?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Каждому своя

Прекрасно понимаю, что часто выгляжу как тот самый жираф из анекдота, до которого всё слишком долго доходит. Тогда, когда всем уже дано не смешно и даже вовсе не интересно. Но меня немного оправдывает лишь то, что с тех пор, как этот Журнал из средства массовой информации превратился в частную территорию, я получил внутреннее право быть вовсе не актуальным, а предельно субъективным. Да, возможно это многим и стало скучным, но у меня самого как-то поменьше чувства неловкости и побольше свободы говорить о личных эмоциях без особой оглядки. Так что, уж простите, если не слишком злободневно и увлекательно.

Это такое не сильно умное вступление к тому, что, хоть это, скорее всего, далеко для многих и не новость, но я только сегодня за завтраком впервые посмотрел и послушал «лекцию» Дмитрия Быкова о «Большой пайке» Юлия Дубова. И сразу, чтобы исключить из этой реплики малейший намек на полемичность, должен сказать, что во всей этой деятельности Быкова меня не совсем устраивает и даже, порой, слегка раздражает только то самое взятое мной в кавычки слово «лекция». Было бы более тактичным и комфортным всё-таки употреблять нечто вроде «беседа» или даже просто «разговор», ну, да это уже совсем вкусовщина.

Однако это именно та вкусовщина, которая полностью снимает напряженности необходимости согласования позиций, мнений и оценок. Потому, что и в данном случае совершенно не хочется, да и нет малейшего смысла, рассуждать о том, прав или не прав сам Дмитрий Львович в своем отношении к «сложности» советской жизни и времени и к «упрощению» лет последующих.

Можно, конечно, пытаться искать внешние чисто логические противоречия. Например, когда Быков утверждает, с чем я совершенно согласен, что «свобода это сложность», и при том столь же уверенно постоянно противопоставляет «сложность советского бытия» «простоте» девяностых и далее, то однозначным становится вывод о большей свободе советского. Или в принципе есть определенная возможность поспорить об абсолютной самоценности именно «сложного» по сравнению с «простым» без различия меры и степени того и другого в ситуациях, когда доведение до маразма любое самое благородное и мудрое превращает в свою противоположность, и ничего нельзя принимать абстрактно за столь же абстрактные «добро» и «зло».

Но это всё лирика и пустая игра ума. Не в полемике, даже самой мягкой и нейтральной здесь смысл. Во всей культуртрегерской деятельности Быкова важно не то, что он о чем-то говорит, а то, что он об этом говорит. Роман Дубова (а это именно роман, большое, серьезное прекрасное прозаическое художественное произведение), несмотря на то, что с момента своей публикации является действительно бестселлером и вовсе не обойден вниманием что читателей, что критиков, до сих пор толком не прочитан, не понят и по большому счету занимает в общественном интеллектуальном поле вовсе не то место, которого достоин.

Такое в истории литературы, когда, казалось бы, даже самые известные произведения читаются плохо, невнятно, а иногда и совсем противоположно своему смыслу и значению, встречается на самом деле не так уж и редко, начиная от всей "Гулливериады» и «Дон Кихота» и заканчивая (то есть, на самом деле ничем не заканчивая, тут просто фигура речи) «Горем от ума» и «Кто виноват?». Понимаю всю натянутость ряда, но именно в нем стоит «Большая пайка». С другой стороны, конечно, к этой книге, как к мало какой другой, применимо удачно введенное в оборот Бахтиным для разговора о Достоевском, но тоже не слишком хорошо осмысленное понятие «полифонии», потому и здесь глупа и бессмысленна какая-то дискуссионность.

Действительно, невозможно сказать, что вот я в чем-то не согласен с «Братьями Карамазовыми» или с Федором Михайловичем, нечто высказавшим в этих самых «Братьях». Там можно только понимать или воспринимать что-либо так или иначе, но нельзя быть согласным или не согласным, поскольку имеется всё без исключения, а, соответственно, спорить не о чем и не с кем, кроме как с самим собой.

«Большая пайка» - это не позиция, анализ или оценка. Тут Быков просто методологически неточен, когда утверждает, что математик Дубов написал роман изначально исходя из принципа «что и требовалось доказать». Там нет никаких доказательств и ничто не доказывается, кроме, возможно, самого важного, но одновременно и самого пошлого, что никому доказывать нечего, не нужно и принципиально невозможно.

Но вот за что и в данном случае, как в большинстве его «лекций», хочется особенно и очень поблагодарить Дмитрия Быкова, это за его благодарность Юлию Дубову и призыв к этой благодарности читателей. И за то, что поделился собственными эмоциями от чтения, к которым я могу только с большим удовольствием присоединиться. Короче, если есть возможность, перечитайте роман. А тому, кто и вовсе не читал, я только искренне завидую, что у него есть такая возможность.

P.S. Да, и, конечно, Быкова тоже очень рекомендую на эту тему послушать, «лекция» в свободном доступе.

Comments

( 3 комментария — Оставить комментарий )
olaff67
9 дек, 2017 16:47 (UTC)
"Во всей культуртрегерской деятельности Быкова важно не то, что он о чем-то говорит, а то, что он об этом говорит."

Не далее, чем вчера, по дороге на работу и с нее, слушая очредную оральную нетленку от Быкова и посмеиваясь над некоторой непоследовательностью в ней, думал буквально то же самое. И даже "понятие "культуртрегер" тоже использовал, изменив его под конец в отношении ДБ в "культур-триггера".

Edited at 2017-12-09 16:47 (UTC)
kuzh
9 дек, 2017 16:50 (UTC)
А как вам Фёдор Фёдорович? Ведь это, в некотором смысле, прототип Владимира Владимировича
(Удалённый комментарий)
( 3 комментария — Оставить комментарий )

Profile

вторая
auvasilev
Васильев Александр Юрьевич
http://vasilev.su

Latest Month

Сентябрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Разработано LiveJournal.com
Designed by yoksel