских домов, плюс синагоги, магазины, больницы. Куда пропало все это имущество? Вся Литва разбогатела.

Я читала, что в Паневежисе вещи передали Драмтеатру, дому престарелых, женской гимназии, больнице, потом распродали жителям. Что не удалось продать — раздали бесплатно. Когда убили евреев, в Паневежисе было 25 000 жителей, вещей, оставшихся после убийства евреев было 80 000 — от постельного белья до чашек. Их раздали бесплатно. Значит, каждый житель бесплатно получил по несколько вещей.

Моя бабушка из Паневежиса, кровать — из Паневежиса. Купила ли она ее? Не знаю. Носила ли моя мама что-то из той одежды? Все в Литве, у кого есть старинные вещи, можем задаться вопросом, откуда они взялись.

Убийцам евреев обычно ничего не платили, они брали, что могли, несли продавать или выменивали на водку. Это было их вознаграждение. вечером они возвращались домой. У некоторых были дети — с работы приходили не с пустыми руками — приносили им то одежду, то еще что-то.

— Когда читаешь книгу, создается впечатление, что убивали простые деревенские парни, которые пошли добровольцами в Литовскую армию.

— Они туда пошли сами от нечего делать. Тогда была такая логика: давали поесть и пострелять. А еще можешь взять одежду, обувь, цепочки евреев, выпить. Римантас Загряцкас провел исследование — социальный портрет убийцы евреев — половина тех, кто убивал в провинции — безграмотные или окончившие два класса. Может, если бы Церковь заняла иную позицию или сказала, что надо выполнять одну из заповедей Божьих — может, это остановило бы их. Но Церковь промолчала или не призвала. В первую очередь, это были добровольцы и белоповязочники, которые шли добровольцами. Некоторые утверждали, что за отказ грозили расстрелом, но есть лишь один факт — в Каунасе был расстрелян солдат, отказавшийся убивать, в долине Мицкявичюса.

В особом отряде служили 8 учеников ремесленной школы — 16-17 лет. Наступил июнь, делать было нечего, они пошли поработать — им обещали вещи евреев. Лето закончилось, они ушли из отряда. Разве это насилие — сами пришли, сами ушли.

В Литве говорят, что заставляли убивать, поили. Военный Ляонас Стонкус рассказал, что, если видели, что у кого-то нервы не выдерживали, офицеры не заставляли стрелять, боялись как бы против них оружие не обратили. И не пили — давали после, вечером, или очень мало — боялись, чтобы командующих не постреляли. Можно сказать, что евреев убивали молодые, неграмотные и трезвые литовцы».

И ещё хочу особо и отдельно подчеркнуть. Для меня эта книга и вообще вся история и весь разговор, в отличие от Руты, отнюдь и совсем не про литовцев и евреев. Мне глубоко чуждо страдание Ванагайте по поводу вины или невиновности её народа и, уж, тем более, её семьи. Но проделанная работа вызывает огромное уважение. И ценность, считаю, имеет несомненную.

Впрочем, ценность и польза – вещи совсем разные. И у меня, мягчайше говоря, большие сомнения относительно этой самой пользы. Не думаю, что всё это годится даже в качестве хоть сколько-то эффективной прививки. И когда я написал, что прочесть книгу нужно, то обращался так, риторически к самому себе, а вообще-то в пустоту… Кому нужно, для чего…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments